Библиографическое описание:

Нечепуренко М. Ю., Прокопенко А. И. Белый цвет в творчестве Б. Ш. Окуджавы [Текст] // Современная филология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 11-14.

С древнейших времён феномен цвета становится объектом пристального внимания человека. На каждом этапе своего развития человек стремился к познанию природы и возможностей цвета. При этом в процессах изучения и применения цвета проявлялось лицо человека — национальное, культурологическое, психологическое, историческое, научное.

Анализируя цвет с точки зрения литературоведения, необходимо учитывать все особенности художественного текста как единого целого, в котором цвет — его элемент.

Изучение цвета предполагает анализ поэтических тропов, содержащих цветовые элементы: анализ соотношения качественного и количественного их состава, изучение способов конструирования каждого цветового элемента и их системы в масштабе от одного произведения до творчества писателя в целом, анализ семантики цветовых образов и определение соответствия авторской семантики традиционным значениям цвета, а также выявление трансформации этих значений в ходе эволюции творчества изучаемого автора и развития литературы как вида словесного искусства.

В связи со сказанным интерес к творчеству Б. Ш. Окуджавы не случаен, так как его тексты наполнены приемами актуализации понятий, среди которых центральное место принадлежит цветовому эпитету.

Материалом для исследования послужило 31 произведение Б. Ш. Окуджавы, из которых было выявлено 60 цветных тропов, что свидетельствует о достаточно частом использовании автором данного художественного приема. Большую часть цветовых эпитетов составляет эпитет «белый», который используется 17 раз: «бумага белая» («Мне не хочется писать…», 1989), «белая река» («На арбатском дворе — и веселье и смех…», 1964), «белый бал» («На белый бал берез не соберу…», 1989), «белая голубушка» («Новое утро», 1957). Следующим по количеству использования идет троп «красный», несколько уступающий «белому» — 15 раз: «красный шар» («Мне не хочется писать…», 1989); «красная соль», «красное вино» («М. Хуциеву», 1989); «красная река» («Ночной разговор», 1962). На третьем месте по количеству употребления у Б. Ш. Окуджавы стоит троп «синий» — 6 раз: «синие горы» («М. Хуциеву, 1989); «синий маяк» («Не бродяги, не пропойцы…», 1989); «синий троллейбус» («Полночный троллейбус», 1989). Эпитеты «черный» и «голубой» были использованы по 4 раза: «черные глаза» («Медсестра Мария», 1989), «черная речка» («Счастливчик», 1989), «черный ворон» («Черный ворон сквозь белое облако глянет…», 1989); «моря голубые» («Магическое «два».Его высоты…», 1989); «глаза голубые» («Медсестра Мария», 1989); «голубые рога» («Осень ранняя…», 1989).Троп «зеленый» встретился в стихотворениях 3 раза: «зеленая оправа», «зеленый абажур» («На полотне у Аллы Беляковой…», 1989). Эпитет «рыжий» — 2 раза: «колечко рыжее» («Песенка о комсомольской богине», 1989); «рыжая жесть» («Трамваи», 1989). Все остальные цветные тропы, выявленные в изученных стихотворениях Б. Ш. Окуджавы, встречаются по одному разу: «серая рыбка» («Храмули», 1989); «лиловые трещины» («На арбатском дворе — и веселье и смех…», 1989); «розовый цвет» («Не сольются никогда…», 1989); «пятно оранжевое» («На полотне у Аллы Беляковой», 1989); «башмачки золотые» («Песенка о Моцарте», 1989), «серебряный звон» («Продолжается музыка возле меня…», 1989); «желтая свечка» («Чаепитие на Арбате», 1989); «роза алая» («Читаю мемуары разных лиц…», 1989).

Первый этап нашей работы показал, что в творчестве Б. Ш. Окуджавы наблюдается преобладание светлых оттенков над темными. При этом центральное место в поэзии поэта занимает троп «белый», который преобладает над остальными цветовыми тропами в количественном отношении. Полученные результаты стали базой для определения семантики белого цвета, систематизации его значений и способов функционирования.

Необходимо отметить, что именно с белым цветом связаны богатые традиции человеческой культуры. Испокон веков этот цвет наделялся свойствами очищения и божественности, символизируя чистоту и невинность. Особенно белый цвет значим для русского фольклорного творчества, где ему отводится одно из главных мест. Так, в стихотворении «До свидания, мальчики» (1989) автор использует сочетание «платьица белые» (Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:/вместо свадеб — разлуки и дым,/наши девочки платьица белые/раздарили сестренкам своим), которое символизируют чистоту и непорочность будущих невест. В стихотворении «Надежда, белою рукою…» (1989) используется сочетание «белая рука», как символ чистоты, спокойствия, очищения (Надежда, белою рукою/сыграй мне что-нибудь такое,/чтоб краска схлынула с лица,/как будто кони от крыльца). Троп «белый» делает сочетание «белая голубка» («Новое утро», 1989) символом новой жизни, освобождения и избавления от всех тревог и проблем (Не клонись-ка ты, головушка,/от невзгод и от обид,/Мама, белая голубушка,/утро новое горит).

Кроме того, издавна белый цвет символизировал целый мир, вселенную, совокупность прошлого, настоящего и будущего, начало всего сущего на земле. Так, в стихотворении «А мы с тобой, брат, из пехоты…» (1989) Б. Ш. Окуджава использует сочетание «белый свет», говоря не о дневном времени суток, а обо всем мире, который живет и меняется по своим собственным законам вне зависимости от желаний и потребностей человека (Мы все — войны шальные дети,/И генерал, и рядовой/Опять весна на белом свете.../Бери шинель — пошли домой). Сочетание «белый свет» в стихотворении «В городском саду» (1989) так же подразумевает под собой все бытие, все живое, а не светлое время суток.

При этом белый цвет является символом памяти по ушедшим людям с одной стороны, и сменой этапов жизни с другой. В стихотворении «Песенка о пехоте» (1989) поэт затрагивает как тему воспоминаний, так и тему переломного моменты судьбы, когда действительность меняется и будущее перестает быть ясным. Всего этого Б. Ш. Окуджава добивается использованием «белого» тропа. «Белые вербы» и «белые сестры» провожают взглядом солдат, которые идут на войну. Именно такими они останутся в памяти, чтобы не случилось.

Проведенный анализ позволил составить диаграмму значений белого цвета в стихотворениях Б. Ш. Окуджавы (Рис. 1).

Рис. 1.

Определив основную смысловую нагрузку тропа «белый», можно говорить о функциях, которые выполнял данный цветовой троп в каждом из проанализированных стихотворений. Так, эпитет «белый» в сочетании «белый вет» («А мы с тобой, брат, из пехоты…» (1989); «В городском саду» (1989)) является постоянным, т. е. служит украшением речи, не придавая никаких дополнительных оттенков. В остальных изученных стихотворениях троп «белый» придает сочетанию точность, вкладывая в него особенный смысл, задуманный автором. Так, в стихотворении «Песенка о пехоте» (1989) функцией белого цвета является передача грусти, тоски, неопределенность, которые сопровождают солдат, идущих на войну. Их судьба неизвестна, и только «белые вербы» как «белые сестры» будут вечно их помнить. В таких произведениях, как «Надежда, белою рукою…» (1989) и «Новое утро» (1989) целью тропа «белый» является наделение предметов определенными свойствами. Таким образом, сочетания «белая рука» и «белая голубка» становятся символами новой жизни, олицетворяя собой очищение и освобождение от тревог и переживаний.

Приведенная ниже диаграмма наглядно демонстрирует функции, выполняемые эпитетом «белый» в творчестве Б. Ш. Окуджавы (Рис. 2).

Рис. 2.

Таким образом, без анализа имплицированных значений, заложенных в цветообразах, теряется возможность до конца ощутить внутреннюю общность произведений Окуджавы, приблизиться к глубинному пониманию мировоззрения писателя, его нравственных, моральных и политических позиций, определяющих содержание его творчества и выбор выразительных средств языка. Подводя итоги, можно сделать несколько выводов. Во-первых, изучив смысловую нагрузку, которую нес каждый из «белых» тропов, можно говорить об огромной роли белого цвета в творчестве Б. Ш. Окуджавы. Во-вторых, исходя из многогранности и многозначности данного цвета, можно обозначить большое количество функций (украшение речи, передача определенного настроения произведению, приписывание предмету новых свойств), который выполняет этот эпитет в каждом из стихотворений. В-третьих, данная работа показала, что тема белого цвета в творчестве Б. Ш. Окуджавы остается малоизученной и оставляет за собой большие перспективы дальнейшего исследования.

Литература:

1.      Булат Окуджава. Избранное. Стихотворения. «Московский Рабочий», 1989.

2.      Злыднева Н. В., Белый цвет в русской культуре XX века/Признаковое пространство культуры / Отв. ред. С. М. Толстая. — М.: Индрик, 2002.

3.      Фоли Дж. Энциклопедия знаков и символов. М., 1997.

4.      Матвеева, Е. В. Функции цветообраза в прозе ФРГ 60–80-х гг.: дис.. канд. филол. наук. /Е. В. Матвеева. -Н. Новгород, 1999.

5.      http://rupoem.ru/okudzhava (дата обращения: 15.03.14).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle