Библиографическое описание:

Галахова А. А. Латинские заимствования в английском языке права [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 107-109.

Ключевые слова:латинский язык, континентальное право, общее право.

 

Правовая система западного мира распадается на две основные правовые традиции. С одной стороны, традиция Континентального права обнаруживает себя в тех странах или политических единицах, которые являются последователями Римской правовой системы. Такие системы придают особое значение систематической кодификации общего закона. С другой стороны, традиция Общего права заимствует свои положения из английского общего права. Страны Общего права устанавливают главенствующее положение прецедентного права, как противоположность закону и как выражение общего закона. В США, например, большее количество штатов следует традиции Общего права, в то время как Луизиана — штат континентального права, как и Пуэрто-Рико (территория, принадлежащая США). Страны Латинской Америки в основном следуют традиции Континентального права.

В рамках споров о европейской правовой интеграции часто признается тот факт, что для успешной интеграции национальной системы необходимо развитие общего правового языка в Европе. Разнообразие правовых языков является преградой для интеграции, и таким образом, это разнообразие должно быть сокращено. Здесь встает вопрос, может ли в Европе появиться общий язык права, когда в ней нет даже общей правовой системы.

Если мы рассмотрим отношения между языком и правом, то придем к общему мнению о том, что язык права отличается от всех остальных подгрупп языка в одном важном отношении: в то время как научный язык считается универсальным языком, используемым учеными несмотря на различные социальные и культурные барьеры, язык права культурно ограничен и переплетен с определенным обществом и его правовой системой.

В предшествующие века латинский язык играл роль именно такого общего языка права, который использовался в системах местного права. В каком-то плане латынь можно назвать родным языком западной европейской культуры, которая влияла на развитие всех основных европейских языков. Ее влияние на развитие других языков начинается с завоеваний римской армии, что оставило несмываемый след на вокабуляре и синтаксическом строе литературных языков. Латынь была привнесена римскими солдатами, административными лицами, поселенцами и торговцами в различные части растущей империи. Сицилия, Сардиния, Корсика, Далмация, а также южный и восточный берега Испании уже к концу третьего века до р. х. находились под властью Римской империи. Завоевание продолжалось до захвата Траяном Дакии, когда Римская империя достигла своей максимальной величины, включая Британию на дальнем западе и Эллинистические владения на востоке, с западными границами у Рейна и Дуная. Одним из последствий стало развитие общей цивилизации, имеющей некоторые отличия от одной стране к другой. Латынь, язык новой правящей силы, с этого момента был языком правительства и управления, юриспруденции и законодательства, торговли и военных операций [1, с.191].

После падения Римской Империи в 476 г. до н. э., Рим потерял свою политическую независимость, но значимость латинского языка наоборот не уменьшилась. В средние века, а также в последующие периоды Возрождения и Реформации, латынь использовалась в особенности как язык церкви, образования и научной сферы. Переговоры между государствами и нациями велись на латинском языке, а также переписка образованных людей и ученых.

Латынь также занимает значительное место в истории развития права в западной цивилизации. Значение латыни как языка права можно отнести к 450–451 гг. до н. э., когда были созданы «двенадцать таблиц», формирующих основу последующего развития римского права. Все основные источники римского права были написаны на латыни — к примеру, труды римского императора Юстиниана, известные как «CorpusIurisCivilis». Эта кодификация имела прямое влияние на развитие правовой системы Европы. Считалось даже, что данный труд был наиболее влиятельной когда-либо написанной правовой книгой. Ко всему прочему, латынь была языком наиболее выдающихся книг по юриспруденции и философии права, включая знаменитые трактаты Цицерона, Святого Фомы Аквинского, Гуго Гроция и многих других.

В Европе сегодня нет такого правого linguafranca. Это следует из принадлежности юристов к разным правовым системам, у которых нет общего языка. Правовые языки зависят от правовых систем, к которым они относятся. Таким образом, общению между европейскими юристами часто препятствуют языковые барьеры, а различия в правовом опыте часто вызывают недопонимание.

К примеру, когда французский адвокат использует термин contract, его смысл радикально отличается от того, который вкладывают в него юристы стран Общего права. Внешне эти понятия одинаковы, но на более глубоком правовом уровне они формируют противоположные подходы к составлению контрактов. Юристы из различных языковых обществ обычно используют английский язык, но английская терминология не гарантирует успешной правовой коммуникации. Наоборот, английский может считаться самым неподходящим общим языком права, так как правовой английский язык — это язык Общего права [3, с.63–64].

Равным образом, отсутствие мгновенного понимания между европейцами не вполне может быть исправлено путем перевода, так как перевод юридического текста всегда носит однонаправленный характер, перенося юридические термины из правовой системы языка-источника в другой язык (целевой язык). Таким образом, ни английский, ни юридический перевод не могут компенсировать потерю нейтральной, общей почвы для международной правовой коммуникации в Европе. Правовые языки полностью зависят от правовых и культурных систем, к которым они относятся.

Использование латинских терминов и фраз в юридической литературе ощутимо возросло за последние годы, в особенности, за последнюю пару лет. Опираясь на недавние исследования, касающиеся использования латинского языка в Эстонии и Финляндии, мы видим, что латынь сегодня занимает прочное место в юридическом письме и терминологии [5, с.79–103].

Английская правовая система изобилует латинскими словами и выражениями. Некоторые из них настолько распространены, что не вызывают каких-либо проблем понимания, к примеру:

-        alibi (где-либо в другом месте)

-        alias (иначе, другими словами)

-        versus (против)

В нижеследующей таблице представлены другие распространенные латинские слова, используемые в английских судебных разбирательствах:

Слово

Произношение

Исконное значение

Современное значение

affidavit

uhf-fee-day-wit

клясться

заявление под присягой, письменное заявление

bona fide

boh-nuh fee-day

добросовестно

искренний, подлинный

habeas corpus

ha-bay-uskor-pus

ты должен иметь тело

представь арестованного лично в суд

per diem

pur dee-em

в день, посуточно

ежедневно

pro bono

pro bo-no

ради блага

ради общественного блага

status quo

stuh-toos kwo

существующее положение дел

текущее положение дел

sub poena

soob poi-na

под страхом наказания

повестка в суд

 

Язык, как инструмент коммуникации, создается, адаптируется и совершенствуется в ответ на разнообразные и постоянно меняющиеся запросы общества и среды, в котором он формируется. Соответственно этому, необходимо отметить, что традиции использования латинских терминов могут сильно варьироваться среди основных правовых культур. Такое различие между латинскими терминами значительно проявляется применимо к Общему праву и Континентальному праву. Например, термин exitusпроисходит от латинского слова exire(«истекать», «проходить»). В системе континентального права этот термин означает «смерть», в то время как словари стран Общего права дают следующее определение «дети, отпрыски; арендная плата, прибыль от земли и жилья; экспортная пошлина; заключение судебных прений» [2, с.574].

Так как большее количество юридических терминов и фраз были заимствованы из латыни более двух тысяч лет назад, не удивительно, что их значение изменилось за века. Например, термин iuscivile(континентальное право) имеет множество значений. Прежде всего, даже в самой римской системе права есть некоторые отличия. Так, iuscivileотносится к части закона, в которой рассматриваются вопросы, связанные с государством (civitas) в противоположность части, имеющей отношение к народу, iusgentium. Во времена Византийской империи и в Средние века в Европе, iuscivile означал римское право в целом. В широком смысле значение этого термина было «положительное право» в противоположность «божественному праву» (iusdivinum) и «естественному праву» (iusnaturae). В Средние века термин iuscivile также претерпевал изменения, и в итоге он получил то значение, которое сохранилось до сегодняшнего дня. Иногда термин подвергается влиянию дискурса. Так, современное значение «гражданского права» в современной Европе — свод законов, регулирующий отношения между частными лицами.

Использование латинских терминов способствует совершенствованию знаний правового языка. Изучение правового языка показывают, что синонимия, как правило, распространена даже в терминологии, в особенности это касается юридических переводов. Обычно, за исключением романских языков, одно и то же понятие может быть выражено как иностранным словом (с латинским корнем), так и «новым» словом, появившемся позже, например delictum — delict — tort (гражданское правонарушение).

В правовом языке также используется частичная синонимия (так называемая, квази-синонимия). В этом случае необходимо особая осторожность — если значения слов совпадают только частично, это может вызвать непонимание и неправильную интерпретацию. Например, термин «agreement» (соглашение) может быть выражен по латыни следующими словами: contractus, pactum, conventio, consensus, и stipulatio — все они совпадают семантически, однако, согласно их юридическим определениям, все являются различными понятиями [4].

Использование современных языков в рамках международной коммуникации часто может способствовать недопониманию. Таким образом, применение латыни в качестве общего языка права в Европе может быть эффективным во многих отношениях по следующим причинам:

1.                  этот язык имеет прочную историческую связь с развитием европейского права (основная часть юридической литературы была написана на латыни);

2.                  латынь является крайне лаконичным языком;

3.                  латынь содержит в себе полный и хорошо построенный блок терминологии (латинские термины и фразы создают базу для правового дискурса, минуя барьеры в виде различий между правовыми и культурными системами Европы).

История языка имеет не меньшее значение, чем история культуры. И хотя мы не можем использовать латынь так широко, как это было в прошлые века, этот язык до сих пор помогает нам лучше понимать значения юридических терминов и точно использовать терминологию.

 

Литература:

 

1.      D. Tamm. Roman Law and European Legal History. Copenhagen: DJ0F Publishing 1997, p. 191;

2.      Exitus — Black’s Law Dictionary by H. C. Black. 6th edition. by the publisher’s editorial staff; J. R. Nolan et al. (eds). St. Paul, Minnesota: West Group 1998, p. 574;

3.      P. Legrand. European Legal Systems Are Not Converging. — International and Comparative Law Quarterly 1996 (45), pp. 63–64;

4.      S. Sarcevic. New Approach to Legal Translation. The Hague, London, Boston: Kluwer 1997;

5.      S. Wright. A Community That Can Communicate? The Linguistic Factor in European Integration. — Whose Europe? The Turn Towards Democracy. Oxford: Blackwell 1999, pp. 79–103.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle