Библиографическое описание:

Мысина С. И. Особенности функционирования ольфакторной лексики в творчестве С. Н. Сергеева-Ценского [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 67-69.

Статья посвящена рассмотрению феномена ольфакторного восприятия в творчестве С. Н. Сергеева-Ценского с точки зрения функционально-семантического метода. Особое внимание уделяется анализу глагольной лексики, содержащей в своей структуре эксплицитно компонент «запах».

Ключевые слова: обонятельное восприятие, региональный компонент, С. Н. Сергеев-Ценский, тематические группы глагольной лексики.

Становлению лингвистики как самодостаточной дисциплины гуманитарного цикла наук предшествовало несколько столетий, и лишь в XX веке лингвистика начинает рассматриваться как фундаментальное направление в системе гуманитарного знания, поскольку стало очевидным, что «данные о языке — специально отобранные и специально обработанные — могут и должны использоваться для освещения более широкого круга проблем, касающихся как природы человеческого разума и интеллекта, так и, его поведения, проявляющегося во всех процессах взаимодействия человека с окружающим его миром и другими людьми» [5, с. 9].

Одним из аспектов исследования, актуальность которого наиболее ярко проявилась в последние десятилетия ХХ века, становится изучение репрезентации сенсорных ощущений человека в текстовом и разговорном дискурсе.

Восприятие является одним из важнейших элементов когнитивного цикла. Чувственное восприятие полимодально: существует пять способов перцепции, однако номинируются они неравнозначно.

Немалое количество исследований последних лет посвящено изучению и всестороннему рассмотрению феномена запаха, иначе говоря — обонятельному восприятию. [1, 6, 4, 2, 3 и др.], что объясняется повышением интереса науки к феномену обоняния. Запах исследуется в аспекте различных областей знания: физиологии, социологии, культурологии, филологии.

Русский язык располагает рядом лексем, номинирующих феномен запаха. Ни в одном языке мира нет классификации запахов.

Объясняется это тем, что феномен обоняния разительно отличается от всех других перцептивных микрополей, так как, по справедливому замечанию Г. Риндисбахера, «важнейшее препятствие для культурно-эстетической интеграции и оценки представляет сам язык описания данной сферы соответственно, сама наша способность данную сферу осмыслить» [7, с. 583].

Наиболее часто человек описывает запах лишь через его соотношение с абстрактной гедонистической нормой, отсюда паше тяготение к приятным запахам и отвращение к неприятным. Ханс Риндисбахер, исследовавший моделирование мира запахов в романе П. Зюскинда «Парфюмер» отмечает: «В человеческой коммуникации мир запахов обладает биполярной структурой, и пространство между этими двумя полюсами практически пусто» [7, с. 587].

Творчество С. Н. Сергеева-Ценского, самобытнейшего писателя Тамбовского края, представляет в этой связи несомненный интерес, поскольку в его творчестве ольфакторная лексика играет важную роль в описании и оценке действительности.

Обонятельное восприятие в творчестве С. Н. Сергеева-Ценского манифестировано следующими глаголами: пахнуть, благоухать, вонять, чуять, нюхать; также к ним можно отнести глаголы общей перцептивной семантики: чувствовать, ощущать.

С этой точки зрения интересно рассмотреть некоторые примеры художественного использования явления многозначности слова. Рассматривая ольфакторную семантику в произведениях С. Н. Сергеева-Ценского, можно отметить, что морфологическая выраженность семы «запах» имеет следующую направленность: на имя существительное (запах, аромат), на глагол (пахнуть, запахло). Причем, для имени существительного, как яркого выразителя лексем с семантикой запаха. имеет место слияние ощущений тактильных и обонятельных. При этом синкретизм указанных выше явлений дополняется колористическим акцентом. Также немаловажным обстоятельством при именной номинации ольфакторной лексики в прозе С. Н. Сергеева-Ценского является участие в её создании олицетворенного образа природы. Это иллюстрируют следующие примеры:

Ольга Александровна сидела в саду и пересаживала в уединении грядки принесенные из лесу фиалки. От фиалок шел чуть слышный нежный запах (Убийство);

В их знойном запахе бесследно тонули робкие вздохи фиалок, как лепет детей в шуме огромных улиц (Убийство);

Все спокойно, все в мягкой пахучей ризе сумерек, глубоко дышит и молчит (Убийство);

В открытые окна смотрела месячная ночь, ночь светлая, как будто где-то вблизи притаился день, ночь, полная густого аромата и неразрешимых тайн (Убийство);

Белые акации здесь уже отцвели, и опали венчики их цветов, устилая могилье, но слабый запах от этих опавших, нагретых солнцем венчиков еще оставался в воздухе (Как прячутся от времени);

На низком тяжелом, как земля, голосе о. Парфения, точно весенние травы, мягко бархатились ноты о. Власия, а легкий и тонкий голос о. Глеба плыл прямо к солнцу и синему небу, как плывут невидимкой ароматы полевых цветов (Молчальники);

С моря, откуда-то из сини и шири всплывает свой запах — соленый и крепкий, а яхта дышит свежей обветренной смолой терпкой пенькой мокрых канатов (Улыбки)

Густо пахнет вялым виноградным листом, около земли припеченным, желтым; земля горячая, не устоишь босиком; цикады трещат лениво; высоко, где, кажется, еще жарче, вьются орлы; на поздние черешни садятся с довольными криками стаи молодых большеротых скворцов, и Зиновья бросает в них неловко, по-бабьи, комьями земли и кричит: «Кши, окаянная сила!" (Неторопливое солнце);

И может выражаться глаголами восприятия, среди которых активно функционирует глагол пахнуть, в МАС имеет следующую дефиницию:

ПАХНУТЬ: повеять, начать дуть. Пахнуло холодом. От его слов пахнуло отчуждением (перен.) «безл».

Издавать запах. Приятно пахнет. Пахнет (безл.) сеном. Это основное значение глагола пахнуть. В творчестве С. Н. Сергеева-Ценского глагол пахнуть в первом лексико-семантическом варианте является одним из самых частотных глаголов обонятельного восприятия.

Мимозы цветут теперь розовым пухом и сладко пахнут (Неторопливое солнце)

Степь пока зеленая; если не будет дождей еще две недели, начнет желтеть. Степь пока душистая: пахнет волнующе чабером, сладкой душицей, густой желтой ромашкой... Кое-где полосами залег мак, но краснота его жухлая: сгорел и свернул лепестки. (Старый полоз).

2.О чём-либо предполагаемом или ожидаемом: чувствоваться, ощущаться (разг.). Пахнет (безл.) ссорой. Дело пахнет неприятностью. Пахнет (безл.) порохом (близится война).

Пахло вто утро тончайшими запахами первых дней весны в долине, белыми подснежниками с гор, палым листом лесных высоких деревьев, ночлегами вальдшнепов, лисьими норами, барсучьим следом, совсем еще свежим, — должно быть, только этой ночью прошелся, — сыромятными, совсем еще новыми постолами на одной из тропинок, подкованными ослиными копытцами на шоссе, рассыпанными кем-то сушеными грушами, — и разве можно перечислить все то новое, что попадалось ему в это утро под раздвоенный на конце, всевбирающий, жадный до запахов нос≤ (Гриф и граф).

Благоухать — Приятно пахнуть, издавать аромат. Цветы благоухают. Луг благоухает травами.

— Старшая — Катя, а младшая — Варя… Что же им≤.. Цветут и благоухают… Тянут с папаши соки…(Обреченные на гибель);

Еще бы не ликовать, раз я чувствую, что начальство о нас заботится. Когда начальство обо мне заботится, должен же я цвести и благоухать≤ (Лютая зима).

Глагол благоухать обладает сравнительно малой частотностью употребления, что можно объяснить имеющейся в словаре пометкой «книжн»., и в этих примерах несет ярко выраженную ироническую окраску.

Вонять — (прост.). Издавать вонь.

Глагол вонять имеет пейоративную окраску, что подтверждается следующими примерами: Нет, как хотите, а приходится вспомнить пословицу, хотя она и неблагозвучна: рыба воняет с головы, — вот что!(Пушки заговорили);

— Что это так… завоняло, а≤..(Обреченные на гибель);

Проснулся это, гляжу — темь округ меня, а по груди своей лапаю, — склизкое, ей-богу, — и будто воняет…(Преображение человека);

Между протчим, думаю, как же может это быть кровь вонючая≤.. Ну, ты сам об этом подумай своей головой: разве кровь наша вонять может≤ (Преображение человека);

«- Вот свиньи-то стали! — с чувством выкрикнул подошедший сзади Некипелов. — И воняет от всех, как от свиней!» (Горячее лето); «Михаил Петрович знал уже, что она действительно выбросит, если так сказала. Он поспешно собирал со стола всю свою «химию» и уносил в мастерскую, бормоча: — «Во-ню-чи-е», когда они даже и не думают вонять... Скажет тоже: во-ню-чие!.. Я просто керосин экономил, не хотел в мастерской лишнюю лампу зажигать» (Искать, всегда искать).

Глагол нюхать имеет основное значение и реализуется наиболее ярко в следующих примерах:

Нюхать — Вдыхать через нос какой-либо запах; обонять.

Разделись в прихожей и прошли в другую комнату: это слышно было по топоту ног. Алексей Иваныч еще походил немного, остановился перед письменным столом, понюхал гвоздику, посмотрел на девочку с толстой косой и опять походил с минуту (Валя);

Отмахнувшись от наседавшего на него Карасека, он дотянулся длинной рукой до желтого шафранного с красными жилками яблока, понюхал его и по-детски беспечно вонзил в него крепкие под рыжими усами зубы (Обреченные на гибель);

Но и те, кто стоял сзади за чужой игрой, занимали Матийцева: один тем, что все неотрывно нюхал, подавши кверху кулаком, свою рыжую бороду; другой тем, что все вертел в руке золотой и боялся и все стремился поставить мазу, а третий сановного вида старик с благожелательным большим лицом, заметив на себе взгляд Матийцева, сам подошел к нему и спросил: — Вы понимаете игру≤ (Преображение человека)

Таким образом, глаголы обонятельного восприятия реализуются в творчестве С. Н. Сергеева-Ценского полноправно, являясь неотъемлемой составляющей его идиостиля.

Литература:

1.      Вайнштейн О. Историческая ароматика: одеколон и пачули // Ароматы и запахи в культуре. Книга 1. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

2.      Жирицкая Е. Легкое дыхание: запах как культурная репрессия в российском обществе 1917–30-х гг. // Ароматы и запахи в культуре. Книга 2. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

3.      Кабакова Г. Запахи в русской традиционной культуре // Ароматы и запахи в культуре. Книга 2. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

4.      Кирсанова Р. Аромат родного дома и запах счастья // Ароматы и запахи в культуре. Книга 2. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

5.      Кубрякова Е. С. Роль словообразования в формировании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М.: Наука, 1988.

6.      Левинсон А. Повсюду чем-то пахнет. // Ароматы и запахи в культуре. Книга 2. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

7.      Риндисбахер X. От запаха к слову: моделирование значений в романе Патрика Зюскинда «Парфюмер». Пер. Я. Токаревой // Ароматы и запахи в культуре. Книга 2. / Сост. О. Б. Вайнштейн. М.: Новое литературное обозрение, 2003.

8.      Сергеев-Ценский С. Н. Собрание сочинений: в 12 т. М., 1967.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle