Библиографическое описание:

Шустова Д. С. Лингвистические особенности речевых оборотов, распространенных в различных культурах [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 151-153.

В статье рассматриваются различные речевые обороты, используемые в России и англоязычных странах. Показано, что в системе языка номинируется все то, что является или становится предметом обсуждения в обществе. Особое внимание уделено лингвистической стороне языка, использующей обозначения животных для усиления значения выражений.

Ключевые слова: речевые обороты, культура, английский и русский языки.

 

Каждое общество транслирует свою самобытность посредством системы различных знаков. Язык, являясь универсальным средством передачи накопленного опыта и отражения происходящих событий, позволяет раскроить лингвистическую специфику представителей различных культур, а также имеющиеся аналоги языковых оборотов в разных странах.

Так, актуальность рассмотрения идиоматических выражений заключается в том, что фразеологические единицы, в состав которых входят зоонимы, представляют собой достаточно большой слой лексики и обладают высокой употребляемостью. Например, выражение «It’s raining cats and dogs…» означает сильный ливень, под которым англичане подразумевают конфликт небес, ассоциируя его с вечным противостоянием кошек и собак. «To let the cat out of the bag» имеет значение пробалтываться, нечаянно раскрыть тайну (эта идиома является синонимом лексем blab (out), blurt). Идиому «(to have) other fish to fry» люди используют, когда говорят, что они сильно заняты и у них есть другие дела, или более важные дела. Близка по смыслу идиома «as busy as a bee», характеризующая сильно занятого человека. Выражение «a cock-and-bull story (tale, yarn)» означает фантастическую или невероятную историю, что-то неправдоподобное [7].

Некоторые англоязычные фразеологизмы с зоонимами имеют аналоги в русском языке. А. В. Кунин в «Большом англо-русском фразеологическом словаре» приводит примеры подобных выражений. Под аналогом автор понимает русский устойчивый оборот, который по значению адекватен английскому, но по образной основе отличается от него полностью или частично [4]. К подобным аналогам А. В. Кунин относит такое выражение как «a fly in the ointment», что в русском языке соответствует фразеологизму «ложка дегтя в бочке меда».

В. Н. Комиссаров находит соответствия таким фразеологизмам как when pigs fly, («когда рак на горе свистнет» или «после дождичка в четверг») [5]. Другое выражение he that sleeps with dogs must rise up with fleas, имеет в своем составе зооним, но в русском фразеологизме с аналогичным значением лексема, обозначающая животное, отсутствует: «с кем поведешься от того и наберешься». Сюда же относится фразеологизм all is fish that comes to his net, означающий «доброму вору все в пору». В другом случае в обоих языках используется обозначение животного, но при сходстве значений различна ситуация, представленная во фразеологизме put the cat near the goldfish bowl — «пусти козла в огород».

В сопоставлении фразеологизмов английского языка и русского немаловажную роль играет явление калькирования. Калька — заимствование иноязычных слов, выражений, фраз буквальным переводом соответствующей языковой единицы. Дословный перевод фразеологизмов необходим, когда образ, о котором идет речь во фразеологизме, важен для понимания текста, а замена этого образа невозможна из-за недостаточности эффекта. Примером служит фразеологизм «love me — love my dog» — «любишь меня — люби и мою собаку», то есть подразумевается все, что связано с человеком.

Здесь важным является факт, описанный С. Влаховым и С.Флориным. Исследователи отмечают, что калькирование возможно только в том случае, если точный перевод может довести до читателя истинное значение фразеологизма [2]. В истинных идиомах — фразеологических сращениях — образная основа почти не воспринимается, из-за чего кальки с них кажутся бессмыслицами. Примером служит выражение «wait for cat to jump», которое переводится не дословно — «занимать выжидательную позицию».

Безусловно, для идиом с зоонимами, так же как и для других компонентов лексической системы, характерно такое явление как лакуны. Говоря о самом понятии лакуна, будет уместным привести формулировку З. Д. Попова и И. А. Стернина: «В результате неполной эквивалентности денотативных семем разных языков создается такое явление, как лакуна: отсутствие в одном из языков, сопоставляемых между собой, наименования того или иного понятия, имеющегося в другом языке» [5].

На важность разграничения понятия лакуны и лакунарных единиц указывает и Л. К. Байрамова [1]. Она подчеркивает, что лакунарная единица является принадлежностью одного языка, а лакуна — принадлежностью другого языка. Появление лакунарных единиц может быть обусловлено специфическими реалиями, социальными процессами, образом жизни того или иного народа, отсутствующими у другого. Как пример, автор статьи приводит английское слово drive in — кино для автомобилистов (фильм смотрят на открытом воздухе из машин), ресторан для автомобилистов (еду подают прямо в автомобиль), магазин или банк автомобилистов, где клиентов обслуживают в автомобилях.

М. А. Стернина и А. А. Махонина акцентируют внимание на том, что национальная специфика концептосферы обусловлена национальной действительностью, а не национальным языком. В системе языка номинируется все то, что является или становится предметом обсуждения в обществе.

В научном сообществе выделяют несколько тематических групп лакунов. Обратим внимание на некоторые из них. Так, исследователи выявили 80 лакун группы «Флора и Фауна». Приведем некоторые в качестве примера:

-                   Вспугнутая стая птиц — flush

-                   Заблудившееся домашнее животное — waif

-                   Собака, побежденная в драке — underdog

-                   Голубь, служащий для приманки других голубей — stool pigeon [6].

Очевидно, что наличие или отсутствие концепта никак не связано с наличием или отсутствием в языке номинирующих его единиц. Концепты появляются в результате отражения действительности сознанием человека, а не в зависимости от языка. Именно поэтому в английском языке встречаются лексические единицы, связанные с названиями животных, но не имеющие эквивалента в русском языке. Само слово pet, которое на русский язык переводят как домашнее животное, представляют собой лакунарную единицу. Pet — это не любое домашнее животное, а питомец, животное, которое держат дома для себя, для развлечения и любви. В то время как в русском языке к понятию «домашнее животное» относятся куры, овцы, коровы, козы и т. д.

Таким образом, между картиной мира как отражением действительности и языковой картиной мира как фиксацией этого отражения существуют сложные отношения. Носителем, как картины мира, так и языковой картины мира является человек. В рамках языковой картины мира осуществляется связь языка с мышлением, окружающим миром, культурными и этническими явлениями, а также явлениями внутри самого языка. Ведущую роль в создании языковой картины мира играет лексика.

 

Литература:

 

1.                  Байрамова, Л. К. Лингвистические лакунарные единицы и лакуны / Л. К. Байрамова // Вестник Челябинского государственного университета. — Филология. Искусствоведение. — № 25 (240). — Вып. 58. — 2011. — С. 22–28.

2.                  Влахов, С. Непереводимое в переводе. / С. Влахов, С.Флорин. — М.: Международные отношения, 1980. — 416 с.

3.                  Комиссаров, В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты) / В. Н. Комиссаров. — М.: Высш. шк., 1990. — 253 с.

4.                  Кунин А. В. Большой англо-русский фразеологический словарь / А. В. Кунин. — М.: Русский язык, 1984. — 944 с.

5.                  Попова, З. Д. Когнитивная лингвистика / З. Д. Попова, И. А. Стернин. — М.: ACT: Восток-Запад, 2010. — 314 с.

6.                  Стернина, М. А. Межъязыковые лакуны и национальная концептосфер / М. А. Стернина, А. А. Махонина // Язык и национальное сознание. Вып. 3. — Воронеж, 2002. — С. 74 –100.

7.                  Сытель, В. В. Разговорные английские идиомы / В. В. Сытель. — М.: Просвещение, 1971. — 128 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle