Библиографическое описание:

Владимирова В. Н. Петербуржская литературная деятельность Пантелеймона Кулиша [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 4-6.

В статье рассматривается петербуржский период творческой деятельности известного украинского писателя и культурного деятеля второй половины ХIХ века Пантелеймона Кулиша, отмечается его важная роль в популяризации сочинений Тараса Шевченко, а также в развитии украинской литературной критики.

Ключевые слова: украинская литература, литературная критика, издательство.

 

Пантелеймон Кулиш (1819–1897) — одна из ключевых фигур украинского литературного процесса ХIХ века и украинской культуры в целом. Он выступал во всех родах и жанрах литературы, а также заявил о себе как учёный (историк, фольклорист, литературовед), издатель, общественный деятель и внёс огромный вклад в духовное развитие своего народа. «Кулиш всю свою жизнь искал новые пути, сгорал страстью сказать какое-то великое слово. В данный момент твёрдо уверенный в правоте своего суждения, он тем не менее вскоре отвергал его, чтобы опять с такой же самоуверенностью отстаивать что-нибудь другое. Эти колебания составляли трагедию его жизни, но вносили фермент в литературную жизнь Украины; в критических произведениях Кулиша, при многих несправедливых и односторонних суждениях, затрагивались верные и глубокие мысли, не падавшие даром на украинскую почву» [5, с. 122].

Творческое наследие Пантелеймона Кулиша ещё не полностью исследовано современной украинской литературоведческой наукой, так как в советское время его книги не издавались, а имя сознательно замалчивалось. Неоднозначное отношение к писателю наблюдалось ещё при жизни, в частности в 1860–1890-х годах, когда он, по мнению многих современников, резко изменил направление идейно-художественных поисков и стал восхвалять российский политический строй, идеализировать личности Петра I и Екатерины II, демифологизировать романтические представления о Запорожской Сечи, некоторые моменты украинской истории. Это давало исследователям повод утверждать, что судьба Пантелеймона Кулиша является типичной для романтика — «нестабильной» личности, которая стремится испытать на личном опыте противоположное, чтобы не оставаться застывшим, мёртвым духом. Эволюция Кулиша — эволюция в границах логического развития данной идеи» [4, с. 10].

Современный литературовед В. Ивашкив констатирует: «Известный украинский писатель и общественный деятель ХIХ века Пантелеймон Кулиш принадлежит к тем творческим индивидуальностям нашего прошлого, которые несмотря на свою значимость всё-таки достаточно непросто входят в мир современной интеллектуальной мысли. Это часто связывают со сложной личностью этого писателя, который часто шокировал своих современников резкими выражениями, парадоксальными выводами, которые не вкладываются в общепринятые рамки» [1, с. 5].

Петербург как центр общественно-политической и культурной жизни ХIХ века открывал многим талантливым украинцам значительные перспективы образования, карьерного роста, творческой самореализации. Пребывание Пантелеймона Кулиша в 50‑х — в начале 60-х годов в Петербурге также стало важным периодом его творческой биографии, кроме того, писатель развернул там активную издательскую деятельность. В его типографии смогли увидеть мир произведения таких украинских писателей, как Тарас Шевченко, Марко Вовчок и др. Этому периоду принадлежат такие его печатные издания, как альманах «Хата» (1860), журнал «Основа» (1860–1861).

Журнал «Основа» стал первым украинским общественно-политическим и литературным ежемесячником, который объединил широкий круг украинских литераторов и культурных деятелей того времени различных идейно-политических ориентаций, что имело позитивное консолидирующее значение, но также обусловило спорный и неравноценный в художественном плане смысл произведений. Это, на наш взгляд, и послужило одной из главных причин закрытия журнала.

Одновременно на страницах «Основы» появляется около двадцати сочинений Кулиша-критика, написанных на русском и украинском языках («Обзор украинской словесности», программные статьи «Характер и задачи украинской критики», «Простонародность в украинской словесности», а также «Ответ московскому «Дню» и др.). На страницах этого печатного издания Пантелеймон Кулиш вёл бóльшую часть редакторской работы. Там появились стихотворения, рассказы, переводы, рецензии, статьи его современников и самого Пантелеймона Кулиша. К этому времени он уже был автором произведений «О том, отчего в местечке Воронеже высох Пешевцов став», «О том, что случилось с казаком Бурдюгом на Зелёной неделе» (литературные обработки народных легенд и былин), повести «Огненный змей», написанных на русском языке. В этом так называемом «воронежском цикле» ранней прозы отчётливо просматривалось влияние раннего европейского романтизма, романтический тип творчества.

Наибольшую популярность Пантелеймону Кулишу принёс первый в украинской литературе исторический роман «Чёрная рада. Хроника 1663 года», впервые полностью напечатанный на украинском и русском языках в 1857 году. К этому времени в журналах «Современник» и «Москвитянин» была опубликована большая часть русскоязычной версии произведения. Хотя становление исторически-романного мышления Пантелеймона Кулиша засвидетельствовал ещё раньше роман «Михайло Чарнышенко, или Малороссия восемьдесят лет назад» (1843).

В журнале «Основа» увидели свет разножанровые произведения Тараса Шевченко (лирические стихотворения, поэмы, драма «Назар Стодоля», отрывки из «Журнала», письма), а также произведения Марко Вовчок («Институтка»), Л. Глибова, С. Руданского, Н. Костомарова, О. Стороженко и др. С «Основой» связаны литературные дебюты молодого поколения украинских писателей — В. Кулика, Н. Номыса, А. Кониского.

Издаваемый в Петербурге журнал сыграл важную роль в развитии украинской литературно-эстетической мысли, а также становлении профессиональной критики, поскольку на его страницах печатались критико-биографические обзоры, рецензии, аннотации текущей художественной продукции. В это время Пантелеймон Кулиш научно обосновал принцип «этнографической правды» (этнографической точности), с которым он подходил к оценке сочинений таких его современников, как И. Котляревский, П. Гулак-Артемовский, Г. Квитка-Основьяненко. По его мнению, этот принцип может уберечь писателей от искусственности и надуманности в изображении жизни народа.

Писатели, которые, по убеждению Пантелеймона Кулиша, следовали принципу «этнографической правды», «засвидетельствовали своё сродство в духе и истине с великою собирательною личностью простолюдина» [2, с. 523]. Можно согласиться с тем, что в «этнографической правде» писатель мог достаточно полно раскрыть народную жизнь, но названный принцип не давал возможности разрешить проблему соотношения индивидуума и окружения, героя и обстоятельств.

В это время очень чётко прослеживается такой важный компонент литературоведческой теории Пантелеймона Кулиша, как понятие «народного духа». Сам автор не оставил специального его обоснования, однако можно сделать вывод о метафизическом характере этого понятия, которое заключает в себе высшие духовные ценности народа и нации, предусматривая идею их исторического развития.

Критерий «народного духа» многокомпонентный. Кроме родного языка, он состоит из других существенных черт: «По ним и писатели, выступившие уже на своём поприще, будут проверять свой язык, тон, вкус и самый строй мыслей» [2, с. 524]. Рассматривая этот критерий как абстрактный, необходимо отметить, что первоочередными характеристиками «народного духа» являются для Пантелеймона Кулиша красота, доброта, правда, — триада ценностей, которая основательно охарактеризована в немецкой эстетике позднего Просвещения и преромантизма.

С пребыванием в Петербурге связано тесное общение Пантелеймона Кулиша с Тарасом Шевченко, который возвратился туда после десятилетней царской ссылки. Их знакомство состоялось в 1843 году на Украине, о чём писатель говорит в воспоминаниях «Жизнь Кулиша» и «Воспоминаниях о Н. И. Костомарове». В середине 40-х годов мы наблюдаем творческий взаимообмен между Тарасом Шевченко, Пантелеймоном Кулишом и Николаем Костомаровым, который прервался из-за ареста за участие в Кирилло-Мефодиевском братстве.

Сам Пантелеймон Кулиш в середине 1845 года после публикации «Современником» первых глав романа «Чёрная рада» был приглашён ректором Петербургского университета П. Плетнёвым (он был и редактором «Современника») в столицу на должность старшего учителя гимназии и лектора русского языка для иностранных слушателей университета. Осенью 1846 года Петербургская Академия наук по рекомендации П. Плетнёва командирует молодого писателя на три года за границу для изучения славистики. В Варшаве Пантелеймона Кулиша арестовывают за участие в Кирилло-Мефодиевском братстве. В течение трёх лет он отбывает наказание в Туле, после чего возвращается в Петербург.

После возвращения из ссылки в Петербург для Тараса Шевченко особенно важной стала литературно-критическая поддержка Пантелеймона Кулиша. Первый после ссылки публичный отзыв о его поэзии, как видим из «Дневника» (запись от 26 октября 1857 года), Тарас Шевченко встречает с некоей настороженностью, неуверенностью: «В эпилоге к «Чёрной раде» П. А. Кулиш, говоря о Гоголе, Квитке и мне грешном, указывает на меня, как на великого самобытного народного поэта. Не из дружбы ли это» [3, с. 202].

Кроме того, Тарас Шевченко высоко ценил профессиональное мнение Пантелеймона Кулиша относительно своего творчества. Пантелеймон Кулиш ещё в то время сумел обозначить общенациональную роль творчества Кобзаря, популяризировал его стихотворения, в некоторые вносил отдельные редакторские правки. На сегодня текстологами доказаны факты редактирования произведений «Марьяна-черница», «Наймичка», «К Основьяненко» и др. В литературе зафиксированы отдельные суждения и отдельные высказывания Пантелеймона Кулиша о таких сочинениях Тараса Шевченко, как цикл «В каземате», «Наймичка», «Неофиты», русскоязычные повести, важные в текстологическом плане. Сам поэт в «Дневнике» от 18 марта 1858 года отметил: «Кончил переписывание или процеживание своей поэзии за 1847 год. Жаль, что с кем толково прочитать. Михайло Семёнович (Щепкин. — В. В.) в этом деле мне не судья. Он слишком увлекается. Максимович тот просто благоговеет перед моим стихом. Бодянский тоже. Нужно будет подождать Кулиша. Он хоть и жестоко, но иногда скажет правду; зато ему не говори правды, если хочешь сохранить с ним добрые отношения» [3, с. 253].

В поэзии Тараса Шевченко Пантелеймон Кулиш усматривал воплощение украинского народного духа и отстаивал эту мысль во многих литературно-критических публикациях рубежа 50–60-х годов, письмах, воспоминаниях. Ещё при жизни Тараса Шевченко появились в печати его обзоры «Об отношении малороссийской словесности к общерусской (эпилог к «Чёрной раде»)», «Взгляд на малороссийскую словесность по случаю выхода в свет книги «Народные рассказы Марко Вовчок», «Предисловие издателя», в которых Тарас Шевченко был охарактеризован как «народный поэт», связанный с фольклором. «Перечитывая несколько раз здесь в Петербурге Вашего «Кобзаря» и «Гайдамаков», я от души восхищался ими и многие места заучил наизусть… Ваши создания принадлежат не одним Вам и не одному Вашему времени, они принадлежат всей Украине и будут о ней говорить вечно» [3, с. 25].

В Петербурге в 1862 году вышел в свет сборник стихотворений самого Пантелеймона Кулиша «Рассвет. Думы и поэмы» («Досвітки. Думи і поеми»), в которых он заявил о себе как талантливый поэт. Позже, в 1873 году, в Петербурге, работая на должности редактора «Журнала Министерства путей сообщения», он подготовил трёхтомное исследование «История воссоединения Руси», в котором документально хотел доказать пагубное влияние народного национально-освободительного движения, что повлекло серьёзную критику в его адрес со стороны единомышленников.

Как видим, петербургский период в жизни Пантелеймона Кулиша был очень насыщен творческими планами, большинство из которых удалось реализовать. Его творческую личность трудно представить без петербургского периода, так как именно в этом города писатель создал и опубликовал свое главные произведения, заявил о себе как важная фигурка украинского литературного процесса второй половины ХIХ века.

 

Литература:

 

1.      Івашків В. Художня, літературознавча і фольклористична парадигма ранньої творчості П. Куліша / Василь Івашків. — Львів: Вид-во ЛНУ імені Івана Франка, 2009. — 448 с.

2.      Куліш П. Твори: у 2 т. / П. Куліш. — К.: Дніпро, 1989. — Т. 1. — 586 с.

3.      Листи до Тараса Шевченка. — К.: Наукова думка, 1993. — 375 с.

4.      Петров В. Пантелеймон Куліш у п’ятдесяті роки: Життя. Ідеологія. Творчість. Т. 1 / В. Петров; Збірник історично-філологічного відділу ВУАН. № 88. — У Києві: З друкарні Всеукраїнської Академії Наук, 1929. — 572 с.

5.      Франко І. Літературно-критичні статті / І. Франко // Зібр. тв..: у 50 т. — К.: Наукова думка, 1986. — Т. 43. — 428 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle