Библиографическое описание:

Ергазина А. А., Успанова Д. Ж. Лингвокультурологическая интерференция как коммуникативная помеха в процессе межкультурной коммуникации [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 136-138.



 

Расширение международных контактов, интернационализация всех сфер жизни благодаря вхождению отечественной системы образования в европейское образовательное и социокультурное пространство потребовали применения лингвокультурологического подхода к исследованию интерференции. Для современной лингводидактики изучение лингвокультурологической интерференции представляется также значимым в связи с интенсификацией профессиональной деятельности специалистов разного профиля в тесном контакте с зарубежными коллегами. В работе интерференция рассматривается как коммуникативная помеха вследствие наложения лингвокультурных кодов контактирующих языков.

Актуальность работы связана с обострением интереса лингводидактики к феномену интерференции, порождающей не только интерлингвистические (фонетические, лексико-грамматические, синтаксические), но и дискурсивные, социокультурные помехи в межкультурной коммуникации. Вследствие этого интерференция трактуется в широком смысле, как конфликтное взаимодействие когнитивно-речевых механизмов, проявляющееся у вторичной языковой личности в отклонениях от языковых, дискурсивных, социокультурных норм одной лингвокультуры под влиянием другой.

Языковая интерференция актуализируется на всех уровнях языковой системы и реализуется в речи независимо от сознания говорящего, поэтому до недавнего времени исследования интерференции были сконцентрированы главным образом на изучении ее фонетического (Г. В. Бершадская, Г. М. Вишневская, В. А. Корнева, Т. А. Краснова, А. А. Метлюк, Л. Г. Фомиченко) и лексического (А. Е. Карлинский, И. Н. Кузнецова) аспектов. Однако, помехи, возникающие в межкультурной коммуникации, происходят зачастую не только из-за искажений фонетической или лексической стороны иноязычной речи, хотя лексика является одной из важнейших форм отражения этнокультурной специфики мировидения. Нередко различающиеся в этнокультурах дискурсивные и социокультурные явления порождают недоразумения, помехи, сбои в межкультурной коммуникации, которые можно преодолеть при целенаправленном изучении коммуникативного поведения и фоновых знаний представителей инокультурного сообщества.

Являясь следствием диалога культур, лингвокультурологическая интерференция возникает тогда, когда каждый участник коммуникации ведет ее на базе собственной культуры с использованием общего языка общения. В условиях межкультурной коммуникации как диалога культур отчетливо проявляется противопоставление своего чужому, когда собеседники являются представителями разных культур. В этом случае участники диалога понимают друг друга с позиций собственных культур, которые существенно отличаются друг от друга. Основные причины неудач лежат в культурных различиях, в различных мироощущениях, то есть в ином отношении к миру и другим людям. Восприятие другой культуры под углом своей культуры зачастую становится причиной интерференции. Предвзятое отношение к другой культуре как «неправильной» мешает межкультурной коммуникации, оно является бессознательным процессом, который трудно распознать [1].

На наш взгляд, можно выделить несколько факторов, способствующих возникновению лингвокультурологической интерференции:

  1.                Национальное своеобразие народов и их культур;
  2.                Культурные различия коммуникантов вследствие их принадлежности к разным национальным культурам;
  3.                Неполная общность языковых сознаний коммуникантов, при которой чужая культура воспринимается как «отклонение от нормы», при этом естественным образом нормою считаются образы своей культуры, и чужая культура постигается путем приведения чужих образов сознания к образам своей культуры. Здесь превалирует такая точка зрения, согласно которой межкультурное общение понимается как «случай функционирования сознания в аномальных («патологических») условиях, когда отсутствует оптимальная общность сознаний коммуникантов» [2].
  4.                Взаимодействие разных культур, в результате которого возникают различные культурологические явления / культурная конфронтация, аккультурация, культурная экспансия, культурная диффузия, культурный конфликт и др. /.

Прогнозирование лингвокультурологической интерференции направлено на создание условий для такого взаимодействия культур, при котором возникает гармоничный диалог культур, предполагающий равноправие участников, толерантность, согласие, гармонию, взаимопонимание, сближение, единение, баланс, взаимообогащение. Основой такого диалога культур является отношение культуры к культуре как к «равноправной, равноценной при всех ее отличиях и интересной, нужной, желанной именно в ее непохожести, в ее уникальности» [3]. В противном случае возникают другие формы межкультурной коммуникации, прямо противоположные диалогу, так называемый антидиалог, в виде конфликта, спора культур, появлении стереотипов поведения, противопоставленных по культуре (например, оппозиции «свое — чужое»), так называемой «культурной чужеродности», или инаковости. «Культурная чужеродность», или инаковость, появляется в межкультурной коммуникации тогда, когда собеседники, являясь представителями разных языков, культур, противопоставляют свое чужому. При этом партнеры по коммуникации осознают свои различия, то есть при этом присутствует взаимное ощущение «чужеродности» партнера. Говорящий, создавая сообщения на своем языке, бессознательно ориентируется на свою систему культурных ценностей, слушающий, воспринимая сообщение, опирается на свою культуру.

Таким образом, в межкультурной коммуникации собеседники, принадлежащим различным лингвокультурам, по-разному декодируют высказывания. В таком случае коммуникативная функция языка, заключающаяся в передаче значения, не достигает своей цели. Для осуществления тем или иным языком его коммуникативной функции в ходе общения представителей различных культур участникам общения необходимо знать и учитывать как систему ценностей носителей этих культур, так и систему ценностей, отражаемую одним языком. Для решения этой задачи необходимо как осознание собственной культурной принадлежности, так и культурологическое описание лексики того или иного языка. Думается, что решить эту задачу возможно на базе лингвокультурологии как комплексной науки, наиболее ярко отражающей взаимосвязь языка и культуры, а единицей описания будет являться лингвокультурема, включающая в себя сегменты не только языкового значения, но и внеязыкового культурного смысла. В условиях межкультурной коммуникации как диалога культур прогнозирование лингвокультурологической интерференции направлено на формирование умений адекватно вербально и невербально реагировать на ситуацию общения, что предполагает в целом формирование лингвокультурологической компетенции в аспекте усвоения лингвокультурологических знаний, умений и навыков в изучаемых сферах коммуникации.

Успешное прогнозирование лингвокультурологической интерференции возможно при условии представления диалога культур в виде функционирующей модели межкультурного взаимодействия, предполагающей способ взаимного общения людей, представителей различных национальных культур, в рамках когнитивной и коммуникативной деятельности, в целях обеспечения адекватного взаимопонимания в рамках межкультурной коммуникации. Такую модель диалога культур можно представить в обобщенном варианте как некое структурное образование, включающее когнитивный и коммуникативный аспекты. Когнитивный аспект может рассматриваться как сумма знаний и факторов об этнической (материальной и духовной), художественной и мировоззренческой культуре, представленной в сопоставлении. Эта этнокультурная информация помогает получить систематизированное и полное представление о реальной картине мира представителей различных культур, которая опосредует все акты человеческого мировосприятия и миропредставления, позволяя осмысливать локальные ситуации в мире и совершающиеся в нем события. Коммуникативный аспект связан с социокультурным содержанием, он включает в себя элементы соционормативной культуры (правила речевого и неречевого поведения представителей различных культур в сопоставлении). Опосредующим звеном между этими двумя аспектами выступает язык как некий промежуточный компонент. Эта прослойка позволяет обозначить язык как «силу», формирующую представление человека об окружающем мире, определяющую его «миропонимание», его внутреннюю форму и оказывающую влияние на культуру народов. Именно эта «языковая картина мира», основанная на учении В. Гумбольдта о внутренней форме языка (слова), позволяет представить определенную национальную культуру, а лингвокультурологический анализ разных культур, отраженных в различных национальных языках, служит средством прогнозирования лингвокультурной интерференции.

Формирование лингвокультурологической компетенции билингвальной личности, способной к межкультурному общению, возможно путем приобщения и овладения различными формами культуры: этнической, художественной, соционормативной, мировоззренческой. Предметом нашего рассмотрения является этническая культура, под которой понимается совокупность материальных и духовных явлений, составляющих систему культурных признаков этнической общности, или локально-неповторимое своеобразие этносов. При этом лингвокультурологический и концептуально-когнитивный сравнительно-сопоставитльный анализ с целью прогнозирования лингвокультурологической интерференции ограничивался нами областью материальной культуры, что было вызвано необходимостью более точной предметно-понятийной соотнесенности лингвокультурем с определенной сферы культуры. Отметим, что такое моделирование межкультурного взаимодействия позволит представить картину мира носителей различных культур как глобально, так и национально-специфически, при условии проведения лингвокультурологического и концептуально-когнитивного анализа через выявление тех параметров, которые отличают языковую картину определенного этноса от «картины мира другого языка».

Такая модель диалога культур представляет собой абстрактный инвариант когнитивного сознания всех членов той или иной лингвокультурной общности. Являясь функцией когнитивного сознания, различного даже у носителей одного и того же языка, такое моделирование обстановки определяется не языковыми структурами, а жизненным опытом индивида, структурами интериоризованных деятельностей и форм поведения.

Прогнозирование лингвокультурологической интерференции в условиях диалога культур должно быть направлено на формирование умений носителя образа мира одной лингвокультурной общности понимать (постигать) носителя иного языкового образа мира, что означает овладение билингвом сумму знаний о картине мира. В условиях диалога культур билингв должен стать активным участником межкультурной коммуникации, владеющим, наряду с родным, и неродным языком как средством повседневного общения, что предполагает выход на когнитивный (тезаурусный) уровень языковой личности [4]. Использование языковой картины мира и тезауруса личности как способа организации знаний позволяет утверждать, что понять какую-нибудь фразу или текст означает, пропустив ее через свой тезаурус, соотнести со своими знаниями и найти соответствующее ее содержанию место в картине мира. С этой целью в предполагаемой модели диалога культур особый акцент делается на описании не столько разных языковых явлений, сколько разных концептуальных систем в контексте этнической, художественной, соционормативной, мировоззренческой культур, что способствует в дальнейшем прогнозированию лингвокультурологической интерференции. Конечным результатом при этом является формирование языковой личности, шире — билингвальной личности в условиях диалога культур, обладающей умениями и навыками употреблять язык во всех его проявлениях в различных ситуациях межкультурного общения; умениями понять и усвоить чужой образ жизни/поведения с целью разрушения укоренившихся стереотипов; умениями расширить «индивидуальную картину мира» за счет приобщения к «языковой картине мира» носителей изучаемого языка.

 

Литература:

 

  1.      Жумашева А. Ш. Диалог культур и проблемы лингвокультурной интерференции: дис.... д-ра пед. наук. — Павлодар, 2010. — 262 с.
  2.      Тарасов Е. Ф. Межкультурное общение — новая парадигма анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового сознания. — М., 1996. — С. 7–22.
  3.      Каган М. С. Мир общения: проблемы межсубъектных отношений. — М.: Политиздат, 1988. — С. 213.
  4.      Халеева И. И. «Лингвауни» — вклад в культуру мира // Лингвауни: Третья Международная конференция ЮНЕСКО. — М., 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle