Библиографическое описание:

Мартьянова Н. А. Семантико-структурно-функциональное поле цветообозначений с интегральной семой «жёлтый» (на материале произведений А.И. Куприна) [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы II междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 91-95.

В статье представлен анализ цветообозначений-элокутивов и цветообозначений-номинативов в рамках семантико-структурно-функционального поля. Рассмотрены ядро и три периферийных зоны данного поля. Зафиксировано усиление коммуникативной экспрессивности цветообозначений от периферии к ядру. Сделан вывод о том, что нарастание экспрессии цветообозначений зависит от нескольких параметров: сложности тропофигуральных образований, куда входят эти цветовые слова, а также выполняемых функций.

Ключевые слова: цветообозначения-элокутивы, цветообозначения-номинативы, контаминация, конвергенция, экспрессивная и номинативная функции, семантико-структурно-функциональное поле.

В современной лингвистике существуют различные способы исследования системных отношений между словами. Один из них – описание языковых средств в рамках полевого подхода.

Основоположником теории поля считается немецкий учёный Й. Трир. Предложенная им концепция привлекла внимание многих зарубежных языковедов. Л. Вейсгербера, Г. Ипсена, В. Порцига, А. Рудскогера и др. В русском языкознании впервые тот факт, что при анализе лексики важен системный подход, заметил М.М. Покровский. Позже теория поля стала базой при рассмотрении языковых явлений в трудах Ю.Д. Апресяна, А.В. Бондарко, Н.Ю. Караулова, Э.В. Кузнецовой, З.П. Поповой и И.А. Стернина, А.А. Уфимцевой,Ф.П. Филина, Г.С. Щура и др.

Полевый подход первоначально использовался для изучения лексико-семантической системы языка. Сначала учёными выделялись семантические поля трёх видов: естественные, искусственные, полуискусственные, позже заговорили о парадигматических, синтагматических и комплексных полях[8, с.8]. В настоящее время полевый подход распространился на широкий круг явлений: грамматику, синтаксис, изобразительно-выразительные средства и др. Это способствовало возникновению новых типов поля: грамматического, грамматико-лексического, синтаксического, функционально-семантического, ассоциативного и др.

Следует заметить, что полевый подход активно применяется при описании изобразительно-выразительных средств, так как сейчас специальное внимание уделяется созданию воздействующей речи. Например, по принципу поля описаны экспрессивные синтаксические конструкции, в основе которых лежит градация [13]. Рассмотрена система стилистических фигур (в широком смысле), построенных по принципу контаминации, на разных уровнях языка и речи (фонетическом, лексическом, фразеологическом, грамматическом, текстовом) в аспекте теории функционально-семантического поля экспрессивности [11]. Смоделировано семантико-структурно-функциональное поле тропеических фигур, построенных по принципу сравнения [9]. Зафиксировано элокутивное поле лексических окказионализмов [1]. Проанализировано семантико-структурно-функциональное поле стилистических фигур, построенных по принципу контраста [4] и т.д.

Мы продолжаем исследования в этой области и предпринимаем попытку полевого описания цветообозначений. Отметим, что подобного рода работы уже существуют. Например, представлено семантическое поле цвета в русском языке в синтагматическом аспекте [3]. Описано лексико-семантическое поле цвета и света в лирике Б.Л. Пастернака [2]. Зафиксировано функционально-семантическое цвето-световое поле в лирике И. Северянина [6]. Рассмотрено семантическое поле цветообозначений в рамках диахронического подхода [7]. Изучено лексико-семантическое поле цвета и света как когнитивно-поэтический феномен в произведениях К. Батюшкова и О. Мандельштама [12]. Смоделировано лексико-семантическое цвето-световое поле в прозе Б.К. Зайцева [5].

Вместе с тем мы не встретили научных работ, в которых бы проводилось комплексное изучение цветообозначений в рамках теории поля. Кроме этого, нами не было обнаружено источников, рассматривающих цветообозначения в качестве элокутивов (цветовых тропов и цветовых фигур), способствующих формированию прагматически значимого высказывания. Поэтому предметом настоящей статьи мы избираем цветообозначения с общей семой «жёлтый», функционирующие в художественном тексте в прямом (цветообозначения-номинативы) и переносном (цветообозначения-элокутивы) значении, целью же работы ставим анализ данных единиц в рамках семантико-структурно-функционального поля речевых экспрессивных средств с выделением микро- и макрополей. Заметим, что полевое описание цветообозначений позволит выявить их семантическую специфику; охарактеризовать прагматико-стилистическую функциональную значимость на уровне текста, в частности, художественного; определить степень эстетичности воздействия текста на читателя через создание ярких образов, повышающих коммуникативную экспрессию.

Лингвистическое наблюдение проводится на материале таких произведений А.И. Куприна, как «Яма», «Поединок», «Юнкера», «Листригоны», «Белый пудель», «Молох» и др., из которых нами было отобрано около 200 репрезентаций цветолексемы с общим значением «жёлтый».

Прежде чем перейти к описанию заявленной структуры, разъясним некоторые понятия.

Семантико-структурно-функциональное поле речевых экспрессивных средств трактуем, вслед за И.В. Пекарской, как совокупность языковых единиц (слов, словосочетаний), объединённых на основании общности структуры, а также выполняемых функций [11].

В основу указанного типа поля положены следующие критерии: 1) семантический (переносное или прямое значение цветового слова); 2) структурный («чистые», т.е. единичные, без наложения цветовые элокутивы, представляющие однокомпонентные тропофигуральные образования, или цветовые элокутивы, полученные в результате контаминации (наложения), конвергенции (взаимоследования), представляющие двухкомпонентные либо многокомпонентные тропофигуральные структуры); 3) функциональный (экспрессивная или номинативная функция цветообозначений), определивший все остальные.

Компоненты семантико-структурно-функционального поля цветообозначений будут располагаться на разном удалении от ядра в зависимости от степени проявления в них экспрессивности. Заряд экспрессивности уменьшается от ядра к периферии и, наоборот, увеличивается от периферии к ядру. В ядро входят цветовые тропофигуральные многокомпонентные образования, возникшие в результате контаминации или конвергенции цветовых тропов и фигур, выполняющих общую экспрессивную функцию с такими частными, как характерологическая (во всех разновидностях), образная и др. Изменение одного из параметров, по которым характеризовались эти единицы, приведёт к изменению положения в пределах поля. Так, на периферии 1 будут находиться гипертропы или гиперфигуры многокомпонентные по структуре, образованные в результате контаминации (наложения тропов и фигур), конвергенции (следования тропов и фигур друг за другом в речевой цепи). Такие средства реализуют общую экспрессивную функцию с частными – характерологической (во всех разновидностях), образной др. Периферию 2 составят неконтаминированные цветовые тропы или фигуры с вышеназванными функциями. На периферии 3 будут располагаться цветообозначения-номинативы (цветообозначения, употреблённые в прямом значении), служащие для выделения предмета из ряда подобных и обладающие наименьшим экспрессивным зарядом.

Языковой материал позволил нам сделать вывод о существовании цветового семантико-структурно-функционального макрополя и цветовых семантико-структурно-функциональных микрополей. Цветовое макрополе будем понимать вслед за Ю.А. Карташовой как совокупность лексических единиц разной грамматической природы, разной степени связанности и свободы, лексикализованности и фразеологизированности, содержащих сему цвета [6, с.8]. Это поле составляют общеупотребительные, стилистически нейтральные, узуальные цветообозначения, т.е. прилагательные цвета русского языка, в которых сема цвета обнаруживается в их словарных дефинициях в качестве ядерной: красный, белый, чёрный, синий и голубой, зелёный, жёлтый, серый и др. [6, с. 8]. В соответствии с этими цветообозначениями выстраиваются микрополя. Цветовое микрополе – это лексические единицы различных частей речи, организованные особым образом, содержащие интегральную сему с определённым цветовым признаком в эксплицитном или имплицитном виде [6, с. 8]. Цветовые микрополя являются составляющими частями цветового макрополя.

Далее представим описание семантико-структурно-функционального микрополя цветообозначений с общим значением «жёлтый», органично входящего в макрополе «цвет». В целом же эти типы полей включены в систему элокутивных средств, которую наряду с цветообозначениями образуют изобразительно-выразительные средства, паремии, окказионализмы и другие реалии.

Цветообозначение «жёлтый» в лексикографических источниках трактуется следующим образом: «жёлтый – цвета яичного желтка» [10, с. 193]. Слово «жёлтый» является основным для обозначения этого цвета; в синонимическом ряду, включающем такие единицы, как золотой, золотистый, лимонный, янтарный, яичный, канареечный, шафрановый, соломенный и др., играет роль доминанты.Цветообозначения с интегральной семой «жёлтый» А.И. Куприн использует для характеристики различного рода психологических (злоба, тоска, измена, счастье) и физиологических (смерть, болезнь) состояний действующих лиц.Этот цвет часто символизирует молодость и неопытность персонажей. Активен жёлтый цвет в описании внешности героев (волос, кожи, усов и др.), их одежды и обуви, предметов быта, а также природных объектов (оперение птиц, растения, солнечный свет и др.).

Микрополе «жёлтый» образуют единицы разных лексико-грамматических классов. Например: качественные простые прилагательные (жёлтый, желтоватый и др.); относительные простые прилагательные, перешедшие в разряд качественных со значением цвета (золотой, золотистый, соломенный, медовый, лимонный, канареечный, янтарный); сложные качественные прилагательные (жёлтолицый, темно-жёлтый, ярко-жёлтый, грязно-жёлтый, золотоволосый, тускло-золотой и др.); глаголы, глагольные формы (желтеть, золотиться, золочёный, позолоченный и др.); существительные (желтизна, золото и др.).

Цветообозначениям со значением «жёлтый» присуща как номинативная функция, так и экспрессивная, последнюю реализуют тропофигуральные средства. Следует отметить, что элокутивные колоративы могут быть однокомпонентными или многокомпонентными.

Учитывая названные особенности, проиллюстрируем примерами, как заполняются зоны поля.

В ядерной зоне располагаются единицы следующего типа:

(1) И тут только заметил он, что прежние золотистые усики на верхней губе Бутынского обратились в рыжие, большие, толстые фельдфебельские усы, закрученные вверх (Юнкера). В данном примере заслуживает внимания тропофигуральное образование, которое состоит из центральной фигуры градации (золотистые усики обратились в рыжие усы), усиленной метафорическим эпитетом золотистые усики и «чистым» эпитетом рыжие усы. Контаминации стилистических приёмов присуща экспрессивная функция в нескольких её разновидностях – характерологической портретной и образной. Кроме того, здесь колоратив золотистые олицетворяет юность.

(2) Золотой солнечный свет, лазоревое небо, грохот города, зелень густых лип и каштанов, звонки конок, сухой запах горячей пыльной улицы – всё это сразу вторгнулось в маленькую чердачную комнатку (Яма). В приведённом предложении фокусной фигурой является амплификация (свет, небо, грохот, зелень, звонки, запах), которая вбирает в себя эпитеты, в том числе метафорический эпитет золотой свет. Такое многослойное контаминированное образование выполняет характерологическую функцию в рамках общей экспрессивной. Отметим, что данный приём позволяет А.И. Куприну описать динамичность городской жизни, её насыщенность красками, звуками, запахами, её многообразные проявления в сопоставлении с тишиной и покоем маленькой чердачной комнаты.

(3) <…> деревья были ещё пусты и чернели голыми сучьями, но уже начинали едва заметно для глаза желтеть первой, пушистой радостной зеленью (Поединок). Антитеза деревья чернели, но начали желтеть в указанном примере является фокусной фигурой, на которую накладывается метафора чернели сучьями и оксюморон желтеть зеленью. Многокомпонентная тропофигура участвует в создании пейзажа, следовательно, для неё типичная экспрессивная характерологическая функция.

Охарактеризуемпериферию 1:

(1) Я нарочно и незаметно для неё приблизил свою ладонь к её руке и подержал её на высоте вершка. Да, я почувствовал какие-то золотые токи (Колесо времени).

(2) И не так наливка, как милое, сердечное совсем московское обращение Порфирия и его славное, доброе лицо сделало то, что жёлтый скучный газ, только что облекавший всё мироздание, начал понемногу свёртываться, таять, исчезать (Юнкера).

Взаимодействие метафоры и перифраза золотые токи характеризует в примере (1) физиологические особенности героини повести, её своеобразную энергетику; в примере (2) метафорический перифраз жёлтый газ передаёт психологическое состояние юноши, а именно его тоску и разочарование в любимом человеке. В этом случае также можно говорить о реализации двухкомпонентным гипертропом экспрессивной характерологической функции.

(3) Семь дней наслаждался царь её любовью и не мог насытиться ею. И великая радость освещала его лицо, точно золотое солнечное сияние (Суламифь). Метафорический эпитет золотое сияние в примере участвует в описании эмоционального состояния героя, т.е. предназначение данного стилистического приёма – создание экспрессии и характеризация. Отметим также, что гипертроп приобретает символическое значение, он становится олицетворением радости, счастья.

Опишемпериферию 2:

(1) Мальчишка, желторотый птенец, только что вышедший из школы, и напивается в собрании, как последний сапожный подмастерье (Поединок).

(2) Жрецы быстро расступились, и все увидели ливанского отшельника, совершенного обнажённого, ужасного своим высоким, костлявым жёлтым телом (Суламифь).

(3) Пришло духовенство: священник в золотых очках, в скуфейке; длинный, высокий, жидковолосый дьякон с болезненным, странно-тёмным и жёлтым лицом, точно из терракоты, <…> (Яма).

Перечисленным примерам присуща общая экспрессивная функция с частными: характерологической и образной. В примере (1) фразеологизм желторотый птенец отражает молодость и неопытность, в примерах (2), (3) эпитеты жёлтым телом, жёлтым лицом включены писателем в портретную зарисовку. В последних предложениях колоративы не просто указывают на цвет кожи действующих лиц, но ещё и сигнализируют об их нездоровье.

Периферия 3 представлена колоративами-номинативами. Приведем примеры:

(1) Вот налево от входа в железные ворота – каменное двухэтажное здание, грязно-жёлтое и облупленное, построенное пятьдесят лет назад в николаевском солдатском стиле (Юнкера).

(2) На крыльце стояла женская фигура. Бобров издали узнал в ней Нину по ярко-жёлтой кофточке, так красиво оттенявшей смуглый цвет её лица, <…> (Молох).

(3) В предутренний час тёмной ревущей ночи пошли они <рыбаки> все, как камни, на дно в своих коневых сапогах до поясницы, в кожаных куртках, в крашеных жёлтых непромокаемых плащах (Листригоны).

Таким образом, нами было предложено описание цветообозначений в аспекте поля, в основе которого лежат структурный, семантический и функциональный критерии. Данный способ анализа позволил зафиксировать тот факт, что максимально яркие, экспрессивные образы, влияющие на читательское воображение, будут создавать цветовые тропофигуральные многокомпонентные образования, выполняющие экспрессивную функцию и располагающиеся в ядре. Воздействующий потенциал цветообозначений-элокутивов будет снижаться из-за изменений их структуры и функций. Всё это приводит к изменению положения такого образования в рамках поля. Чем меньше компонентов представлено в цветообозначении-элокутиве, тем дальше он от ядра, тем уровень экспрессии ниже. И наоборот: структурно-семантическое усложнение элокутивной единицы влечет за собой усиление её функциональных (эмоционально-экспрессивных) характеристик, что продвигает эту единицу от периферии к ядру.

Литература:

1.      Грищева, Е.С. Структурно-семантическое и функциональное описание лексических окказионализмов в рамках теории элокутивного поля / Е.С. Грищева: Дис. … канд. филол. наук. – Абакан, 2006. – 232 с.

2.      Губенко, Е.В. Лексико-семантические поля цвета и света в лирике Б.Л. Пастернака / Е.В.Губенко: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М, 1999. – 22 с.

3.      Дивина, Е.А. Синтагматика семантического поля цвета в русском языке / Е.А. Дивина: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Краснодар, 1996. – 19 с.

4.      Егорченко, О.Н. Стилистические фигуры в современном литературном языке: семантико-структурно-функциональная характеристика / О.Н. Егорченко: Дис. … канд. филол. наук. – Абакан, 2006. – 221 с.

5.      Ермаковская, Т.А. Лексико-семантическое цвето-световое поле в прозе Б.К. Зайцева / Т.А. Ермаковская: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Москва, 2011. – 22 с.

6.      Карташова, Ю.А. Функционально-семантическое цвето-световое поле в лирике И. Северянина / Ю.А. Карташова: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Бийск, 2004. – 23 с.

7.      Кезина, С.В. Семантическое поле цветообозначений в русском языке (диахронический аспект) / С.В. Кезина. – Пенза: изд-во Пензенского гос. пед.ун-та, 2005. – 313 с.

8.      Куренкова, Т.Н. Лексико-семантическое поле «Еда» в произведениях Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, М.А. Булгакова / Т.Н. Куренкова: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Кемерово, 2008. – 20 с.

9.      Лопаткина, С.В. Контекстуальное взаимодействие тропов в современном русском языке (на материале художественной и публицистической речи) / С.В. Лопаткина: Дис. … канд. филол. наук. – Абакан, 2004. – 217 с.

10.  Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – 4-е изд., доп. – М.: Азбуковник, 1999. – 944 с.

11.  Пекарская, И.В. Контаминация в контексте проблемы системности стилистических ресурсов русского языка. Часть 1, 2 / И.В. Пекарская. – Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, 2000. – Ч. 1. – 248 с, Ч. 2 – 344 с.

12.  Разумкина, Н.В. Лексико-семантическое поле цвета и света как когнитивно-поэтический феномен (на материале произведений К. Батюшкова и О. Мандельштама / Н.В. Разумкина: Дис. … канд. филол. наук. – Тюмень, 2009. – 191 с.

13.  Сковородников, А.П. Экспрессивные синтаксические конструкции современного русского литературного языка / А.П. Сковородников. – Томск, 1981: Изд-во Томского гос. ун-та. – 256 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle