Библиографическое описание:

Майер П. А. Особенности синонимии в фитонимах донских говоров [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 95-97.

В статье рассматривается особенности литературной и диалектной синонимии в названиях растений донских говоров, объясняются причины активного использования в речи похожих фитонимов.

Ключевые слова: фитонимы, синонимия, донские говоры, диалекты, диалектизмы.

 

Одним из актуальных аспектов лингвистического исследования является изучение тематических пластов лексики в современных диалектах. Это можно объяснить тем, что в процессе семантического анализа с попыткой изучения отдельных фрагментов языковой картины мира обнаруживается, что диалектный носитель, в процессе познания предметного мира, осваивая вещи и явления, находит прямое отражение реалий и осуществляет их в области лексики.

Кроме того, систематизация диалектных единиц — слов и словосочетаний — поможет раскрыть национально-культурную специфику восприятия действительности, мировоззрение представителей того или иного этнокультурного сообщества.

«Донские говоры в отличие от большинства остальных, соседних с ними, русских переселенческих говоров продолжают и в настоящее время сохранять основные черты фонетической, грамматической и лексической систем, что связано с относительно высоким престижем данных говоров среди его носителей. Донские казаки, сохраняя самосознание особой группы русского народа, оценивают родные говоры как одну из значимых своих особенностей» [4; с 16].

В донских говорах существенную часть лексики составляет лексика природы. Она весьма многообразна и содержит в себе номинации деревьев, кустарников, грибов, травянистых растений и цветов, а также культурных и дикорастущих растений, лекарственных и декоративных. Названия растений, как объекта лингвистического исследования, называют фитонимами.

Особенно интересен вопрос о синонимии в говорах для тематической группы названий растений. Это объясняется тем, что фитонимам характерны лексические варьирования, т. е. лексические единицы данной группы вступают в синонимические отношения друг с другом. «Фитонимам присущи целые ряды слов, лексические значения которых полностью или по какому-либо признаку совпадают. Формальным критерием точности совпадения значений имен является тот факт, что все эти имена даны одному и тому же растению» [3; с. 13].

«Наименования растений в русских народных говорах, представляя собой чрезвычайно интересный в этимологическом, семантическом и структурном отношении материал, заслуживают специального изучения, изучения закономерностей, свойственных этому пласту диалектной лексики» [3; с. 13].

Предположим, что два и три человека видят какое-то новое, ранее не известное растение. Каждый человек, как правило, называет его по тому признаку, который он считает наиболее характерным для этого растения. Это зависит от ассоциации и фантазии конкретного человека, именно в силу этого одно и то же растение может иметь несколько названий.

В статье мы рассмотрим синонимию между официальными и диалектными фитонимами в донских говорах. Как для наименования одного официального растения могут быть использованы различные синонимичные номинации, так и одна диалектная номинация может употребляться для литературного наименования многих растений.

Синонимия литературного фитонима. ‘Донник лекарственный’ — адонник, дойник, желтый буркун; ‘алоэ вера’ — алой, доктор, колючий цветок; ‘фиалка трехцветная’ — анютки, анютины глазки, анютины слезки, кукушкины слезки; ‘лопух большой/репейник’ — арепей, липучий, орепей, репях, татарник колючий, татарин; ‘тагетес’ — ба́рхатцы́, бархотки, бархатки́; ‘белая лилия’ — водяная лилия, белушка, мак, озёрная кувшинка; ‘бруслина’ — белень, белена; ‘буквица лекарственная’ — буко́вица, душица; ‘чилига степная’ — вейник, веник сибирьковый, сибирёк; ‘бальзамин’ — Ванька мокрый, неугасимка, недотрога садовая, неумолкайка, огонёк; ‘ряска’ — возгорчики, шимора, шамора, шмара; ‘жёлтая гвоздика’ — гвоздица, донская гвоздика; ‘шалфей обыкновенный’ — гурыш, синявка, индюшья сопля; ‘портулак махровый’ — долгоцвет, жирная травка, коврик, морозик, огонёк; ‘герань’ — душки, липка, уголь-жар, гераночка; ‘цикорий обыкновенный’ — зарника, зорник, батиг, полудённик; ‘зверобой обыкновенный’ — зверобойник, корень, сузик; ‘Тюльпан Биберштейна’ — звездочка, пол-лазоревый; ‘кипрей узколистый’ — Иван-трава, Иван-чай; ‘календула’ — иготки, календа, ноготки; ‘галантус’ — подснежники, курочки, петушки; ‘амарант’ — лебеда, свиная лебеда, краснокорешковая лебеда; ‘ирис’ — ножнички, пряжки; ‘цинния’ — огонёк, солдатик, тальки, уголь — жар, американка, иваночка, царская гвоздика; ‘фритиллярия’ — сон-трава, ужиный цветок; ‘пижма’ — сузик, жёлтая полынь; ‘спирея’ — тавлага, белоголовка, кашка.

Из диалектных вариантов видно, что синонимический ряд литературного фитонима образован под влиянием фонетических диалектизмов (особое звуковое оформление) и словообразовательных (иная словообразовательная структура, чем у однокоренных литературных слов): ‘алоэ вера’ — алой; ‘донник лекарственный’ — адонник, дойник; ‘лопух большой/репейник’ — арепей, орепей, репях; ‘жёлтая гвоздика’ — гвоздица. Также внутри синонимического ряд можно наблюдать словообразовательные и фонетические вариации диалектных слов: ба́рхатцы́, бархотки, бархатки́; вейник, веник сибирьковый, сибирёк; шимора, шамора, шмара; белень, белена и т. д.

Кроме наличия в синонимическом ряду диалектизмов, в диалектном названии выделен и подчеркнут один (иногда — больше) признак, позволяющий легче распознать и запомнить растение. Такое разнообразие диалектных синонимов объясняется особенностями 1. биологических свойств у одного растения: цвет, форма, покрытие, вкус, звук, время цветения, место цветения, 2. функции растения (лекарственная, бытовая, эстетическая, удобрение, корм для скота), 3.сравнение с другими предметами, обладающими тем же признаком. Так растение ‘алоэ вера’ имеет диалектные синонимы доктор, колючий цветок: в названии выделены лекарственная функция и биологическое свойство — покрытие. ‘Портулак махровый’ имеет диалектные фитонимы долгоцвет, морозик из-за времени цветения, жирная травка, коврик из-за покрытия, номинация огонёк отображает расцветку растения. Синонимы ‘белой лилии’ водяная лилия, озёрная кувшинка указывает на место произрастания, белушка подчеркивает цвет растения. ‘Шалфей обыкновенный’ — гурыш, синявка, индюшья сопля: гурыш — диалектное название самца индейки, так же, как фитоним индюшья сопля шалфей получил из-за сходства формы цветка с придатком над верхней части клюва у индюка, номинация синявка указывает на цвет растения. Множество синонимов у литературного фитонима ‘бальзамин’: Ванька мокрый, неугасимка, недотрога садовая, неумолкайка, огонёк. Диалектный фитоним Ванька мокрый бальзамин получил из-за капелек сахаристой жидкости, которые выступают по краю листа. Номинации неугасимка, указывает на беспрерывное цветение цветка, неумолкайка на звук при растрескивании стручков. Наименование недотрога садовая объясняется тем, что при малейшем прикосновении к нему зрелые плоды растрескиваются, огонёк — яркой расцветкой.

Наряду с вышеуказанными образованиями синонимомов, за названием может стоять сюжет этиологической легенды, объясняющей происхождение той или иной характерной приметы растения. ‘Лопух большой’ — татарин колючий/татарник колючий. Здесь принимаются во внимание не только отображение в номинации покрытие растения, но и негативное отношение к этносу названием неприятного, колючего растения. ‘Фиалка трехцветная’ получила диалектный фитоним кукушкины слёзки из-за легенды, в которой несчастная мать, превратившись в кукушку, летает и там, где падают слезинки, растут цветы.

Синонимия диалектного фитонима. Можно наблюдать не только одно официальное название на множество диалектных фитонимов, но и наоборот — диалектным названием обозначаются разные виды оригинальных именований у растений. В ходе анализа диалектных номинаций донских говоров было обнаружено частое употребление фитонимов огонёк, василёк, роза, мак для обозначения разных, не связанных между собой растений.

Диалектным фитонимом огонёк называют официальные растения ‘бальзамин’, ‘портулак махровый’, ‘цинния’. Огонёк весьма универсальное название для цветов, где в окраске преобладает не только желтый, оранжевый, красный цвет, но и разнообразная яркая окраска. «В самом низу, в теклине, в сплошном кочкарнике под мягким войлоком старых трав <...> красноватые огоньки (Н. Сухов. Казачка)» [2; с. 587].

Такой же пример можно увидеть у фитонима василёк. Таким фитонимом обозначают ‘шалфей луговой’, ‘мяту’, ‘мелиссу лекарственную’, ‘левкой’, ‘люцерну посевную’, ‘молочай’. Возможно, это объясняется тем, что вкусовые свойства, функции и применения этого цветка весьма разнообразны. К примеру, листья василька обладают ароматом мяты, гвоздики и даже лимона, известно, что они так же используются как приправа при консервировании в мясных продуктах. Так же василёк используют в лекарственных целях, делают отвары вместе с шалфеем или мелиссой. Возможно, именно поэтому в донской флоре васильком называют многие растения.

Донской название роза (рожа — фонетический диалектизм) получили такие растения как ‘шиповник’, ‘мальва’, ‘гибискус’ и даже сорт картофеля, плоды которого розового цвета. Диалектный фитоним дан этим растениям из-за сходства с обычной розой (лат. Rósa), плода картофеля названы так из-за цвета.

Известным растением мак (лат. Papáver) на Дону называют не только это растение, но и сорняк, плод с семенами речной, озёрной кувшинки,‘белую лилию’: «Ночью маки распустились на озири (Дуд.). Клн». [2; c. 309]. Мотивация названия ‘белой лилией’ и плода понятна: как и у мака, у белой лилии имеется такая же спелая коробочка (сухой плод растения, который содержит семена). Сорняк, возможно, сравнили с маком из-за вреда: у мака биологический, у сорняка бытовой.

Таким образом, мы выяснили, как особенности мировидения диалектного носителя могут повлиять на отражение в его речи оттенков действительности. Наименования растений отражают важные для опознания того или иного растения признаки, функции и свойства. Поскольку каждое растение обладает более чем одним признаком и имеет несколько целей применения, оно имеет несколько названий, в этом и заключается разнообразие синонимии в донской флоре.

 

Литература:

 

1.      Большой толковый словарь донского казачества / редкол. В. И. Дегтярёв, Р. И. Кудряшова, Б. Н. Проценко [и др.] М.: Астрель — АСТ, 2003.

2.      Брысина Е. В., Кудряшова Р. И., Супрун В. И. Словарь донских говоров Волгоградской области / под ред. проф. Р. И. Кудряшовой. Волгоград: Издательство ВГИПК РО, 2007. Вып. 3. К-Н. 516 с.

3.      Иванов В. А. Названия растений средней полосы России (на материале калужских говоров): Дис. … к. филол. н. М., 1985. 221 с.

4.      Кудряшова Р. И. Специфика языковых процессов в диалектах изолированного типа (на материале донских казачьих говоров Волгоградской области): Монография. Волгоград: Перемена, 1998. 61 с.

5.      Словарь русских донских говоров под ред. Филина Тт. 1–29. Ростов-на-Дону, 1975–1976.

6.      Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Тт. 1–1У. М., 1964–1973.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle