Библиографическое описание:

Мохаммад-заде Ш. Г., Захраи М. Сравнительный анализ архетипических образов Илья Муромца и Рустама [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 7-9.

Литературным архетипом можно назвать часто повторяющиеся образы, сюжеты и мотивы в фольклорных и литературных произведениях. Литературные архетипы одинаково встречаются в персидском фольклоре и литературных произведениях, а также в русской литературе. В данной статье проведен сравнительный анализ архетипических образов русской былины «Илья Муромец и Соловей разбойник» и персидской поэмы «Шахнаме» Фирдоуси.

Ключевые слова: архетип, былина, Илья Муромец, Рустам.

 

Литературный архетип, как пишет Большакова А. Ю. несмотря на то, что обладает способностью к внешним изменениям, но таит в себе неизменное ценностно-смысловое ядро. Архетипические образы на протяжении веков сопровождают человека и отражаются в мифологии, религии и искусстве каждого народа. Уже в 20 веке исследователи стали уделять особое внимание архетипическим проформам в анализе литературно-художественных произведений и определению идейное нагрузки тех или иных архетипических составляющих. Исследователи считают, что термин «архетип» обозначает наиболее общие, фундаментальные и общечеловеческие мифологические мотивы, которые лежат в основе любых художественных и мифологических структур.

Архетипы проявляют себя в виде символов: в образах героев, мифах, фольклоре, обрядах, традициях и т. д. Существует множество архетипов, так как это обобщенный опыт наших предков. Главные из них: архетип Я, архетип матери, архетип отца. Это может быть не только положительный, но и отрицательный образ: Ведьма, Баба Яга. Архетип отца определяет общее отношение к мужчинам: Отец, Илья Муромец, Мудрый старец, Бог, Закон, Деспот и пр.

Невозможно провести четкую квалификацию архетипов в определенной форме, но они могут быть определены посредством сравнительного анализа литературы двух или нескольких народов. В данном случае проводится параллель межу архетипическими образами Илья Муромец и Рустам, а также архетипами, окржающими этих богатырей.

Минорский В. Ф. указал на предполагаемые пути проникновения иранских сюжетов в Россию через тюркское и кавказское посредничество. Он более четко выделил два варианта влияния «Шахнаме» на русскую народную литературу –1) Киевский цикл русских былин об Илье Муромце и Соловье-разбойнике и 2) «Повесть о Еруслане Лазаревиче» [12, с. 30].

Илья Муромец — самый известный и в то же время самый загадочный герой русского эпоса. Многие исследователи не сомневаются в том, что Илья Муромец — реальная историческая личность, воин, служивший киевскому князю. Он родился в городе Муроме, в селе Карачарове. Тридцать лет сидит он сиднем и не может подняться, потому что не владеет ни руками, ни ногами [4, с. 24].

Рустам в поэме «Шахнаме» Фирдоуси — могучий сын богатыря Золя и Рудабы- дочери кабульского царя. Рустам родился в области Систан Ирана.

При сравнительном анализе двух поизведений становится очевидно, что в сказание об Илье Муромце и Соловье-Разбойнике попал не только иранский сюжет о Рустаме в общих чертах, но и его детали. Например, один из наиболее важных эпизодов русского эпоса — момент встречи богатыря Ильи и его противника Соловья — много раз сравнивался исследователями с эпизодом Шахнаме, в котором Рустам, следуя совету Симурга, убивает Эсфандияра, пуская стрелу ему в глаз. Аналогичным образом Илья побеждает Соловья-Разбойника, пуская стрелу в правый глаз или правую часть тела Соловья, правда, не убивая его. В народных версиях повествований о Рустаме герой также не всегда убивает противника, а иногда строит для него каменный дом с каменной колонной посередине.

Для того чтобы богатырь превратился в эпический образ, он должен обладать нечто большим, чем другие смертные. В дополнение к храбрости и уму, богатырю требуются магические и сверхъестественные силы [6, с. 242]. Во всех эпосах богатырь — полубог или потомок семьи аристократов и высокого происхождения. Но Илья Муромец был исключением. [11, с. 20].

В некоторых сказках эпизод исцеления приобретает легендарно-религиозный оттенок: целителями оказываются ангел или сам Христос и святители — Николай-угодник, Егорий храбрый, Илья-пророк. Но таких сказок меньше. Есть сказки легендарного характера, в которых Илья-богатырь смешан с Ильей-пророком. В тамбовской записи П. И. Астрова после краткого рассказа об исцелении ангелами Ильи-сидня и последующем его подвиге — поражении Соловья-разбойника говорится, что бог взял богатыря живым на небо, и он вместе с Михаилом-архангелом искоренял на земле чертей [1, с.10].

Рустам как и Илья Муромец обладает магическими сверхъестественными силами. Но в поэме особое внимание уделяется другим способностям Рустама и магические силы описываются весьма поверхностно. [2, с.254].

Феноменальная сила Ильи Муромца передалась по наследству его далеким потомкам. Так, например, прадед хозяина Иван Афанасьевич Гущин был известен в Карачарове и за его пределами своей недюжинной силищей. Ему даже запрещали участвовать в кулачных боях, ибо, не рассчитав силу удара, он мог убить человека. Он также мог легко тянуть воз дров, который лошади-то не сдвинуть с места. Легенды рассказывают, что подобный случай произошел с Ильей Муромцем. Однажды богатырь принес на гору три огромных мореных дуба, выловленных в Оке рыбаками. Подобный груз был бы не под силу лошадям. Эти дубы легли в фундамент Троицкой церкви, развалины которой сохранились по сей день.

Богатырская мощь Рустама проявилась уже в детстве: он убил булваой дикого белого слона, а также выбрал себе могучего коня Рахша. Он обладал необыкновенной силой, мужеством, умом и благородством. Рустам совершает множество подвигов, постоянно выручая своего повелителя: побеждает дракона и льва, разрушает коварные планы колдуньи, освобожнает из колдовского плена падишаха.

Когда Рудаба хотела родить Рустама, Симург посоветовал Золю сделать Рудабе кесерево сечение. Потому что Рустам был очень большим ребенком. Десять нянь кормили Рустама грудью и, когда отняли его от груди, его еда стала равна еде пяти мужчин [9, с. 19].

В обеих былинах существует другой сходный эпизод- битва отца и сына, хотя в подробностях эти эпизоды отличаются друг от друга.

В Шахнаме Рустам, не узнав сына, убивает его на поединке. Невырзимая скорбь овладевает душою Рустама, когда он узнает, что убитый им юноша — его сын.

Недалеко от города на заставе пятнадцать лет живут тридцать богатырей под началом Ильи Муромца. Богатырь поднимается на заре, берет подзорную трубу, смотрит во все стороны и видит, как с западной стороны приближается неизвестный богатырь, подъезжает к белому шатру, пишет грамоту и передаёт Илье Муромцу. А в той грамоте неизвестный богатырь написал, что он едет в стольный город Киев, чтобы поджечь город, иконы в воде утопить, печатные книги в грязи истоптать, князя в котле сварить, а княгиню с собой забрать. Илья Муромец будит свою дружину и рассказывает про неизвестного удальца и про его послание. Вместе со своими богатырями он думает, кого послать вдогонку за чужаком. Наконец он решает послать Добрыню Никитича.

Добрыня догоняет неизвестного в чистом поле и пытается вступить с ним в разговор. Сначала чужак не обращает на слова Добрыни никакого внимания, а потом поворачивается, одним ударом снимает Добрыню с коня и велит ему ехать назад к Илье Муромцу и спросить у него, почему он, Илья, сам не поехал за ним.

Пристыженный Добрыня возвращается и рассказывает, что с ним произошло. Тогда сам Илья садится на коня, чтобы догнать чужака и расквитаться с ним. Своим дружинникам он говорит, что не успеют они щи сварить, как он вернётся с головой дерзкого удальца.

Илья догоняет неизвестного богатыря, и они вступают в поединок. Когда ломаются их сабли, они берутся за палицы, пока те не распаиваются, потом хватаются за копья, а когда ломаются и копья, вступают в рукопашный бой. Так они дерутся целые сутки, но ни один не может ранить другого. Наконец у Ильи подламывается нога, и он падает. Сокольник собирается заколоть богатыря, но Илье удаётся сбросить с себя врага. Он придавливает Сокольника к земле и, прежде чем заколоть его кинжалом, спрашивает, кто он такой, какого роду и племени. Тот отвечает Илье, что его мать — Златогорка, удалая богатырка одноокая. Так Илья узнает, что Сокольник — его родной сын.

Илья просит сына, чтобы тот привёз мать в Киев, и обещает, что отныне он будет первым богатырём в его дружине. Однако, Сокольника берет досада, что мать скрыла от него, чей он сын. Он приезжает домой и требует у неё ответа. Старушка во всем признается сыну, а тот, разгневавшись, убивает ее. После этого Сокольник сразу же едет на заставу, чтобы убить и Илью Муромца. Он входит в шатёр, где спит его отец, берет копье и ударяет его в грудь, но копье попадает в золотой нательный крест.

Интересно, что два архетипических образа этих параллельных сюжетов — птицы Симург и Соловей. Правда, Соловей былин не вполне является птицей, — его характеристики смешаны, чаще всего он описывается как человек, но, в то же время, подобно птице живет на дереве.

Встречаются и отдельные необычные и оригинальные разработки эпизода столкновения с Соловьем-разбойником. Так, в записи П. И. Астрова из Тамбовской губернии Соловей изображен мужиком, который «залезал на деревья, разбойничал». [1, с.13].

Симург имеет два божественное и сатаническое лица. Присутствие этой мифологической птицы в иранской культуре относится к доисламкому периоду. Золь дважды вызывал Симурга, и каждый рвз Симург появлялся и решал неразрешимую проблему со своим оккультизмом и сверхъестественной силой. Но сатаническое лицо Симурга появляется в пятом подвиге Эсфандияра. Когда Рустам с помощью Симурга убил Эсфандияра. Советы Симурга привели к гибели Эсфандияра [7, с. 65]. Отличительными чертами Симурга следующие: огромное тело, обитание на дереве Виспубиш или в горах Эльбрус и осведомленность о небесных тайнах. [7, с. 575].

Животные имеют символические образы не только в иранских мифах. В этих символических образах отражается тайна и секрет мифологии. В тотемистических тенденциях, образ человека и животного объединяются и животное играет роль родителей, учителя, опекуна и т. д. [2, с. 295].

Рахш- конь Рустама в первом подвиге, когда Рустам спал вступил в борьбу со львом и убил его. Третий подвиг Рустама — битва с драконом, в котором его конь пытается разбудить его.

Верный напарник и друг Ильи Муромца — конь Бурушка любит своего хозяина. Он находчив умен и очень силен. Илья и Бурушка всегда выручают друг друга в сложных ситуациях вне зависимости от обстоятельств. Сила коня в роскошной золотистой гриве, которая выделяет его среди всех других коней. В действительности существует своеобразная душевная связь между богатырями и их конями.

Хотя архетипические образы и герои отличаются друг от друга, но при подробном изучении становится ясно, что они едины в своей структуре и природе. Когда человеческий разум не в состоянии понять некоторые удивительные явления в мире, то он обращается к мифологии и их тайнам. Исследования в области литературы, фольклора и культуры, в особенности проведение сравнительного анализа между архетипами литературных произведений носителей русского и персидского языков способствует сближению представителей этих народов, помогает понять культуру и историю народа, а также помогает изучению иностранного языка.

 

Литература:

 

1.         Астахова, А. М. Народные сказки о богатырях русского эпоса. Издательство академии наук СССР Москва 1962 Ленинград.

2.         Большакова А. «Литературный архетип»

3.         Вахед-дуст, М. Мифологические характеристики. Тегеран, Соруш, 2000.

4.         Дарулене, Т. Путевые заметки. Методический журнал для учителей русского языка, 2013.

5.         Захеди, З. Один шаг до луны и Юнга. Тегеран, Соганд, 2004.

6.         Куяаджи Дж. Исследование в ̋ Шахнаме ̋.Тегеран, Зенде- руд, 1992.

7.         Намдариян Т. Встреча с Симургом. Тегеран, Культурно-гуманитарный институт, 2007.

8.         Пур Давуд Э. Симург в иранской культуре. Тегеран, Мобакеран, 1980.

9.         Растгар Фасаи М. Эпос ̋ Рустам и Эсфандияр ̋. Тегеран, Джам, 1998.

10.     Шайган- Фард Х. Литературная критика. Тегеран, Дастан, 2005.

11.     Шалиян Ж. Сокровищница мировых мифологий. Перевод Саиди, А. Тегеран, Нашр-е фарханг, 1998.

12.     Эбрахими Торкаман, А. Караван (культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации). № 6, декабрь, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle