Библиографическое описание:

Абдувалиева Д. А. Статистический анализ самостоятельных слов в исторических трудах Алишера Навои [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 52-56.

В статье дан статистический анализ слов, относящихся к частям речи- существительному, прилагательному, местоимению, числительному, глаголу, наречию, которые встречаются в составе лексики исторических произведений Алишера Навои «Тарихи мулуки Ажам» и «Тарихи анбиё ва хукамо».

Ключевые слова:исторический язык, самостоятельные части речи, существительные, прилагательное, числительное, глагол, наречие, статистический анализ, топонимы, антропонимы.

 

In clause the statistical analysis of words concerning parts of speech to a noun, adjective, pronoun, numeral, verb, adverb is given which meet in structure of lexicon of historical products Alisher Navoi “Tarikhi muluki Ajam” and “Tarikhi Anbiyo va hukamo”.

Keywords: historical language, independent parts of speech, nouns, adjective, numeral, verb, adverb, statistical analysis, toponyms, anthroponomy.

 

Велико значение письменных памятников при изучении исторического языка и общества, определяющих ступени его формирования. Их роль неоспорима потому, что язык развивается во взаимосвязи с историческим обществом и народом, происходящие в обществе перемены находят свое отражение в письменных источниках того или иного времени.

С этой точки зрения, обращение к истории лексики языка, с одной стороны, раскрывает пути последовательного развития отдельно взятого слова, с другой стороны, помогает осветить лексическое богатство и определяет фонетические, морфологические, синтаксические особенности языка некоторых периодов. Поэтому изучение исторической лексики важно для анализа исторического языка в целом [15].

В последнее время с развитием компьютерных технологий и повышением их возможностей лингвисты все больше обращаются к статистическому методу — лингвостатистике [3].

Целью использования статистического метода в филологии является не просто пересчитать, слова каких частей речи употреблены и во сколько раз они встречаются в том или ином тексте, а их анализ, сравнение с редакцией других авторов и через это изучение особенностей данного текста, закономерности, связанные с миропониманием автора объективной действительности [12].

Следующие критерии могут являться объективными причинами статистического подхода к языковым единицам: массовый характер изложения языка; способность данных единиц повторяться в процессе изложения и, наконец, случайный характер использования (повторения) или выпадения этих языковых единиц в процессе изложения [18]. По лингвостатистике произведений писателей, поэтов, письменных памятников в тюркологии и узбекском языкознании собран определённый опыт [3]. В том числе, учёные подсчитали, что в произведении Абая использованы 6000 [13] слов, в творчестве Насими 3338 [20], трудах Абдуллы Тукая 14000 [6], произведение «Лисан ут-тайр» А. Навои — 5500 [24] слов, в произведениях Бабура «Мубаййин» 2616, «Аруз» — 2230, «Девон» — 3304 [12]; в лексике «Бабурнаме» использовано 27970 [23] лексем, «Киссаси Рабгузи»- 5511 [3] лексем.

Оставаясь верными данным традициям, сочли нужным провести лингвостатистический анализ лексики произведений А. Навои «Тарихи мулуки Ажам» [5] и «Тарихи анбиё ва хукамо» [4].

В историческом труде «Тарихи мулуки Ажам» общее количество использованных слов составляет 26695 слов, из них 2830 являются лексемами. (Также в произведении использованы выдержки из Корана и другие арабские изречения. Так как они являются воспроизведенными в речи, слова из состава данных единиц не включены в общее количество использованных в произведении лексем).

Лексика «Тарихи анбиё ва хукамо» состоит из 26693 слов. Из них лексемы составляют 3185 слов. Использованные в данном письменном памятнике лексические единицы состоят из освоенных лексем из таких языков, как тюркский, персидско-таджикский, древний еврейский, греческий, монгольский, грузинский и армянский.

В истории литературного языка части речи первоначально разделялись на две большие группы: самостоятельные слова и служебные слова [1].

Имеется три группы самостоятельных слов: имя, глагол, наречие. Имя делится на следующие части: существительное, прилагательное, числительное, местоимение. Для данных частей речи общими являются категории падежа и лица, поэтому они объединяются в имена.

1. Самостоятельные части речи

Самостоятельные части обозначают явления в действительности (предмет, признак, действие и т. д.), значит, у каждого самостоятельного слова имеется своё лексическое значение; оно употребляется в функции какого-либо члена предложения; в некоторых случаях отдельное самостоятельное слово образует одно предложение; имеет категории склонения, спряжения [1]. Также самостоятельные слова имеют лексическое и грамматическое значение и в зависимости от места употребления в тексте могут изменяться.

I. Имя существительное. Среди имён категория существительного занимает огромное место в строении языка своими семантическими, морфологическими и синтаксическими свойствами.

Имя существительное в современном узбекском литературном языке имеет длительную историю развития. Оно развивалось с помощью внутренних языковых ресурсов согласно развитию общества и переменам в быту. Это прослеживается во время наблюдения языковых особенностей старинных письменных памятников [2].

В словарном составе произведения «Тарихи мулуки Ажам» всего использовано 1689 лексем — существительных, из них 1391 существительное является нарицательным, 298 существительных — собственными. Из 1391 нарицательных существительных 1287 являются непроизводными словами, 265 — производными, из 298 ономастических терминов 238 являются антропонимами, 34 термина — топонимами, 3 термина -гидронимами, 6 терминов — названиями произведений и священных книг, 2 термина -названиями оятов из Корана.

В произведении «Тарихи мулуку Ажам» встречается 1443 лексем, относящихся к части речи — существительному, из них 1076 являются нарицательными именами существительными, 243 — собственными именами существительными. Из 1076 нарицательных существительных 996 составляют непроизводные слова, 82 слова считаются производными. 243 ономастических термина из 368 являются антропонимами, 99 составляют топонимы, 7 считаются гидронимами, 18 терминов представляют названия произведений и 1 термин является астронимом.

Нарицательные имена существительные. Нарицательные существительные в письменных памятниках характеризуются следующим образом:

1.    Название личностей: абно (172) — «дети, сыновья, дети», анбиё (112) — «пророки, знаменосцы», арус (192) — «невеста, молодица», баковул (124) — «кухмистер, главный повар», болигчи (167) — «рыбак», инос (173) — «женщины, жёны», йигит (173) — «юноша, молодой человек, парень», хола (174) — «тётя, сестра матери», қўйчи (181) — «пастух, овчар».

2.    Название вещей, предметов: аёғ (178) — «бокал, таз», бичоқ (124) — «нож», болта (114) — «топор», булут (108) — «облако, туча», гугурд (185) — «спичка», ип (137) — «нитка, тонкая верёвочка», калид (142) — «ключ, отмычка», кема (105) — «лодка, корабль», курси (162) — «табурет, трон», кўзгу (122) «зеркало, стекло».

3.    Название мест: боғ(124) — «сад, луг, цветник, цветущий край», бутхона (113) — «капище, молельня идолопоклонников», бўстон (159) — “сад, цветник”, водий (162) — “долина, ущелье”, гулистон (115) — “сад, цветник”, гўристон (158) — «кладбище, могила».

4.    Абстрактные названия: адоват (175) — «вражда, противоречие», адам (246) — «небытие», адолат (255) — «истинность, справедливость, правосудие», азоб (183) — «трудность, страдание, обида, недуг, боль», ақл (164) — “разум, рассудок”, висол (124) — “встреча, объединение, достижение, сближение”, гуноҳ (160) — «вина, грех», қайғу (183) — «душевная боль, горе, несчастье».

Собственные существительные [10]. Использованные в лексике исторических произведений собственные существительные разделяются на следующие группы:

1.    Антропонимы [7, 25]. Дақёнус (181) — “Легендарный правитель в греческом царстве”, Ёфас (106) — “Сын пророка Ноя, более известный под именем Абутурк”, Имрон (134) — “Отец пророка Моисея”, Иқлимо (100) — “Первая дочь Адама и Евы”, Марям (174) — “Мать пророка Иисуса”, Фишогурс (191) — “Пифагор”, Хаво (100) — “Жена Адама”, Хомон (139) — “один из фараонов”, Мухаммад саллалохи алайхи васаллам (99) — “Самый последний пророк ислама”, Арасту (217) — “известный греческий философ Аристотель”, Аржасп (209) — “сын Афрасиаба, один из турецких падишахов”, Ардувон бинни Ялош (221) — “последний падишах ашканийцев”, Афлотун (214) — “древнегреческий философ Платон”, Бахмандухт (212) — дочь Исфандияра, сестра шестого правителя Бахмана династии каёниев”, Одам (100) “Адам” и т. д.

2.    Топонимы [14, 28]. Арман (227), Бобил (217), Хоразм (236), Табаристан (241), Яман (241), Чин (202), Озарбайжон (208), Кустантания (225), Халаб (210), Хиндистон (100), Арофат (100), Искандария (134), Мадойин (135), Фаранг (193), Рум (103) и т. д.

3.    Гидронимы. Замзам (116), Нил (138), Аму (203), Жайхун (203), Сова (243), Синд (237), Фирот (202) и т. д.

4.    Оронимы. Жуди (105), Абул Кайс (101), Мино (119), Куддус (156), Тури Сино (136), Албурзкух (205), Коф (232) и т. д.

5.    Название произведений и священных книг: «Забур» (158), «Инжил» (176), «Таврот» (140), «Каломуллох» (189), «Гузида» (109), «Низом ут таворих» (205), «Жоме ут таворих» (221), «Насихат ул мулук» (185), «Мунтахаб» (205), «Шохнома» (206), «Искандарнома» (217) и т. д.

6.    Астроним [8, 9]. Зухал (217).

7.    Название сур, приведенных из Корана: Тохо (136), Бакара (141).

II. Имя прилагательное. Слова из категории имени прилагательного служат для выражения свойства какого-нибудь предмета, случая и обстоятельства (то есть цвет, объем, форму, характерные свойства, вкус) [22].

Слова, относящиеся к группе имен прилагательных в составе изучаемых нами письменностей, по этим свойствам можно разделить на следующие группы:

а) прилагательные, означающие свойства личности или предмета: авло (175) — «лучше, предпочтительнее», ажиба (157) — «удивляющий человека», аълам (129) — «чрезмерно умный, обладатель большой науки, мудрец», ганий (193) — «богатый», далир (102) — «храбрый, смелый, богатырь, отважный» и т. д.

б) прилагательные, означающие цвет, оттенок личности или предмета: ахмар (135) — «красный», кофиргун (122) — «цвет камфары, белый», каро (106) — «чёрный, чёрный цвет», ок (108) — «белый цвет», яшил (248) — зелёный, зелёный цвет, кук (207) — «синий цвет», сафид (210) — «белый» и т. д.

в) прилагательные, выражающие форму, объем личности или предмета: баланд (158) — «высший, великий», бийик (108) — «великий, высокий», юкори (140) — «высокий, верхушка, выше», васиъ (107) — «большой, великий, широкий» и т. д.

г) прилагательные, выражающие состояние личности или предмета: акмақ(178) — «врожденный слепой», бемор (187) — «больной, подверженный к какому-то недугу», бехол (185) — «слабый, бессильный, немощный, унылый» и т. д.

д) прилагательные, выражающие вкус предметов: ачиг (193) — «острый, кислый, противоположность сладкого», чучук (191) — «сладкий, противоположность острого», шур (168) — «солёный, пересоленный» и т. д.

е) прилагательные, выражающие запах предмета: нохуш (214) — «плохой, неприятный, неблагоприятный».

Из 392 прилагательных, применённых в «Тарихи анбиё ва хукамо», 209 являются непроизводными, 83 — производными; в «Тарихи мулки Ажам» из применённых 300 прилагательных непроизводными являются 168, производными — 132.

В текстах этих письменных памятников применены производные прилагательные, созданные непосредственно морфологическим (аффиксация) и синтаксическим (композиция) путем.

1. Морфологическим способом из имён и глаголов создаются прилагательные. Аффиксы, создающие из имен прилагательные: аффиксы -лиқ/-лик/-лиғ/-луқ/-лук [1]. В староузбекском языке этот аффикс был продуктивным и в создании имени, и в создании прилагательных. Прилагательные, созданные с помощью этих аффиксов, в корне слова выражают принадлежность предмета, признака, свойства, также означают принадлежность к месту, выраженному в корне: махобатлик ун (величественный звук) (110), чиройлик кабутар (красивый голубь) (159), соқоллик киши (бородатый человек) (179), яхши ахлоқлик (хорошее поведение) (201); раҳмлик ота (добрый отец) (119), ғариб ранглик фаришта (одинокий ангел) (158), мухрлик дурж (опечатанный дурж) (164), мевалик азим дарахт (большое плодовое дерево) (185) и т. д.

В основном, аффикс –ли [1], присущий для языка памятников XIII-XIV веков, но мало применяемый в узбекском языке XV века, в вышеупомянутых памятниках не встречается.

Аффикс -сиз считается антонимом вышеуказанных аффиксов, выражает значение неимения предмета, признака, вытекающего из корня слова: йўлсиз биёбон (бездорожная пустыня) (181), вафосиз жаҳон (неверный мир) (197), гуноҳсиз ўғил (безгрешный мальчик) (245), шаҳсиз жаҳон (мир без короля) (257) и т. д.

Аффикс -ғи присоединяется к словам, означающим время, показывает отношение, своеобразие ко времени: аввалғи қавл (прежнее слово) (215), бурунғи табақа (древнее сословие) (197), сўнғғи салотин (последняя молитва) (217) и т. д.

Являясь сложным по структуре, окончание -дағи [1], образованное присоединением к аффиксу исходного падежа аффикса -ғи, образующего прилагательное, тоже обозначает отношение к месту и времени: теграсидағи эл — народ вокруг него; анинг замонидағи анбиё — пророк в его время.

1.    Синтаксическим способом прилагательные создаются как обычно, такие прилагательные могут быть в форме сложных, парных слов. Прилагательные, созданные таким способом в лексике изучаемых нами исторических произведений, в основном сложные прилагательные, почти все они принадлежат к прилагательным освоенного сословия: дароздаст (длиннорукий) (211), дилписанд (душа нипочём) (228), забардаст (могучий) (236), зеборуй (красиволицый) (238), мусулмоншева (мусулмансикий говор) (239), олиймиқдор (высший размер) (228), покнафас (чистое дыхание) (250), сохибжамол (красивая) (248), худопараст (верующий) (226), художуй (благочестивый) (238) и т. д.

III. Имя числительное. В языковой системе существует группа слов, обозначающих абстрактное число, количество, счёт, точнее, они означают порядок счёта, расположения, выполнения предмета.

В тексте исторических произведений, принадлежащих перу А. Навои, участвуют всего 21 непроизводных, 92 производных числительных, также 24 нумератива. В произведениях применялись следующие виды числительных по лексическим свойствам и грамматическим признакам:

1.    Счётные числительные: бир (один) (100), ики//икки (два) (100), уч (три) (101), турт (четыре) (106), беш (пять) (117), олти (шесть) (121), етти//ети (семь) (123), секкиз (восемь) (106), туккиз (девять) (159), ун (десять) (112), йигирми (двадцать) (117), утуз (тридцать) (126), кирк (сорок) (140), эллик (пятьдесят) (141), олтмиш (шестьдесят) (202), етмиш (семьдесят) (104), сексон (восемьдесят) (105), туксон (девяносто) (221), юз (сто) (225), минг (тысяча) (231), чихил (199).

2.    Порядковые числительные: икинчи (второй) (106), бешинчи (пятый) (107), унинчи (десятый) (112), секизинчи (восьмой) (138), олтинчи (шестой) (107), туртинчи (четвёртый) (138) и т. д.

3.    Собирательные числительные: учов (трое) (176), учаласи (втроём) (157) и т. д.

4.    Неопределённые числительные: бир-ики (раз-два) (190).

5.    Разделительные числительные: юзар-юзар (103); хар мингдин бири (один из тысячи) (102).

6.    Дробные числительные: ярим — в смысле «половина целого, половина»: …илки титраб, шарбатдин ярими тўкилди(224); сулс — в смысле «один их трёх»: кулин уч қисм қилиб, сулсин баҳрға, сулсин тоқға, сулсин ерға совуртти (185)

7.    Штучные числительные выражаются через присоединение притяжательного аффикса к счётным числительным: икиси (двое) (100).

8.    Нумеративы:утиз ики яшар (тридцатидвухлетний) (126), ики окча (два дерева) (123), ики ракъат (две части) (179), юз кариш (сто пядей) (274), мискол (малость) (214), эллик йигоч (пятьдесят) (239) и т. д

IV. Местоимение. Местоимения отличаются от других групп слов семантическими и грамматическими свойствами. Местоимение употребляется вместо имени существительного, прилагательного, числительного, иногда вместо других частей речи, показывает существование предмета и значения, присущего ему.

В языке исследуемых письменных источников существует 61 местоимение. По значениям они делятся на следующие виды:

А) личные местоимения: ман//мен, сан//сен, алар, биз, сиз, ул;

Б) возвратные местоимения: уз, худ;

В) указательные местоимения: ул, бул, бу, мундог//мундок, ушбу, анда, ани, анинг, андин, шу;

Г) вопросительные местоимения: ким? кайдин? Качон? Кайси? Начук//нечун? Каён? Не?

Д) определительные местоимения: барча, бари, бутун, жами, жумла\. Хар ким, хар не, хар киши;

Е) неопределенные местоимения: биров;

Ё) отрицательные местоимения: хеч нима, хеч ким, хеч качон, хеч банда и т. д.

V. Глагол. Глагол занимает важное место в морфологии частей речи. Среди них важное место принадлежит именам и глаголам.

В тюркологии и узбекском языкознании был проведен ряд исследований по глаголу [16, 27, 26, 17, 19].

В «Тарихи анбиё ва хукамо» участвуют 470 глаголов, а в «Тарихи мулуки Ажам» — 521, в них в общем количестве участвовали без повторений 547 слов-глаголов. Из них 179 являются простыми непроизводными и простыми производными, а 368 составляют сложные глаголы.

1.    Глаголы речи: сўзла= (говори) (148), сўр=(спроси) (114), даъват қил= (призывай) (102), изҳор кил= (признайся) (124), илтижо қил= (проси) (125);

2.    Глаголы состояния: адам бўл= (будь человеком)(129), барбод бўл=(будь) (109); бўя =(крась).

3.    Глаголы действия: боғла= (завяжи) (119), бор=(иди) (105), ёй=(раскрой) (163), ёт=(ложись) (106)

4.    Глаголы задания: бунёд қил=(создай) (141), дафн қил=(похорони) (107),

5.    Глаголы размышления: англа=(осознай) (157), бил=(узнай) (188), воқиф бўл

6.    Глаголы естественного состояния: е=(кушай) (125), ич= (пей) (184), уйғон=(проснись) (106) қайна

7.    Глаголы видения: боқ=(смотри) (172), мулоҳаза қил (понаблюдай) (133),

8.    Глаголы слушания: эшит=(слушай) (99), хитоб кил= (восклицай) (139),

Результаты нашего исследования показывают, что большую часть существующих лексем-глаголов в словарном составе исторических произведений Алишера Навои, в отличие от памятников, созданных до конца XIV века, составляют сложные глаголы. Основная часть данных сложных глаголов образована присоединением к персидско-таджикским и арабским заимствованиям тюркских вспомогательных глаголов қил=, бўл=, айла=, эт= и др.

VI. Наречие. И в старом узбекском языке наречия отделяются от других самостоятельных частей речи непринятием словоизменяющих аффиксов. В предложении наречия связываются с другими словами путём примыкания. А падежные аффиксы в составе некоторых наречий потеряли свое грамматическое свойство и превратились в составную часть слова.

В языке произведений, которые мы исследуем, имеются и наречия, относящиеся к арабскому и персидско-таджикскому языкам. В частности, из примененных в произведении 68 лексем-наречий 34 является тюркскими лексическими единицами, 17 персидско-таджикскими, 18 арабскими лексическими единицами. Эти наречия применяются в выражении различных образов действий, состояния и признака действия. Имеются несколько видов наречий по значению:

1.    Наречия состояния: айру (100) — «отдельно», биззарура (182) — «по необходимости, по потребности», бот (215) — «быстро, немедленно», заруратан (174) — «необходимо, поневоле», яксар (188) — «сразу, внезапно», яёг (135) — «пешком», беихтиёр (145) — «невольно», тириклай (242) — «живьём», филхол (120) — «немедленно, тотчас».

2.    Наречия времени: бурун (100) — «раньше, прежде, давно», аввал (105) — «первоначально», кечаси (147) — «ночью», кеча-кундуз (135) — «круглосуточно, всегда», хануз (135) — «до сих пор», хар качон (100) — «всегда», эмди (141) — «теперь», илгари (188) — «вперёд».

3.    Наречия места: жаворида (121) — «вблизи, рядом», ташкари (217) — «наружно», хузур (124) — «присутствие», теграсида (247) — «вокруг, кругом».

4.    Наречия меры-степени: анча (189) — «много, несколько», асру (107) — «очень, неисчислимо», басе (252) — «бесконечно, много, настолько», онча (164) — «столько, до такой степени», хейли (199) — «много, довольно много», хазарбор (250) — «тысячу раз, очень много», усру (236) — «очень, чересчур»

 

Литературa:

 

1.         Abdurahmonov G‘., Shukurov Sh., Mahmudov Q. O‘zbek tilining tarixiy grammatikasi. — Т.: Ozbekistonfaylasuflari milliy jamiyati nashriyoti, 2008. — B. — 74.

2.         Абдурахмонов Г. А., Шоабдурахмонов Ш. Ш., Хожиев А. П. Грамматика узбекского языка. — Т.: Фан, 1975. — 123 с.

3.         Абдушукуров Б. «Киссаси Рабғузий» лексикаси. — Т.: Академия, 2008. -14 с.

4.         Алишер Навоий. Тарихи анбиё ва ҳукамо. Мукаммал асарлар тўплами. Йигирма томлик. Ўн олтинчи том. — Тошкент, 2000.

5.         Алишер Навоий. Тарихи мулуки Ажам. Мукаммал асарлар тўплами. Йигирма томлик. Ўн олтинчи том. — Тошкент, 2000.

6.         Амиров Т. С. Словарь языка Тукая. — Веб: Тюркская лексикология и лексикография. — М., 1971. — С. 189–190.

7.         Бегматов Э. Антропонимика узбекского языка. АКД. — Т., 1965.

8.         Дадабоев Ҳ. Астрономик терминлар тарихидан // Ўзбек тили терминологияси ва унинг тараққиёт истиқболлари. — Т., 1986. — Б. 94–96.

9.         Дадабоев Ҳ. Астрономические наименования в старотюркских письменных памятников XI-XVI вв. // Историко-лингвистический анализ старописьменных памятников. — Т.: Фан, 1994, — С. 32–43.             

10.     Ёқубов Ш. Навоий асарлари ономастикаси. Филол. фан. ном. дисс... — Т., 1994.

11.     Иброхимов А. Бобур «Девон» и тилидаги узлашма лесика. — Т.: Тошкент давлат шаркшунослик институти, 2006. — Б. 6–7.

12.     Иброҳимов А. Бобур асарлари лексикасининг лингвостатистик, семантик ва генетик тадқиқи. (“Девон”, “Мубаййин”, “Аруз”). Филол. фан. док-ри... дис. автореф. — Т., 2008. — Б. 16.

13.     Исаков А. Абай тили сўздиги. — Алмати, 1968.

14.     Қораев С. Ўзбекистон вилояти топонимлари. — Т.: Ўзбекистон миллий энциклопедияси, 2005. — Б. 240.

15.     Муталлибов С. М. Морфология ва лексика тарихидан кискача очерк. –Т.: Фан, 1959. — 134 с.

16.     Нигматов Х. Морфология тюркского гоагола по материалам словаря Маҳмуда Кашгарского. АКД. — Л.: 1970.

17.     Расулов Р. Ўзбек тили феълларининг семантик структураси. — Т.: Фан, 1991.

18.     Ризаев С. А. Ўзбек тилшунослигида лингвостатистика муаммолари. — Т.: Фан, 2005. — Б. 7.

19.     Содиқова М. Ҳозирги ўзбек адабий тилида феъл стилистикаси (семантик аспектда). Филология фанлари доктори... дис. — Т.: 1991, — Б. 288.

20.     Таҳримонов Ж. Насим диванынинг лексикасы. — Бакы, 1970.

21.     Турдибеков М. Абулғозий Баҳодирхоннинг “Шажараи турк” асари ономастикаси. Филол. фан. ном. дисс... — Т., 2001.

22.     Ўзбек тили грамматикаси, I том. — Т.: Фан. 1975. — 271.

23.     Холмонова З. “Бобурнома” лексикаси. — Т.: Фан, 2007. — Б. 20–21.

24.     Ҳамидов З. Лексико-семантическое и лингвопоэтическое исследование языка “Лисан ат-тайр” Алишера Наваи. АКД. — Т., 1982. — С. 3.

25.     Ҳусанов Н. XV аср ўзбек адабий ёдгорликларидаги антропонимларнинг лексик-семантик ва услубий хусусиятлари. Филол. фан. док-ри дисс. — Т.: Фан, 2000. — Б. 243.

26.     Шербак А. Очерки по сравнителъной морфологии тюркских язъков (глагол). –Л.: 1981.

27.     Шукуров Ш. Ўзбек тилида феъл майлларининг тараққиёти. -Т.: Фан, 1980;

28.     Эрназаров Т. Ўзбекистон топонимлари: луғавий асослари ва этимологик тадқиқи йўллари. Филол. фан. док-ри дисс... — Т., 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle