Библиографическое описание:

Гафурова Х. Ш. Методы передачи времени в дневнике «Сарасина никки» [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 14-16.

Японская литература обладает рядом особенностей, которые делают ее отличной от литературы народов мира. Одной из особенностей является наличие дневниковой литературы, а именно, женской дневниковой литературы. Можно предположить, что подобное литературное явление встречается только в литературе Японии.

Когда мы говорим о дневниковой литературе Японии, то в первую очередь подразумеваем исторический период, в который она получила свое развитие — эпоху Хейан.

Эпоха Хейан (IX-XII вв.) считается периодом формирования и становления национальных японских литературных жанров, включая поэзию, прозу, повести и дневники. Литературу этой эпохи отличает высокая художественность и тонкий вкус. Именно эпоха Хейан создала условия для становления и развития такого литературного жанра как дневники.

Культурная ситуация Японии в период с VII по XII века характеризуется большим влиянием Китая. Причем это касалось почти всех сторон жизни, как политического строя, так и формирования некоторых моментов культуры общества.            Религиозно-философская мысль Японии рассматриваемого исторического периода, также формировалась под пристальным влиянием буддийского Китая. Однако, утверждать, что заимствование шло слепо и полностью подчинило себе японское общество нельзя. Учитывая свою географическую отдаленность от континента, Япония стремилась сформировать особый «свой» тип сознания, преемственный для своего народа.

Таким образом, мы можем говорить о параллельном процессе формирования японской континентальной культуры. Пока шло заимствование и примирение всего китайского к японской действительности, Япония создавала свою, причем очень сильную культуру. И именно, в этот период женская литература Японии достигает своего наивысшего расцвета. Женщины аристократки создают шедевры мировой литературы — женские дневники.

Известно, что эпоха имеет большое влияние на формирование морально-этических, эстетических, духовных и нравственных принципов, которые впоследствии, находят свое непосредственное отражение в литературных произведениях.

Поэтому, при изучении любого литературного произведения, в первую очередь, необходимым представляется изучение социальной обстановки в которой зародилось то или иное произведение. Под социальной обстановкой мы подразумеваем как общественную среду, так и семейные устои автора произведения.  

Данная статья посвящена одному из выдающихся дневников женской средневековой литературы — дневнику «Сарасина никки» («Одинокая луна в Сарасина»), который был написан Дочерью Такасуэ в конце XI века.

Однако, прежде чем обратиться непосредственно к самому дневнику, необходимо кратко осветить некоторые особенности средневековой женской дневниковой литературы.

Культурный рост Японии и зарождение некоторых литературных жанров в данный исторический период, как уже отмечалось, происходил при активном участии аристократии, в среде которой поэзия являлась неотъемлемой частью данного общества.

В период развития дневниковой литературы происходит слияние повествовательной и поэтической литературы, что привело к зарождению особого художественного метода изложения, сущность которого заключалась в поочередном использования языка прозы и поэзии.

Японская литература активно культивирует еще один вид художественного произведения, характерной чертой которого является соединение в одно целое элементов лирической поэзии и философского раздумья. Такой метод повествования широко применялся женщинами аристократками, при написании женских дневников.      

Таким образом, соединяя в единое и поэзию, и прозу и философские рассуждения происходит зарождение такого жанра как лирико-философский дневник.

Надо отметить, что женские дневники обладают особой структурой повествования. События, представленные в дневниках, сконцентрированы вокруг главного героя, который одновременно выступает и повествователем. Все описываемое передавалось сквозь призму внутреннего мироощущения автора, тем самым адекватно отражая его чувства и переживания.

Особый стиль и язык произведений дневниковой литературы, эмоциональная насыщенность, передача реальности через индивидуальное участие автора, использование стихотворений для усиления лиризма и интимности, конструирование фабулы произведения вокруг главного героя — все эти особенности характеризуют женские дневники.

Нельзя утверждать, что все дневники, созданные в эпоху Хейан можно отнести к литературным произведениям, но каждый дневник, получивший литературное признание, наделен своими характерными художественными особенностями.

Для полного исследования жанровых, тематических и стилистических особенностей дневника важным представляется комплексное изучение произведения с точки зрения охвата времени и метода его передачи, восприятия окружающей среды и отношения к природе, наличия художественных методов передачи внутреннего мира автора.

Изучение вышеперечисленных аспектов позволит определить художественные особенности отдельно взятого дневника и тем самым, выделить некоторые характерные черты японской женской дневниковой литературы в целом.

В рамках изучаемых проблем мы не могли проигнорировать такой философский вопрос, как категория времени в дневнике «Сарасина никки».

В первую очередь, необходимо отметить, что дневник «Сарасина никки» из всех произведений женской дневниковой литературы эпохи Хейан охватывает самый большой промежуток времени, повествуя о сорока годах жизни автора (1018–1059гг.), но парадокс заключается в том, что по объему это самое короткое из всех произведений дневниковой литературы [1.с.10].

Данный факт, возможно, говорит о художественном мастерстве автора изложения событий. Это первое, что делает отличным данный дневник от всех других.

Второй момент, который, неразрывно связан с первым, это вопрос передачи времени в дневнике. Под этим понятием мы подразумеваем восприятие автором дневника временных рамок.

Для полного освещения данного вопроса, необходимо, обратится к самому дневнику, и проанализировать те моменты как автор передает прошлое, настоящее и будущее.

Но, прежде хотелось бы обратить внимание на, что в дневниковой литературе время выступает как характеристика художественности произведения. Для женской дневниковой литературы характерно присутствие элемента «воспоминания», поскольку для автора существует свой личный календарь отсчёта времени. Как правило, автор описывает те моменты своей жизни, которые больше всего его волновали. И то, как он воспринимает прошлое, как передает читателю события своей жизни, в японской дневниковой литературе получило название «внутреннее время автора» [1.с.43–44].

Надо отметить, что этот вопрос, требует отдельного научного исследования и рамки нашей статьи не позволяют нам полностью осветить данный вопрос, поэтому мы кратко остановимся на самых главных моментах, без которых, на наш взгляд, невозможно изучение дневника.

Прежде всего, важно обратить внимание на то, как автор передает время, а именно, соблюдает ли хронологию, существуют ли пропуски во времени, всегда ли автор указывает конкретную дата того или иного события.

Безусловно, исследование данного вопроса невозможно без непосредственного обращения к тексту дневника, так как именно соприкосновение с самим произведение раскрывает нам все нюансы рассматриваемого вопроса. А так же важно понимать, что именно оригинальный текст способствует пониманию культуры определенного народа, определению основного содержания материальных и духовных ценностей, тем самым, определяет литературный фон страны в определенный исторический период.

В процессе написания статьи нами был проведен максимально полный анализ дневника с точки зрения передачи времени и указания автором конкретного времени описываемых событий. В следствии чего пришли к следующим выводам.

Во-первых, в дневнике присутствует всего одна запись, в которой конкретно указан год, месяц и дата. Речь идет о сне, в котором автору явился Амида Будда. Этот сон, по всей видимости, имел большое значение для автора дневника, что и побудило ее указать не только точную дату, но и даже время суток:

«…тринадцатого числа десятого месяца, на третий год Тэнки, я увидела во сне…»[3.с.548]「天喜三年十月十三日のの夢」 [2.с.358].

Однако, записи с указанием месяца и конкретного числа встречаются чаще, например: «В двадцать пятый день двенадцатой луны…» [3.с. 525] 「十二月二十五日」 [2.с.327].

В дневнике, присутствует запись, где автор открыто говорит о том что: «События, отстоящие друг от друга на два- три года, а то и разделенные четырьмя, пятью годами, я описываю одно за другим…»[3.с.539]二三年、四五年へだてたることを、次第もなく書きつづくれば。。。 [2.с.346] или «Прошли месяцы и годы, но стоит мне вернуться к тем дням …» [3.с.549] 年月は過ぎ変はりゆけど。。。 [2.с.360]. То есть сам автор, делает акцент на том, что вела записи не постоянно, что и является доказательством того, что в дневнике присутствуют большие пробелы во времени.

Во-вторых, важным моментом при изучении методов передачи

Времени является личное восприятие автором «прошлого», «настоящего» и «будущего». В дневнике часто встречаются моменты когда автор, говоря о «настоящем» сопровождает свои воспоминания прошлыми событиями: «Теперь же, по возращении, все шло не так, как ей думалось,…»[3.с. 497]継母なり士人は、宮仕へせしが下りしなれば、思ひしにあらぬことどもなどありて、。。。 [2.с.295]  или говоря о «настоящем» автор обращается в будущее:… «Со страхом гляжу я вперед — неужели и в том мире, все будет не так, как грезится...? Этот сон дает мне веру в грядущее»[3.с. 548]長らふめれど、後の世も思ふにかなはずぞあらむかしとぞ、うしろめたきに。。。この夢ばかりぞ後の頼みとしける [2.с. 358–359].

Еще один важный факт, который невозможно оставить без внимания, это большое количество в тексте дневника слова «вечер», и слов «ночлег», «ночь». Например,

«На этот раз на ночлег мы остановились в месте, называемом Курото-но Хама». [3.с.488]その夜は、くろとの浜というふ所にとまる。 [2.с.281] или «Вещи и прочее за ночь переправили лодками на тот берег».[3.с.488]夜一夜、舟にてかつがつ物など渡す [2.с282].

В данной статье мы осветили лишь некоторые моменты передачи времени и его восприятия автором дневника, без которых, на наш взгляд, невозможно изучение художественных особенностей дневника, а тем более комплексное исследование данного вопроса в других произведениях дневниковой литературы.

Изящность произведений женской дневниковой литературы эпохи Хэйан подтверждает ее причастность к культурной жизни аристократии, которая и стала почвой для становления и расцвета поэзии и прозы классического периода.

 

Литература:

 

1.         В. Н. Горегляд. Японские средневековые дневники.– СПб.: Северо-Запад пресс, 2001. –623с.

2.         Фужиока Тадахару. Полное собрание сочинений японской классической литературы.- Токио,1994.-386с.

3.         Ан Женсуку. Исследование Сарасина никки. Канринсебо. Токио,2000.-315с.

4.         Симото Нобухиро. Структура и методы дневниковой литературы. — Токио, 2001.– 832 с.

5.         Оборо Хикиси. Средневековье и аристократия. — Токио, 1991. — 334 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle