Библиографическое описание:

Ломаев Б. Ф. Дистрибутивные и контекстуальные условия семантической вариативности модальных глаголов can и may [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 67-71.

В настоящей статье анализируются синтаксические условия реализации значений can и may — главной предикативной лексики, которая несет основную нагрузку по передаче понятия возможности в английском языке. Выбор глаголов can и may для исходного синтагматического исследования предикативных средств выражения модальности возможности определяется их особым положением среди других языковых средств выражения данного аспекта модальности. [1, c. 834]. Выделенные нами на парадигматическом этапе исследования ключевые значения этих модальных глаголов Possibility, Ability, Certainty-Sureness, Uncertainty-Doubt, Permission-Sanction, Chance, Probability соотносятся с определенными оттенками и степенями исследуемого понятия и являются спецификацией общего инварианта Potentiality в конкретных контекстах. Основной целью анализа функционирования can и may в речи является определение более точной идентификации и различения этих близких по значению слов.

Анализ синтаксических условий и факторов, влияющих на проявление определенных значений can и may, начинается с выявления детерминирующих критериев коммуникативного значения исследуемых модальных глаголов. В отличие от других глаголов, выражающих действие /процесс, состояние …/, модальные глаголы can и may выражают потенциальность, возможность действия / процесса …/. Это специфическое семантическое свойство рассматриваемых глаголов является определяющим, поскольку оно детерминирует их основные формальные дистрибутивные признаки. Данные глаголы а/ не могут следовать за другим глаголом, и б/ всегда употребляются в сочетании с инфинитивом (в полносоставном предложении). В своем лексическом значении модальные глаголы выражают характер отношения субъекта действия к самому действию, выраженному инфинитивом глагола. Сочетание модального глагола с инфинитивом можно считать грамматическим устойчивым словосочетанием, устойчивость которого заключается в том, что с грамматической точки зрения данное сочетание монолитно, синтаксически неразложимо. Ср., например: A bear can run surprisingly fast. It may be all right for her, but not for me.

В силу своей специфики модальные глаголы can и may детерминируют свое оптимальное левостороннее и правостороннее окружение, а именно наличие перед собой названия лица/предмета, выступающего в качестве подлежащего предложения, и наличие после себя инфинитива глагола, обозначающего потенциальное действие. Данные глаголы имеют одинаковую модель синтаксического построения, которая релевантна по составу и для их морфологических форм could и might. Ср., например: This could be your big chance. You might ask before you borrow my car.

Идентичность конфигурации can/could и may/might свидетельствует об их семантической близости. Вместе с тем, на уровне конфигурации невозможно разрешить проблему семантического различения рассматриваемых глаголов, и, тем более, вопросов разграничения их отдельных коммуникативных значений. Конфигурация can и may представляет собой многозначную модель с семантическим инвариантом потенциальности. В пределах этой модели ядро /can или may/ способно реализовать все мыслимые оттенки и степени обобщенного значения возможности.

Данная многозначная модель реализуется в контекстных условиях, в предложении всегда с каким-либо одним /но определенным/ значением возможности. Значение слова, употребляемого в предикативной функции, которая осуществляет задачу сообщения, соответствует его коммуникативной значимости, а не сумме семантических дифференциальных составляющих, определяющих количество передаваемой им информации [2, c. 54]. Значение модального предикативного словосочетания приближается к значению предложения. Так, например, в предложении: They can swim as well as their ancestors модальное предикативное словосочетание имеет значение Physical Ability — способности, характеризующей лицо субъекта.

Левостороннюю и правостороннюю семантическую сочетаемость can и may можно считать безграничной. Проведенный в ходе сплошной выборки текстов анализ двустороннего оптимального окружения данных глаголов показывает, что перед ними одинаково употребляются существительные и местоимения различных родов и чисел, обозначающие одушевленные лица и неодушевленные предметы, конкретные объекты и абстрактные понятия и т. д. В то же самое время необходимо отметить, что лицо субъекта действия влияет на проявление определенных значений исследуемых глаголов.

Семантическая вариативность canи may в зависимости от лица субъекта действия

Сопоставим семантическую валентность, то есть потенциальную реализацию выделенных семантических составляющих /значений/ can и may, например, во фразах: 1) I /you, he …/ cango и 2) I /you, he …/ maygo, построенных по модели S + MV. Сравним семантическую валентность can и may с точки зрения их интра-субъективного и экстра-субъективного содержания и связанного с этим семантического, а именно экстенсионального и интенсионального потенциала [3, 89].

Об экстенсиональном значении can и интенсиональном — may cвидетельствует прямая однонаправленная связь семантических отношений данных единиц: may can, то есть may как смысловой компонент обнаруживается в дефиниции can, но не наоборот. Совсем не случайно у can в составе ключевого семантического составляющего Possibility рядом с may присутствуют элементы possibly, perhaps: Can — may possibly, may perhaps. Семантическая оппозиция can и may носит привативный характер: can — привативный член бинарной оппозиции, имеющий больший объем значения и большую сферу употребительности. Так, например, Пальмер, рассматривая сферы употребления can, may и других глаголов, выделяет у may всего два случая: possibility, permission, в то время как у глагола can — шесть: 1/ possibility, 2/ ability, 3/ permission, 4/ characteristic (возможность, характеризующая лицо или предмет): She can be very catty at times, 5/ willingness (возможность сделать что-то для какого-либо лица): I cando that for you, 6/ sensation (возможность восприятия): I canhear music [4, 123]. Can, выражающий все выделенные у него оттенки и степени возможности с большей уверенностью, покрывает may благодаря своему более объемному семантическому содержанию в плане ключевого семантического составляющего Ability. Привативный характер данной оппозиции может свидетельствовать об экстенсиональном значении can /единица, имеющая больший объем значения/ и, соответственно, интенсиональном — may.

Can — интра-субъективный глагол, так как употребляется, когда возможность /включая все выделенные оттенки и степени возможности/ совершения действия зависит от самого субъекта действия. Например, употребление can в вопросе: Canpass the guard? Будет совершенно правомерным, так как охрана, обладая умственной способностью /Mental Ability/, а также физической силой своего оружия /Physical Ability/ может помешать осуществлению возможного действия: You cannotpass (Funk & Wagnalls. New «Standard» Dictionary).

May — экстра-субъективный глагол, так как выражает возможность /оттенки и степени возможности/ осуществления действия не со стороны субъекта, а со стороны внешних факторов и обстоятельств: It all mayturnout badly.

Модальный глагол can имеет экстенсиональный характер благодаря своему интра-субъективному содержанию. Значение способности /Ability/, характеризующей субъект действия /особенно Intellectual Ability/, можно по праву считать основным, стержневым смыслом can: I cando that for her. Данный пример может служить иллюстрацией реализации у can коммуникативного значения способности как возможности сделать что-то для какого-либо лица /Willingness/. Остальные его значения Possibility, Probability, Chance, Certainty-Sureness, Permission можно интерпретировать как коммуникативные смыслы, а именно как значения, приобретаемые в данном контексте его речевого употребления, например: Cangoin and see him?

У модального глагола can при его употреблении с субъектом действия 1-го лица большей частью реализуется значение возможности-способности /intellectual, physical, moral ability/: Look! I can do it! I can do it! (Irving J., 72). Когда can употребляется с субъектом действия 3-го или 2-го лица у него /также как и у may/ преимущественно реализуется значение возможности-предположительности: Love can turn to hate. But remember hate can turn to love, too. It works both ways (Christie A., 81). It maycure her (McCullers J., 134). Приведенные примеры могут служить иллюстрацией того, что значение возможности-предположительности у can действительно соотносимо с понятием теоретически мыслимой возможности осуществления действия, которое в любой момент /при наличии необходимых условий/ может быть реализовано. Вероятно поэтому существует мнение, что can выражает большую уверенность, чем may, когда он употребляется в данном значении.

Значение возможности-предположительности, реализуемое глаголом may, отличается от значения предположительности, реализуемого глаголом can. Если can реализует теоретического характера предположительность как, например, в предложении: Where there is murder, anything canhappen (Christie A., 42), то may — фактическую, или, иными словами, своего рода импульсивную предположительность как ответную реакцию на определенный внешний факт объективной действительности. И в этом смысле фактическая предположительность may ближе к реальной действительности: He’s in jail this very minute for killing a Negro and they may hang him! (Mitchell M., 466). Прав Г. Лич, когда говорит, что may обозначает более сильную возможность-предположительность, чем can [5, 75].

Семантическая вариативность canи mayв зависимости от семантики и формы последующего инфинитива

Как показывает анализ двустороннего оптимального окружения can и may после этих глаголов одинаково встречаются в той или иной форме глаголы, обозначающие самые разные виды деятельности: глаголы умственной, физической, морально-правовой деятельности /know, think, grow, swear, …/, глаголы движения /go, fly, run, …/, глаголы восприятия /see, hear, …/, глаголы состояния /contain, consist, …/ и т. п. Модальные глаголы производят впечатление неразборчивости как в отношении их левосторонней, так и правосторонней сочетаемости, отсутствия избирательности в отношении семантики и грамматических особенностей предшествующего и последующего элемента их окружения. В любом окружении данные глаголы систематически обозначают потенциальность действия. Однако и лицо субъекта /как уже отмечалось выше/, а также семантика и форма последующего инфинитива влияют на проявление определенных значений этих глаголов.

Чтобы показать зависимость значения модальных глаголов от семантики последующего инфинитива, необходимо провести семантическую классификацию глаголов, которые зафиксированы в качестве инфинитивов, следующих за can и may.

В модальных предикативных сочетаниях с глаголами более конкретной семантики can/may проявляют свойство реализации значений Ability, Probability, Chance, Certainty-Sureness, соотносимых с понятием реальной возможности. Значение предположительности реализуется, как правило, с глаголами более нейтральной семантики. Однако нельзя не заметить, что если can, реализуя то или иное значение возможности, встречается в сочетании с глаголами практически всех выделенных семантических групп, то may встречается в основном в сочетании с глаголами нейтральной семантики /особенно часто с глаголом be/, реализуя при этом обычно значение Possibility, реже — значение Uncertainty-Doubt: Daughters canbe worrying (Christie A., 30); It may be that in private she had a copious conversation (Irving J., 171).

Если значение Ability считается основным, ключевым смыслом модального глагола can, то значение Possibility является наиболее часто реализуемым смыслом модального глагола may. После значения Possibility основными значениями may можно считать значения Probability и Permission: I may be back almost as soon as this letter (Green G., 78); May I have your attention, please. Please, class! (Kaufman B., 16). Значение Permission реализуется, как правило, в сочетаниях may с глаголами конкретной семантики /также как у can/. Глагол can в значении просьбы, как известно, прочно вошел в практику речевого общения: I got no ink — can I use pencil? (Kaufman B., 61).

Сравнивая между собой can и may в отношении особенностей элементов их непосредственного окружения следует обратить внимание также и на то, что их правое окружение может быть одинаково представлено различными формами инфинитива. Необходимо рассмотреть зависимость семантики модального глагола не только от лексического значения последующего инфинитива, но и от формы переменного конституента модального предикативного словосочетания.

Анализ просмотренных текстов показал, что can/could и may/might встречаются главным образом в сочетаниях с простым, индефинитным инфинитивом действительного залога (более 80 % всех их употреблений). Одновременно следует отметить, что предикативные сочетания модальных глаголов с пассивным и длительным инфинитивом намного реже встречаются в текстах, чем сочетания данных модальных глаголов с перфектным инфинитивом. Если у рассматриваемых глаголов в сочетании с инфинитивом общего вида реализуются все выделенные у них значения, то в сочетании с другими формами инфинитива у модальных глаголов или отсутствуeт, или в значительной степени ограничена потенция реализовать данные значения, особенно Ability, Certainty-Sureness, Uncertainty-Doubt, Permission-Sanction, Chance.

У глаголов в сочетании с любой формой инфинитива реализуется лишь значение Possibility, например: I couldhavegot all the women in London. I didn’t come here for that (Maugham S., 65). Значение возможности-предположительности в данном случае соотносится с предполагаемой возможностью, которая теоретически вполне осуществима, и согласуется с категориальным содержанием сослагательного наклонения /обычно это нереализованная возможность/. [6, 51]. В сочетании с перфектным инфинитивом часто употребляется глагол may, особенно часто — форма might. Реализуемое глаголом may/might главным образом значение возможности-предположительности соотносимо в данном случае с понятием фактической возможности, осуществление которой могло иметь место в прошлом: There is another girl in that house. He may have come down there to meet her (Christie A., 41); It’s cost him his child, and any others I might have had (Osborne J., 141).

Bыявление определенных значений рассматриваемых глаголов возможно лишь в условиях более широкого окружения. Поэтому необходимо выйти за рамки оптимального окружения, которое образовано реализацией обязательной валентности can или may. Как показывают наблюдения реального функционирования can и may в речи, их семантическая вариативность зависит еще от коммуникативного типа предложения и от других контекстных условий, влияющих на проявление определенных коммуникативных значений возможности у этих глаголов.

Семантическая вариативность canи mayв зависимости от коммуникативного типа предложения

Модальные глаголы can и may употребляются во всех синтаксических типах предложений. Для определения особенностей варьирования исследуемых в настоящей работе значений возможности у данных модальных глаголов представляют интерес утвердительный и вопросительный типы предложений. Как уже отмечалось выше, наиболее часто встречаемой в текстах лексической единицей является глагол can/сould, который имеет большую сферу употребительности и в утвердительных и в вопросительных предложениях.

В утвердительных предложениях у can/could больше реализуются значения Ability, Certainty-Sureness, Chance, то есть значения, соотносимые с понятием реальной возможности: You know he always cansmoothherdown (Mitchell M., 95), а у may/might — значение Possibility: By God, I maybe old-fashioned in my ideas, but … (Fitzgerald F., 105). В вопросительных предложениях значение Possibility, которое соотносимо с понятием предполагаемой, гипотетической возможности, часто реализуется у can/could: In what way canbe of use to you? (Christie A., 7). Значение Permission-Sanction y can/could и y may/might реализуется в обоих коммуникативных типах предложения: в вопросительных предложениях — главным образом значение просьбы, в утвердительных — значение разрешения: Could you come with me now? (Dreiser T., 335); May I help you? (Mitchell M., 285); Tell them they can go home (Green G., 85); You may wear my garnet necklace tomorrow night (Mitchell M., 61).

Семантическая вариативность canи may в зависимости от контекста

Как показывают наблюдения, кроме вышеуказанных своего рода обязательных детерминирующих критериев коммуникативного значения модальных глаголов /лицо субъекта действия, семантика последующего инфинитива, категориальная форма инфинитива, коммуникативный тип предложения/, на проявление определенных значений изучаемых единиц могут влиять и факультативные, дополнительные члены контекстного окружения can и may. Примером дополнительных членов окружения, которые влияют на реализацию определенного значения can или may, служат слова и выражения типа possibly, probably, maybe, perhaps, to be sure, by chance и другие единицы, которые были зарегистрированы в качестве конституентов семантического поля «Возможность»: Perhaps we cansave him (Maugham S., 103); You may possibly believe in God … (Greene G., 94).

Сопровождающие и конкретизирующие значение исследуемых модальных глаголов выделенные курсивом контекстные показатели могут иметь самый различный вид и могут занимать любое место в контексте: It is possible that she herself may have asked him to bring her something from that room — there are a lot of possibilities (Christie A., 41). Контекстные показатели выполняют роль своеобразной факультативной позиции. Определяя обязательную позицию как связь, присущую изучаемым словам, необходимую для реализации в речи их значений возможности, под факультативной позицией следует понимать связь, определяемую той или иной конкретной задачей сообщения. Понятие факультативной связи тесно связывается с понятием контекста, контекстными условиями реализации того или иного значения данного слова. Под контекстными условиями, в свою очередь, подразумевается, во-первых, адекватный минимальный речевой отрезок для выявления коммуникативного значения данного слова, во-вторых, наличие коммуникативного сопроводителя, определенного контекстного показателя данного значения.

На реализацию того или иного значения изучаемых модальных глаголов обычно влияет не один фактор, а комплекс двух или более приведенных выше факторов. Рассмотрим случаи употребления can в двух коммуникативных типах предложения:

-        At all events, you can be forced to support your wife and children.

-        Can the law get blood out of a stone? I haven’t any money. (Maugham, 59)

Утвердительный тип предложения, семантика и форма инфинитива, а также контекстный показатель at all events комплексно влияют на реализацию у can значения реальной возможности-предположительности Possibility. Данное значение обусловлено, хотя и теоретической, но вполне осуществимой и, в этом смысле, реальной возможностью совершения действия. А в вопросительном предложении на реализацию значительной ограниченности возможности осуществления данного действия влияет вопросительная структура предложения, смысл всего высказывания.

Исследования парадигматических и синтагматических свойств can и may дают возможность провести тонкие смысловые и стилистические различия модальных глаголов. Как правило, различия проявляются в указаниях более широкого контекста, которые реализуют семантический элемент, различающий их синонимические значения. В случае отсутствия подобных указаний широкого контекста налицо нейтрализация противопоставления значений can и may.

Одним из испытанных и действенных методов контроля правильности установления семантической вариативности изучаемых глаголов является метод подстановки, то есть проба на заменяемость /с учетом макроконтекста/. С целью проверки правильности определения реализации того или иного значения следует провести замену данного модального глагола синонимичными выражениями, а именно предикативными фразами, которые входят в число исследуемых средств предикативного выражения модальности возможности.

 

Литература:

 

1.         См.: Ломаев Б. Ф. Модальность возможности в логике и языке. // Молодой ученый, № 3 (62) — 2014 — С. 834–836.

2.         Fillmore Ch. Types of Lexical Information. Studies in Syntax and Semantics. Dordrecht, 1969. С. 54.

3.         См. в этой связи: Tellier A. Les Verbes Perfecto-Presents et les Auxiliaires de Mode en Anglais Ancien. Paris, 1962. С. 89.

4.         Palmer F. R. A Linguistic Study of the English Verb. Lnd., 1965. С. 123.

5.         Leech G. Meaning and the English Verb. Lnd., 1971. С. 75.

6.         Подробнее о соотношении модальных глаголов и наклонения см.: Хлебникова И. Б. Сослагательное наклонение. Калинин, 1971- С. 51–60.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle