Библиографическое описание:

Забавникова Е. С. «К миру призвал нас Господь» (1 Кор. 7, 15): к вопросу о публикациях архиепископа Луки (профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого) «в защиту мира» в «Журнале Московской Патриархии» конца 1940-х — начала 1950-х гг. [Текст] // Современная филология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 137-139.

«К миру призвал нас Господь» (1 Кор. 7, 15): к вопросу о публикациях архиепископа Луки (профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого) «В защиту мира» в «Журнале Московской Патриархии» конца 1940-х — начала 1950-х гг.

Вскоре после окончания Второй мировой войны в результате глубоких изменений в международной обстановке зародилось движение сторонников мира. Начало объединению борцов за мир в международном масштабе было положено созывом Всемирного конгресса деятелей культуры в защиту мира, состоявшегося в августе 1948 в г. Вроцлав (Польша) по инициативе передовых представителей французской, польской и советской интеллигенции [1].

20 сентября 1947 года М. Шолохов, А. Фадеев и другие писатели опубликовали открытое письмо «С кем вы, американские мастера культуры?», в котором звучал призыв предотвратить угрозу термоядерной войны, стать глашатаями идей мира, не допустить распространения милитаристских идей. Публицистические статьи в защиту мира, принадлежавшие перу И. Эренбурга, Л. Леонова, Б. Горбатова, К. Симонова и других советских писателей, публиковались в «Правде», «Известиях». С 1948 г. в центральных советских изданиях появлялись подробные отчеты о всемирных конгрессах и всемирных конференциях, всесоюзных форумах борцов за мир, компаниях в защиту мира. В печати были опубликованы «Воззвание Конгресса народов в защиту мира», итоги сбора подписей под стокгольмским «Воззванием о защите мира» и другие документы [2, с. 153–154]. В газетных публикациях раскрывался агрессивный характер военных блоков стран Западной Европы и Америки. Большое место на страницах газет отводилось сообщениям о ядерном противостоянии двух блоков — США с их союзниками и СССР. «Холодные» отношения двух политических противников выражались в гонке вооружений, то и дело угрожавшей привести к третьей мировой войне.

«Журнал Московской Патриархии», возобновивший свою печать 12 сентября 1943 года с разрешения генсека ЦК ВКП(б) И. Сталина, так же поддерживал идеологическое направление и тематику публикаций советской прессы. В 1947 году даже появилась дополнительная рубрика «В защиту мира». М. А. Поповский — первый биограф архиепископа Луки (профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого) — так вспоминает об официальном печатном органе Московской Патриархии в период холодной войны: «В те годы я, журналист, даже не слыхал о “Журнале Московской Патриархии”. На него ни подписаться было нельзя, ни купить его было невозможно. Да это и не нашего ума дело было — большая политика. Тридцать лет спустя беру подшивку ЖМП за 1946–1947 гг. Листаю. О чем же они тогда писали? Да все о том же. Половина каждого номера — речи в защиту мира, политические выпады против “врагов мира”, описание торжественных форумов… И среди авторов — архиепископ Лука. Впрочем, его только по подписи и узнаешь, стиль сочинений преосвященного нипочем не отличишь от стиля партийной прессы» [3, с. 405]. Соглашаясь с мнением биографа, мы все же подчеркнем, что этим «миротворческим» статьям присущ особый религиозный дух, публикации наполнены искренними переживаниями профессора-архиепископа, подчеркивается его особое христианское отношение к официальной советской идеологии. В период с 1948 г. по 1951 г. их было опубликовано всего четыре.

«К миру призвал нас Господь» (1 Кор. 7, 15) — так называлась его первая «миротворческая» статья. В ней архиепископ Лука постарался дать общую характеристику политической ситуации во всем мире. Он оценивает деятельность Советского Союза в контексте политических отношений между странами Западной Европы и США. В статье Войно-Ясенецкого мы можем увидеть, как сакральный сюжет помогает обратиться к важным проблемам современности. Вспоминая библейскую историю о «буйно-помешанном Навуходоносоре», «наказанном Богом за гордость и превозношение», о бледном и дрожащем Валтасаре, который следил «за невидимой рукой, пишущей на стене таинственные слова», об ангеле Господнем, истребившем «185 тысяч ассирийского войска, хотевшего овладеть Иерусалимом», публицист обращается к американцам и англичанам — «простым людям», «среди которых не малое число людей знает наизусть всю Библию» и которые в миллионной массе способны противостоять «своим милитаристам», дабы они не осуществили свои «кровавые планы» [4, с. 62].

Если вспомнить, что одним из главных составляющих «холодной» конфронтации западных стран и СССР была идеология — глубинное противоречие между капиталистической и социалистической моделями, — то становится понятно, почему профессор-архиепископ так много внимания в своих статьях уделяет рассуждению о коммунизме, защищает социализм как общественный строй. В названной публикации мыслитель называет причины «холодной войны»: стремление Америки к экономическому и политическому господству над миром, но «это не единственный мотив их решимости прибегнуть к атомным бомбам. Еще важнее их страх перед неотвратимо надвигающимся социализмом и коммунизмом». «Только этим страхом можно объяснить тот факт, что правительство, считающее себя самым демократическим, всеми силами поддерживает самые антидемократические, и даже фашистские правительства других стран» [Там же]. Но, по словам архиерея-публициста, коммунизм идет дальше демократии, включает ее в себя, и поэтому многие люди «находят в коммунизме правду, как они ее понимают», такое «избавление от социальных зол, какого ищут», и поэтому бессмысленно надеяться на атомные бомбы и угрожать искоренить коммунизм кровопролитием. Архиепископ Лука также делает своеобразный реверанс перед советским руководством в следующем текстовом пассаже: «Прежде всего мы, русское духовенство, живем в полном мире с нашим Правительством <…>. У нас нет никаких поводов к вражде против Правительства, ибо оно предоставило полную свободу Церкви и не вмешивается в ее внутренние дела (подчеркнуто нами — Е. З.). Мы, конечно, совершенно чужды материализма, составляющего идеологическую основу коммунизма, но это не мешает нам видеть все то доброе, полное великой социальной правды, что дал нам наш новый государственный строй, и с чистым сердцем приветствовать его. <…>. А тем, кто готовит против нас атомные бомбы, скажем мы: “Позор для христианского мира <…>”» [Там же]. Был ли мыслитель искренен в своих рассуждениях? Думается — вполне. М. А. Поповский по этому поводу пишет: «Ведь он не искал личных выгод? Не искал. Его и поймали на другом. Двадцать лет кряду силен был профессор-епископ единым принципом: “Что хорошо для Церкви, то хорошо и для меня”. Во имя этой идеи — хоть на смерть <…>. Уверовал он: началась эпоха справедливости, власть, возлюбившая церковь <…>. А коли так, то всеми силами надо послужить этой власти, стране, Сталину <…>. Политические жесты вождя вызвали у Луки Войно-Ясенецкого некое искривление зеркала жизни <…>. Талантливый хирург Войно-Ясенецкий интересовал Сталина не больше прошлогоднего снега, но профессор-епископ — фигура, которую легко можно приспособить для политических целей (“Что вы там говорите о несвободе религии в СССР?”) — это уже товар, такого надо приласкать» [3, с. 381].

Завершая свою первую статью «в защиту мира», архиепископ Лука вновь апеллирует к Священному Писанию, цитируя Апостола Павла: «Весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом (Гал. 5, 14–15)» [4, с. 63].

По поводу этой статьи архиепископ Лука писал сыну Михаилу: «В октябре (1947 г.) получил от редакции ЖМП срочную телеграмму с просьбой написать для 12 и 1 № № журнала две статьи о поджигателях войны. Было ясно, что заказ исходит от Карпова, и я был в затруднении: писать вовсе не хотелось, но и отказать было трудно. Явно основывались на том, что меня усиленно пропагандировали заграницей, и им нужно было мое имя. Скрепя сердце, послал две статьи, из которых вторая гораздо лучше, не была пропущена цензурой. Получив об этом сообщение, я отказался от печатания первой. Получил телеграмму: “Огорчены Вашим ультиматумом, не можем ставить условия руководству, просим согласиться печатание первой статьи”. Я ответил: “Соглашаюсь в последний раз”» [Цит. по: 3, с. 502].

Также Патриарх Алексий I писал архиепископу Луке об этой же статье следующее: «А по поводу Вашей статьи была громовая статья в заграничной прессе (эмигрантская газета «Русская мысль», Париж) [5], где Вас обвиняли в “коммунистическом вранье” и во многих других тяжких грехах… Видите, как трудно угодить всем и каждому!» [6, с. 230].

Сталинский мир прочно приковал архиепископа Луку к пропагандистской колеснице. Об этом свидетельствуют и последующие в 1950–1951 гг. три статьи: «Защитим мир служением добру!», где Войно-Ясенецкий рассуждает о «содействии всему доброму и справедливому в великой борьбе народов за правду общественных и международных отношений» [7, с. 32–33]; в речи «Ко второму всемирному конгрессу сторонников мира» ясно прослеживается авторская позиция по отношению к врагам мира и, в частности, коммунистическим идеям: «Этот огонь праведного гнева сотен миллионов добрых людей да устрашит сердца поджигателей войны, а тепло любви вашей к миру, сострадания к несчастным жертвам алчной агрессии пусть растопит оледеневшие сердца тех, чьи уста не страшатся говорить: “Пусть горит мир, но погибнет коммунизм!”» [8, с. 17–18]; «Размышление о правде и лжи. (К первой сессии всемирного совета мира)», где автор гневно рассуждает о «лживом и кровавом» заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Лейк-Саксессе [9, с. 8–12].

Однако, несмотря на надежды церковных иерархов и их сотрудничество с государством, советская власть незаметно определила новую послевоенную политику по отношению к Церкви. В 1947 году, впервые после войны, «Комсомольская правда» разъяснила своим читателям, что религиозность несовместима с членством в комсомоле. А Большая Советская Энциклопедия в новом томе, посвященном СССР, дала официальную справку: «Разрешая свободу культов, коммунистическая Партия Советского Союза никогда не изменяла своего отрицательного отношения к религии вообще» [Цит. по: 3, с. 419].

М. А. Поповский в своей книге описал эту ситуацию следующим образом: «Только руководители Православной Церкви и “Журнал Московской Патриархии” молчали <…>. Те, наверху, могли по-прежнему и беспрепятственно “бороться за мир” и препираться с “империалистическим наймитом” <…>. Публичные же проклятия в газетах и по радио предназначались для простых людей, для тех, кто надеялся совместить свою веру с государственной службой, хождение в церковь с пребыванием в институте, молитву с комсомольским билетом. Им, рядовым, в достаточно угрожающем тоне предложили выбирать. Что есть выборы по-советски — они знали», поэтому не трудно было «угадать, какое решение приняли миллионы вчерашних прихожан» [Там же].

В 1954 году закончилось сотрудничество архиепископа Луки с официальным печатным органом Русской Православной Церкви. Когда Войно-Ясенецкий пожаловался, что «Журнал» не публикует его проповеди, Председатель Совета по делам РПЦ Г. Г. Карпов ответил: «Вы там у себя в Симферопольском Соборе мутите воду, ну и мутите, а на международную арену мы вас не выпустим» [Там же, с. 462].

Рассматривая его публицистическую деятельность, можно сказать, что, с одной стороны, его статьи политически конъюнктурны, но, с другой стороны, взгляд архиепископа Луки на государственные порядки преломлялся через призму православия, он оценивал ситуацию с позиции верующего человека, богослова и архипастыря, основной задачей которого является проповедничество.

Литература:

  1. Движение сторонников мира [Электронный ресурс] // Советская историческая энциклопедия (1937–1982 гг.). URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/5194 (дата обращения: 08.04.2014).
  2. Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917–90-е гг.): учеб. пособие / под ред. Я. Н. Засурского. М.: Изд-во МГУ, 1999. 304 с.
  3. Поповский М. А. Жизнь и житие Войно-Ясенецкого архиепископа и хирурга. Изд-е 2-е, перераб. и доп. Tenafly, N. J.: HERMITAGE PUBLISHERS, 1996. 562 с.
  4. Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский. К миру призвал Господь (1 Кор. 7, 15) // Журнал Московской Патриархии. 1948. № 1. С. 61–64.
  5. Крюков-Ангорский Н. Но избави нас от лукавого (открытое письмо Луке, архиепископу Симферопольскому и Крымскому) // Русская мысль. 1948. 2 июля. С. 3.
  6. Филимонов С. Б., протоирей Николай Доненко. «Секретно»: архиепископ Крымский Лука (Войно-Ясенецкий) под надзором партийно-следственных органов: сб. док. Симферополь: Бизнес-Информ, 2004.
  7. Архиепископ Лука. Защитим мир служением добру! // Журнал Московской Патриархии. 1950. № 5. C. 32–33.
  8. Архиепископ Лука. Ко второму всемирному конгрессу сторонников мира // Журнал Московской Патриархии. 1950. № 11. С. 17–18.
  9. Архиепископ Лука. Размышление о правде и лжи. (К первой сессии всемирного совета мира) // Журнал Московской Патриархии. 1951. № 5. С. 8–12.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle