Библиографическое описание:

Бабаджанова У. Б. Изображение героических мотивов в дастане «Саёд и Хамро» [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 21-23.

В настоящей статье освещаются причины широкого распространения дастана «Саёд и Хамро» среди тюркских народов в устных, рукописных, литографических экземплярах, наличие в произведении героических мотивов, отличающихся от дастанов цикла «Ашик». Исследуется историческая основа данных мотивов. Раскрываются причины выпадения данного мотива в устных вариантах. Также ведется речь о сходстве данного мотива из дастана с событиями, получившими изображение в «Книге моего деда Коркуда».

Ключевые слова: Сайёд, Ҳамро, дастан, версия, мотив, литография, героичейкий дядя Куркут.

 

The article is devoted to brightening the widespread copies of oral, manuscript and lithographic version among turhic people, the reasons for vemaining heroic motives different from «Ashiq» (love) variants of dastans. The historical roots of this motive are explored. The reasons for omitting that motive in oral versions are velived. Also the similarity, of that motive with the events from sections six in the worh «Kitob: dadam Kurkut» is discussed.

Key words: Sayyod, Khamro, dastan, version, motive, lithography, heroic, father Kurkut.

 

Хотя дастан «Саёд и Хамро» относят к ряду произведений любовно-приключенческого типа, в его общем композиционном построении наблюдаются мотивы, отличающиеся от дастанов данного характера.

И в этой связи сюжет данного дастана видный фольклорист Х. Г. Короглы подразделяет на две части (1).

Действительно, в первой части сюжета дастана воспеваются любовные приключения Хамро и Саёдхон. Однако в заключительной части дастана приводятся боевые эпизоды, в которых Саёдхон демонстрирует свое высочайшее мужество и храбрость. Эти ее действия весьма напоминают деятельность Салжан хотун из шестой части «Книги моего деда Коркуда».

Туркменский ученый Б.Мамадязов, написавший кандидатскую диссертацию о дастане, также определяет его в качестве произведения любовного и героического характера (2).

Саёдхон в дастане осуществляет деятельность, свойственную отважным девушкам-амазонкам. Видимо поэтому, подготовивший дастан к изданию Ж.Кабулниязов указывает ее в качестве ведущего персонажа в произведении, а Хамро считает второстепенным лицом (3).

И с точки зрения своего объема дастан превосходит такие произведения любовно-приключенческого типа, как «Асил и Карам», «Ашик Албанд» и др.

«Саёд и Хамро» получил распространение среди узбекского народа в устных, рукописных и литографических экземплярах. В прошлом веке данный дастан устно исполняли Ахмед бахши, Ходжамурад бахши, Эшнияз бахши, Бола бахши и др. А его рукописные экземпляры получили широкое распространение посредством репертуара сказителей-киссаханов и сказительниц-халфа.

Дастан первоначально был издан литографическим способом в 1914 году в Ташкенте. В 1964 году на основе этого печатного экземпляра было осуществлено его новое издание. В издании 1964 года допущено множество ошибок при передаче арабского алфавита. В 2006 году вышло более совершенное издание дастана.

В издании 2006 года предприняты действия по устранению данных недочетов и ошибок, чего частичным образом удалось достигнуть. Данное издание по сравнению с предыдущими обрело определенную совершенность с точки зрения полнокровности объема, логичности изложения, обилия стихотворных отрывков, устранением нескладных полустиший и оборотов.

Как уже отмечалось выше, издание 1964 года было практически вторым изданием печатного варианта 1914 года, осуществленным без значительных изменений. В свою очередь, по определению издателей, основой для издания 2006 года послужил книжный текст 1964 года. Изменения в данных изданиях наблюдаются, в основном, в объеме стихотворных отрывков, в устранении неуклюжих оборотов и ошибок логического характера. А сюжет дастана во всех трех изданиях сохранен практически одинаково. В этой связи придется вести речь о данном сюжете и его сущности в обобщенной форме.

Саёдхон особо выделяется среди образов дастана, что свидетельствует о сохранении ее облика, характерного для героев древнейшего эпоса.

В одной из частей «Книги моего деда Коркуда», которая носит название «Повествование Кон Турали Кангли Хужа оглы», говорится об отважной и властной девушке. Ее имя Салжан хотун, перед своим замужеством она ставит ряд условий, состоящих из физических упражнений, многочисленным претендентам на ее руку и сердце. В то же время она предупреждает, что их неисполнение будет караться смертью. Многие юноши нашли здесь свою смерть, не в силах выполнить выдвигаемых условий.

Данный эпизод из «Книги моего деда Коркуда» весьма соответствует прологу дастана «Хирмондали» из эпоса «Гороглы».

В конце концов, условия удается выполнить Кон Турали, и Салжан хотун выходит за него замуж. После свадьбы в целях возвращения к своим родным и близким Кон Турали просит разрешения у отца девушки.

Далее, возвращаясь вместе с девушкой, герой, почувствовав по дороге смертельную усталость, крепко засыпает. В это время отец Салжан хотун отправляет большое войско в целях возвращения дочери. Салжан хотун старается пробудить Кон Турали, чтобы сообщить ему о приближающемся войске, однако тот не просыпается.

Тогда девушка облачается в одежду молодого человека. Вступает в единоборство с противником и побеждает его. Главное, что побудило ее к борьбе, — это доказательство своей верности возлюбленному. Кон Турали просыпается после завершения боя и только теперь узнает о происшедшем. Он пытается убить девушку, ибо, по его мнению, если об этих событиях узнают другие, его репутация будет подмочена. Тогда девушка ставит одно условие, которое заключалось в состязании в меткости. Юноша предоставляет очередь девушке. Она своей стрелой поразила муравья на голове Кон Турали. Тот воздает должное ее мастерству, они мирятся и возвращаются в родные места (4).

Данный эпизод в дастане «Саёд и Хамро» переработан заново с небольшими изменениями.

В заключительной части дастана, когда Хамро увозит Саёдхон к себе на родину, правитель Маматхон в целях возвращения дочери снаряжает войско под предводительством Маматсуйин сардора. Когда они настигают молодых людей и стараются пленить их, двое всадников вступают с ними в бой и побеждают все войско. Затем оказывается, что это Саёдхон и Хамро.

Маматхон, оценив их мужество и отвагу, отступает от своего намерения. Отправление Маматхоном войска вслед за своей дочерью, участие и победа Саёдхон в бою с противником весьма соответствуют эпизоду из «Книги моего деда Коркуда». Помимо этого, в дастане приведен и эпизод, повествующий о том, как Салжан хотун поразила стрелой муравья на голове Кон Турали:

Маматсўйин сардор билан Саёдхон ёй отишда баҳслашади.

Анда сардор:

—Эй Сайёдхон ҳар нечук бўлса ҳам, сандин бир иш кўриб кетармиз, -деди. Бир маҳрамни бир дарбанднинг устина чиқариб ўтиртиб, бошинда бир олмани қўйиб:

—Эй Сайёдхон, ўқчи бўлсанг бу олмани урғил, -деди. Сайёдхон сари ёйини олиб, «Ё шери дарға, дастгири паноҳ», -деб чекиб юборди. Шул вақт Сайёдхоннинг ўқи олмани ўртасиннан ўтиб олмани ярми ўқ бирлан кетти, ярми жойинда қолди (5).

Данные события из жизни Сайёдхон вполне соответствуют деятельности Салжан хотун.

Разумеется, в дастане не повторяются конкретно все детали из «Книги моего деда Коркуда». Однако встречающиеся в данном эпосе отдельные мотивы, подвергшись определенной переработке, предстают в новой интерпретации. При сопоставлении событий становится очевидным, что мотив, встречающийся в одной из частей «Книги моего деда Коркуда», перекочевал впоследствии в два дастана. В исследуемом нами дастане событие приводится в заключительной части произведения.

В «Книге моего деда Коркуда» Кон Турали не принимает участия в бою. В дастане «Сайёд и Хамро» девушка отважно вступает в бой. Хамро также участвует в бою вместе с нею. Если в древнейшем эпосе девушка сбивает стрелой муравья с головы юноши, то в дастане сбивается яблоко, находившееся на голове другого персонажа.

Таким образом, данные изменения не смогли оказать серьезного воздействия на древнейший мотив из произведения. Самое главное — это функционирование в дастанах отдельных мотивов из структуры древнейшего огузского эпоса.

Хотя образ Хамро поначалу изображен в форме, характерном для избалованных принцев, то в финале произведения под воздействием Сайёдхон он достигает степени отважного воина.

Разумеется, образ Сайёдхон не только связан с мотивами из древнейшего огузского эпоса. Боевитые огузские девушки, наподобие Сайёдхон, действительно осуществляли свою деятельность в истории народа.

Абулгази Бахадурхан приводит имена семи девушек из племени огузов в своем произведении «Родословное древо туркмен» (6). Эти девушки, оставившие существенный след в истории народа, по всей вероятности могли послужить прототипами в эпосе. В то же время не следует забывать, что образ Сайёдхон в определенной степени является художественным образом.

Образ Сайёдхон и Хамро в начале дастана и в его середине изображается в облике, характерном для сановитых персон, однако в заключительной части произведения данный облик резко меняется, приобретая иные черты, и на этом дастан завершается.

Устные варианты дастана подверглись значительной переработке, в особенности, прозаическая часть привлекает к себе внимание богатством народных оборотов, широким использованием элементов рифмованной прозы, приданием событиям юмористического оттенка и задействованием других красочных элементов художественной устной речи.

В устных вариантах в конце дастана пропущен эпизод возвращения Сайёдхон и Хамро в Азербайджан. По этой причине само по себе отпало изображение различных приключений и сцены боя при возвращении Хамро в родные места. Устные варианты в определенной степени подверглись сокращению и были направлены на выступления в течение 1,5–2 часов на свадьбах и гуляниях.

Следовательно, устные варианты в определенной мере получили любовно-романическое обрамление наподобие дастана «Ашиқ Гариб и Шахсенем».

Издание 2006 года дастана «Сайёд и Хамро» также не лишено определенных недостатков. В частности, наименование города «Ҳайбар» приведено в ошибочной форме «Ҳарбар» (с. 67). Вместо слова «Нор» дано слово «Ёр» (с. 48). Слово «Кетмай» использовано в виде «кетман» (с. 68). В слове «Ўғон» пропущен аффикс –ни (с. 29) и т. п.

При подготовке дастана к новому изданию необходимо принять во внимание эти ошибки. Кроме этого, существуют песни, не вошедшие и в данное издание дастана, но встречающиеся в репертуаре исполнителей, их также целесообразно включить в структуру нового издания. Выше было отмечено, что одна из этих песен была введена в XI том сборника «Фольклор Хорезма».

Относительно места возникновения дастана «Сайёд и Хамро», связи событий с историей огузских тюрков выдвинуто немало суждений азербайджанскими, турецкими, туркменскими учеными. Это достаточно спорный вопрос. В то же время есть определенные свидетельства о том, что события в дастане связаны и с отдельными топонимами Хорезма. Упомянутые в дастане наименования мест «Қизил олма», «Олма отишган» в настоящее время существуют в Янгиарыкском тумане. В Хивинском тумане есть кишлак Сайёд и сад Сайёдхон. Данные вопросы еще до конца не изучены.

Таким образом, дастан «Саёд и Хамро» появился среди народов огузкого племени и исполнялся на протяжении веков. Когда люди кочевали с одной территории на другую, с одного региона в другой, дастан также переходил вместе со своими создателями и исполнителями. И по этой причине его версии и варианты до сих пор живут в фольклоре таких, впоследствии сформировавшихся в качестве нации, народов, как турки, азербайджанцы, туркмены, узбеки.

Запись дастана «Саёд и Хамро» в первой половине XIX века обеспечила баркарор устойчивое сохранение мотивов из произведения, разговорной лексики, характерной для огузского диалекта.

А устные варианты были заново переработаны на основе современного устного разговорного языка. Однако и в лексике этих вариантов ощущается влияние языка письменных экземпляров.

Следует также отметить то обстоятельство, что героические мотивы в дастане сохранились, в основном, в их рукописных и печатных экземплярах, записанных в XIX веке.

В устных вариантах узбекской и каракалпакской версий дастана события, связанные с проявлением героизма, весьма сокращены. Данное положение, вероятно, связано с тем, что дастаны исполнялись бахши на свадьбах. Ибо дастаны, предназначенные для исполнения на свадьбах, были рассчитаны на два, два с половиною часов. В этой связи подверглись определенному сокращению дастаны большого объема. По этой причине вторая часть дастана «Саёд и Хамро», связанная с героическими мотивами, была пропущена в устных вариантах.

 

Литература:

 

1.                           Короглы Х. Г. Шасенем и Гарып, Касым оглан и другие туркменские народные повести. — М.: Наука, 1991. — С.18.

2.                           Мамедязов Б. Туркменский народный дестан «Саят и Хемра». Автореф. канд. дисс. филол. наук.- Ашхабад, 1963. — С.7.

3.                           Қобулниёзов Ж. Сўз боши. «Саёд ва Ҳамро». — Т.: Фан, 1964. — С.9.

4.                           Книга моего деда Коркута. — М.-Л.: Наука, 1962. — С.71.

5.                           Ошиқнома, 1-китоб, Урганч, «Хоразм», 2006. — Б.66.

6.                           Абу-л-Гази. Родословная туркмен. –М. — Л.: Наука, 1958. — С. 78.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle