Библиографическое описание:

Мусатова Г. А. Структурно-семантические особенности служебных частей речи с уступительным значением [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 84-87.

В данной статье подробно рассмотрим несколько классов служебных частей речи с уступительным значением, определим их структурно-семантические особенности, проанализируем зависимость средств связи от лексического наполнения оформляемых ими синтаксических конструкций.

I «Уступить, не согласившись…»

В этот подкласс входят лексемы если и 1, даже если (и) 1, которые предполагают наличие компонента «условие», поскольку произошли от условного союза «если».

Если и попользуюсь в этом деле чем-нибудь лишним, так и греха нет никакого… (А. Н. Островский «Свои люди — сочтёмся»).

Даже если жена и не совсем счастлива, так не имеет права, не смеет жаловаться (А. Н. Островский «Доходное место»).

Для лексем данного подкласса предлагается такое толкование: говорящий считает, что ситуация Б, вероятнее всего, не имеет места. Если ситуация Б всё же имеет место, её действие существенно ослабляется действием А или практически сводится на нет.

Драгоценная королева, — пищал Коровьев, — я никому не рекомендую встретиться с ним (А), даже если у него и не будет никакого револьвера в руках (Б)! (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

Француз ей поклонился и отвечал, что он надеется заслужить уважение (А), даже если откажут ему в благосклонности (Б) (А. С. Пушкин «Дубровский»). — Ситуация А (француз надеялся заслужить уважение) ослабляет важность ситуации Б, которая, вероятно, не будет иметь места (откажут или нет в благосклонности?).

Другого платья у него не было, а если и было, он, быть может, и не надел бы его… (Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание»).

Лексема если и 1 предполагает ещё меньшую вероятность существования ситуации Б, чем лексема даже если 1. В том случае, если Б всё же имеет место, лексема если и 1 указывает на практически полную нейтрализацию ситуации Б под воздействием А [1, с. 30].

II «Компенсация» и «оговорка» [1]

Данный подкласс составляют лексемы зато, правда, вот только (только).

Она [Анна] была менее блестяща в действительности, но зато в живой было что-то такое новое, привлекательное, чего не было на портрете (Л. Н. Толстой «Анна Каренина»).

Трёхкомнатную он обменял на две отдельные по две комнаты и стал обладателем, как вы сами видите, шести комнат, правда, рассеянных в полном беспорядке по всей Москве (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

[Собакевич]: Сказал бы и другое слово, да вот только за столом неприлично (Н. В. Гоголь «Мёртвые души»).

Для слов данного подкласса предлагается следующее толкование: говорящий признаёт существование ситуации Б и обращает внимание адресата на то, что имеет место также ситуация А, независимая от Б и противоположно оцениваемая по отношению к Б, и что в данном случае А важнее Б.

Обратимся к лексеме зато.

Определяемое лексемой зато выражение описывает важную, главенствующую ситуацию А.

Анатоль был не находчив, не быстр, не красноречив в разговорах (Б), но у него зато была драгоценная для света способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность (А) (Л. Н. Толстой «Война и мир»). — Имеет место ситуация Б (Анатоль не быстр, не красноречив); говорящий это признаёт, но в то же время отмечает, что ситуация А (У Анатоля есть способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность) важнее Б.

Он [Левин] очень нервный человек и бывает неприятен, правда (Б), но зато иногда он бывает очень мил (А) (Л. Н. Толстой «Анна Каренина»). — Ситуация Б (Левин — очень нервный человек) оценивается говорящим как нечто второстепенное по сравнению с ситуацией А (иногда он бывает очень мил).

Для толкования лексемы зато важным является компонент «по мнению говорящего». Зато — очень субъективное, оценочное слово, выражающее уверенное, твёрдое мнение. Хотя и А, и Б являются реальными фактами, А оценивается как более важное, чем Б, только говорящим и может не разделяться адресатом.

Проанализировав языковой материал, мы пришли к выводу, что слово «зато» очень часто употребляется вместе с сочинительными союзами «но, да = но».

Вам придётся двигаться на ней [барке] очень медленно, да зато вы перейдёте пороги, чего нельзя сделать на пароходе (И. А. Бунин «Казацким ходом»).

Кроткие хохлатые жаворонки …теперь спят. Но зато проснулись и всю ночь будут с жалким писком голода гоняться друг за другом все эти мелкие и крупные хищники, дремавшие днём (И. А. Бунин «Белая лошадь»).

Выражение, определяемое лексемой правда, описывает менее важную, второстепенную ситуацию Б.

Правда, сохранились некоторые из таких усадеб ещё и до сего времени (Б), но в них уже нет жизни (А) (И. А. Бунин «Антоновские яблоки»).

Лексема правда — «слабое» слово, выражающее нетвёрдое, некатегоричное мнение; важно только, чтобы оценка А и Б была противоположной.

Правда, Макар не видел ещё рассвета (Б), но, судя по пространству, ему казалось, что они шли уже целую ночь (А) (В. Г. Короленко «Сон Макара»).

Правда, уже раз я с нею объяснился (Б), но тогда это как-то не вышло (А) (И. А. Бунин).

Таким образом, в фокусе внимания лексемы зато находится важная ситуация А, у лексемы правда — менее важная ситуация Б. Зато имеет значение «компенсация», правда — «оговорка».

Лексема вот только (только) предполагает следующее толкование: говорящий признаёт, что имеет место А, и обращает внимание адресата на то, что нежелательная ситуация Б также имеет место, но А важнее Б.

А, вот только Б.

Кто это говорит вам, что я похудел! Клевета! Здоровёхонек и растолстел так, что самому становится совестно, сыт и доволен по горло; вот только бы вы-то выздоравливали (Б)! (Ф. М. Достоевский «Бедные люди»).

III «Можно пойти на уступку при условии…»

В данный подкласс входят лексемы добро бы, пускай бы.

Для них предлагается такое толкование: говорящий считает, что для осуществления ситуации Б нет достаточных оснований. Б можно было бы признать обоснованным при условии, что ситуация А имела бы место.

Со всех сторон поступали беспрестанно жалобы, что спины и плечи, пускай бы ещё только титулярных (А), а то даже самых тайных советников (Б), подвержены совершенной простуде по причине ночного сдёргивания шинелей (Н. В. Гоголь «Шинель»).

Куда спешишь? Добро бы на пир (А), а то под обух, того и гляди… (А. С. Пушкин «Капитанская дочка»).

IV «Предел нормы»

В состав подкласса входят лексема хоть 1, ряд пусть 1, пусть даже, даже если 2, если и 2 (часто в дистантном употреблении), хотя бы 1 (хоть бы 1).

Слова, принадлежащие к этому классу, имеют следующее значение: говорящий считает, что ситуация Б, сильно выходящая за пределы нормы, создаёт отсутствие нормальных условий для существования ситуации А, и утверждает, что А имеет или будет иметь место.

Он сказал, что не уйдёт (А), даже если его начнут убивать (Б). — «Не уйдёт, даже если начнут убивать» — это сильно выходит за пределы нормы.

Ручку двери снаружи в это время крутили и дёргали, и слышно было, как курьерша за дверями отчаянно кричала: «Нельзя! Не пущу! (А) Хоть режьте!» (Б) (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»). — «Не пущу, хоть режьте» — это крайняя степень проявления действия.

Пусть бунтовщики, пусть даже дезертиры (Б), но это народ, господа, вот что вы забываете (А) (Б. Пастернак «Доктор Живаго»).

Да хоть бы он принц крови был (Б), моя дочь ни в ком не нуждается (А)! (Л. Н. Толстой «Анна Каренина»).

Одна из основных в этом подклассе — лексема хоть 1. Она образует ряд фразем со значением крайней степени, предела чего-либо: хоть на край света, хоть убей, хоть тресни, хоть падай, хоть режь.

А меня хоть ты золотом осыпь (Б), так я не поеду (А).

Иди ты хоть на край света (Б), я бы всё шла за тобой и не оглянулась бы (А) (А. Н. Островский «Гроза»).

В подобных конструкциях представлены «…крайние гиперболические условия, препятствующие наличному действию или состоянию, но не могущие отменить эти действия, состояния» [2, с. 28]. Семантика уступки достигает своего предела.

Конструкции «хоть+императив» делятся на несколько смысловых групп:

1) необходимость исполнения чего-либо, обязательность, невозможность понять что-либо или сделать: хоть в гроб ложись, хоть в петлю лезь, хоть пулю в лоб, хоть убей, хоть умри;

2) безысходность, безнадёжность, невыносимость чего-либо: хоть волком вой, хоть головой об стенку бейся, хоть плачь (лексемы, связанные со значением «отчаяние, бессилие»);

3) тщетность усилий, безразличие, равнодушие, нежелание, непонимание: хоть кол на голове теши, хоть бы хны, хоть лопни, хоть разорвись (на части).

В большинстве случаев фраземы этого типа сосредоточены в сфере антропоцентричности и тех типовых жизненных ситуаций, которые связаны с крайними, экстремальными психическими или физическими состояниями субъекта. Меньшая часть образований «хоть+императив» находится в зоне номинаций состояний среды, природы: хоть глаз выколи — состояние темноты; хоть топор вешай — духоты. Количественная семантика может быть представлена как максимальная или минимальная: хоть отбавляй, хоть пруд пруди или хоть шаром покати. Например: Родственников и старух, которых на всяких родинах хоть пруд пруди, тут не видно (А. П. Чехов).

Синтаксические фразеомодели отличаются свободным, ситуативно или контекстуально обусловленным лексическим наполнением.

V «Уступить вопреки желанию»

Внутри данного класса выделяется три подкласса уступительных выражений.

1 «Субъект готов на всё»

В данный подкласс входят следующие группы языковых единиц:

а) синонимический ряд по крайней мере, хотя бы 2 (хоть бы 2), хоть 2;

б) синонимический ряд лишь бы, только бы.

Для синонимического ряда по крайней мере предлагается следующее толкование: субъект понимает, что получить желаемое трудно или невозможно, поэтому готов иметь меньшее А, обладание которым более вероятно.

Все лексемы рассматриваемого ряда предполагают компромисс: субъект соглашается на нечто меньшее, чем то, чего он действительно желает.

К сожалению, ничего сделать не могу, так как валюты у меня нет, — спокойно ответил Дунчиль. — Желательная для адресата ситуация недостижима.

— Так нет ли, по крайней мере, бриллиантов? — спросил у него артист (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»). — Адресат готов удовлетвориться меньшим.

[Карандышев]: Был цыганский табор-с — вот что было.

[Лариса]: Что ж, может быть, и цыганский табор; только в нём было, по крайней мере, весело. Сумеете ли вы дать мне что-нибудь лучше этого табора? (А. Н. Островский «Бесприданница»).

Всё лето не покидала Кузьму мечта съездить в Воронеж. Хоть бы от поезда до поезда побродить по воронежским улицам, посмотреть на знакомые тополя, на тот голубенький домик за городом (И. А. Бунин «Деревня»). — Кузьма понимает, что у него нет возможности долго находиться в Воронеже, поэтому он готов удовлетвориться меньшим: от поезда до поезда побродить по улицам, посмотреть на знакомые тополя.

Вводное сочетание по крайней мере, указывающее оценку меры того, о чём говорится, часто используется для выражения требования. Слово хоть 2 предполагает просьбу: для него характерна ситуация упрашивания, субъект находится в зависимом и несколько униженном положении. Например: По крайней мере, о себе я вправе спросить, зачем я тебе? (И. А. Гончаров «Обрыв»). — Я имею право спросить о себе, если не могу ничего большего.

Вы смелее, честнее, глубже нас, но вдумайтесь, будьте великодушны хоть на кончике пальца, пощадите меня (А. П. Чехов «Вишнёвый сад»).

Танька часто ревела и просила «хоть капустки»… (И. А. Бунин «Танька»).

Синоним хоть бы 2 употребляется только в контекстах со значением желательности и несбыточности; хотя бы 2 — в контекстах реального существования некоего положения дел.

Время наше уходит, мы уже не молоды, и хоть бы в конце жизни нам не прятаться, не лгать (А. П. Чехов «Чайка»).

Ветер бушует и рвёт крышу. Шум у крыльца… Эх, хоть бы кто-нибудь приехал! (И. А. Бунин).

Кроме того, хотя бы вашей дочери и сделалось лучше, во всяком случае пригласите завтра доктора Афросимова (А. И. Куприн «Чудесный доктор»).

Лексемы, составляющие ряд по крайней мере, различаются местоположением по отношению к определяемому слову.

Сочетание по крайней мере может находиться в непосредственной препозиции к слову или именной группе, от которой синтаксически зависит, может отдаляться от определяемого слова другими словами и быть в постпозиции к нему.

Володя говорил, что на другом факультете ему, по крайней мере, не будет совестно перед новыми товарищами… (Л. Н. Толстой «Юность»).

Нет, теперь я уже не поддамся на это! Быть дурною, но по крайней мере не лживою, не обманщицей! (Л. Н. Толстой «Анна Каренина»).

Для синонима хотя бы 2 типична непосредственная препозиция к определяемому слову, два других расположения тоже допустимы. Например: Как же может управлять человек, если он лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

Частица хоть 2 может находиться либо в непосредственной препозиции, либо в постпозиции по отношению к определяемому слову.

«Так вы хоть про роман скажите», — деликатно попросил его Иван (М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

Вейротер с движением человека, слишком занятого для того, чтобы терять хоть одну минуту времени, взглянул на Кутузова и …взял бумагу (Л. Н. Толстой «Война и мир»).

В предложениях данного типа частица хоть может находиться при главном члене или предикативной основе (1), при не предикативно значимых членах предложения (2).

1) — Всё знаем! Слышали ваш разговор. — Чистая беда с вами, ребята! Не сболтните хоть!

2) — Да как же одной идти теперь ночью? — подтвердила княгиня. — Я пошлю хоть Парашу (Л. Н. Толстой «Анна Каренина»).

…прекраснейшие в мире женщины и девушки готовы были умереть за счастье хоть на мгновенье быть рабой его (И. А. Бунин).

Лексемы лишь бы и только бы имеют следующее значение: субъект готов отказаться от всего при условии, что будет иметь место желательная для него ситуация А, которая оценивается как нечто не очень большое.

Возвратясь в город и хорошенько обдумав своё положение, начал он искать место приказчика; потом стал соглашаться на любое — лишь бы был кусок хлеба (А) (И. А. Бунин «Деревня»).

В это мгновенье я, кажется, охотно отдал бы жизнь свою, лишь бы она [Джемма] не горевала (А) (И. С. Тургенев «Первая любовь»). — В это мгновение я готов отдать свою жизнь при условии, что Джемма не будет горевать.

Пропадай жизнь! Только бы эти возлюбленные существа наши были счастливы (А).

…возьмите извозчика и велите ему доставить барышню по адресу. Только бы адрес-то нам достать (А) (Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание»).

2 «Ничего не поделаешь, согласен…»

В данный подкласс уступительных выражений входят лексемы пусть 2, пускай.

Для них предлагается следующее толкование: говорящий понимает, что избавиться от нежелательной ситуации А трудно или невозможно, не прилагает к этому дополнительных усилий и соглашается с её существованием.

Ты знаешь мои правила: всё открыто! Я завтра при тебе спрошу: хочет она, тогда пусть он поживёт. Пускай поживёт, я посмотрю. — Князь фыркнул. — Пускай выходит, мне всё равно, — закричал он тем пронзительным голосом, которым он всегда кричал при прощанье с сыном (Л. Н. Толстой «Война и мир»).

Пойду гулять, пусть немного обдует, а то много мыслей в голове о жизни (А. Н. Островский «Доходное место»).

Независимо от того, кто является субъектом ситуации, лицом, не заинтересованным в ней, является говорящий; поэтому лексемы пусть 2, пускай используются, как правило, в прямой речи, а не в нарративе. Субъект ситуации при лексемах пусть 2, пускай может быть только третьим лицом [1, с. 36].

3 «Мало — хочется большего»

Данный подкласс уступительных выражений содержит лексему -то. Для неё предлагается такое толкование: «Говорящий понимает, что А значительно меньше того, что он ожидал, ему хочется большего».

Вы видите, что ваша победа не очень-то радостна и что вы не можете быть приняты как спаситель (Л. Н. Толстой).

[Огудалова]: Осуждать его перед тобой я не стану; а и притворяться-то нам друг перед другом нечего… (А. Н. Островский «Бесприданница»).

Лексема -то выделяет слово, к которому присоединяется, и заключает в себе смысл целого предложения.

Лексема -то часто придает уступительному предложению противительный оттенок значения. Например: Работать-то я люблю…времени нет (Ср.: Люблю работать, но времени нет).

Итак, были представлены некоторые классы языковых единиц с уступительным значением. Для них выделяется общая схема употребления: имеет место конфликт ситуаций А и Б; в этом конфликте ситуация А побеждает. Иногда это происходит благодаря неким дополнительным обстоятельствам В.

Уступительные слова и выражения ориентированы на реального или воображаемого адресата или оппонента. Все они указывают на некоторую долю согласия с адресатом, признания его правоты, а также на некоторую долю несогласия с ним, утверждения правоты говорящего [1, с. 37].

 

Литература:

 

1.         Апресян, В. Ю. Уступительность в языке и слова со значением уступки [Текст] / В. Ю. Апресян // Вопросы языкознания. — 1999. — № 5. — С. 24–45.

2.         Крючков, С. Е. Современный русский язык: Синтаксис сложного предложения [Текст] / С. Е. Крючков, Л. Ю. Максимов. — М.: Просвещение, 1977. — 191 с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle