Библиографическое описание:

Погорелова С. Д., Полянская А. С. Функции оценочных глаголов в художественном произведении [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы II междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2013 г.). — СПб.: Реноме, 2013. — С. 71-73.

Каждое художественное произведение уникально по своей природе, так как является продуктом творчества, и воплощает замысел его создателя. Художественный текст, считает М. А. Ягубова, воздействует на адресата совокупностью всех своих формально-семантических качеств и свойств (сюжетом, композицией произведения, системой образов, используемых автором и др.), единой совокупностью языковых средств, в составе которой лексические средства занимают не последнее место. По мнению многих психологов считается, что все основывается на процессе передачи эмоционального воздействия, которое основано в свою очередь на сильном воздействии отрезков текста, содержащих эмоциональную лексику [6, с. 114].

Л. Г. Бабенко замечает, что эмотивное содержание текстовых фрагментов и эмотивное восприятие могут быть согласованы друг с другом и гармоничны в своем существовании, а могут также дисгармонировать по отношению друг к другу. Такое происходит, так как адресат при знакомстве с произведением не просто читает автора, но и создает в своем сознании новые представления, картины и вкладывает в них новые содержания, что является процессом творения одновременно с автором [2, с. 245].

По словам, В. И. Постоваловой, «мировидение имеет две базисные функции — интерпретативную (интерпретация картины мира) и вытекающую из нее регулятивную (универсальный ориентир в человеческой жизнидеятельности)» [5, с. 25]. Согласно размышлениям В. Л. Гинзбурга, не только двойная психология персонажей и автора, но и двойная аксиология их отношений обнаруживается в художественном произведении [3, с. 217].

Эмоции персонажа изображаются как особая психическая реальность, обладают особой информативной значимостью в тексте и имеют разную функциональную направленность в создании образа литературного героя.

Отображение эмоций в художественном произведении осуществляется с помощью использования оценочной лексики. Это достаточно сложный процесс, поскольку акцент и основная нагрузка падает на оценочное слово в тексте. Это, в свою очередь, является следствием сложности семантической организации самого художественного текста и многообразия функций, которые призвана выполнять оценочная лексика в рамках текста.

Основываясь на функционально-текстовом анализе оценочной лексики, Л. Г. Бабенко выводит ее основную функцию в художественном тексте — это создание эмотивного содержания и эмоциональной тональности. К частным функциям оценочной лексики она относит следующие:

-          описательно-характерологическая функция (создание психологического портрета персонажей),

-          интерпретационная и эмоционально-оценочная функции (эмоциональная интерпретация мира, изображенного в тексте и его оценка),

-          интенциональная функция (обнаружение и отображение внутреннего эмоционального мира образа автора и его намерения),

-          эмоционально-регулятивная/воздействующая функция (воздействие на читателя).

Текстовые эмотивные смыслы, отображаемые оценочной лексикой не только передают замысел автора художественного произведения, его изображение чувств человека, но и выражают отношение автора к той или иной описываемой ситуации, являясь, в то же время, прагматичными и направленными на эмоциональное заражение читателя [2, с. 250–251].

Обилие специальной лексики не только способствует реалистичности описания, но и помогает читателю самому догадываться о замысле автора, тем самым как бы самому участвовать в происходящем [1, с. 368]. Наличие многообразных функций отображает «важность оценочных суждений в формировании способностей личности выразить свой духовный мир, определив объекты окружающей действительности (предметы, лица, процессы, события, факты) по нормативной шкале ценностей» [4, с. 13].

Используя данную классификацию Л. Г. Бабенко, мы рассмотрели функции оценочных глаголов в художественном произведении Кристофера Паолини «Эрагон», после чего было выявлено наличие следующих функций:

-          описательно-характерологическая функция, которая отвечает за создание психологического портрета персонажей, при помощи описания действий героев, причем как внешних, так и внутренних,

-          интерпретационная функция, которая заключает в себе отображение мира текста, то есть что где растет, стоит, строится и прочее.

В свою очередь, мы считаем важным разделить интерпретационную функцию на функцию, отвечающую за интерпретацию мира, не противоречащего реальности и противоречащего реальности, так как данное художественное произведение относится к жанру фэнтези, которому присуще изобретение чего-то нереального и фантастического, изображение предметов с несвойственными для них характеристиками.

Таким образом, появляется следующая классификация функций, согласно которой мы распределили выявленные 258 оценочных глаголов:

1.      описательно-характерологическая функция;

2.      интерпретационная функция:

2.а. интерпретация мира, непротиворечащего реальности;

2.b. интерпретация мира, противоречащего реальности.

Далее представим некоторые глаголы в контексте для наглядного просмотра их функции, занимаемой в тексте:

1.      Глаголы с описательно-характерологической функцией:

Пример 38:Markus was not a haughty person he had not ever conflicted (to have a forceful and violent disagreement) with anyone.

Т. е. мы можем видеть, что Маркус описывается как человек спокойный, который не ввязывается в драки с кем бы то ни было без причины, и является неконфликтным героем.

Пример 39:… they groped like blind beggars and fumbled(to do or handle something clumsily) with their weapons.

Из данного примера мы наблюдаем, что они (Ургалы) не умеют обращаться с оружием, а значит, они характеризуются как существа необученные и неимеющие определенных навыков использования различных средств оружия.

Пример 40:Sloan grimaced (to make an ugly, twisted expression on a person's face, typically expressing disgust, pain, or wry amusement) whenever the Shade uttered anything about the Spine.

Здесь мы видим, что Слоан не является сдержанным человеком, так как при каждом упоминании Шэйда об их городе, он меняется в лице — показывает свое недовольство гримасами.

2.      Глаголы с интерпретационной функцией, отображение мира которой противоречит реальности:

Пример 41:The mirror accused (to claim that (someone) has done something wrong) the Shade that he had not prevented the crime. He didn’t know how to justify himself.

По данному примеру мы видим, что зеркало обвиняло главного героя в его проступке, однако мы также знаем, что зеркало является неодушевленным предметом и не способно говорить.

Пример 42:The Belt (tree) smiled (form one's features into a pleased, kind, or amused expression, typically with the corners of the mouth turned up and the front teeth exposed) at his reply and the Shade rushed to continue the work.

В следующем примере мы наблюдаем возможность дерева улыбаться, что также не соотносится с реальным миром.

Пример 43:Saphira approached to Broom. Broom’s face cleared and she hugged (to squeeze (someone) tightly in one's arms, typically to express affection) him showing her loyalty.

По этому примеру Сапфира (дракон) обнимает Брума (человека) в знак своей привязанности и верности. Мы знаем, что драконов не существует, ну а если рассматривать дракона как просто животное, то оно, в любом случае, не умеет обнимать.

3.      Глаголы с интерпретационной функцией, отображение мира которой не противоречит реальности:

Пример 43:Everything enhanced (to intensify, increase, or further improve the quality, value, or extent of) when the wind changed direction and swept toward the elves heavy with the Urgals’ stench.

Пример 44: The Shade growled ((of a person) to say something in a low harsh voice, typically in a threatening manner) and rushed down the trail.

Пример 45: He cursed (to utter offensive words in anger or annoyance) and spun around, instinctively nocking another arrow.

Во всех трех примерах мы наблюдаем обычное описание и интерпретацию реальности, описывающее действия, происходящие в произведении, т. е. в первом случае, улучшение ситуации, во втором — главный герой ворчит, а в третьем — еще один персонаж (Брум) высказывает свое недовольство.

Представим процентное соотношение функциональных групп глаголов с оценочным значением в следующей диаграмме:

Рис. 1.Процентное соотношение глаголов с оценочным значением согласно выполняемой функции в тексте

Таким образом, проанализировав полученные результаты исследований функций оценочных глаголов можно сделать следующие выводы:

1.         Наиболее часто оценочные глаголы в художественном произведении «Эрагон» употребляются для интерпретации текстового мира — 74 % (190 глаголов).

2.         Среди оценочных глаголов в интерпретационной функции выделяются не только глаголы, интерпретирующие мир, соответствующий представлениям читателя о реальности, но и глаголы, употребляемые для демонстрации «нереальности», «вымышленной природе» описываемых в тексте действий — 9 % (23 глагола).

3.         Для предоставления читателю полной картины о персонажах произведения и их характере в тексте употребляются глаголы с описательно-характерологической функцией — 17 % (45 глаголов).

Оценочные глаголы, интерпретирующие мир, не противоречащий пониманию читателей преобладают, так как любой вымышленный мир строится с опорой на уже известную автору реальность. Данные результаты, вероятно, можно объяснить жанром выбранного художественного произведения, и поскольку произведение «Эрагон» Кристофера Паолини написано в жанре игрового фэнтези, ему присуще использование интерпретационной функции, которая в свою очередь отображает нереальный, вымышленный мир.

Литература:

1.         Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык: учебник для вузов/ И. В. Арнольд. — 6-е издание. — М.: Наука, 2004. — 384 с.

2.         Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика: Учебник; Практикум/ Л. Г. Бабенко, Ю. В. Казарин. — 2-е изд. — М.: Флинта: Наука, 2004. — 496 с.

3.         Гинсбург Л. Я. О литературном герое. — Л.: Советский писатель, 1979. — 224 с.

4.         Маркелова Т. В. Функционально-семантическое поле оценки в русском языке// Вестник Московского университета. Сер.9. — 1994. — № 4. — С.112.

5.         Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека// Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мир/ Б. А. Серебренников, Е. С. Кубрякова, В. И. Постовалова. М.: Наука, 1998. — С. 8–70.

6.         Ягубова М. А. Основные проблемы исследования оценки// Филология. — Саратов: Издательство Саратовского Университета, 1996. — 358 с.

7.         Christopher Paolini Eragon. Inheritance. Book one/ Alfred A. Knopf. — New York, 2002. — 515 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle