Библиографическое описание:

Балмагамбетова Ж. Т., Нургалиева А. А. Понятие концепта в лингвокогнитологии и лингвокультурологии [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 83-87.



 

В статье рассматриваются основные подходы к трактовке термина «концепт». Даются различные толкования понятия «концепт», структуры концепта.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика, концепт, понятие.

 

В последнее время наблюдается тенденция изучения языка как продуктивного способа интерпретации человеческой культуры. Этому есть логическое объяснение, ведь «язык — это ключ человеческой мысли и психики…, служащий для характеристики нации». Луи Ельмслев полагает, что язык «может открыть дорогу, как к пониманию стиля личности, так и к событиям жизни прошедших поколений» [1, с. 131]. В этой связи невозможно не заметить, что в современной лингвистике ярко выражена тенденция к усиленному формированию совершенно нового направления — культурологической лингвистики или лингвокультурологии.

В задачи лингвокультурологии входит изучение и описание взаимоотношений языка и культуры, языка и этноса, языка и народного менталитета [2, с. 216. 3, с. 28], она создана, по прогнозу Эмиля Бенвениста, «на основе триады — язык, культура, человеческая личность» и представляет лингвокультуру как «линзу, через которую исследователь может увидеть материальную и духовную самобытность этноса» [4, с. 45]. Основа категориального аппарата лингвокультурологии состоит из понятий языковой личности и концепта, гносеологическое становление которых, еще не закончено.

Термин «концепт» возник в научной литературе лишь в середине XX века, но его употребление замечено еще в 1928 году в статье С. А. Аскольдова «Концепт и слово». Под «концептом» автор понимал «мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода» [5, с. 267].

На сегодняшний день существуют десятки различных определений концепта, а также исследования, посвящённые анализу имеющихся дефиниций [6, с. 268. 7, с. 79].

Авторы «Краткого словаря когнитивных терминов» трактуют «концепты» как идеальные абстрактные единицы, смыслы, которыми оперирует человек в процессах мышления, и которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей деятельности человека и процессов познания им окружающего мира в виде определенных единиц, «квантов знания». При этом отмечается, что содержание концепта включает информацию о том, что индивид знает, предполагает, думает, воображает о том или ином фрагменте мира. Концепты сводят все многообразие наблюдаемых явлений к чему-то единому, под определенные, выработанные обществом категории и классы [8, с. 90].

В. Н. Телия рассматривает «концепт», как «все то, что мы знаем об объекте во всей экстенсии этого знания» [9, с. 97]. Он (концепт) представляет собой значимую категорию наиболее высокой степени абстракции, включающую в себя отдельные значения конкретизации общей семантики. Кроме того, В. Н. Телия подчеркивает, что концепту онтологически предшествует категоризация, которая создает типовой образ и формирует «прототип».

Рассматривая сущность концепта, исследователи особо отмечают его принадлежность этнокультурному миру человека. Семантическое его содержание при этом интерпретируется в контексте форм мысли носителя языка как этнокультурная репрезентация. Таким образом, познание концепта помогает воссоздать этнокультурный образ, особенность менталитета носителя языка. «Концепт являет собой выражение этнической специфики мышления, и его вербализация обусловлена лингвокогнитивно этнокультурно маркированной ассоциативной компетенцией носителя концептуальной системы» [10, с. 144].

В терминах Ю. С. Степанова концепт — микромодель культуры, он порождает ее и порождается ею. Являясь «сгустком культуры», концепт обладает экстралингвистической, прагматической, т. е. внеязыковой информацией [2, с. 40].

Слышкин Г. Г. определяет концепт как «условно-ментальную единицу» и выделяет в нем, прежде всего, примат целостного отношения к отображаемому объекту. Формирование концепта представлено им как процесс соотнесения результатов опытного познания действительности с ранее усвоенными культурно-ценностными доминантами, выраженными в религии, искусстве и т. д. [11, с. 34].

Бабушкин А. П. дает следующее определение: «Концепт — дискретная содержательная единица коллективного сознания или идеального мира, хранимая в национальной памяти носителя языка в вербально обозначенном виде» [12, с. 13].

Карасик В. И., характеризуя концепты как культурные первичные образования, выражающие объективное содержание слов и имеющие смысл, утверждает, что они транслируются в различные сферы бытия человека, в частности, в сферы понятийного, образного и деятельностного освоения мира [13, с. 102].

Колесов В. В. разделяет узкое понимание концепта как объема понятия и широкое понимание концепта культуры. Кроме того, концепт для него — «исходная точка семантического наполнения слова и конечный предел развития» [14, с. 39].

Представители Воронежской научной школы — З. Д. Попова, И. А. Стернин и др. рассматривают концепт как глобальную мыслительную единицу, представляющую собой «квант структурированного знания» [15, с. 4]. Концепт, по их мнению, репрезентируется в языке лексемами, фразеосочетаниями, словосочетаниями, предложениями, текстами и совокупностями текстов. Рассмотрев языковые выражения концепта, мы можем получить представление о его содержании в сознании носителей языка [15, с. 10–11].

Классифицируя всевозможные дефиниции концепта, С. А. Юлтимирова определяет три основных подхода к его пониманию:

  1.              лингвистический,
  2.              когнитивный,
  3.              культурологический [16].

Лингвистический подход представлен в трудах С. А. Аскольдова, Д. С. Лихачева, В. В. Колесова, В. Н. Телия на природу концепта. В частности, Д. С. Лихачев, следуя за С. А. Аскольдовым, утверждает, что концепт существует для каждого лексического значения, и предлагает рассматривать концепт как алгебраическое выражение значения. В целом, представители данного направления понимают концепт как весь потенциал значения слова вместе с его коннотативным элементом.

Сторонники когнитивного подхода относят его к явлениям ментального характера. Так З. Д. Попова и И. А. Стернин и другие представители Воронежской научной школы причисляют концепт к мыслительным явлениям, определяя его как глобальную мыслительную единицу, «квант структурированного знания». Выше было приведено определение концепта, данное Кубряковой Е. С., Демьянковым В. З., Панкрац Ю. Г., Лузиной Л. Г. в «Кратком словаре когнитивных терминов». Авторы словаря понимают концепт прежде всего как «оперативную содержательную единицу памяти, ментального лексикона».

Представители третьего подхода значительный интерес уделяют культурологическому аспекту. По их утверждению, вся культура понимается как своего рода комплекс концептов и связей между ними. Концепт осмысливается ими как центральная ячейка культуры в ментальном мире человека. Этого взгляда придерживаются Степанов Ю. С., Слышкин Г. Г. Они убеждены, что при анализе различных сторон концепта внимание должно быть направлено на значимость культурной информации, которую он передает. Ю. С. Степанов пишет, что «в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры — исходная форма (этимология), сжатая до основных признаков содержания история; современные ассоциации; оценки и т. д». [2, с. 41]. Таким образом, концепт понимается Ю. С. Степановым основной единицей культуры, ее концентратом.

Концепт, по мнению Ю. С. Степанова, включает в себя такие компоненты, как:

  1.              основной, актуальный признак;
  2.              дополнительный или несколько дополнительных, пассивных признаков, являющихся уже не актуальными, а историческими;
  3.              внутреннюю форму, обычно вовсе не осознаваемую, запечатленную во внешней словесной форме [2, с. 40–43].

Первый компонент — основной, актуальный признак концепта — значим, «известен» всем носителям того или иного языка, той или иной культуры. Выраженный вербально, он средство коммуникации представителей определенной этнической общности, нации, народа, народности.

В отличие от него второй компонент — дополнительный, пассивный признак концепта — обнаруживает свою актуальность далеко не для всего этноса; он доступен для представителей определенной социальной группы, для конкретного микросоциума.

И, наконец, третий компонент — этимологический признак или внутренняя форма — является наименее актуальным для языко- и концептоносителей любой культуры, поскольку историей жизни слова занимаются преимущественно специалисты конкретных наук.

Разные подходы к толкованию термина «концепт» показывают его двустороннюю природу: как значения языкового знака (лингвистическое и культурологическое направления) и как содержательной стороны знака, представленной в ментальности (когнитивное направление). Подобное разделение толкований понятия «концепт» условно, все вышеперечисленные интерпретации и толкования связаны между собой. Когнитивный и культурологический подходы к осмыслению концепта являются взаимодополняющими: концепт как ментальное образование в сознании человека есть выход на концептосферу (центральное теоретическое понятие) социума, т. е. в конечном результате на культуру, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием каждого человека. Эти два подхода разнятся векторами по отношению к носителю языка: когнитивный подход к концепту предполагает направление от индивидуального сознания к культуре, а культурологический подход — направление от культуры к индивидуальному сознанию.

Несмотря на разнообразие существующих определений концепта, можно выделить в них общую закономерность: в них всегда подчеркивается актуальная для современной лингвистики идея комплексного изучения языка, сознания и культуры.

Маслова В. А. перечисляет следующие инвариантные признаки концепта:

          это минимальная единица человеческого опыта в его идеальном представлении, вербализующаяся с помощью слова и имеющая полевую структуру;

          это основные единицы обработки, хранения и передачи знаний;

          концепт имеет подвижные границы и конкретные функции;

          концепт социален, его ассоциативное поле обусловливает его прагматику;

          это основная ячейка культуры [3, с. 46–47].

Существуют различные классификации концептов, в основу которых разные ученые кладут различные критерии. А. П. Бабушкин классифицирует концепты на лексические и фразеологические [12, с. 12]. Со структурно-семантической точки зрения правомерно выделение в самостоятельные типы препозитивных, предложных и других концептов, что и делает Н. А. Красавский [17, с. 40–59]. В основу дискурсной классификации С. А. Аскольдов и В. И. Карасик кладут «принцип способов освоения» мира — научный, художественный и обыденный, и выделяют в отдельный тип научные, художественные и обыденные концепты [5, с. 267–279. 18, с. 3- 16].

Еще одним критерием разграничения лингвокультурных концептов является, очевидно, их принадлежность к сфере знания или сознания, которую они обслуживают. Концепты могут типологизироваться не только структурно-семантически, дискурсно, но и социологически. Так, Д. С. Лихачев все концепты классифицирует на следующие группы:

  1.              универсальные (например, «смерть», «жизнь»),
  2.              этнические («отчизна», «интеллигенция»),
  3.              групповые («сцена» для актера и зрителя),
  4.              индивидуальные (они полностью зависят от личного опыта, системы ценностей, культурного уровня конкретного человека) [19, с. 280–287].

Именно от степени владения культурой, т. е. уровня образованности, воспитанности, интеллигентности, зависит концептосфера конкретного человека. Подводя итог всему вышесказанному о концепте, следует подчеркнуть, что категория концепта получает междисциплинарный статус, так как она используется в двух новых парадигмах: лингвокогнитологии и лингвокультурологии. Представители первого направления (Е. С. Кубрякова, Н. А. Болдырев, И. А. Стернин, А. П. Бабушкин) интерпретируют концепт, как единицу оперативного сознания, выступающую как целостное, нерасчлененное отражение факта действительности. Образуясь в процессе мысленного конструирования (концептуализации) предметов и явлений окружающего мира, концепты отражают содержание знаний, опыта, результатов всей деятельности человека и результаты познания им окружающего мира в виде определенных единиц, «квантов» знания.

Представители второго, культурологического направления (А. Вежбицкая, Н.Д Арутюнова, В. И. Карасик, Д. С. Лихачев, Ю. С. Степанов, Л. О. Чейненко, С. Х. Ляпин, В. И. Шаховский, С. Г. Воркачев) рассматривают концепт как ментальное образование, отмеченное в той или иной степени этносемантической спецификой [20, с. 6–7].

Итак, в лингвистическом понимании концепта наметилось три основных подхода. Во — первых, в самом широком смысле в число концептов включаются лексемы, значения которых составляют содержание национального языкового сознания и формируют ‘наивную картину мира’ носителей языка. Д. С. Лихачев предполагает, что совокупность таких концептов и образует концептосферу языка [19, с. 280–287], в которой концентрируется культура нации. Определяющим в таком подходе является способ концептуализации мира в лексической семантике, основным исследовательским средством — концептуальная модель, с помощью которой выделяются базовые компоненты семантики концепта и выявляются устойчивые связи между ними. Во-вторых, в более узком понимании к числу концептов Ю. С. Степанов и Нерознак относят семантические образования, отмеченные лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующие носителей определенной этнокультуры [21, с. 78–89].

Совокупность таких концептов не образует концептосферы как некого целостного и структурированного семантического пространства, но занимает в ней определенную часть — концептуальную область. И, наконец, к числу концептов относят лишь семантические образования, список которых в достаточной мере ограничен и которые являются ключевыми для понимания национального менталитета как специфического отношения к миру его носителей.

Проанализировав различные трактовки и интерпретации понятия «концепт», можно прийти к выводу, что концепт есть продукт коллективного сознания, отмеченный этнокультурными особенностями.

 

Литература:

 

  1.    Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. Вып.I / М., 1960. С. 131–256.
  2.    Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры — М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. — 824 с.
  3.    Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие / В. А. Маслова. — М.: Флинта: Наука, 2004.- 296 с.
  4.    Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: «Прогресс», 1974. — 446 с.
  5.    Аскольдов С. А. Концепт и слово // Русская словесность: Антология / под ред. В. П. Нерознака. — М.: Academia, 1997, с. 30.
  6.    Воркачев, С. Г. Культурный концепт и значение. [Электронная версия печ. публикации] /Воркачев С. Г // Труды Кубанского государственного технологического университета. Сер. Гуманитарные науки. Т. 17, вып. 2. ― Краснодар, 2003 ― С. 268–276 // http://kubstu.ru/docs/lingvoconcept/meaning.htm
  7.    Воркачев, С. Г. Методологические основания лингвоконцептологии. [Электронная версия печ. публикации] / С. Г. Воркачев // Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып. 3: Аспекты метакоммуникативной деятельности. — Воронеж, 2002. — С. 79–95. // http://kubstu.ru/docs/lingvoconcept/method.htm
  8.    Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.
  9.    Телия В. Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический, культурологический аспекты. — М., 1996. — 284 с.
  10. Фесенко Т. А. Концептуальные системы как контекст употребления и понимания вербальных выражений // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Сб. науч. трудов. — Рязань, 2000.- С. 141–144.
  11. Слышкин Г. Г. Концептологический анализ институционального дискурса // Филология и культура. Мат-лы…, 2001, с. 34–36.
  12. Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. — Воронеж: ВГУ, 1996. — 104 с.
  13. Карасик В. И. Модельная личность как лингвокультурный концепт // Филология и культура. Мат-лы III международной конференции. Ч.2 — Тамбов: Изд-во ТГУ, 2001 — с. 98–101.
  14. Колесов В. В. Концепт культуры: образ — понятие — символ // Вестник СПбГУ. Сер.2. СПб., 1992. Вып. 3., № 16.
  15. Попова З. Д., Стернин И. А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях, Воронеж: ВГУ, 1999. — 35 с.
  16. Юлтимирова, С. А. Различные подходы к трактовке термина «концепт». [Электронный ресурс] / С. А. Юлтимирова // http://www.rusnauka.com/NPM_2006/Philologia/3_jultimirova.doc.htm
  17. Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: [монография] / Н. А. Красавский. — Волгоград: Перемена, 2001. — С. — 40–59.
  18. Карасик В. И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград-Архангельск. 1996. С.3–16.
  19. Лихачев Д. С. Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991. С. 280–287.
  20. Дорофеева, Н. В. Удивление как эмоциональный концепт: Автореф. дис. канд. филол. наук — Волгоград, 2002. — 20 с.
  21. Красавский Н.А Концепт “Zorn” в пословично-поговорочном фонде немецкого языка. // теоретическая и прикладная лингвистика. Выпуск 2. Язык и социальная среда. Воронеж. Изд-во ВГТУ, 2000.С.78–89//eidos.rsl.ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle