Библиографическое описание:

Лазаревич Е. М. Прагматический аспект эвфемии [Текст] // Современная филология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 119-120.

Прагматика (от греч. ‘дело’, ‘действие’) изучает поведение знаков в реальных процессах коммуникации [1, c. 21]. В центре внимания прагматики оказывается живой язык в действии, во всём многообразии его функций и социально-функциональных вариантов. Прагматика не может не опираться на представление о языке как системе средств и правил, но она делает акцент на коммуникативных процессах и контекстуально зависимых принципах использования этой системы в бесконечном множестве разнообразных актов языкового общения. Для неё язык не просто устоявшаяся система знаков или совокупность его функциональных вариантов, а гибкий способ знаковой репрезентации опыта и коммуникативного взаимодействия между членами данного социоэтнокультурного сообщества в любой конкретной ситуации [6].

Определение предмета лингвистической прагматики представляет немало трудностей. Часто её определяют коротко как дисциплину, стремящуюся описывать язык не в его внутренней, имманентной структуре, а в его употреблении человеком[6]. Кроме того, в предмет изучения прагматики, согласно В. В. Богданову, входит — наряду с другими правилами использования языка коммуникантами в актах речевого общения — правила и конвенции речевого поведения, принятые в данном обществе [цит. по 6]. Как пишет К. Я. Сигал, «область лингвистической прагматики, в которую как составная часть входит теория речевых актов, охватывает изучение «коммуникативной функции (и частнокоммуникативных функций) языковых единиц в контекcте сознательного использования их говорящим в речевой деятельности с целью реализации своего коммуникативно-смыслового задания и управления речевыми и неречевыми действиями адресата» [5, с. 88].

С целью понять связь эвфемизма и прагматики приведем определение эвфемизма, сформулированное М. Л. Ковшовой: «Эвфемизм — слово или выражение, служащее заменой тех слов или выражений, которые, по мнению говорящего и в соответствии с правилами речевого этикета, являются нежелательными, не отвечают цели общения и могут привести к коммуникативной неудаче» [2, с. 7]. Прагматический подход к эвфемии связан именно с тем фактом, что употребление эвфемизмов вызвано требованиями норм речевого поведения. Так, О. С. Сахно рассматривает эвфемию как конвенциональное проявление речевой деятельности, направленное на завуалированное обозначение денотатов [4, с. 9]. Как считают Е. Г. Борисова и Ю. С. Мартемьянов, «говорящий и слушающий вступают в негласный эвфемистический “сговор”: говорящий сознательно кодирует, затемняет смысл, предлагая его слушающему в форме эвфемизма, а слушающий декодирует смысл, осуществляя для этого ряд речемыслительных операций» [цит. по 2, с. 44]. Отметим, что говорящий декодирует смысл с учетом контекста и фоновых знаний.

Как пишет Л. П. Крысин, стремление эвфемизмов избежать коммуникативного дискомфорта путем изменения способа констатации неприятного факта является частным случаем реализации сформулированного П. Грайсом постулата вежливости [3, с. 270]. Следовательно, использование эвфемизмов позволяет снять эмоциональную напряжённость, вызванную противоречием между стремлением говорящего к прямому обозначению и запретом, который налагается на употребление этого обозначения.

Эвфемизму свойственна имплицитность, т. е. формальная невыраженность прагматической информации, которая в нем содержится. Имплицитная информация эвфемизма соответствует иллокутивному значению связанного с эвфемизмом высказывания. Иллокутивная составляющая заключается в сознательном создании смягчающей замены тем словам или выражениям, которые, по мнению говорящего, являются неприятными или грубыми для его собеседника. Однако при расшифровке косвенной номинации, т. е. эвфемизма, и восстановлении денотата одновременно становится очевидной и содержащаяся в них имликатура. Перлокутивная составляющая, или результат воздействия, заключается в благоприятном воздействии смягченной речи на собеседника, в эффекте эмоционального сближения собеседников и успешной коммуникации в целом [2, с. 36–37].

Как видно из вышеизложенного, эвфемизму, который является речевым актом, присущи все составляющие речевых актов: локуция — собственно произнесение высказывания, иллокуция — интенциональная направленность и перлокуция — результат воздействия [2, с. 35]. Кроме того, эвфемизму, как знаковому средству, свойственна конвенциональность. Таким образом, в прагматическом аспекте эвфемия представляет собой гибкий механизм, позволяющий регулировать отношения между говорящим и действительностью, где объектом референции часто становятся разнообразные стигматизированные понятия, т. е. понятия вызывающие сложные и неприятные чувства.

Литература:

1.               Арутюнова, Н. Д. Истоки, проблемы и категории прагматики / Н. Д. Арутюнова, Е. В. Падучева // Новое в зарубежной лингвистике / общ. ред. Е. В. Падучевой. — М.: Прогресс, 1985. — Вып. 16. — С. 21–38.

2.               Ковшова, М. Л. Семантика и прагматика эвфемизмов: Краткий тематический словарь современных русских эвфемизмов / М. Л. Ковшова. — М.: Гнозис, 2007. — 320 с.

3.               Крысин, Л. П. Русское слово, свое и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике / Л. П. Крысин. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — 888 с.

4.               Сахно, О. С. Фразовая номинация как средство речевой эвфемизации (на материале языка русской художественной литературы XIX-XXI вв.): Автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / О. С. Сахно; Пятигорский гос. лингв. ун-т. — Таганрог, 2006. — 19 с.

5.               Сигал, К. Я. Синтаксические этюды / К. Я. Сигал. — М.: Академия гуманитарных исследований, 2006. — 156 с.

6.               Сусов, И. П. Лингвистическая прагматика / И. П. Сусов. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://homepages.tversu.ru/~ips/Pragmc.html. — Дата доступа: 29.05.2014.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle