Библиографическое описание:

Юсупова Ш. Б. Некоторые особенности и черты реализма в произведениях Джейн Остен [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 8-11.



 

В данной статье рассматривается особенности произведений Джейн Остен. Анализируется ее мастерство стиля описание обыденных историй XVIII-XIX веков психологически пронизанными изящной иронией искусство.

Ключевые слова: образ, представительница, просветительский роман, лиризм, моральная позиция.

 

Творчество Джейн Остен (Jane Austen, 1775–1817), яркой и своеобразной писательницы, жившей на рубеже XVIII и XIX веков, представляет собой интересную страницу в истории английского романа. Крупнейшая представительница позднего английского Просвещения Джейн Остен до сего дня пользуется заслуженный известностью как тонкий мастер просветительского реалистического романа, великолепный стилист и психолог.

Джейн Остен родилась а декабре 1775 года в Стивентоне, в небольшом селении графства Гемпшир, где отец ее был священником. Жизнь ее была короткой и небогатой событиями. Все свои годы она провела в провинции, лишь изредка и ненадолго наезжая в Лондон. В 1817 году Джейн Остен умерла от неизвестной мучительной болезни.

Обычно исследователи делят творчество Джейн Остен на два периода: первый, когда были созданы романы «Чувства и чувствительность», «Гордость и предубеждение», «Нортенгерское аббатство» и поздний, или зрелый когда она написала «Менсфилдский парк», «Эмму», «Доводы рассудка». Это деление, однако, довольно условно.

При жизни писательницы были опубликованы четыре ее романа, выдвинувшие ее в первые ряды английских литераторов тех лет, — «Чувства и чувствительность» («Sense and Sensibility», 1811), «Гордость и предубеждение» («Pride and Prejudice», 1813), «Менсфилдский парк» («Mansfield Park», 1814) и «Эмма» («Emma», 1816). Они выдержали несколько переизданий в Англии и неоднократно переводились на французский язык. В 1818 году появились посмертные издания двух последних ее романов — «Нортенгерское аббатство» («Northanger Abbey») и «Доводы рассудка» («Persuasion») [1].

Джейн Остен решительно опередила свое время. В эпоху господства романтизма творчество этой писательницы, рассказывающей не о демонических героях и бурных страстях, а всего лишь о жизни английской провинции, осталось, по сути дела, незамеченным, а потому и не оцененным по достоинству. «Гордость и предубеждение», впоследствии самый известный роман Джейн Остен, издатель отверг, сочтя его скучным и незначительным. Мало что изменилось и в середине XIX в, Диккенс не подозревал о существовании Джейн Остен, Шарлота Бронте высказалась о ней весьма уничижительно: «Точное воспроизведение обыденных лиц, тщательно огороженные и ухоженные сады…. Ни одного яркого образа. Ни одного дикого ландшафта. Там нет свежего воздуха, голубых гор, суровых скал…. Возможно, она разумна, реалистична, … но великой она быть не может» [2].

Судьба романов Джейн Остен необычна. Несмотря на неизвестность, которой они пользовались в начале XIX века, творчество ее все же оставалось в значительной мере в тени. Вальтер Скотт и романтики, затмили писательницу в глазах ее современников. Позже произведения великих романистов XIX века почти полностью вытеснили Джейн Остен из памяти ее соотечественников. Лишь в начале ХХ столетия в Англии снова оживать интерес к романам писательницы: появились первые работы, посвященные ее жизни и творчеству. Популярность Джейн Остен возрастает с 30-х годов нашего века. Только за последние несколько лет в Европе и Америке опубликованы десятки биографий и исследований, посвященных отдельным ее романам и всему творчеству в целом; вышло в свет полное собрание сочинений и писем Остен, снабженное подробным комментарием крупнейшего из ее биографов Р. В. Чэпмена (R. W. Chapman), видного современного литературоведа; снова и снова печатаются ее романы; издаются новые переводы на французский, немецкий, испанский, итальянский, финский и другие языки.

Однако и в XIX в. нашлись ценители таланта Джейн Остен. Саути писал, что в романах Остен «больше верности природе и подлинного чувства, чем в любом другом произведении ее века», восхищалось ею Колридж, историк и блистательный стилист Маколей, известный критик Генри Льюис. Но самое проницательное суждение принадлежит первому критику Джейн Остен Вальтеру Скотту, опубликовавшему в 1816 году рецензию на «Эмму». «Создательница современного романа, события которого сосредоточены вокруг повседневного уклада человеческой жизни и состояния современного общества», — таков был восторженный отзыв Скотта [3].

С его точки зрения «Эмма» показывает «глубокое знание человеческого сердца, и это знание поставлено на службу чести и добродетели». Скотт отмечает, что Джейн Остен изменила движение романа «от романтического вымысла» в сторону реальной жизни, и проницательно добавляет, что в этом ей, безусловно, принадлежит пальма первенства. Скотта поразила умение писательницы быть столь верной природе, ее умение подмечать и точно описывать события обычной жизни. Он ставит автора «Эммы» выше Марии Эджуорт, подчеркивает, что она уникальна в своем изображении жизни среднего класса. Да, соглашается Скотт, в «Эмме мало действия, но внимание читателя от этого нисколько не ослабевает» [4].

Немало восторженных замечаний о ее романах находим мы также в его письмах и дневниках. Восхищаясь ее мастерством, он писал: «Снова, вот уже по крайней мере в третий раз, перечитал превосходно написанный роман мисс Остен «Гордость и предрассудки». Эта молодая дама обладает талантом воспроизводить события, чувства и характеры обыденной жизни, талантом самым замечательным из всех, которые мне приходилось встречать».

Оценку, данную Скоттом, через несколько десятилетий повторит благородная ученица Джейн Остен Джордж Элиот: «Знание писательницей мира, ее особый такт, с которым она описывает своих героев, заставляет меня вспомнить художников фламандской школы».

Если буржуазная критика стремится изобразить Джейн Остен защитницей добропорядочной и благонамеренной ограниченности, замалчивая критическую направленность лучших ее произведений, то прогрессивные литературоведы Англии сумели достаточно убедительно показать значительность творчества писательницы. Арнольд Кеттл (A.Kettle), английский литературовед-марксист, в своем двухтомном исследовании по истории английского романа указывает на глубокий общественный смысл произведений Джейн Остен. Как справедливо отмечает Арнольд Кеттл, она была последней представительницей просветительского романа XVIII века в Англии. Это относится не только к внешним особенностям и приемам ее творчества. «Джейн Остен принадлежит XVIII веку, — пишет Арнольд Кеттл, — мир, в котором она живет, это мир, установленный английской революцией XVII века».

Как и произведениям многих английских романистов XVIII века, выступивших на сцену после буржуазной революции, романам писательницы присуща особая атмосфера прочности и устойчивости, уверенности в окружающем мире. Такое мироощущение в годы огромных общественных потрясений, когда жила Джейн Остен, не могло не наложить печать известной ограниченности на все ее творчество. Современница французской революции 1789–1794 годов и наполеоновских войн, свидетельница больших социальных волнений в самой Англии, Джейн Остен не понимает, что в муках и кровопролитиях начала XIX века происходит становление нового порядка. Действие ее романов замкнуто стенами английской дворянской усадьбы XVIII века. Рамки ее произведений по сравнению с широкими полотнами романистов XVIII века (Генри Фильдинга, Тобайаса Смолетта) значительно сужены. В романах Джейн Остен мы встретим конюхов и браконьеров, служанок и простолюдинов, не услышим образной народной речи, не увидим конфликтов между привилегированной верхушкой и трудовым людом страны. Джейн Остен рисует только провинциальное английское дворянство. Но можно смело сказать, что по тонкости иронии, по верности реалистической детали, по глубине проникновения в психологическую суть характеров писательница не имеет себе равных в английской литературе того времени. На страницах своих произведений Джейн Остен изображает повседневную жизнь, простые события и чувства. В ее романах никогда не происходит ничего необычайного, из ряда вон выходящего. В них нет ни таинственных смертей, ни загадочных характеров, ни внезапных откровений, ни страшных тайн. Герои ее произведений едят, пьют, навещают друг друга, болеют, читают, любят, интригуют. Мир романов Джейн Остен — это мир обычных мужчин и женщин, молоденьких девушек, мечтающих о замужестве, повес, гоняющихся за наследством почтенных матрон, отнюдь не блистающих умом, себялюбивых и эгоистичных красоток, думающих, что им позволено распоряжаться судьбами других людей. Хотя этот мир лишен таинственности, но отнюдь не безоблачен. Здесь властвуют эмоции, случаются ошибки, порожденные неправильным воспитанием, дурным влиянием среды. Джейн Остен смотрит на этот мир и на своих героев иронично. Она не навязывает читателям моральной позиции, но сама никогда не выпускает ее из поля зрения.

Не надо обманываться и мнимым добродушием Остен: она не совсем такая добрая писательница. Она все видит, все подмечает, но из-за того, что она подает свои наблюдения в изящной, отточенной, иронической форме, трудно увидеть глубину раны, которую наносят ее точные жалящие слова. Она не проповедница, но исповедь доказывает на страницах своих внешне таких простых, даже незатейливых книг, что морально не то, что узаконено этическими канонами времени, морально лишь то, что соответствует личному нравственному представлению человека. А каждый человек у Остен самоценен. Это внимание к простому, каждодневному и отличает Джейн Остен от ее современников — Джорджа Г.Байрона с его страстным протестом против «респектабельного» общества, Перси Б. Шелли с его философской глубиной и социальной сатирой, «озерной школы» с ее умозрительностью, лиризмом и увлечением таинственным, мастера исторического романа Вальтера Скотта.

Скотт первый отметил новый тип реализма Джейн Остен, хотя само понятие «реализм» появилось в английском литературном словаре только в 1840 году. Его статься не была подписана, но все знали, кто ее автор. Оценка Скотта приободрила Джейн Остен и уже в «Доводах рассудка» она весьма почтительно упомянула своего рецензента хотя как известно, не всегда соглашаясь с ним в вопросах искусства.

Но ведь «Отцом современного романа» Байрон, Бальзак, Стендаль, Белинский считали самого В.Скотта. В XIX веке, как, впрочем, и в первой половине ХХ, никому ив голову не пришло подвергнуть сомнению приоритет Вальтера Скотта.

Существует немалая путаница в датировке романов Джейн Остен, которые имеют две, а то и три «даты написания». Ее романы, как правило, становились известны публике через много лет после их создания. Например, роман «Гордость и предубеждение» писался в 90-е годы XVIII в, а вышел только в 1813 г. Похожая судьба у «Нортенгерское аббатство». Работу над рукописью Остен начала в 1798 г, опубликован роман был только после смерти писательницы в 1818 г. Восстановив истинную последовательность событий, можно сделать вывод, что в Англии не в 10–20 годы XIX в, но в 90-е годы XVIII столетия начал складываться новый тип реалистического искусства, видящего и запечатлевающего неразрывную связь между личностью и обществом постигающего личность в постоянном движение, развитии, открывающего новые по сравнению с уходящей эпохой, более «правдоподобные» формы повествования.

Для столь раннего становления реализма были особые литературные условия. Во Франции реализм заявил о себе как о самостоятельном литературном направлении после эпохи романтизма, взорвавшего своей эстетикой эстетику Просвещения. Иная картина наблюдалась в Англии. Здесь романтизм оформился в эстетическую систему к 1798 г — дата выхода манифеста английского романтизма, предисловия Вордсворта и Колриджа к «Лирическим балладам». Но уже к этому времени, то есть параллельно с романтизмом и сохраняя преемственность по отношению к просветительскому реализму, начал складываться, как раз в творчестве Джейн Остен, новый тип реализма.

Творчество «несравненной Джейн», как назвал ее Вальтер Скотт, продолжает быть живой традицией и на исходе ХХ в, а ее суждения о романе, произведении, в «котором выражены сильнейшие стороны человеческого ума», и дано «проникновеннейшее знание человеческой природы», не потеряли своего знания и в сегодняшних литературных битвах.

 

Литература:

 

  1.              Джейн Остен «Гордость и предубеждение». Москва, 1961 г.
  2.              R. W. Chapman. «Jane Austen. A critical bibliography», Oxford, 1953.
  3.              Писатели Англии о литературе. XIX-XХ вв. Сборник статей. Москва. 1981 г.
  4.              Джейн Остен. Собрание сочинений. 1-том. Москва, 1988 г.659-660-стр.
  5.              Jane Austen «Emma». Everyman’s Library 1991.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle