Библиографическое описание:

Царегородцева М. В. Практика анализа фрагмента текста: диалог персонажей. Интерпретация эпизода читателями-старшеклассниками [Текст] // Современная филология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 24-29.

В данной статье рассматривается технология анализа эпизода, в частности, анализа диалога литературных героев. Представлены целенаправленные, последовательные этапы осмысления микроконтекста. А также на примере фрагмента урока показано, каким образом можно применить на практике технологию осмысления и интерпретации диалога литературных героев.

Ключевые слова: диалог, эпизод, микроконтекст, технология анализа эпизода-диалога литературных героев.

Современный этап развития литературоведения и лингвистики характеризуется пристальным вниманием к тексту художественного произведения как особой форме коммуникации. Основными типами речевой коммуникации являются диалогическая и монологическая речь. Субъективно окрашенные и характеризующие её носителей диалогическая и монологическая речь становятся организующим началом многих словесных текстов, и в частности произведений художественной литературы, где они выступают в качестве предмета изображения.

Проблема диалога (как речевой формы высказывания; диалогической и монологической речи в произведении; прямой речи персонажей, речевого общения; диалога как сферы проявления речевой деятельности человека и пр.) в течение многих лет активно и плодотворно рассматривалась в трудах психологов (Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, А. Р. Лурия и др.), психолингвистов (А. А. Леонтьев, И. А. Зимняя, А. А. Зарецкая и др.), лингвистов (В. В. Виноградов, Н. И. Жинкин, Л. А. Новиков и др.), литературоведов (М. М. Бахтин, А. Г. Бочаров, В. В. Кожинов, Л. Я. Гинзбург, Л. П. Гроссман, Ю. М. Лотман, В. В. Одинцов, В. Е. Хализев, Е. Г. Эткинд и др.).

Как неоднократно отмечали исследователи (М. М. Бахтин, В. В. Виноградов, Н. И. Жинкин, Л. А. Новиков, Г. О. Винокур и др.), диалогическая речь первична по отношению к монологической, поэтому, с нашей точки зрения, диалог представляет особый интерес для исследователей различных направлений. Диалог — невероятно трудная форма литературной речи. Он составляет своего рода центр речевой деятельности персонажей. Отсюда — ответственная роль диалогов в художественной литературе. Взаимоотношения персонажей вне их диалогов не могут быть выявлены сколько-нибудь конкретно и ясно. Они проявляются в обращенности к сознанию Другого, в стремлении быть услышанными и понятыми, т. е. в том, что является неотъемлемой чертой диалога. Часто диалоги или монологи играют роль ключевых эпизодов, которые являются одним из самых значимых приемов постижения целостного смысла произведения. Диалог литературных персонажей (их речевое общение) служит передаче знаний, убеждению, обучению и побуждению людей к действию, следовательно, его анализ имеет познавательное и воспитательное значение, т. к. позволяет читателю получить в готовом виде социальный опыт коммуникативного поведения человека, запечатлённого в художественном произведении, и через это познание — познать самого себя и в результате корректировать своё поведение в процессе общения.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что изучение диалога — актуальное и, что самое главное, необходимое средство постижения идеи произведения.

Анализ произведения является предпосылкой для его интерпретации (истолкования, трактовки, прочтения). Процесс понимания и толкования текста помогает осуществить диалог его творца с читателем через текст, который является законченным целостным смысловым единством. Тем не менее, любой текст состоит из микроконтекстов (МК), которые взаимодействуют друг с другом. Литературоведение и лингвистика определяют микроконтекст как значимую единицу текста (Н. А. Купина, Н. А. Николина, Г. И. Романова и др.) и называют возможные МК текста:

-          Эпизоды художественного произведения, несущие определенную смысловую нагрузку;

-          Структуру произведения, его композицию (идейно значимые МК, как своеобразно расположенные части и главы);

-          Картины природы;

-          Портрет героя;

-          Включение в текст произведения дневников и писем героев;

-          Художественная деталь, приобретающая иногда роль символа;

-          Изобразительно-выразительные средства языка;

-          Слово в контексте произведения как значимая единица;

-          Эпиграфы;

-          Ремарки автора и пр.

Понимание и эмоциональное восприятие текста происходит в процессе постепенного «наращивания смыслов» взаимодействующих МК. Данный процесс хорошо комментирует Л. С. Якушина: «Читатель должен «встретиться» с МК, увидеть его в тексте и «рассмотреть»; осмыслить или пережить, почувствовать заключенную в нем информацию. Каждый МК взаимодействует с предыдущим и последующим, обогащая и углубляя представление о художественном тексте. Так постепенно происходит «наращивание смыслов»…, помогая читателю осуществить движение к смыслу произведения, понять его» [9; с. 423–424].

В художественном тексте «все стремится стать мотивированным» (Г. О. Винокур), отсюда — значимость любого элемента текста и соответственно необходимость внимания к любому его компоненту в процессе анализа.

Обратимся к методике анализа эпизода как одного из ключевых текстовых фрагментов (ключевой, т. е. имеющей значение для раскрытия идеи произведения).

В «Словаре лексических трудностей русского языка», изданном в 1994 году, слово «эпизод» определяется как «сцена, отрывок, фрагмент какого-либо художественного произведения, обладающие относительной самостоятельностью и законченностью» [6; с. 413]. Слово «относительная» означает, что эпизод, с одной стороны, может рассматриваться отдельно от произведения, в некотором «отрыве от него», а с другой — все же является неотъемлемой частью целого текста, и подтекстовая информация данного эпизода должна быть связана с идеей всего произведения.

Например, для понимания основной мысли, воплощенной в рассказе В. М. Шукшина «Срезал», ключевое значение имеет сцена диалога-дискуссии между Глебом Капустиным и Константином Ивановичем.

Проблема осмысления и интерпретации диалога литературных героев имеет место быть на уроках литературы и представляется актуальной, поскольку:

1.                 Среди множества приемов постижения целостного смысла произведения один из самых популярных в школьной практике — обращение к ключевым эпизодам.

2.                 Анализ фрагмента литературного произведения является самостоятельной темой многих сочинений на литературную тему выпускника, а на ЕГЭ по русскому языку учащиеся тоже должны продемонстрировать умение работать с эпизодом, анализировать и комментировать его.

3.                 Анализ диалогов литературных персонажей (их речевое общение) на уроках словесности имеет познавательное и воспитательное значение, т. к. позволяет читателю-школьнику получить в готовом виде социальный опыт коммуникативного поведения человека, запечатлённого в художественном произведении, и через это познание — познать самого себя и в результате корректировать своё поведение в процессе общения.

Технология анализа эпизода диалога литературных героев имеет целенаправленные, последовательные этапы осмысления микроконтекста.

Атеперь обратимся к тому диалогу, который читали ребята. Учитель раздаёт каждому ученику этот диалог. Дальнейшая работа ведётся непосредственно с ним. Он анализируется следующим образом:

1.                 Первый этап. Выбор фрагмента (отрывка) текста.

-        Партнёры по общению (по коммуникации): возраст, принадлежность к социальной и сословной среде; детали, внешность, манера держаться.

-        Виды и формы общения (монолог, диалог, реплика…)

-        Время и место общения.

После выразительного чтения эпизода и вопросов на восприятие, учитель и ученики переходят ко второму этапу.

2.                 Второй этап. Анализ фрагмента текста.

-        Ситуация общения (предыстория общения, если необходимо).

-        Цель общения (мотивы поступков, средства изображения: интонация, жест, поза…).

-        Поведение персонажей в диалоге, речь героев, смысл речи, слова…; какие моральные качества обнаруживаются в поступках.

Комментирование текста сопровождается заполнением таблицы.

3.                 Третий этап. Выявление смысла диалога.

-        Эффективный или неэффективный диалог (позиция автора, персонажа, читателя).

-        Роль эпизода в композиционном осмыслении произведения…

  1. Четвёртый этап. Самооценка и творческое осмысление диалога читателем — школьником (письменное впечатление от диалога…).

Представим фрагмент урока литературы в 11 классе по рассказу В. М. Шукшина «Срезал», демонстрирующего применение технологии анализа эпизода диалога литературных героев. После выразительного чтения диалога (а в нашем случае это была инсценировка) следует его анализ по предложенному нами плану.

Учитель: Но для начала, ребята, вспомним, что такое диалог?

Ученик: Диалог — это разговор между двумя лицами.

Учитель: Верно. А скажите, кто участвует в этом диалоге, то есть какие литературные герои общаются друг с другом?

Ученик: Общаются Глеб Капустин и Константин Иванович.

Учитель: Правильно. А вот объясните мне, почему Шукшин одного героя называет по имени и отчеству, а другого нет. Лично я не понимаю. (Учитель ведёт урок так, чтобы дети не поняли его позицию, иногда нарочно запутывая. Это необходимо для того, чтобы ученики в конце урока сделали самостоятельный выбор в пользу того или иного героя, исходя из анализа диалога).

Ученик: Константина Ивановича называют так, потому что он кандидат.

Учитель: Возможно, а может быть, и нет. Заполним таблицу в тетради:

Глеб Капустин Константин Иванович

А давайте вспомним, сколько лет, примерно, героям? Запишем:

Возраст

40летсредний возраст (дочь-школьница)

А по социальному положению кто они?

Социальное положение

Работал на пилораме Кандидат

Ребята, вспомните, когда и где (в городе, столице, селе или ещё где-то) происходит диалог?

Ученик: Диалог происходит в деревне Новая, в доме Агафьи Журавлёвой, вечером после работы.

Учитель: А давайте вспомним, как выглядят герои?

Внешность

Толстогубый, белобрысый, Нет описания внешности

с настырными глазами

Учитель: Ребята, а может быть неслучайно Шукшин не даёт описания внешности Константина Ивановича? Подумайте.

Ученик: А может быть, Шукшину важно заострить своё внимание на Глебе Капустине.

Учитель: Может быть. Ребята, обратите внимание на манеру каждого из них держаться. Выпишем из диалога конкретные слова, указывающие на манеру держаться.

Манера держаться

Спокойно, но внутри всё Растерялся, попытка возразить.

Вздрагивало; нападение;

Напористо; без передышки…

Учитель: Ребята, с какой целью пришёл Глеб Капустин к Константину Ивановичу, то есть какова цель его речи?

А как Вы думаете, догадывается ли об этом Константин Иванович? Какова его цель общения с Глебом?

Цель общения

«Срезать» Само общение с земляком

Учитель: Давайте понаблюдаем, как говорят Глеб Капустин и Константин Иванович. Какова их речь? Наиболее интересные фразы или слова, на ваш взгляд, выпишите в тетрадь.

Речь

Старается говорить красиво; Просто, спокойно, используя

Образно, но его информация разговорные слова: «покатил

Обрывочна, старается запутать, бочку», демагог- кляузник и др. «Кандидатство — это не костюм»;

И др.

Глеб Капустин

Элементы анализа

Константин Иванович

 40 лет

Возраст

Средний возраст (дочь-школьница)

Работал на пилораме

Социальное положение

Кандидат

Толстогубый, белобрысый, с настырными глазами

Внешность

Нет описания внешности (это неслучайно, т. к. Шукшину важно заострить внимание на Глебе)

Деревня Новая, дом Агафьи Журавлевой, вечером после работы

Ситуация диалога

Деревня Новая, дом Агафьи Журавлевой, вечером после работы

Спокойно, но внутри все вздрагивало, нападение, напористо, без передышки…

Манера держаться при разговоре

Растерялся, попытка возразить

Срезать!

Цель общения

Само общение с земляком (не догадывается о намерениях Глеба)

Старается говорить красиво, образно, но его информация обрывочна; старается запутать; «кандидатство — это не костюм» …

Речевое поведение

Просто, спокойно, использует разговорные слова: «покатил бочку», «демагог-кляузник»…

Учитель: Ребята, вспомните, о чём вообще спрашивал Глеб Капустин Константина Ивановича? Всё ли было Вам понятно?

Ученик: Он спрашивает о непонятных вещах. И вообще он всё время говорит путано, непонятно. Лично я не понимал, о чём он.

Учитель: Мы выяснили, что цель Глеба — срезать Константина Ивановича. Как Вы думаете, добился ли он этой цели?

Ученики: Да.

Учитель: На Ваш взгляд, правильно ли поступил Глеб? Все его считают победителем. А победитель ли он?

Ученики: Мне кажется, что Глеб — победитель. Ему удалось срезать зазнавшегося кандидата.

В спор вступает другой ученик: Но Шукшин пишет, что Глеб жесток, а «жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё». А кандидат вовсе не зазнавшийся.

Ученики высказывают своё мнение, учитель лишь корректирует, если нужно, высказывания. Он может и запутать не совсем внимательных учеников:

А почему тогда Константин Иванович не мог ему ответить, ведь он кандидат?

Учитель: Представьте, что Шукшин убрал из рассказа этот диалог. Что-нибудь изменится? Без него будет ли Вам рассказ понятен?

Ученик: Нет, этот диалог очень важен, потому что из него мы узнаём о том, как Глеб срезал, почти уничтожил Константина Ивановича. Более того, мы можем оценить поступок Капустина.

Учитель: Молодцы! Вспомните, на прошлом уроке мы говорили о «чудиках». Глеб Капустин — «чудик»?

Ученик: Нет, потому что он жесток, а чудики добрые.

4. Четвёртый этап. Самооценка и творческое осмысление диалога читателем — школьником (письменное впечатление от диалога…).

Учитель: Очень хорошо. А сейчас я попрошу Вас сделать своеобразный вывод, высказать своё мнение. Ответьте на вопрос: Два героя. На чьей стороне автор?

Можете пользоваться тетрадями и диалогом, о котором мы сегодня так подробно говорили. А начать Ваш письменный ответ можно следующим образом:

-        Мне кажется, что автор на стороне…

-        Я думаю, что автор на стороне…

-        На мой взгляд, Шукшин на стороне…

-        В рассказе «Срезал» перед нами предстаёт два героя. Это люди, разные по… Но я думаю, что сам Шукшин …

Из письменных высказываний одиннадцатиклассников (без изменений) на тему «Два героя. На чьей стороне автор?»

В рассказе Василия Макаровича Шукшина «Срезал» два главных действующих лица. Константин Иванович Журавлев приехал из города с семьей на родину навестить свою мать и отдохнуть. «Глеб Капустин, толстогубый, белобрысый мужик сорока лет, начитанный и ехидный». Им владеет «пламенная страсть» — «срезать» выходцев из деревни Новой, которые живут в городе и добились успехов в своей жизни. Глеб считает, что делает нужное и благородное дело. На этот раз его жертвой стал кандидат Журавлев. Глеб никакими научными знаниями не обладал, но многое помнил из прочитанных книг и журналов («Мы тут тоже немножко… «микитим»). Первые вопросы Глеба показались гостю смешными. Но Константин Иванович не сумел понять смысла происходящего. Столкновение перерастало в словесную дуэль. «Глеб говорил негромко, но напористо и без передышки — его «несло». Кандидат 2растерялся, смотрел то на жену, то на Глеба, то на мужиков…». Константин Иванович, радостно встретивший своих земляков, не заслужил такого к себе отношения. Автор не оправдывает героев, но и не осуждает их. Его волнуют причины, которые приводят к взаимному непониманию между людьми. Шукшин с сожалением относится к встрече земляков, которая обернулась разрывом.

 Я думаю, что автор на стороне Константина Ивановича («в голосе мужиков слышалось даже как бы жалость к кандидату, сочувствие…»), потому что «Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё».

Печерина Елена

 Я считаю, что автор… в начале произведения принимает сторону Глеба Капустина, потому что по прибытию в деревню различных деловых людей и офицеров Глеб их «срезал», чем заслужил народную известность и славу… Но затем автор занимает сторону Константина Ивановича. Начав с ним беседу, Глеб пытается запутать его сложными словами, быстрым темпом разговора, бессмысленными фразами. У Глеба не было необходимости «срезать» кандидата. Он это сделал ради того, чтобы народ говорил о нем, что он еще одного кандидата «срезал». Поэтому автор рассказа занял сторону Константина Ивановича, который хотел просто поговорить со старыми друзьями о жизни.

Васильев Андрей

Мне кажется, что автор на стороне Константина Ивановича, т. к. в начале разговора (диалога Глеба Капустина с Константином Ивановичем) мы понимаем, что Глеб не так умен, как хочет казаться. Он спрашивает Константина Ивановича о месте работы, на что тот отвечает, что работает на филфаке, а Капустин думает, что кандидат работает в области философии и задает ему вопросы, совсем не касающиеся его настоящей специальности. Но с другой стороны, автор поддерживает и Глеба, так как кандидат наук должен знать многое, а кандидат филологических наук должен грамотно оформлять свою речь и твердо отвечать на вопросы.

Матвеева Екатерина

 В. М. Шукшин не говорит открыто, на чьей он стороне. Но я считаю, что он поддерживает Глеба Капустина. Это видно через отношение автора к своему герою. Он уважает его, рисует перед нами очень умного, начитанного человека. Как ни странно, именно тем, что Глеб не образован, не имеет кандидатской учености, Шукшин показывает его превосходство над всеми важными гостями. Если у человека есть диплом — это еще не значит, что он умнее всех. А привычка «срезать» вовсе не плохая. Он делает это не со зла. Он говорит умные и правильные вещи, пытаясь этим поставить других на свое место и показать, что все люди равны. Проблема необразованности простых людей — это проблема государства. И на известном нам примере Шукшин показывает, что обычный рабочий с пилорамы не глупее кандидата наук. Это не единичный случай. В каждом человеке есть свой талант, просто у многих нет возможности его раскрыть.

Пинаева Елена

Мне кажется, что в этом рассказе автор на стороне Глеба Капустина. Шукшина восхищает в Глебе Его уверенность в собственных силах, начитанность, прямота, но отталкивает его жестокость и ехидность. Возможно, что автор даже жалеет Глеба за то, что тот такой умный и начитанный, «срезает» знатных людей…

 Константин Иванович, человек мягкий и добродушный, не понимает Глеба, ему кажется странным его напор, он не понимает, за что Глеб так зол на него. Автор радуется победе Глеба в дискуссии, а точнее победе монолога Глеба, так как Константин Иванович ничего не сумел возразить…

Филимонова Вероника

По-моему, автор находится на стороне Константина Ивановича. Это можно показать на некоторых примерах, взятых непосредственно из диалога.

 Глеба Капустина автор показывает жестоким и бесчувственным. Он начинает беседу и, сам того не понимая, говорит о другой сфере деятельности Константина Ивановича, а не о той, на которой он специализируется. Он выходит победителем, потому что не дает выразиться Константину Ивановичу. Это происходит из-за того, что он говорит очень напористо и настырно. Говорит о том, что Константин Иванович и подобные ему люди очень задираются, хотя создается впечатление, что задираются не они, а он. Об этом можно судить по разговору и потому, как Константин Иванович принял гостей — очень просто и радушно. Автор сам говорит о том, что Глеб Капустин — очень жестокий человек. «Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил еще». Из этих слов можно сделать вывод, что автор на стороне Константина Ивановича.

Лебедева Наталья

Письменные высказывания ребят зачитываются по выбору. Затем подводится итог урока-анализа эпизода: «Рассказ «Срезал» В. М. Шукшин считал лучшим своим произведением из сборника «Характеры». Произведение действительно уникальное. Уже в названии видны и мастерство писателя, и глубина его мысли. Ему удалось найти наиболее точное слово, отражающее суть произведения. Понять это нам помог анализ диалога двух персонажей. Здесь мы отмечаем иронию автора не только над своим главным героем Глебом Капустиным, но над всеми теми, кто также стареется походить на интеллигента».

 Таким образом, завершающий этап работы над эпизодом логично и последовательно раскрывает главную идею всего произведения, показывает читателям основную роль фрагмента текста в раскрытии главной мысли автора. А это один из ведущих принципов анализа конкретного отрезка текста и активизации читательской деятельности.

Литература:

1.                  Айзерман Л. С. Литература в старших классах: уроки и проблемы. М., 2002.

2.                  Апухтина В. А. Проза В. Шукшина. М., 1986

3.                  Винокур Г. О. «Горе от ума» как памятник русской художественной речи // Филологические исследования. — М., 1990.

4.                  Дорофеева М. Г. и др. Изучение творчества Шукшина в школе. — СПб., 1998.

5.                  Сигов В. К. Русская идея В. М. Шукшина, М., 1999.

6.                  Словарь лексических трудностей русского языка. М., 1994.

7.                  Шолпо И. Л. Рассказы В. М. Шукшина. // Письменный и устный экзамен по русскому языку и литературе. СПб, 1998.

8.                  Шукшин В. М. Сочинения в 5 томах: Т. 5, Бишкек, 1992.

9.                  Якушина Л. С. Филологическая герменевтика // педагогическая риторика: Практикум / Под ред. Н. А. Ипполитовой. М., 2004

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle