Библиографическое описание:

Зарытовская В. Н. Словообразовательные возможности глаголов арабского языка с темами состояния и деструкции [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 46-50.

Статья посвящена двум многочисленным лексико-семантическим группам глаголов арабского языка — глаголам состояния и глаголам деструкции. Данные группы глаголов рассматриваются с точки зрения их словообразовательных особенностей и возможностей, что доказывает взаимосвязь и спаянность лексики и грамматики в арабском языке. В исследовании устанавливаются продуктивные для данных лексико-семантических групп породы глаголов и модели отглагольных существительных (масдаров), а также указываются отсутствующие и избыточные грамматические формы, специфические словообразования.

Ключевые слова: арабский язык, глаголы состояния, глаголы деструкции, арабское словообразование, словообразовательная цепочка, породы глагола, масдар

 

Как известно, деление на лексические и грамматические категории в языке несколько грубо и условно, особенно когда мы рассматриваем язык в его непосредственном функционировании. Семантика и грамматические свойства слова обычно оказываются связаны друг с другом и взаимодействуют, образуя сложную лексико-грамматическую категорию с набором специфических признаков. Так, смысловое наполнение слова может диктовать его форму и устанавливает границы словообразовательных возможностей, в результате чего глаголы с общей семой имеют одинаковые особенности словообразования или словоизменения. Количество дериватов в словообразовательном гнезде, модель какого-либо из образований, возможно, тип спряжения, отсутствие словоформы в парадигме или избыточное наличие ее грамматического синонима и др. зачастую зависят также от семантики слова и системы рассматриваемого языка. Глаголы арабского языка в этом отношении не являются исключением, более того, они показывают чрезвычайно последовательную систему соотношения формы слова и его значения, состоящего из набора сем.

С этом ключе нами были рассмотрены два корпуса арабских глаголов, образующих обширные лексико-семантические поля: глаголы, называющие физические и эмоциональные состояния (как смеяться, скучать, радоваться, беспокоиться, ненавидеть, удивляться, раскаиваться, смущаться, бодрствовать, пресыщаться, потеть, источать аромат, сохнуть, пьянеть, пылать и др.), и глаголы с темой деструкции (как разваливать, разрушать, уничтожать, губить, громить, искоренять, бомбить, крушить, истреблять, дробить, изводить, сносить, сжигать, взрывать, испепелять, гасить и др.). В первую очередь мы анализировали закономерности наличия/отсутствия той или иной породы глаголов данных лексико-семантических полей, полноту и особенности их словообразовательных глагольных цепочек (глагол в прошедшем времени — глагол в настоящем времени — отглагольное существительное — причастия действительное и страдательное) и последовательное присутствие других специфических словообразований в гнезде корня рассматриваемых единиц.

Исследованные глаголы с семой «состояние» оказались в основном непроизводными, принадлежащими к первой породе арабского глагола — самой простой форме глагола, состоящей из трех корневых согласных. Причем, абсолютное большинство из них относится к тому немногочисленному подтипу глагола первой породы, который в прошедшем времени несет в середине огласовку «и» (кясра). И это отличает их от остальных глаголов первой породы — глаголов, обозначающих действие, где все три огласовки «а» (фатха), и глаголов со значением обладать каким-либо качеством, где срединной огласовкой в прошедшем времени является «у» (дамма). Сравните глаголы состояния

радоваться — fa-rI-ha — فَرِحَ быть слабым ногами — ka-sI-ha — كَسِحَ

печалиться — ha-zI-na — حَزِنَ быть женственным — kha-nI-ɵa — خَنِثَ

болеть — ma-rI-da — مَرِضَ страдать болезнью глаз — ra-mI-da — رَمِدَ

слепнуть — *a-mI-ya — عَمِيَ испытывать жажду — *a-tY-sha — عَطِشَ

беспокоиться — qa-lI-qa — قَلِقَ изумляться — ba-hY-ra — بَحِرَ

и некоторые глаголы действия:

идет — yath-gA-bu — يَذْهَبُ рисует — yar-sU-mu — يَرْسُمُ

прогоняет — yat-rU-du — يَطْرُدُ сидит — yaj-lI-su — يَجْلِسُ

Сравните также один и тот же корень — * (смычный гортанный айн) — r- q — عرق, который меняет значения в зависимости от типовой огласовки: عَرَقَ [*a-rA-qa] с фатхой во втором слоге обозначает действие — очищать от мяса, обгладывать, عَرُقَ [*a-rU-qa] с даммой во втором слоге означает быть древнего рода, благородного происхождения и عَرِقَ [*a-rI-qa] с кясрой служит для выражения состояния, когда человек покрывается испариной, потеет.

В форме настоящего времени такие глаголы с гласной «и» (кясрой) в начальной форме, то есть в форме прошедшего времени, однозначно имеют срединную огласовку «а» (фатха). Закрепленная же за другими глаголами срединная огласовка настоящего времени может быть любой из трех существующих, не прогнозируется и сверяется обычно по справочникам. Ср.:

гневается — yas-khA-tu — يَسْخَطُ кровоточит — yad-mA — يَدْمَى

печалится — yah-zA-nu — يَحْزَنُ злится — yash-rA-su — يَشْرَسُ

болеет — yam-rA-du — يَمْرَضُ бодрствует — yas-gA-ru — يَسْهَرُ

источает аромат — ya*-tA-ru — يَعْطَرُ портится — yat-lA-fu — يَتْلَفُ

и глаголы других лексико-семантических групп:

идет — yath-gA-bu — يَذْهَبُ рисует — yar-sU-mu — يَرْسُمُ

прогоняет — yat-rU-du — يَطْرُدُ сидит — yaj-lI-su — يَجْلِسُ

Также по грамматическим справочникам и словарям, как правило, проверяется отглагольное существительное — масдар, которое в арабском языке имеет широкое употребление: как обстоятельство образа действия, указывающее на его тщательность, в ряде синтаксических конструкций вместо формы инфинитива, в функции глагола в сослагательном наклонении и др. Моделей масдара для первой породы насчитывается порядка десятка: فَعَلٌ، فَعْلٌ، فِعْلٌ، فُعْلٌ، فَعَالٌ، فُعُولٌ، فَعَالَة [fa-*a-l, fa*-l, fi*-l, fu*-l, fa-*a:-l, fu-*u:-l, fi-*a:-lat] и др. У глаголов состояния обнаруживается продуктивная модель масдара — fa-*al فَعَلٌ с фатхой, то есть гласной «а» в середине, например:

радость — fa-rA-h — فَرَحٌ болезнь — ma-rA-d — مَرَضٌ

глухота — kha-rA-s — خَرَسٌ паралич — sha-lA-l — شَلَلٌ

пресыщение — sha-bA-* — شَبَعٌ раскаянье — na-dA-m — نَدَمٌ

бездействие — *a-tA-l — عَطَلٌ опьянение — sa-kA-r — سَكَرٌ

Масдар глаголов, называющих эмоции и состояния, имеет также функциональные особенности. В форме винительного падежа без предлога масдар этих глаголов способен выступать в предложении обстоятельством причины, именуемым в арабской языковедческой традиции аль-халь — состояние. Например: умереть от болезни — مَاتَ مَرَضًا, мучиться от бездействия — عاَنىَ عَطَلاً.

Те же огласовки в формах прошедшего и настоящего времени наблюдаются у неправильных глаголов с темой «внутреннее состояние и эмоция». У удвоенного глагола, в котором совпадают второй и третий согласные, в начальной форме пр.вр., м.р., ед.ч. кясра скрыта, однако она проявляется в тех личных формах, где сдвоенный согласный «раскладывается» на два отдельных согласных звука, разделенных огласовкой. Например:

он счастлив — я счастлив jad-da — ja-dId-tu جَدَّ — جَدِدْتُ

он нагрелся — я нагрелся ham-ma — ha-mIm-tu حَمَّ — حَمِمْتُ

он заскучал — я заскучал mal-la — ma-lIl-tu مَلَّ — مَلِلْتُ

Масдары удвоенного корня глаголов состояния образуются в основном по указанной нами распространенной в этой лексико-семантической группе модели fa-*a-l. Но поскольку сдвоенность корня сохраняется, масдары выглядят следующим образом: серьезность — jadd — جَدٌّ, жар — hamm — حَمٌّ, но скука — ma-la-l — مَلَلٌ.

Другой тип неправильных глаголов — недостаточные — в рамках исследуемой лексико-семантической группы имеют также типовую огласовку кясру в прошедшем времени, а в форме настоящего времени из-за слабого третьего согласного алиф-максуру — долготу на «а».

испытывать стыд kha-zI-ya — yakh-zA: خَزِيَ — يَخْزَي

быть довольным ra-dY-ya — yar-dA: رَضِيَ — يَرْضَى

горевать sha-jI-ya — yash-jA: شَجِيَ — يَشْجَى

желать sha-gI-ya — yash-gA: شَهِيَ — يَشْهىَ

приходить в себя sa-hI-ya — yas-hA: صَحِيَ — يَصْحىَ

быть глупым gha-bI-ya — yagh-bA: غَبِيَ — يَغْبَى

Масдары перечисленных глаголов образуются по той же продуктивной для глаголов состояний модели, но с учетом третьего слабого согласного заканчиваются на алиф-максуру, реже на обычный алиф, и две фатхи — окончание «ан», например:

стыд — kha-zan — خَزىً здоровье — sa-han — صَحًا

удовлетворение — ra-dan — رَضىً глупость — gha-ban — غَبًا

горе — sha-jan — شَجىً

Словообразовательная цепочка проанализированных глаголов состояний и эмоций фактически неполная. Действительное причастие по модели деятеля c первым длинным слогом на «а» и вторым коротким на «и» fa:-*i-l — فَاعِلٌ во многих случаях отсутствует, от остальных корней оказывается малоупотребительной в речи формой, как:

сердящийся — gha:-dy-b — غَاضِبٌ радующийся — fa:-ri-h — فَارِحٌ

праздный — *a:-ty-l — عَاطِلٌ раскаивающийся — na:-di-m — نَادِمٌ

Можно предположить, что это следствие того, что содержательная сторона данной группы глаголов предполагает скорее качественную характеристику, чем деятельность. Как компенсация от глаголов этой категории путем добавления суффикса ان — «а:н» образуются прилагательные типа

исполненный печали — haz-na:-n — حَزْناَنُ пьяный — sak-ra:-n — سَكْرَانُ

радостный — far-ha:-n — فَرْحَانُ обиженный — za*-la:-n — زَعْلاَنُ

голодный — jaw-*a:-n — جَوْعَانُ томимый жаждой — *at-sha:-n — عَطْشَانُ

раскаивающийся — nad-ma:-n — نَدْمَانُ обезумевший — wal-ga:-n — وَلْهَانُ

вспотевший (в испарине) — *ar-qa:-n — عَرْقَانُ

Такие прилагательные в качестве грамматической характеристики, как правило, имеют одну огласовку на конце, а значит они двухпадежные, и ломаную форму мн.ч. м.р. одуш. по редкой модели fa-*-la: فَعْلىَ с сукуном посередине:

радостные — far-ha: — فَرْحَى больные — mar-da: — مَرْضىَ

жаждущие — *at-sha: — عَطْشىَ       сердитые — ghad-ba: — غَضْبىَ

раскаивающиеся — nad-ma: — نَدْمىَ

Страдательное причастие от этих глаголов первой породы по модели مَفْعُولٌ maf-*u:-l не образуется по определению.

Равной по значению первой породе в данной категории глаголов можно признать относительно регулярно образующуюся (путем приставки та- и удвоения второго корневого согласного) пятую породу соответствующего корня. К основному значению в пятой породе традиционно добавляется значение многократности, повторяемости или постепенности действия. Ср.:

сердиться gha-dy-ba — ta-ghad-da-ba غَضِبَ — تَغَضَّبَ

раскаиваться na-di-ma — ta-nad-da-ma نَدِمَ — تَنَدَّمَ

испытывать жажду *a-ty-sha — ta-*t-ta-sha عَطِشَ — تَعَطَّشَ

испытывать боль 'a-li-ma — ta-'al-la-ma أَلِمَ — تَأَلَّمَ

насыщаться sha-bi-*a — ta-shab-ba-*a شَبِعَ — تَشَبَّع

Также регулярно от глаголов с заданными семами образуются вторая и четвертая породы. Основное значение, связанное с эмоцией или состоянием во второй и четвертой породах сохраняется, при этом появляется дополнительно значение каузативности. Ср.:

радовать — вызывать радость fa-ri-ha — far-ra-ha — 'af-ra-ha فَرِحَ — فَرَّحَ = أَفْرَح

дымиться — чадить da-khy-na — dakh-kha-na — 'ad-kha-na دَخِنَ — دَخَّنَ = أَدْخَنَ

сердиться — сердить gha-dy-ba — ghad-da-ba — 'agh-da-ba غَضِبَ — غَضَّبَ = أَغْضَب

обижаться — обидеть za-*y-la — za*-*a-la — 'az-*a-la زَعِلَ — زَعَّلَ = أَزْعَلَ

В шестой породе глагола, образованного от корня с семой «эмоция», в основное значение встраивается не идея совместности действия, как в تَفاَعَلَ، تَضَامَنَ — ta-fa:-*a-la, ta-da:-ma-na — взаимодействовать, сплотиться, а значение притворности. Для носителей арабского языка актуальными оказываются следующие немногочисленные образования: притвориться слепым, глухим, больным, глупым, печальным — ta-*a:-ma:, ta-kha:-ra-sa, ta-ma:-ra-da, ta-gha:-ba:, ta-kha:-za-na — تعَامَى، تَخَارَسَ، تَمَارَضَ، تَغاَبَى، تَحَازَنَ. На этом у большинства корней данной лексико-семантической группы заканчивается потенциал образования глагольных пород, т. е. третья, седьмая, восьмая и десятая породы практически отсутствуют, по крайней мере с условием сохранения семы состояния.

Глаголы лексико-семантической группы деструкции в арабском языке также обнаруживают словообразовательные особенности. Большинство глаголов представлено моделью первой породы:

ломать — ka-sa-ra — كَسَرَ молоть — ta-ha-na — طَحَن

крушить — ga-da-ma — هَدَمَ толочь — sa-ha-qa — سَحَقَ

крошить — ga-sha-ma — هَشَمَ рвать — ga-ta-ka — هَتَكَ

раскалвать — shaq-qa — شَقَّ пронзать — ta-*a-na — طَعَنَ

расщеплять — fa-la-qa — فَلَقَ ранить — ja-ra-ha — جَرَحَ

резать — qa-ta-*a — قَطَعَ царапать — kha-da-sha — خَدَشَ

Второй породой (с удвоением второй корневой согласной) представлены глаголы, как правило, имеющие параллель в первой, обозначающие то же действие, только с дополнительным значением интенсивности.

рушить (до обломков) — khaR-Ra-ba — خَرَّبَ

громить (до основания) — haT-Ta-ma — حَطَّمَ

разносить (неистово) — haD-Da-ma — هَدَّمَ

ломать (на мелкие кусочки) — kaS-Sa-ra — كَسَّرَ

резать (на мелкие кусочки, многократно) — qaT-Ta-*a — قَطَّعَ

толочь (тщательно) — daQ-Qa-qa — دَقَّقَ

стирать (в порошок) — saH-Ha-qa — سَحَّقَ

изгрызать (до основания) — qaR-Ra-da — قَرَّضَ

искусать, исцарапать (многократно) — khaM-Ma-sha — خَمَّشَ

Глаголы третьей породы в рамках исследуемой лексико-семантической группы практически не встречаются, поскольку с помощью модели третьей породы выражаются те действия, которые могут быть взаимны и одновременно могут быть представлены шестой породой. Исключения составляют глаголы ударять (корпусом) — sa-da-ma — صَدَمَ (صَادَمَ، تَصَادَمَ), бодать, таранить — na-ta-ha — نَطَحَ (نَاطَحَ، تَناَطَحَ) и немногие другие.

Четвертая порода образуется регулярно от тех глаголов, которые в первой породе непереходные, в основном это глаголы не просто разрушения, а их семантическая подгруппа полного уничтожения:

погубить — 'ag-la-ka — أَهْلَكَ погубить — 'aw-ba-qa — أَوْبَقَ

истребить — 'am-ha-qa — أَمْحَقَпогубить — 'af-na: — أَفْنىَ

уничтожить — 'a-ba:-da — أَبَادَпотушить — 'at-fa-'a — أَطْفَأ

Возвратное действие в данной лексико-семантической группе выражают глаголы пятой и редкой седьмой породы с приставкой in:

разбиться — tahat-ta-ma — تَحَطَّمَрасколоться — in-shaq-qa — انْشَقَّ

разрушиться — ta-gad-da-ma — تَهَدَّمَобвалиться — in-ha:-ra — انْهَارَ

сломаться — ta-kas-sa-ra — تَكَسَّرَпотухнуть — in-ta-fa-'a — انْطَفَأ

раскрошиться — ta-gash-sha-ma — تَهَشَّمَоборваться — in-qa-ta-*a — انْقَطَعَ

расклеиться — ta-fak-ka-ka — تَفَكَّكَраствориться — in-hal-la — انْحَلَّ

расколоться — ta-shaq-qa-qa — تَشَقَّقَрасплавиться — in-sa-ga-ra — انْصَهَرَ

износиться — ta-gar-ra-'a — تَهَرَّأлопнуть — in-fash-sha — انْفَشَّ

При всем многообразии моделей отглагольного действия (масдаров) в первой породе продуктивной оказывается одна модель — fa*-l — فَعْلٌ с сукуном (закрытым слогом) посередине.

раздробление — daq-qun — دَقٌّбомбардировка — qas-fun — قَصْفٌ

раскол — shaq-qun — شَقٌّотрезание — qat-*un — قَطْعٌ

стирание (в порошок) — sah-qun — سَحْقٌампутация — bat-run — بَتْرٌ

уничтожение — mah-wun — مَحْوٌвырывание (с корнем) — qal-*un — قَلْعٌ

Семантика глаголов подгруппы частичной деструкции такова, что их корни участвуют в образовании названий инструментов, для которых в арабском существуют отдельные модели — fa*-*a:-l — فَعَّالٌ, mif-*al (mif-*a:-l; mif-*a-la-t) — مِفْعَلٌ (مِفعَالٌ، مِفْعَلَةٌ). Например:

cверло, дрель — khar-ra:-m — خَرَّامٌкатапульта — miq-la:-* — مِقْلاَعٌ

дрель — miɵ-qa:-b — مِثْقاَبٌножницы — miq-ra:d — مِقْرَاضٌ

кирка, овощерезка — qat-ta:-*at — قَطَّاعَةٌступка — mig-ra:s — مِهْرَاسٌ

мясорубка — far-ra:-m — فَرًّامٌотвертка, штопор — mi-fak-k — مِفَكٌّ

каток — gar-ra:s — هَرَّاسٌмясорубка — mif-ra-mat — مِفْرَمَةٌ

мялка — gar-ra:-sat — هَرَّاسَةٌкомпостер — qar-ra:-dat — قَرَّاضَةٌ

Таким образом, можно утверждать, что в арабском языке семантика и грамматика (в том числе словообразование) теснейшим образом спаяны, и эта связь проявляется одинаково как у правильных, так и у неправильных глаголов. При этом связь лексики и грамматики отражается в специфических для арабского языка категориях (типовая огласовка, порода глагола, модель масдара и др.). Семантика является существенным фактором словообразовательных возможностей глаголов арабского языка (наличие или отсутствие действительного и страдательного причастий, возможность образования от корня инструмента действия и др.). Ею определяется форма слова в арабском языке (масдар глагола и др.), либо наоборот, традиционная форма приобретает у корней определенной семантики нестандартное дополнительное значение (шестая порода у глаголов состояния не несет значения взаимодействия). Нами с этой точки зрения были проанализированы только две лексико-грамматические группы арабских глаголов (глаголы состояния и глаголы деструкции) и выявлены их различные грамматические особенности и словообразовательные возможности. Несомненно, другие тематические группы глаголов арабского языка обладают своими наборами грамматических характеристик и также заслуживают детальных исследований в области словообразования. Подобные исследования могут не только представлять интерес с позиций теоретической лингвистики, но и служить материалом для практической методики преподавания арабского языка.

 

Литература:

 

1.     Баранов Х. К. Арабско-русский словарь. — М.: Русский язык, 1996.

2.     Зарытовская В. Н. Лексико-грамматическая категория глаголов арабского языка, выражающих состояния и эмоции // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Теория языка. Семиотика. Семантика». 2012. № 2. С.106–113.

3.     المنجد في اللغة العربية المعاصرة، بيروت: دار المشرق، 2001

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle