Библиографическое описание:

Свирепчук И. А. Особенности перевода с английского языка [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 103-106.

Рассмотрим основные принципы теории перевода в том виде, как они вырисовываются в настоящее время.

Современное переводоведение утверждает принципиальную переводимость. Когда речь идет о народах, стоящих примерно на одном уровне культуры, можно утверждать, что все те явления, которые известны одному народу, известны и остальным и, следовательно, могут быть выражены на их языке, Отсюда следует априорно: а) все, что можно высказать на одном языке, можно высказать и на другом и, следовательно, перевод возможен; б) перевод-калькирование невозможен, так как нередко характер одного языка (отражение быта, истории и т. д. данного народа) не соответствует характеру другого языка.

Современный перевод стремится быть одновременно переводом научным и художественным, точным и полноценным в отношении русского языка.

В центр внимания переводчиком ставится передача идейного содержания произведения с сохранением формы как средства выражения этого содержания.

Он стремится к максимальной доходчивости переведенного текста, но при этом сохраняет все своеобразие оригинала и избегает его русификации.

От переводчика требуется:

1.                 Знание основ переводоведения, или теории перевода.

2.                  Понимание иностранного текста и умение разобраться во всех его тонкостях.

3.                  Широкое использование при переводе всех богатейших возможностей русского языка и, в частности, принятых в русском языке словосочетаний.

4.                  Творческий подход к переводческой работе, связанной с внутренне верной передачей мысли и эмоции автора.

5.                  Перевод не должен быть дословным, буквальным, всякое калькирование оригинала недопустимо. Это значит, что переводчик должен всегда стремиться передать не отдельные слова (это будет дословностью) и не отдельные конструкции (калькирование). Передавать нужно мысль автора со всеми ее оттенками.

В качестве примера дословного перевода с английского языка можно было бы привести случай, когда переводчик выражение «popular front» «народный фронт» перевел «популярный фронт».

Как пример синтаксической кальки, то есть воспроизведения данного порядка слов без учета его смысловой функции, приводим следующий перевод: A man came into the room. Русский перевод –калька: «Человек вошел в комнату». Правильный перевод: «В комнату вошел человек». Этот порядок слов подсказывается английским неопределенным артиклем, который говорит о том, что в данном случае речь идет о человеке неизвестном. Ту же мысль на русском языке выражает обратный порядок слов. Если бы мы захотели перевести данную фразу-кальку обратно на английский язык, то получилось бы, что в комнату вошел человек, о котором речь уже велась. The man came into the room.

6.                  Следующим требованием к полноценному переводу является знание переводчиком реалий, или конкретных условий жизни и быта страны, с языка которой производится перевод.

Как, например, переводя статью об английском парламенте, переводчик должен знать, что “speaker” означает не “оратор”, а “председатель палаты общин”; встречаясь с выражением “division”, он должен перевести его не “разделение”, а «деление», что означает поименное голосование без фиксирования тех, кто голосовал за или против.

7.                  Очень важно для переводчика уметь выделить главное в предложении, а также уметь передавать это главное средствами своего родного языка. Переводчик должен заботиться о том, чтобы надлежащим образом выделить в каждой фразе центральный элемент мысли.

8.                  Забота о правильной передаче логического ударения не должна вызывать пренебрежения к переводу частных элементов фразы оригинала. Переводчик должен уметь выбирать слова, точно передающие соответствующие понятия. Для этого нужно знать так называемые синонимические ряды и уметь свободно оперировать ими.

Синонимические ряды — это ряды более или менее однозначных слов (синонимов), расположенных в зависимости от интенсивности и оттенков выраженного ими качества. При работе с синонимическими рядами необходимо учитывать такие стилистические моменты, как положительная или отрицательная окраска данного слова, большая или меньшая интенсивность, стилистическая окраска, часто ли данное слово встречается в языке и т. д.

9.                  Следующим требованием к переводчику является умение выйти из трудного положения, когда на родном языке отсутствует идеальный эквивалент тому или иному слову или понятию оригинала. Именно на эту трудность и ссылались многие зарубежные авторы теории «непереводимости».

Большое значение при переводе имеет правильное построение предложения. Правильное построение фразы позволяет выделить в мысли переводимого оригинала главное — то, что можно назвать «логическим сказуемым». Наряду с этим выбор правильной структуры предложения позволяет также выявить второстепенные элементы и максимально сохранить стиль переводимого произведения.

С точки зрения перевода предложения бывают: 1) переводимые очень близко; 2) переводимые с помощью измененного порядка слов; 3) требующие при переводе частичного синтаксического и лексического изменения; 4) требующие полной перестройки как синтаксической, так и лексической и 5) предложения особо трудные.

1.         Предложения, которые переводятся почти дословно, встречаются нечасто. Это преимущественно предложения повествовательного характера, где нет резко выраженного ударения на каком-либо отдельном элементе. Например, I see a picture переводится «Я вижу картину». Здесь эквивалентные слова перевода следуют в том же порядке, что и в оригинале.

2.         Вторая категория — это предложения, требующее, чтобы в переводе, при сохранении эквивалентных слов, поменялись местами соответствующие компоненты оригинала. Это предложения преимущественно информационного характера, в которых тот или иной элемент предложения несет на себе определенный акцент. Разберемся в это подробнее.

A lecture on geology was delivered at our institute yesterday. — Вчера в нашем институте была прочитана лекция по геологии. Почему перевод сделан именно так, с изменением порядка слов≤ Дело в том, что этим сохранен порядок слов, обычный для русского информационного предложения: обстоятельственные слова, сказуемое, подлежащее. Перевести эту фразу иначе нельзя, получится изменение смысла. В самом деле, если перевести данное предложение по-русски буквально («Лекция по геологии была прочитана в нашем институте вчера»), то получится, что речь шла о какой-то определенной лекции, которая была вчера, а не в другой какой-либо день. Иначе говоря, логическое ударение падает на слово «вчера», в то время как в английской конструкции акцент делается на словосочетании «a lecture on geology». Таким образом, определенному порядку слов на одном языке соответствует свой порядок слов на другом.

В английском языке имеется стремление поставить на первое место в предложении ударный элемент, а затем, постепенно ослабляя смысловую насыщенность, завершить предложение менее значительными деталями. Вышеприведенное русское предложение «Вчера в нашем институте была прочитана лекция по геологии» по-английски звучит так: «A lecture on geology was delivered at our institute yesterday», и иначе звучать не может.

В русском языке наблюдается тенденция к тому, чтобы строить фразу с некоторым последовательным нарастанием смысловой насыщенности к концу. Ударный элемент, или центр коммуникации, обычно стоит в конце русской фразы как устной, так и письменной, хотя, конечно, имеются и исключения. Продумаем с этой точки зрения предложение «Завтра у нас в институте будет прочитана лекция по геологии». Несомненно, что в этой фразе каждый последующий компонент выражает некоторое нарастание смысловой насыщенности. «Завтра» — почти еще ничего не говорит слушателю; «у нас в институте» — фиксирует внимание на определенной пространственной точке, представляющей для слушающего или читающего определенный интерес, и тем самым уже активно будит внимание. Сказуемое — «будет прочитана» — обещает завершительный, наиболее интересный момент, приближает к нему, намекает на содержание ударного компонента. Наконец, подлежащее является завершающим аккордом в смысле концентрирования интереса: предшествующее подводит к нему, создает для него определенный фон, благодаря чему оно действительно выделяется в элемент, на который падает ударение.

Впрочем, главным ударным элементом не обязательно является грамматическое подлежащее. Известно, что для того, чтобы подчеркнуть какое-либо слово на русском языке, достаточно поставить это слово в конце, соответственно перестроив всю фразу. Так, например, предложение «Приду я к нему завтра», в отличие от «Я завтра приду к нему», оттеняет ударное слово «завтра».

Итак, при переводе с английского языка на русский часто приходится прибегать к перестановке компонентов. То, что в английском оригинале стояло в начале, при переводе нередко перемещается в конец русского предложения.

4. Предложения четвертого типа — это предложения идиоматические, т. е. предложения, сочетание компонентов которых носит немотивированный характер. I can’t help laughing. Прямой перевод этой фразы дает нам бессмыслицу. Правильный перевод будет звучать: «Я не могу удержаться от смеха». Чтобы правильно перевести идиому, требуется целиком оторваться от ее структуры и лексического оформления, до конца понять скрытую за ней мысль и выразить ее на родном языке в наиболее грамотной и близкой к оригиналу литературной форме.

При переводе идиом встречаются следующие случаи:

1)                 Перевод «идиомы на идиому». Такой перевод возможен, если в русском языке имеется полный, как по значению, так и по форме эквивалент английской идиоме.

To make both end meet. — Сводить концы с концами.

2)                 Перевод с помощью идиоматического аналога, т. е. идиомы, передающей ту же мысль, но связанной с ней образно.

It is the first step that costs. — Лиха беда начало.

3)                 Описательный перевод. Временами переводчик не может подыскать ни соответствующего русского эквивалента, ни аналога, или же все близкие варианты носят отпечаток типично русских условий. В таких случаях можно допустить перевод идиоматического оборота обычным текстом, не считаясь с его особенностями.

5. Наконец, предложения пятого типа — сложные во всех отношениях, т. е. длинные, запутанные, перегруженные деталями и придаточными предложениями, туманные в смысловом отношении. При переводе приходится перестраивать их синтаксис, заменять целые выражения, может быть, разбивать всю фразу на отдельные предложения и т. д. прежде всего, чтобы правильно перевести такую фразу, необходимо проследить по стадиям тот процесс, который в сознании опытного переводчика происходит мгновенно, так что переводчик часто даже не отдает себе в этом отчета. Работа переводчика над сложной фразой начинается с анализа предложения. Анализ заключается в первую очередь в уяснении общей структуры предложения (надо определить, какое оно — простое, сложносочиненное или сложноподчиненное). Затем находят подлежащее и сказуемое как в главном, так и в придаточном предложениях. Найденные члены предложения переводятся «начерно», т. к. нельзя понять грамматические функции отдельных составных частей предложения без учета их смыслового значения. Вслед за этим делается дословный перевод предложения, т. е. перевод, который не претендует на стилистическую выдержанность, но правильно передает все смысловые моменты подлинника. Однако, чтобы понять предложение, мало дословно перевести его. Нужно еще в простых словах пересказать на своем родном языке основную мысль предложения, ориентируясь при этом на весь контекст и, и больше того, на все, что переводчик знает о данном произведении и его авторе.

Всякому, занимающемуся переводом, понятно, что не меньшей, чем построение фразы, трудностью является выбор подходящего слова — эквивалента. Переводчик как бы постоянно «взвешивает» разные лексические возможности, синонимы и, в конце концов, отбирает слово (редко два или три слова), которое может в полной мере воспроизвести значение оригинала. Существуют основные принципы отбора лексических средств при переводе.

1.         Ориентировка на контекст. Подыскивая подходящий русский эквивалент, мы всегда имеем в виду слово в контексте или слово, обусловленное всем предыдущим или последующим изложением. Каждое слово в любом литературным произведении связано со всем произведением в целом, с его особенностями, с историей его создания, нередко с личностью автора и т. д. В пределах одного абзаца (узкий контекст) и всего данного произведения (широкий контекст) нужно уметь охватывать мысль в целом.

2.         Принцип следования отношения автора к освещаемому предмету. Казалось бы, автор уже выбором слов указывает на свое отношение к описываемому действию (положительное или отрицательное), и переводчику остается только следовать за автором в его «симпатии». Но бывает и так, что в оригинале приходится сталкиваться с «нейтральным» словом, не передающим ни положительного, ни отрицательного отношения автора к описываемому лицу или событию. В то же время переводчик имеет возможность выбирать только между двумя событиями, одно из которых несет в себе положительную, а другое отрицательную оценку. В этих случаях переводчик и должен внимательнейшим образом учесть основную линию симпатии автора, обусловленную «широким» контекстом, и выбрать для перевода слово, отражающее фактическую симпатию или антипатию переводимого писателя.

3.         Принцип следования общей стилистической направленности произведения и индивидуальному стилю автора. Необходимость выбрать слова из синонимического ряда в соответствии со стилем данного произведения и данного автора очевидна. Делая выбор между синонимами, переводчик должен определить, каким стилем пользовался автор: возвышенным стилем или просторечием, поэтическим языком или народной фразой и т. д. Большого внимания заслуживает передача индивидуального стиля автора, поскольку индивидуальный стиль говорит о многих особенностях данного автора.

4.         Принцип соответствия принятой автором интенсивности. Если мы возьмем синонимический ряд, охватывающий, скажем, прилагательные, которые обозначают положительное качество, то, помимо различных оттенков значения, все данные прилагательные будут разниться и соответственно располагаться в ряд в зависимости от степени интенсивности выражаемого ими качества. В русском языке наш ряд, вероятно, начнется словами «великолепный» или «дивный», а закончится словом «недурной». На английском языке первым будет стоять «magnificent» и в конце «fair» или «not bad». Такие же ряды, конечно, имеются во всех языках. Подыскивая требуемый эквивалент, нужно из ряда русских синонимов выбрать слово, наиболее подходящее по интенсивности.

5.         Принцип ориентировки на основной словарный фонд языка. Как общее правило, переводчик, при выборе слов, должен ориентироваться на то, что вошло в «золотой фонд» литературного языка, и лишь в особых случаях черпать лексику из области диалектов, местных наречий, так называемого сленга и т. д. Конечно, следует придерживать оригинала, но в очень многих случаях встает вопрос, выбрать ли более редкое «изысканное» слово или более простое, обиходное. В тех случаях, когда по этому поводу возникает сомнение, т. е. в самом оригинале отсутствует заведомо редкое слово, желательней употреблять слово более употребительное. Конечно, этот принцип должен сочетаться с принципом использования слов достаточно ярких и интересных — в тех случаях, когда они не нарушают норм языка.

6.         Принцип выбора слова, наиболее точно отображающего ту реальную действительность, которую имел в виду автор. Переводчик, выбирая данное слово, должен все время помнить о том, что он переводит мысль автора, относящуюся к реальным предметам, к определенному укладу жизни, определенной эпохе и т. д. Мысль эта может быть выражена не полностью, а лишь намеком, вполне достаточным для жителей этой страны, но совершенно непонятным для жителей другой. Так что мало знать узкий и широкий контекст данного произведения, надо еще быть знакомым с той конкретной действительностью, о которой пишет автор.

7.         Принцип использования устойчивых и полуустойчивых фразеологических словосочетаний, куда относятся фразеологические сращения и иные установившиеся сочетания, а равно и гармонические сочетания.

Термин «гармонические сочетания» требует расшифровки. Начнем с примера. Если взять ряд прилагательных, обозначающих, скажем, высокое качество, то легко заметить, что каждое из них можно отнести только к определенным существительным. Данное сочетание прилагательного с существительным обусловливается не логическими соображениями, а, с одной стороны, привычкой, и, с другой стороны, некоторой внутренней близостью обоих слов. Мы можем к существительному «закат» добавить эпитеты «дивный», «чудный», «удивительный», но сказать «превосходный» или «отличный» закат нельзя — это звучит диссонансом. Совершенно также английские сочетания «a glorious sunset», «a magnificent sunset» и др. будут звучать убедительно и хорошо, в то время как сочетание «an excellent sunset» явно невозможно. В некоторых случаях слова сочетаются настолько незыблемой связью, что получается сращение или устойчивое сочетание, в других же случаях возможен некоторый ограниченный выбор.

«Гармоническое сочетание» можно, таким образом, определить как соответствующее практике и внутренней близости сочетание двух или более слов. Соответственно переводчик, выбирая слово из синонимического ряда, всегда должен заботиться о том, чтобы взятое им слово полностью соответствовало своему окружению.

Литература:

1.         Орлова Г. Д. Пособие по переводу английской научно-технической литературы: Учебное пособие. — Тула: ТулГУ, 2006. — 175 с.

2.         Турук И. Ф., Стойкова В. Н. Пособие по переводу научно техничских текстов с английского языка на русский (http://www.twirpx.com/file173694/)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle