Библиографическое описание:

Абуханова А. Г., Зубкова Е. С. Модификации паремических единиц в интернет-дискурсе [Текст] // Современная филология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 97-103.

Проблемы паремиологии всегда привлекали внимание исследователей. Английские пословицы и поговорки неоднократно подвергались тщательному анализу в рамках разговорного, художественного, публицистического и других видов дискурса. Интернет-коммуникация, будучи сложным и многогранным процессом, до сих пор является одной из наименее исследованных лингвистикой областей, несмотря на то, что за последние несколько лет появилось большое количество работ, посвященных отдельным аспектам виртуального коммуникативного пространства. В силу недостаточной изученности Интернет-дискурса, процессы модификации в нем паремических единиц не получили достаточного осмысления. Отсюда проблема модификаций паремических единиц в Интернет-дискурсе представляется нам актуальной для изучения.

Основная цель работы состоит в изучении современных процессов модификации английских фразеологизмов в Интернет-среде.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1.                  Рассмотреть понятие паремиологической модификации и вариативности пословицы.

2.                  Осуществить классификацию приемов окказиональной модификации паремий.

Для анализа модификаций паремиологических единиц в англоязычном Интернет-дискурсе нами применяются следующие методы:

-          метод сплошной выборки языковых единиц (используется при сборе материала, когда исследуемые языковые единицы «выбираются» по мере их встречаемости в процессе чтения текста);

-          метод моделирования (заключающийся в воссоздании паремиологической модели, лежащей в основе ряда новых пословиц);

-          описательно-аналитический метод (выявление причинно-следственной связи употребления языковой единицы с использованием приемов интерпретации, сопоставления, обобщения);

-          контент-анализ (анализ составляющих языковой единицы);

-          метод классификации (типология отдельных паремий);

-          метод обобщения.

По мнению большинства исследователей, пословицы относятся «к одному из типов коммуникативных фразеологических единиц» (Аракин, Кунин и др.). Пословицы структурно и семантически занимают особое место среди других типов фразеологических единиц. Первая особенность пословицы состоит в том, что она соотносится не со словом, а с предложением, выражает не понятие, а целое суждение. Неотъемлемым свойством пословицы можно считать ее назидательный характер. Выразительность пословиц создается особыми художественными средствами: свойственной пословице образностью, краткостью, ритмом и рифмой. Широкое применение особых выразительных средств в пословице не случайно. Пословица — вид устной народной поэзии, что заставляет некоторых лингвистов сомневаться в принадлежности пословиц к фразеологии языка (Амосова, Филицына). Неубедительность аргументации противников фразеологической природы пословиц показана А. В. Куниным в книге «Английская фразеология» [17, с. 35]. В данной статье пословицы, вслед за А. И. Смирницким, отнесены нами к фразеологии и вслед за этим автором мы считаем, что «пословицы… выступают в качестве единиц языка именно постольку, поскольку они воспроизводятся как средство для более яркого образного выражения мыслей в процессе общения…» [23, с. 16]. В. В. Виноградов относит пословицы к фразеологическим единствам: «К области фразеологических единств относятся и многие фразовые штампы, клише, типичные для разных литературных стилей, и литературные цитаты, и крылатые выражения, и народные пословицы и поговорки» [10, с. 133].

Современная лингвистика характеризуется повышенным интересом к функциональной стороне языка. Все больше исследователей обращается к изучению языковых единиц в речевом употреблении. Эта тенденция обусловлена принципом антропоцентризма, согласно которому центром мира является человек, вокруг которого организуется все существующее. Язык при этом изучается в тесной связи с человеком, его образом мыслей и поступков. В русле этого направления исследуются вопросы, связанные с семантикой, структурой и составом фразеологических единиц, особенностями и правилами их функционирования в языке и речи. Отмечается значительное количество работ, посвященных трансформированным фразеологическим единицам, представленным в средствах массовой информации (И. С. Алипулатов, В. Т. Бондаренко, Т. С. Гусейнова, Е. В. Потолдыкова), в художественных текстах (Е. В. Блинова, A. M. Мелерович, В. М. Мокиенко), в произведениях отдельных авторов (A. A. Алтыбаев, О. М. Кузнецова, М. В. Попова), а также посвященных вопросам фразеографии (И. М. Абрамович, П. Дюрчо, Т. Малински) и перевода (А. Р. Абдуллина, Н. В. Малышева).

Известно, что за последние пятьдесят лет подробно исследованы вопросы структурной организации фразеологизма, фразеологической семантики, определены системные связи фразеологии с другими уровнями языка, созданы классификационные словари фразеологизмов, освещено бытование фразеологизмов в литературных произведениях и публицистике. Но, как справедливо замечает A. M. Чепасова, «фразеологам до сих пор нет «ни сна, ни отдыха» потому, что эти единицы, при своей формальной и семантической устойчивости динамичны в такой высокой степени, границы которой нам, ученым, трудно представить» [25, с.80]. Как отмечают A. M. Мелерович, В. М. Мокиенко, многоаспектное изучение фразеологии «убедительно продемонстрировало динамический характер фразеологии, ее открытость к различным структурно-семантическим изменениям» [20, c. 5]. Однако сами структурно-семантические изменения оставались вне поля внимания исследователей. Так, по мнению И. С. Алипулатова, «на фоне интенсивных разработок различных центральных проблем фразеологии, исследованию трансформации фразеологизмов отведено значительно меньше страниц в трудах исследователей» [3, с 55]. Аналогичной точки зрения придерживается И. М. Абрамович, считая, что «одним из наиболее интересных и наименее разработанных является вопрос об индивидуально-авторском преобразовании и переосмыслении устойчивых сочетаний» [2, с. 213]. Т. С. Гусейнова под трансформацией понимает «любое отклонение от общепринятой нормы, закреплённой в лингвистической литературе, а также импровизированное изменение в экспрессивно-стилистических целях» [11,с. 7].

Согласно Cловарю иностранных слов [http://www.onlinedics.ru/], термин трансформация [лат. transformatio] означает «преобразование», «превращение», а термин модификация [фр. modification < лат. modificatio] — «видоизменение, преобразование чего-либо, характеризующееся появлением новых свойств». Исходя из того, что Интернет сегодня дает широкие возможности для свободного творческого самовыражения активному субъекту Интернет-деятельности, мы считаем, что в данной работе уместным является употребление термина «фразеологические модификации».

Следует отметить, что явление модификации пословиц стало популярным и активно изучается специалистами во многих странах. В результате активной исследовательской деятельности появилось множество терминов для обозначения получившихся новообразований. В 1984 году Е. Н. Савина анализирует возможные видоизменения паремий в речи и называет их термином «трансформации». В 1994 году В. И. Беликов предложил термин «кукизм» для обозначения намерено искаженных паремий. В 2001 году Э. М. Береговская ввела термин «квазипословицы». Под провербиальными речениями исследователь Э. М. Береговская понимает авторские подделки под фольклорные тексты, подражающие настоящим пословицам, а квазипословицы образуются на основе общеизвестных пословиц такими приемами, как замена, добавление, перестановка компонента и семантико-грамматическая трансформация. В 2005 году С. И. Гнедаш в своем диссертационном исследовании, посвященном видоизменениям пословиц в функциональном стиле прессы и публицистики, свой объект называет термином «провербиальные трансформанты» — «перелицовка» известных пословиц и поговорок.

Среди западных лингвистов одним из первых к изучению данного явления приступил специалист в области немецкой паремиологии профессор Вольфганг Мидер. В своей книге «Twisted Wisdom: Modern Anti-Proverbs», впервые опубликованной в 1999 году, он вводит термин «perverse proverb» (или anti-proverb), который впоследствии вошел в англоязычную научную парадигму. Данный вид трансформации также называют «twisted wisdom» по одноименному названию книги. В немецкоязычной лингвистике используются термины «verdreschte Weisheit», «verdreschte Phrase».

Стремительное развитие в конце XX в. СМИ, особенно Интернет, как представляется, сыграло далеко не последнюю роль в активизации процесса творческого использования языковых единиц в общем и паремий в частности. Так, современные средства массовой коммуникации позволяют в считанные секунды распространять для широких масс в самые отдаленные уголки планеты тексты, нацеленные на передачу нового когнитивного содержания, и таким образом отражающие новое (нестандартное) видение, взгляды, подходы, мнения и т. п.

Пользователи, в свою очередь, стремятся улучшить, сделать оригинальным или изменить свой сетевой образ, чтобы максимально привлечь к себе внимание. Большинство теоретиков Интернет-коммуникации считают, что для Интернет-общения характерны такие экстралингвистические черты, как «масочность» или «карнавализация». Стало понятным, что Интернет стимулирует языковое творчество, фантазию и развивает креативные способности пользователей, что особенно ярко проявляется при модификации ими паремий.

Несмотря на то, что аспект творческой модификации английских паремий достаточно активно изучается лингвистами, основательных классификаций приемов окказиональной модификации паремий нет. В данной статье нами представлена классификация модифицированных паремий, выявленных в рамках собранного фактического материала. За ее основу мы взяли признак результата творческого обыгрывания паремий. Идея разделения видов окказиональной трансформации была предложена А. А. Константиновой в ее статье «Окказиональная трансформация англо-американских паремий в свете когнитивно-дискурсивного подхода в лингвистике». А. А. Константинова выделяет следующие группы трансформов: 1. Паремии-гапаксы. 2. Авторские выражения на основе узуальных паремий. 3. Новые паремические единицы, созданные на основе традиционных пословиц и поговорок (антипословицы) 4. Новообразования, построенные по традиционным паремическим моделям (псевдопословицы) [15, с. 4].

Проведенное нами исследование показало, что для Интернет-дискурса наиболее свойственны следующие преобразования фразеологических единиц (далее ФЕ):1. Новые паремические единицы, созданные на основе традиционных пословиц и поговорок (антипословицы). 2. Новообразования, построенные по традиционным паремическим моделям (псевдопословицы).

Рассмотрим данные модификации более подробно.

1. Новые паремические единицы, созданные на основе традиционных пословиц и поговорок (антипословицы) представляют наиболее интересный материал для когнитивно-дискурсивного анализа. Они являются самостоятельными единицами с независимым от контекста смыслом. Антипословицы, в которых применяются элементы узуальных паремий, выражают иную, нежели традиционные пословичные единицы, идею. Так, пользуясь термином теории интертекстуальности, можно сказать, что узуальные паремии выступают в качестве пратекстов для антипословичных новообразований, между которыми возможны, по нашим наблюдениям, следующие типы отношений:

1.1 опровержение содержания традиционной паремии

Знаменитая английская пословица гласит: The early bird catches the best worm — Кто рано встает, того удача ждет. Данная пословица предполагает, что тот, кто раньше других берется за какое-либо дело, имеет больше преимуществ, а, следовательно, и шансов добиться успеха. Однако бывает, что первопроходцы первыми же сталкиваются и с трудностями. Именно эта идея подмечена пользователями Интернет в антипословице: The early bird catches the worm, but it is the early worm that gets caught. Еще одним вариантом приведенной выше пословицы является: The early bird may get the worm, but the second mouse gets the cheese. Глагол «may» в первой части антипословицы ставит под сомнение обязательное получение желаемого первопроходцами, тогда как, идя по проторенному пути, Вы непременно достигнете успеха. В данном примере происходит расширение компонентного состава паремии.

В качестве еще одного примера приведем следующее высказывание Интернет-пользователей: If practice makes perfect and nobody's perfect then why practice? Данное высказывание было создано на основе приема контаминации двух фразеологических оборотов [21, с. 15], по принципу силлогизма. Источниками послужили изречения Practice makes perfect и Nobody's perfect. Контаминация ФЕ — прием окказионального преобразования ФЕ, который заключается в неожиданном объединении или слиянии двух или более ФЕ. Контаминация является способом языковой игры, в ходе которой учитывается звуковая форма объединяемых компонентов, используются их аллюзивность, ассоциативность, коннотативные возможности.

Контаминированием образуются окказиональные ФЕ, содержащие двусмысленность, свойственную каламбуру. Она возникает в процессе одновременного восприятия старых значений объединенных ФЕ и окказионального значения, возникшего в результате объединения. В данном случае, контаминация происходит на основе объединения фразеологических единиц-антонимов.

С точки зрения логики этот пример построен на основе силлогизма — построения утверждения методом дедукции, когда, рассуждая от общего к частному, создают три суждения: большую посылку (practice makes perfect), малую посылку (nobody is perfect) и вывод (why practice?).

Другой пример высказывания Интернет-пользователей: If you must choose between two evils, pick the one you've never tried before. Здесь ироничное звучание возникает в результате созданного эффекта «обманутого ожидания»: вместо стремления избегать большего зла и выбирать наименьшее из двух имеющихся, пропагандируемого узуальной пословицей Choose the lesser of two evils (Ср. Из двух зол выбирают меньшее), антипословица призывает попробовать еще не изведанное зло.

1.2 сохранение, поддержка или развитие содержания / темы пратекста

Следует отметить, что антипословицы данного типа среди проанализированных нами составляют меньшинство.

Приведем пример. В английском языке существует пословица: Give a man a fish and you feed him for a day; teach a man to fish and you feed him for a lifetime. Согласно Oxford Dictionary of Idioms она датируется 1880-м годом и принадлежит перу Анны Ритчи. Данную идиому можно обнаружить в ее рассказе под названием «Mrs. Dymond».Смысл ее заключается в следующем: благотворительность хороша, но Вы дадите человеку гораздо больше, научив его собственными силами добывать желаемое. Пользователи Интернет развили тему данной пословицы в своем ключе, в результате у них получилась антипословица: Giveamanafishandyoufeedhimforaday; teachhimtousetheNetandhewon'tbotheryouforweeks. Важно отметить, что данная Интернет-модификация построена по принципу ассоциативного наложения — одновременной актуализации планов восприятия и возможной интерпретации лексем, параллелизма семантического осмысления формы слова. Здесь обыгрывается многозначность лексемы «Net», путем одновременной актуализации альтернативных возможностей ее интерпретации — «сеть для ловли рыбы» и «всемирная Сеть — Интернет». Ни одно из значений не нарушает логики пословицы-новообразования, однако тот факт, что слово «Net» употреблено с прописной буквы, указывает на его использование во втором из приведенных выше значений.

1.3 отстранение / изменение смысла паремии

В результате использования элементов узуальной паремии создается единица, рассматривающая совершенно иную тему и выражающая, соответственно, иной смысл. В данной группе изменение смысла пратекста происходит за счёт использования следующих приемов модификации: изменение компонентного состава и использование фонетической мимикрии.

Наше исследование показывает, что данная группа является наиболее многочисленной. Рассмотрим подробнее каждый из приемов модификации.

1.3.1 Изменение компонентного состава паремий, как правило, затрагивает как лексический, так и грамматический уровни высказывания. Такой тип модификации способствует привлечению внимания адресата, так как автор, модифицируя компонентный состав паремии, эксплицирует более значимый компонент и делает акцент на информации, содержащейся именно в данном компоненте.

а) расширениекомпонентногосостава

A man's home is his castle — let him clean it. В данном примере происходит нарушение фразеологической непроницаемости — расширение компонентного состава ФЕ, при котором у компонента «castle» появляется зависимый компонент «let him clean it», не входящий в состав ФЕ и возвращающий компоненту «castle» его прямое значение (укрепленное жилище, замок), тогда как в традиционной пословице Aman's home is his castle слово «castle» означает «место, где человек может чувствовать себя полноправным хозяином и быть в безопасности». В результате нарушения фразеологической непроницаемости целостное, нерасчлененное значение ФЕ «расщепляется» и происходит деметафоризация ФЕ (возвращается ее прямое значение). После такого преобразования возникает единица с прямым значением, омонимичная фразеологизму, и происходит двойная актуализация.

б) замена компонента

При замене одного из компонентов новым, окказиональным, происходит изменение семантики паремии. Пример: Apennysavedisapennytaxed(Ср. Неистраченные деньги — приобретение). Эта поговорка была подвергнута модификации, в результате которой, при замене компонента «saved» на окказиональный компонент «taxed», изменяется семантика оборота. Теперь он означает, что с каждой сэкономленной копейки Вам еще предстоит заплатить налог.

Пример: Where there's a will, there's a relative. Пословица-источник: Where there's a will, there's a way (Ср. Где хотенье, там и уменье). В данном примере также происходит замена компонентов, и наряду с заменой используется прием обыгрывания многозначного слова «will». В пословице-трансформе слово употребляется в значении «последняя воля, завещание». В результате сравнения гетерогенных понятий «will» и «relative» объективируется реальность. Полученная метафора носит когнитивный характер.

В антипословице Misery loves bacon, образованной от пословицы Misery loves company (Ср. Беда не приходит одна) также происходит замена компонента «company» на «bacon». В результате такой замены меняется семантика пословицы.

в) сокращение компонентного состава-эллипсис

Т. С. Гусейнова называет данный прием трансформации усечением [11, с. 14]. Усечение фразеологизма — это редукция начальных или конечных элементов многокомпонентной ФЕ, в результате которой возникает незавершённая, открытая конструкция. Прием усечения паремической единицы создает эффект усиленного ожидания. Так, антипословица Familiarity breeds! была образована от пословицы Familiarity breeds contempt при помощи усечения. Исходное значение пословицы — чрезмерная близость порождает презрение — не сохранено. Аналогичные примеры: All'swellthatends! образовано от All'swellthatendswell. People living in glass houses should not! образовано от People living in glass houses should not pelt stones.

г) контаминация

В предисловии к словарю «Антипословицы русского народа» исследователи в области паремиологических трансформаций Х. Вальтер и В. М. Мокиенко отметили, что одним из наиболее активных способов трансформации традиционных паремий является своеобразный «макаронизм», контаминация (объединение) двух совершенно разных по смыслу, а нередко и структуре пословиц [9, с. 2]. Это, по мнению авторов, соответствует языковому духу нашего времени — духу смешений стилей. Например: No news is the mother of invention — сознание носителя языка без труда восстанавливает исходные пословицы: No news is good news и Necessity is the mother of invention. Такое «скрещение» вовлекает исходные выражения в новую образную систему. Это придает особую семантическую емкость и экспрессивность подобным каламбурам.

Every dog has a silver lining — объединение пословиц Every dog has his day и Every cloud has a silver lining. Языковая игра строится на общей структуре пословиц.

A fool and his money is a friend indeed- в данном случае комичный эффект возможен только при знании пословиц-источников: Afool and his money are soon parted и A friend in need is a friend indeed. Здесь пользователи заменили компонент «a friend in need» на компонент «a fool and his money», поскольку глупец быстро расстается со своими деньгами, превращаясь тем самым в «друга в беде».

1.3.2. Прием «фонетической мимикрии» — звукового уподобления слова или его преображенного варианта другим словам. Прием основан на частичной морфо-фонетической трансформации компонента, приводящей к полному изменению семантики компонента и всего оборота. Данный прием описан К. Н. Дубровиной в ее статье, посвященной лингвистическим основам использования фразеологизмов в художественной литературе и публицистике [12, с. 4]. «Фонетическая мимикрия» используется и в Интернет-дискурсе. Приведем пример:

In Gates we trust. С нами Гейтс.

Пословица-источник: In God we trust.

Билл Гейтс — основатель корпорации «Майкрософт». Вторые компоненты аллитерируют: «God» — «Gates». Структура параллельной конструкции исходной пословицы сохранена и в новообразовании с заменой одного значимого компонента. Сравнение Б.Гейтса с Богом свидетельствует о популярности не только программного обеспечения, выпускаемого его корпорацией, но и его самого как «бога» в области компьютерных технологий.

Проведенный нами анализ Интернет-дискурса выявил, что в Интернет-среде широко используется особая мимикрия, называемая нами «графическая мимикрия». Приведем примеры использования «графической мимикрии»:

а) замена одной-двух графем другими

Don't byte off more than you can view. He скачивай больше, чем можешь увидеть, т. е. рассчитывай на свои возможности.

Пословица-источник: Don't bite off more than you can chew. Орешек не по зубам.

В данном примере наблюдается замена графемы «i» в слове «bite» на графему «y», в результате чего оно превращается в слово «byte», а также замена диграфа «ch» в слове «chew» на графему «v» и добавление графемы «i». Выражение «byte off» употреблено пользователями Сети в значении «скачивать», что также является окказионализмом. Следует отметить приемы аллитерации и ассонанса: «bite» — «byte», «chew» — «view». Таким образом, синтаксическая структура исходной пословицы сохранена, в то время как глагольные компоненты подверглись замене. Следует также отметить, что глаголы «bite» и «byte» — омофоны.

б) добавление (вставка) одной-двух графем

Slaughter is the best medicine.

Пословица-источник: Laughter is the best medicine.

Если данную антипословицу также анализировать с точки зрения ее формы, то мы наблюдаем здесь добавление графемы «s» к слову «laughter». В результате такой трансформации анализируемая Интернет-пословица переходит в разряд черного юмора. Смысл ее не просто изменился, а поменялся на противоположный.

в) усечение на одну-две графемы

Home is where you hang your @

Пословица-источник: Home is where you hang your hat.

@ — типографский символ, первоначально использовавшийся в платёжных документах на месте англ. «at». Данный символ используется в сетевых сервисах для отделения имени пользователя (учётной записи) от названия домена. Наиболее заметная, но не единственная область применения — адреса электронной почты, например, в адресе barakobama@yahoo.com barakobama — имя пользователя, yahoo.com — доменное имя. Причиной тому является второе значение предлога англ. at — указание на местоположение, то есть barakobama@yahoo.com следует читать как «barakobama на yahoo.com».

В результате усечения слова «hat» в исходной пословице, и замены получившегося слова «at» на символ «@» происходит сохранение смысла оригинала, однако уже в контексте Интернет-общения.

Проведенный нами анализ при использовании методов моделирования, сопоставления, описательно-аналитического метода, метода контент-анализа, обобщения и классификации позволили нам представить приемы окказиональной модификации анализируемых паремий в виде следующей схемы:

Рис. 1.

Новообразования, построенные по традиционным паремическим моделям (псевдопословицы), мы выносим в отдельную группу. Мы не называем их паремиями, так как не имеем данных относительно их массового использования. Однако их отдельное рассмотрение представляется необходимым, так как эти новообразования созданы по традиционным паремическим (структурно-семантическим) моделям часто с использованием традиционных пословичных стилистических маркеров и выражают суждение обобщающего характера. Приведем несколько примеров:

A closed mouth gathers no feetArolling stone gathers no moss (Ср. Кому на месте не сидится, тот добра не наживёт)

It is easier to get forgiveness than permissionIt is easier to fall than to rise (Ср. Легче упасть, чем подняться).

В заключение следует отметить, что в настоящее время паремиологический фонд современного английского языка активно пополняется за счет новообразований, появляющихся в результате активной и творческой деятельности субъектов Интернет-деятельности. В процессе этой деятельности используются исходные структурно-семантические модели. Наиболее распространенными способами модификации паремических единиц в Интернет-дискурсе являются изменение смысла паремии посредством замены компонентов и контаминации, а также выявленный нами прием «графической мимикрии» с заменой одной-двух графем другими, что обусловлено особенностями электронного письма, обслуживающего Интернет-среду. Мир модифицированных паремий — это ирония, пародия, трансформация и приращение смыслов, следовательно, вторичность и интертекстуальность.

Наше исследование показывает, что Интернет — это особая среда, предоставляющая широкие возможности для самовыражения, что подтверждается процессами модификации паремических единиц в Интернет-дискурсе и указывает на взаимозависимость свободы и творчества.

Литература:

1.         Абдуллина А. Р. Контекстуальные трансформации фразеологических единиц в английском и русском языках: дис. … канд. филол. наук. Казань, 2007.

2.         Абрамович И. М. Об индивидуально-авторских преобразованиях фразеологизмов и отношение к ним фразеологического словаря // Проблемы фразеологии. Исследования и материалы / под ред. A. M. Бабкина. — М. —Л.: Наука, 1964.

3.         Алипулатов И. С. Окказиональное использование фразеологических единиц в средствах массовой информации: Дисс. …канд. филол. наук. — Махачкала, 1998.

4.         Алтыбаев А. А. Трансформация фразеологизмов как стилистический прием в произведениях Д. Н. Мамина-Сибиряка: Дисс. …канд. филол. наук.-Самарканд, 1977.

5.         Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии.– М.,1961;

6.         Аракин В. Д. Исследования по лексикологии и фразеологии. — М:, 1976.

7.         Блинова Е. В. К проблеме типологии отфразеологических фразеологизмов (на материале художественной литературы ХХ века) / Е. В. Блинова // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4–6 октября 2004 г.): Труды и материалы: / Под общ. ред.К. Р. Галиуллина.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004.

8.         Бондаренко В. Т. О мобильности и динамизме устойчивых фраз в русской речи // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4–6 октября 2004 г.): Труды и материалы: / Под общ. ред. К. Р. Галиуллина.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004.

9.         Вальтер Х., Мокиенко В. М. Антипословицы русского народа. — СПб: Издательский дом «Нева», 2005.

10.     Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. В кн.: Лексикология и лексикография. — М.,1977.

11.     Гусейнова Т. С. Трансформация фразеологических единиц как способ реализации газетной экспрессии. — Махачкала, 1997.

12.     Дубровина К. Н. Лингвистические основы стилистических приемов использования фразеологизмов в художественной литературе и публицистике // Вестник РУДН. Серия «Лингвистика». — 2005. № 7.

13.     Дюрчо П. Лексикографическая обработка фразеологических неологизмов (на материале русской и словацкой идиоматики) // Фразеологизм и его лексикографическая разработка. — Минск: Наука и техника, 1987.

14.     Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М., 1987.

15.     Константинова A. A. Окказиональная трансформация англо-американских паремий в свете когнитивно-дискурсивного подхода в лингвистике URL: http://cyberleninka.ru/article/n/okkazionalnaya-transformatsiya-anglo-amerikanskih-paremiy-v-svete-kognitivno-diskursivnogo-podhoda-v-lingvistike (дата обращения 16.04.2014)

16.     Кузнецова О. М. Фразеологическая контаминация как лингвистическое явление (на примерах художественных произведений И. С. Тургенева) // Актуальные проблемы современной лингвистики. Тихоновские чтения: Материалы Международной научной конференции, посвященной 75-летию проф. А. Н. Тихонова. Т.- Елец, 2006.

17.     Кунин А. В. Английская фразеология (теоретический курс). — М., 1970.

18.     Малински Т. Возникновение новых фразеологических единиц Электронный ресурс.V Т. Малински // Русистика. Берлин, 1992. -№ 2. — С. 67–76. — Режима доступа: http://www.philology.ru/linguistics2/malinski-92.htm, свободный.

19.     Малышева Н. В. Фразеологические трансформации в речевой деятельности и переводческой практике (на материале произведений В. Высоцкого и Л. Филатова): автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 / Н. В. Малышева; Кемеровск. гос. ун-т. — Кемерово, 2008.

20.     Мелерович А. М., Мокиенко В. М. Жизнь русской фразеологии в художественной речи: проспект школьного фразеологического словаря. — Кострома, 2006.

21.     Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. — Л.: Наука, 1977.

22.     Потолдыкова Е. В. Лингвопрагматический аспект фразеологической вариативности в англоязычном массово-информационном дискурсе: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.04 / Потолдыкова Е. В.; Волгогр. гос. ун-т. — Волгоград, 2004.

23.     Смирницкий А. И. Лексикология английского языка. — М.,1998.

24.     Филицына В. П. О пословицах и поговорках как материале фразеологического словаря. В кн.: Проблемы фразеологии. — М — Л., 1964.

25.     Чепасова A. M. Динамичность фразеологизмов русского языка // Динамика фразеологического состава языка. Тезисы международной научной конференции. — Курган: Курганский университет, 1999.

26.     Baranov A. N., Dobrovolskij D. O. Cognitive modelling of actual meaning in the field of phraseology. Journal of Pragmatics 25(33) –1996.

27.     Crystal D. Language and the Internet. — Cambridge: Cambridge University Press., 2006.

28.     Fraser B. Idioms within a transformational grammar. Foundations of Language 6 (1) — 1999.

29.     Katsarou E. Descriptive and Theoretical Aspects of English Idioms. A Monograph. — Lambert Academic Publishing, 2011.

30.     Mieder W., Litovkina A. Twisted Wisdom: Modern Anti-Proverbs. — Burlington, Vermont:The University of Vermont, 1999.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle