Библиографическое описание:

Тюкина А. И. Подгруппа «радость» в лексико-семантической системе слов, называющих эмоции, в дневнике Ф. Г. Раневской «Дневник на клочках» [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 118-123.

 

Названия эмоций — это слова, и они существуют как единицы лексико-семантической системы языка — системы лексики данного языка, состоящей из множества элементов, находящихся в закономерных отношениях и образующих целостность. Эти элементы связаны отношениями тождества, сходства, противоположности, включения и др. Каждая единица включается в определенные поля, которые представляют множество, единицы которых взаимосвязаны между собой и взаимодействуют с единицами других полей.

Л. М. Васильев в работе «Современная лингвистическая семантика» пишет: «Семантическими полями принято считать и семантические классы (группы) слов какой-либо одной части речи, и семантически соотносительные классы (группы) слов разных частей речи, и лексико-грамматические (функционально-семантические) поля, и парадигмы синтаксических конструкций, связанных трансформационными (деривационными) отношениями, и различные типы семантико-синтаксических синтагм, которые объединяет то, что все они имеют в своей основе ту или иную семантическую категорию или категориальную ситуацию» [2, с.38].

Семантический признак, лежащий в основе семантического поля, может также рассматриваться как некоторая понятийная категория, так или иначе соотносящаяся с окружающей человека действительностью и с его опытом. Семантическое поле воспринимается носителями языка как некоторое самостоятельное объединение, соотносимое с той или иной областью человеческого опыта, т. е. психологически реальное [11, с. 151].

Наиболее простая разновидность семантического поля — поле парадигматического типа, единицами которого являются лексемы, принадлежащие к одной части речи и объединенные общей категориальной семой в значении. Такие поля нередко также именуются семантическими классами или лексико-семантическими группами.

Лексико-семантическая группа слов — это обширная организация слов, объединенная базовым семантическим компонентом, который обозначает класс классов предметов, признаков, процессов, отношений [4, с.9]. Например, базовый семантический компонент ЛСГ «тревога» включает в смысловую сферу следующие гиперсемы — общие семантические признаки, объединяющие семемы — беспокойство, волнение, смятение.

Мы обратились к дневнику Фаины Георгиевны Раневской «Дневник на клочках» с целью выявить и проанализировать лексику, связанную с обозначением эмоций.

Самая большая по количеству употреблений подгруппа слов — называющая эмоцию радости (18 ед.).

Эмоция радости

Радость — это положительное эмоциональное состояние, связанное с возможностью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность, вероятность которой в этот момент была небольшая и неопределенная, это то, что ощущается после какого-то творческого или социально значимого действия. Радость характеризуется чувством уверенности и значимости, чувством, что ты любишь и тебя любят. Радость может быть следствием творческого успеха, но вовсе не обязательно ему сопутствует. Она возникает не только по поводу удовлетворения желания, достижения цели, но и по поводу предвидения удовлетворения желания (предвкушения) [10].

В русском экспериментальном материале О. В. Киршиновой в большей степени была распознана эмоция «Радость», в меньшей степени — эмоция «Наслаждение». Некоторые участники эксперимента носители русского языка, для обозначения преобладающей в звучащих диалогах эмоции использовали синонимы, но относили диалоги к одной из предложенных групп. К группе «радость» были отнесены диалоги с маркировкой «восторг», «ликование» [6].

В дневнике Ф. Г. Раневской было выявлено 18 лексических единиц, связанных с обозначением данной эмоции. Количество употреблений в тексте всех лексем этой подгруппы — 44.

В эту подгруппу входят следующие слова: радость (5 уп.), радостно (1 уп.), рада (1уп.), счастье (3 уп.), счастливый (1 уп.), посчастливиться (2 уп.), любовь (3 уп.), любить (13уп.), влюбленный (2 уп.), полюбить (1 уп.), обожать (2 уп.), нежность (1 уп.), восхищаться (1 уп.), восхищать (2 уп.), восторг (1 уп.), экстаз (3 уп.), весело (1 уп.), страсть (2 уп.).

Данные лексемы были отнесены к эмоции радости на основании толкования словарей и работ психологов: эти слова имеют общий семантический компонент, связанных с чувствами радости, счастья. Д. А. Романов в своей статье [9] относит эмоции радости, счастья и любви к разным подгруппам, но, поскольку мы объединяем выявленные названия эмоций по общему семантическому признаку, получается, что у нас подгруппа слов, обозначающих эмоцию радость выглядит иначе.

Словосочетания: такой радости; благодарность за радость; какая радость; единственная радость; рада, но не больше; как это радостно; прыгая от счастья; плакала от счастья; каким счастьем; посчастливилось видеть его; посчастливилось часто видеть; счастлива видеть их вместе;любовь к Толстому; любовь во мне; любовь моя, моей матери; любовь и мучительная жалость; с любовью к Ромму; заплакала от любви; любовь к К.С; люблю Вас; люблю его; любила старика; любила крепко; любила его; любила ее; любила очень; влюблена до одурения; была влюблена; влюблена в человека; чувство влюбленной; влюбилась и в Маклая, и в его дикарей; в него влюблялась; невыразимой нежностью; обожаю котенка; я обожала ее; восхищалась Ахматовой; нас восхищало; мой восторг; я в экстазе; экстазов давно не испытываю; с ней весело; она стала моей страстью; обожаю до страсти.

Далее рассмотрим собранный материал, по подгруппам, в которые включаем членов той или иной словообразовательной парадигмы.

Радость, рада, радостно:

«А похвалят –рада, но не больше, чем вкусному пирожному, не больше» [8, с. 64]; «За всю долгую жизнь я не испытывала такой радости ни в театре, ни в кино, как в пору нашей второй встречи с Михаилом Ильичом» [8, с.69]; «Я навсегда сохранила благодарность Михаилу Ильичу за помощь, которую он оказал мне…и за радость, когда я увидела этот прекрасный фильм на экране» [8, с.69]; «В коридоре увидала Шостаковича и завопила:«Какая радость Вас видеть!» [8, с.71]; «Теперь она моя большая и, может быть, единственная радость» [8, с.78]; «Дебют в Москве! Как это радостно и как страшно» [8,с.34].

Слово радость в Словаре современного русского литературного языка в 17-ти томах имеет следующее толкование: «чувство удовольствия, ощущение большого душевного удовлетворения» [12].

Радостный — 1. Испытывающий радость. 2. Вызывающий, доставляющий радость [12].

Рад — 1. О чувстве радости, удовольствия по какому-н. поводу. 2. Об охоте, готовности, желании сделать что-н. [12].

У Раневской существительное радость используется в сочетании с указательными местоимениями «такая» (1), «какая» (1) в усилительном и выделительном значениях и с прилагательными «большая» и «единственная» (1), также имеющих экспрессивное значение. Можно сказать, что эта эмоция для Раневской имела большое значение в ее жизни, но, наверное, была не очень частой. Она испытывает чувство благодарности за доставленную ей радость. Ее состояние радости связывается с чувством страха, когда речь идет о ее работе. Но от похвалы людей ее радость сопоставима лишь с удовольствием от пирожного.

Если сравнивать этот материал сданными словаря, то можно сделать следующий вывод: у Раневской радость как «ощущение большого удовлетворения» возникает только от общения с интересными ей людьми и от успеха на сцене; по словарю — это «ощущение душевного удовлетворения». Оценки же со стороны людей вызывают в ней лишь «чувство удовольствия», как от еды, но не более.

Счастье, посчастливиться, счастливый:

«Я, заикаясь, что со мной бывает при сильном волнении, сказала, что прыгаю от счастья, оттого, что сидела рядом с Садовской, а сейчас бегу хвастаться подругам» [8, с.23]; «Плакала от счастья» [8, с. 50];«Теперь, в конце жизни, я поняла, каким счастьем была для меня встреча с моей незабвенной Павлой Леонтьевной» [8, с.60]; «Мне посчастливилось видеть его и в пьесе Леонида Андреева «Тот, кто получает пощечины»; «Посчастливилось часто видеть» [8, с. 61]; «Я была счастлива видеть их вместе, слушать их, любоваться ими» [8, с.41].

Счастье — состояние высшей удовлетворённости жизнью, чувство глубокого довольства и радости, испытываемое кем-либо; внешнее проявление этого чувства [12].

Счастливый — 1.Такой, который испытывает счастье, радость. 2. Приносящий счастье, радость, благополучие, удачу; полный счастья, радости; исключительно благополучный [12].

Посчастливиться — Об удачном, благоприятном для кого-либо стечении обстоятельств [12].

Существительное счастье используется в сочетании с глаголами «прыгать» (1), «плакать» (1) и местоимением «каким» (1). Также, как и слово радость, местоимение «каким» (счастьем) придает слову усилительное значение, а глаголы добавляют значение действия: «Я заикаясь, что со мной бывает при сильном волнении, сказала, что прыгаю от счастья, оттого, что сидела рядом с Садовской, а сейчас побегу хвастаться подругам» [8, с. 23]. «Плакала от счастья», — пишет она. Только достаточно эмоциональному человеку свойственно выражать счастье через слезы [8, с. 50]. «Теперь, в конце жизни, я поняла, каким счастьем была для меня встреча с моей незабвенной Павлой Леонтьевной» [8, с. 60]. Из этих контекстов видно, что счастье для Раневской — это не просто всплеск эмоций, а проявление радости от общения с близкими людьми, от любви к ним. Мы видим, что, когда присутствует слово счастье, тут же упоминается имя человека.

«Высшая удовлетворенность жизни», как говорится в словаре, у Раневской происходит тогда, когда она имеет какой-либо контакт с человеком: счастье от встречи, от того, что сидит рядом с кем-либо и т. д. Любовь к человеку — это то, что в первую очередь характеризует Ф. Г. Раневскую.

Любовь, любить, влюбиться, влюбленный, полюбить:

«Любовь к Толстому во мне и моя, и моей матери. Любовь и мучительная жалость и к нему, и к С. А». [8, с.18]; «К Михаилу Ильичу Ромму отношусь с любовью и благодарностью за то, что он привел меня в кинематограф…» [8, с.68]; «Заплакала и я от любви к К.С» [8, с.80]; «Во дворе сидит на цепи лохматая собака с густой свалявшейся шерстью, в которой застрял мусор и даже гвозди, — по прозвищу Букет. Букет всегда плачет и гремит цепью. Я люблю его» [8, с. 5];«В нашем городе очень любила старика, доброго, веселого, толстого грузина — полицмейстера» [8, с. 16]; «И я любила его так крепко, как он попросил» [8, с.25]; «Я так любила, я так любила Вас весь вечер, — выдохнула я рыдая…» [8, с.25]; «Я любила ее во всех ее ролях» [8, с.36]; «Все то, что люблю помимо этого: «Тома Сойера», Лескова почти все» [8, c.40]; «Отвечаю: не пишу, потому что очень люблю ее» [8, с.49]; «Любила, восхищалась Ахматовой» [8, с.49]; «Очень его любила, он бывал мне как-то нужен, необходим» [8, c.51]; «Я говорю: «Боже мой, как я люблю Вас…» [8, с.53]; «Я его очень любила» [8, c.67]; «Я любила роль, играла ее с наслаждением — всегда жалела женщин этой чудовищной профессии» [8, с.67]; «Нет уже Миши Яншина, любила его слушать» [8, с.80];«В тот день я шла по Столешникову переулку, разглядывала витрины роскошных магазинов и рядом с собой услышала голос человека, в которого была влюблена до одурения» [8, с.30]; «Читаю дневник Маклая, влюбилась и в Маклая, и в его дикарей» [8, с.39]; «Я испытываю чувство влюбленной, я не отрываю глаз от его чудесного лица» [8, с.53]; «А во время съемок я в него влюблялась» [8, с.69]; «Я полюбила ее редкостное дарование, ее человеческую прелесть, юмор, озорство» [8, c.75].

Слово любовь в Большом Академическом Словаре имеет следующее толкование:

1.      Чувство глубокой эмоциональной привязанности, преданности кому-либо, чему-либо.

2.      Чувство горячей сердечной склонности; чувственное, страстное, плотское влечение к кому-либо. 3. Внутреннее стремление, склонность, тяготение к чему-либо [12].

Любить — чувствовать глубокую привязанность, самоотверженную, бескорыстную преданность кому-л., чему-л., основанную на врожденном, внутреннем чувстве, потребности [12].

Влюбиться — почувствовать страстное любовное влечение к кому-либо [12].

Влюбленный — 1. Испытывающий страстное любовное влечение к кому-либо. 2.Увлеченный чем-либо, всецело отдавшийся, посвятивший себя чему-либо [12].

Полюбить — 1. Почувствовать любовь, влечение к кому-нибудь. 2. Почувствовать склонность, пристраститься к чему-нибудь [12].

У Раневской любовь — чувство глубокой эмоциональной привязанности, преданности к кому-либо (например, любовь к Толстому). Это слово упомянуто несколько раз: «Любовь к Толстому во мне и моя, и моей матери». Любовь и мучительная жалость и к нему, и к С. А». [8].

«К Михаилу Ильичу Ромму отношусь с любовью и благодарностью за то, что он привел меня в кинематограф…» [8].

«Заплакала и я от любви к К. С». [8].

Слово «любовь» на страницах дневника Раневской встречается 4 раза. 2 раза — с притяжательными местоимениями «моя» и «во мне» (что означает, что автор очень дорожит этим чувством); 1 раз — с глаголом «заплакать» (выражение чувства через слезы говорит об открытости и искренности человека и силе самого чувства); 1 раз — со словом «жалость»: «Любовь и мучительная жалость…» [8, с. 18].

В. С. Мельникова в диссертации «Эмоциональный концепт «жалость» в русской языковой картине мира: от словаря к тексту» рассматривает жалость и любовь на уровне предикатов: жалость — чувство, характеризующееся сильной тревогой, беспокойством, душевным смятением; изумлением, негодованием, вызванным чем-либо неприятным, неожиданным; огорчением; неприязнью, враждой и т. д.

В нашем случае «мучительная жалость» связана, скорее, с сильной тревогой, беспокойством и душевным смятением, вызванным любовью.

С. Г. Воркачев анализировал ближайшие семантические признаки любви, которые в большинстве случаев представляют собой своего рода реакцию субъекта на ценность объекта: готовность идти на жертвы ради сохранения объекта в своей жизненной сфере, благожелание, забота о нем, ответственность за сохранение любовных отношений, постоянство, преданность — все то, что создает для человека смысл существования [3].

Заметно, что в контексте Ф. Г. Раневской «любовь» обозначает глубокую привязанность, самоотверженную, бескорыстную преданность кому-либо, чему-либо.

С. Г. Воркачев характеризует любовь как межличностное чувство, которое охватывает широкий круг эмоциональных явлений, характеризующихся положительным отношением к другому, — от простой симпатии до всеохватывающей страсти. Он выделяет три основных вида собственно любви: 1) родительская, 2) сыновья, 3) половая. Сюда же Воркачев включает любовь братскую, а любовь к самому себе и любовь к Богу не относит к межличностным чувствам. «Любовь, как и все эмоции, связанные с ценностью, и в особенности желание, обладает смыслосозидающей функцией, но смысл, созидаемый любовью, это — смысл существования, бытия человека…» [3, с. 38].

Также этот автор описывает эмоции, связанные с начальной стадией любви — влюбленностью — это эйфория, депрессивные ощущения, появление бессонницы, потеря аппетита, общее возбуждение и трудности в концентрации внимания, потому как предмет любви предстает для любящего в виде «сверхценной идеи», он им идеализируется, его отрицательные стороны либо не замечаются, либо игнорируются; связывает любовь и с отрицательными эмоциями тоже, так как любовь — это страсть, страдание, и субъект одновременно испытывает к предмету своей страсти благодарность как к источнику жизненно важных благ, и ненавидит его как того, от кого он зависит, кто имеет над ним власть и может в любой момент лишить его этих благ.

«Любовь как «цементирующая сила соборности» являет собой не только связь, сколько определенный род отношений: «Я» соединяется с «ты» через посредство «мы» — только такое понимание оправдано нравственно», — считает В. В. Колесов [7].

У Раневской любовь — это чувство уважения, проявление нежности и заботы к тем, кто ей по-настоящему дорог. Это мог быть как человек, так и животное. Судя по выражению агрессии к глупости, очевидно, что Ф. Г. Раневская любила людей умных, оригинальных, способных к творческому мышлению. Любовь у Раневской — это обобщающее слово, в которое входят такие понятия как нежность, обожать, страсть и т. д.

Нежность:     

«Вспомнила ее с невыразимой нежностью» [8, с.59].

Нежность — 1. Отвлеч. сущ. к нежный. 2. Поступки, выражающие нежные чувства, ласковые слова (разг.). 3. Проявление изнеженности, физической слабости (разг. пренебр.) [12].

Слово нежность используется у Раневской один раз в сочетании с прилагательным «невыразимая». Такой эмоциональный и чуткий человек, как Ф. Раневская, не могла не подчеркнуть это слово. Невыразимая — значит, непередаваемая, необъяснимая, а значит, это то, что можно только почувствовать — сугубо индивидуальное, понятное только самому автору; что-то, о чем мы можем только догадываться, однако понимаем, что это очень сильное чувство. Нежность, в нашем понимании, — забота, осторожность, тактичность, доверие и доверчивость. Это не «страсть» с ее силой и даже яростью.

И все это — открытость. Открытость себе, открытость другому. Полная защищенность в полной открытости.

Обожать:

«Я кончаю жизнь банально — стародевически: обожаю котенка и цветочки до страсти» [8, с.39]; «Гельцер неповторима и в жизни, и на сцене. Я обожала ее» [8, с.55].

Обожать — 1. Обожествлять (устар.). Кроме идолов, … славяне... обожали еще реки, озера, источники, леса. Карамзин. 2. Питать к кому-чему-нибудь чувство сильной, доходящей до преклонения, любви. 3. Очень любить (простореч. и ирон.) [12].

Глагол «обожать» употреблен в тексте дневника Раневской 2 раза с существительным в винительном падеже «котенка» (1), местоимением ее (1) и с местоимением я.

Слово обожать тесно связано со словом любить, так как содержит сему «любовь». Обратившись к словарю синонимов, мы обнаружили достаточно большой список слов, синонимичных слову «обожать»: питать нежные чувства, питать слабость, любить безумно, пылать страстью, пылать любовью, не надышаться, быть неравнодушным, души не чаять, уважать, быть влюбленным, быть без памяти, души не слышать, любить без памяти, торчать, страдать, сохнуть, ценить, преклоняться, поклоняться, тащиться, быть влюбленным по уши, вздыхать, быть без ума, симпатизировать, западать, жаловать, любить до безумия, сходить с ума, жалеть, боготворить, любить, почитать, быть привязанным, неровно дышать, зависать, обожествлять, благоговеть, молиться на [1].

Предметом обожания у Ф. Раневской могут быть как котенок или цветочки, так и интересный для нее человек: «Я кончаю жизнь банально-стратегически: обожаю котенка и цветочки до страсти» [8, с. 39]; «Гельцер неповторима и в жизни, и на сцене. Я обожала ее» [8, с. 55].

Восхищаться, восхищать:

«Любила, восхищалась Ахматовой» [8, с.49]; «…я увидела то, что нас, работавших с ним, всегда восхищало: его неизменно рыцарское, абсолютно бескомпромиссное отношение к искусству, которому он служил» [8, с.35]; «Не знаю ни одной человеческой жизни, которая так восхищала и волновала меня» [8, с.39].

Восхищаться — см. восторгаться, нравиться [12].

Восхищать — возносить кого-либо духом, приводить в восторженное состояние, в восторг, восхищение; радовать, утешать в высшей степени [12].

Глагол «восхищаться» используется 1 раз в сочетании с именем собственным Ахматова; глагол «восхищать» — 2 раза: с местоимениями «нас» (1) и «меня» (1). Если сравнивать эти слова со словарным значением, можно сделать вывод, что «приводить в восторженное состояние, в восторг» Раневскую может человек, его качества, такие, как рыцарское, бескомпромиссное отношение к искусству.

Восторг, экстаз:

«И опять мой восторг, и зависть, и горе — почему у меня ничего не выходило, когда я пыталась им подражать» [8, с.26]; «Я в экстазе, хорошо помню мое волнение» [8, с.17]; «И сейчас мне тоже ничего не нужно — мне 80…Экстазов давно не испытываю» [8, с.17]; «Гимназист зарыдал. Я была в экстазе» [8, с.26].

Восторг — 1. необыкновенный подъем чувств, экстаз, упоение. 2. восхищение, ликование, веселье, радость, умиление, упоение, исступление, энтузиазм [12].

Экстаз — высшая степень восторга, воодушевления, иногда на грани исступления [12].

Существительное «восторг» употреблено с местоимением «мой» (1) в одном ряду с другими словами, обозначающими чувства: зависть, горе. Существительное экстаз («высшая степень восторга, воодушевления, иногда на грани исступления») употреблено 3 раза: с личным местоимением «я» (2) и глаголом «испытывать» (1). Глагол имеет значение «переживать».

Ее состояние восторга, экстаза связано с эмоциями других людей, воспоминаниями молодости («экстазов давно не испытываю»), с волнениями.

Для Раневской это ощущение действительно тесно связано с чувством восторга («необыкновенный подъем чувств, экстаз, упоение»). Это состояние, сопровождающееся чувством восторженности, опьянения, отрешенности от действительности, игнорированием реальных внешних ощущений.

Весело:

«Я никогда не скучала с ней, было с ней весело и любопытно» [8, с.75].

Весело — 1. Оценка какой-л. ситуации как вызывающей веселье, доставляющей радость, создающей хорошее настроение. 2. О состоянии веселья, радости, в котором находится кто-либо [12].

Наречие «весело» используется в сочетании с местоимением «с ней» — об Ахматовой (1). Автор делится ощущением «состояния веселья, радости» (как толкуется в словаре) от песни, которую они пели вместе с А. Ахматовой.

Страсть:

«И стала она страстью моей долгой жизни…» [8, с.20]; «Я кончаю жизнь банально-стародевически: обожаю котенка и цветочки до страсти» [8, с.39].

Страсть — 1. Сильное чувство, увлечение, создаваемое побуждениями инстинкта. 2. Сильная, безудержная любовь с крайним преобладанием чувственного, физического влечения. 3. Страдание, мучение (книжн. старин.). Страсти христовы (церк.) [12].

Существительное «страсть» используется в тексте дневника Ф.Раневской по отношению к сочетанию «моя жизнь» (1) и в зависимой позиции от глагола «обожать» (1). Само по себе слово страсть — «сильная, безудержная любовь с крайним преобладанием чувственного, физического влечения». В сочетании с не менее экспрессивным словом «обожать» оно приобретает еще более яркое значение. У Раневской страсть — стремление «насытиться» другим (не обязательно человеком). Судя по контексту Раневской, слово страсть использовано в значении сильной, безудержной любви.

Страсть в психологии трактуется как «вид сложных, качественно своеобразных и встречающихся только у человека эмоциональных состояний. Это интенсивное, обобщённое и продолжительное переживание, сплав эмоций, мотивов и чувств, доминирующий над другими побуждениями человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти. Объектом страсти может стать человек. Страсть всегда выражается в сосредоточенности, собранности помыслов и сил, их направленности на единую цель. Страсть означает порыв, увлечение, ориентацию всех устремлений и сил личности в едином направлении, сосредоточение их на единой цели. Причины, вызывающие страсть, могут быть различны — начиная от телесных влечений и до осознанных идейных убеждений. Она может быть принята, санкционирована личностью, а может переживаться как нечто нежелательное, навязчивое. Характерными чертами страсти являются сила чувства, выражающаяся в соответствующей направленности всех помыслов личности, устойчивость, единство эмоциональных и волевых моментов, своеобразное сочетание активности и пассивности» [5]. У Раневской эта страсть — сумбур эмоций, любовных переживаний, которые она испытывала, судя по тексту дневника, достаточно часто. И это не удивительно, потому как Ф. Раневская именно увлекалась многими людьми, жила мыслями о них, а поскольку была человеком достаточно эмоциональным, чувства страсти вспыхивали у нее довольно часто. Именно поэтому мы и можем охарактеризовать ее как человека не просто любящего, а еще и страстного.

Рассмотрев контексты с описанием эмоции радости, Фаину Георгиевну Раневскую мы можем характеризовать как человека, испытывающего самые различные чувства радости. Само слово «радость» автор использует с такими интенсивами, как «единственная радость», «такой радости», «какая радость!». Слова, относящиеся к этой эмоции, используются с различными частями речи: местоимениями (11 уп.), существительными (6уп.), глаголами (5уп.), прилагательными (1уп.). Как мы можем заметить, преобладающее количество — притяжательные местоимения. Семантика слов данной группы отражает богатую палитру чувств — от спокойного «радостно», «нежность» и т. д. до взрывного «обожаю», «восторг», «страсть», что дает нам представление о том, что Ф. Г. Раневская была человеком, любящим подчеркнуть свою индивидуальность и неповторимость. Ее личность была яркой и неповторимой, полной эмоциональных взрывов.

 

Литература:

 

1.      Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка. — М.: Русс.яз. — Медиа, 2007.

2.      Васильев Л. М. Современная лингвистическая семантика. — М.: Высш. шк., 1990

3.      Воркачев С. Г. Любовь как лингвокультурный концепт. — М.: Гнозис, 2007.

4.      Жеребило Т. В. Термины и понятия лингвистики: Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник. — Назрань: ООО «Пилигрим», 2011

5.      Карпов А. В. Общая психология: учебник. — М.: Гардарики, 2005

6.      Киршинова О. В. Экспрессивные средства звучащей речи для выражения эмоции «Радость»: Дисс. … канд. филол. наук. — Воронеж, 2010

7.      Колесов В. В. «Жизнь происходит от слова…». — СПб.: Златоуст, 1999.

8.      Раневская Ф. Г. Дневник на клочках. — СПб: Петрополь, 2002

9.      Романов Д. А. Психолингвистическое обоснование эмоциональной идентификации // Вопросы языкознания. — 2005. № 1. С. 97–102

10.  Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 2001

11.  Рудяков А. Н. Опыт целостного описания ЛСГ // Исследования по семантике. — Уфа, 1983.-С. 122–128

12.  Словарь современного русского литературного языка в 17-ти томах, М.-Л., 1948–1965. (БАС).

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle