Библиографическое описание:

Странадко М. В. Волшебные предметы помощники героя в структуре волшебной сказки [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 41-44.



 

По мнению Е. М. Мелетинского, происхождение сказки из мифов не вызывает сомнений, что касается волшебной сказки, то ее происхождение связывают с мифологическими мотивами, сопряженными с ритуалами посвятительного типа. Как отмечает В. Я. Пропп, «волшебная сказка обязана посвятительным ритуалам рядом важнейших символов, мотивов, сюжетов и отчасти своей общей структурой». Помимо ритуальных источников на жанровую форму волшебной сказки и на своеобразие сказочной фантастики оказали влияние первобытные фетишистские, тотемические, магические представления. Е. М. Мелетинский вычленяет следующие ступеньки трансформации мифа в сказку:

                   десакрализация;

                   ослабление строгой веры в истинность мифических событий;

                   развитие сознательной выдумки;

                   потеря этнографической конкретности;

                   замена мифологических героев обыкновенными людьми, мифологического времени сказочно-неопределенным;

                   ослабление или потеря этиологизма;

                   перенесение внимания с коллективных судеб на

                   индивидуальные, с космических событий на социальные.

Появление в волшебной сказке предметов, наделенных волшебными свойствами исторически связано с первобытными верованиями, скорее всего, с фетишизмом. Фетишизм — религиозное поклонение материальным предметам — фетишам, которым приписываются сверхъестественные свойства.

При неудачах и бедах древние люди пытались обращаться к иным силам. Не имея возможности добиться этого естественным путем, люди начинают возлагать надежды на помощь сверхъестественных сил. При определенных обстоятельствах любая вещь могла показаться первобытному человеку обладающей, кроме обычных свойств, еще и сверхъестественными свойствами.

Наделение сверхъестественными свойствами обычной вещи чаще всего было связано с простой случайностью. Например, отправляясь на охоту, первобытный человек встречал на своем пути какой-либо бросающийся в глаза предмет, предположим камень. Если после этого охота была удачной, он приписывал удачу помощи данного камня, который с того времени становился для него фетишем.

В дальнейшем всякий раз перед охотой человек поклонялся этому камню, задабривал его. Вера в чудодейственные свойства этого камня укреплялась еще больше, если после очередного поклонения ему вновь следовала удача.

Отголоски фетишизма сохранялись во всех современных религиях и в обыденном сознании религиозных и суеверных людей. Так, одним из составных элементов христианской религии является вера в «чудодейственную» силу различных «священных» предметов — «чудотворных» икон, мощей, крестов и других предметов культа.

Как отмечает Е. М. Мелетинский, сказочный герой не имеет тех магических сил, которыми по определению наделен мифологический герой, эти силы приобретаются героем в результате приобретения волшебных предметов. Среди предметов, наделенных волшебными свойствами следует отметить такие, как:

 

Тип предмета по функции

Название волшебного предмета

Предметы, говорящие правду и показывающие, что делается на белом свете

золотое блюдечко и наливное яблочко. волшебная книга

Предметы, способные за малое время перенести героя через большое пространство

Ковер-самолет, сапоги-скороходы

Предметы, возвращающие здоровье, молодость, оживляющие мертвых.

Живая и мертвая вода, молодильные яблочки

 

Волшебные предметы действуют в сказке совершенно как живые существа и с этой точки зрения условно могут быть названы «персонажами». Так, меч-самосек сам рубит змея, клубочек катится и указывает путь и т. п..

Нет такого предмета, который при известных обстоятельствах не смог бы играть роль волшебного. Тут и орудия (дубины, топоры, палочки), и разное оружие (мечи, ружья, стрелы), и средства передвижения (лодочки, коляски), и музыкальные инструменты (дудочки, скрипки), и одежда (рубашки, шапки, сапоги, пояса), и украшения (колечки), и предметы домашнего обихода (огниво, веник, ковер, скатерть) и т. д.

Эта особенность сказки, а именно функционирование предмета как живого существа, наряду с другими ее особенностями, определяет собой характер ее фантастичности.

Ко всему сказанному надо прибавить, что не каждый, не всякий предмет каждого рода может быть волшебным, а только добытый известным образом. Передача волшебного средства могла происходить при решении поставленной перед героем задачи, просьбы, или схватки с героем — антагонистом. При существовании обряда посвящения таким был предмет, полученный от старших. В сказке таким является предмет, данный мертвым отцом, ягой, благодарным похороненным мертвецом, животными-хозяевами и т. д. Короче говоря, волшебным является предмет, взятый «оттуда». «Оттуда» — это для более ранней стадии означает «из леса» в широком смысле этого слова, а позже — предмет, принесенный из иного мира, а по сказочному — из тридесятого царства.

Из природных объектов, встречающихся в астраханской сказке, волшебным является дуб и облако. В сказке «Казань» дуб — это дерево — дом, в котором живут разбойники. Дверь в дом открывается с помощью волшебного заклинания. Внутри дуба-дома много комнат и «всякого добра навалом».

В этой же сказке обычное облако становится средством, на котором спускается святая, решившая помочь герою «Тут с неба спустилась к нему святая на облаке и говорит…» [1] Изображение облака как средства передвижения не случайно. Быстронесущее облако представлялось народу и ковром-самолетом, и птицею, и окрыленным конем и летающим кораблем. Представление облака и тучи кораблем возникло одновременно с представлением неба — морем [2].

Из одежды, встречаемой в астраханской сказке волшебными свойствами обладают шапка, платок, волшебный костюм. Как волшебное средство, с помощью которого превращенная в быка девица вновь превращается в человека, шапка выступает в сказке «Шел солдат со службы»:

«Подойдешь к быку, который будет пить воду из озера^снимешь с себя шапку, размахнешься и кричи: «Хватит, а то лопнешь!» И сильно по боку ударишь быка, чтобы бык лопнул... Ваня сделался человеком, ударил быка шапкой по боку. Бык лопнул и превратился в Аленушку».

В сказке «Шел солдат со службы» платок дочери Морского рака выполняет функцию волшебного средства. Из него появляются волшебные помощники, которые помогают герою выполнить трудную задачу: «...Махнула платком один раз, махнула другой — и вмиг появилось много- много работников, которые вспахали за одну ночь поле и посадили деревья».

В другой сказке «Иван и богатая вдова» из платочка появляется огромное пламя, которое помогло спастись героям от погони чародея: «...Но через некоторое время слышат, что их настигает чародей. Тогда мальчик говорит: «А мне дедушка подарил платочек». В этой же сказке из расчески, брошенной героями, вырастает сплошной лес.

В сказке «Алпамыс» противники героя одеты в волшебные костюмы, от которых отскакивают копья и стрелы. Вождя можно было убить, разрубив его пояс. Герой узнает секрет костюма и убивает врагов.

Предметом, наделенным волшебными свойствами, является клубок ниток. В сказке «Шел солдат со службы» герою подарен волшебный клубок, указывающий дорогу. Эту же функцию клубок выполняет в сказке «Про падчерицу». Следует отметить, что волшебный клубок, указывающий дорогу — это классическое волшебное средство.

Одним из волшебных предметов является живая и мертвая вода. Многие из русских народных сказок начинаются с одинакового зачина: «На море — океане, на острове Буяне.»... В сказках вода встречается в различных образах: реки, моря, дождя, воды живой и мёртвой. В сказках у воды важная роль: она то представляет собой грозную стихию, а то, наоборот, помогает героям произведения. Мы понаблюдали за ролью воды в нескольких народных и авторских сказках.

Так, в народной сказке «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка» вода наказывает героя: «Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца. Напился и стал козлёночком». [3]

В другой не менее известной сказке, «Гуси-лебеди», девочке помогает молочная река [3]:

«— Речка-матушка, спрячь меня!

-                     Выпей моего молочка!

Нечего делать, выпила. Речка ее посадила под бережок, гуси пролетели». [4]

Из «Сказки о волшебной водице» узнаём, что вода может мирить ещё не воскрешает его, только окропление живой водой возвращает ему людей: «И с тех пор перестали они ссориться и стали жить, как в молодые годы. А всё потому, что как только старик начнёт кричать, старуха сейчас за волшебную водицу. Вот сила — то в ней какая!»

Именно в народных сказках впервые встретили мы воду живую и мёртвую, поэтому необходимо хотя бы кратко остановиться на этих понятиях. «Живая вода (сильная или богатырская) в народных сказках всех индоевропейских народов является символом весеннего дождя, который воскрешает землю от зимнего сна. Она возвращает мёртвым жизнь и слепым зрение. Различие мёртвой и живой воды является только в славянских сказках и не повторяется нигде. Мёртвая вода называется иногда целительной: она заживляет нанесённые раны, сращивает рассечённые части мёртвого тела, но жизнь.

По Афанасьеву, мёртвая вода — это первый весенний дождь, сгоняющий с полей льды и снега и как бы стягивающий рассечённые части матушки-земли, а следующие за ним дожди дают ей зелень и цветы». [3]

В сказке «Иван-царевич и Серый волк» вода помогает воскресить главного героя: «Серый волк спрыснул мертвой водой раны Ивану—царевичу, раны зажили; спрыснул его живой водой — Иван-царевич ожил». [5]Не всякая вода оживляет мертвого. Но вода, принесенная птицей из тридесятого царства, оживляет мертвеца. Отсюда видно, что есть группа предметов, волшебная сила которых основана на том, что они принесены из царства мертвых. Сюда относится вода, возвращающая жизнь или зрение, яблоки, дающие молодость, скатерти, дающие вечное питание и изобилие и т. д. Мы пока только регистрируем этот факт.

Среди этих предметов особого внимания заслуживает живая и мертвая вода и разновидность ее — сильная и слабая вода. Живая и мертвая вода — не противоположны друг другу. Они друг друга дополняют. «Спрыснул Ивана- царевича мертвою водою — его тело срослося, спрыснул живою водою — Иван- царевич встал». Такова каноническая формула применения этой воды.

 

Литература:

 

  1.              Кизань // Народные сказки Нижней волги. — Астрахань, 1999. — С. 68.
  2.              Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — М., 2000. — С. 158
  3.              Сестрица Аленушка и братец Иванушка // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах изд. подгот. Л. Г. Бараг и Н. В. Новиков. — М., 1984. — Т.1, С.185
  4.              Гуси-лебеди // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах / изд. подгот. Л. Г. Бараг и Н. В. Новиков. — М., 1984. — Т.1, С. 149
  5.              Иван-царевич и серый волк // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах / изд. подгот. Л. Г. Бараг и Н. В. Новиков. — М., 1984. — Т.1, С. 323

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle