Библиографическое описание:

Каленцова Т. В. Развитие профессиональной педагогической подготовки в институтах благородных девиц в первой половине XIX в. [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Челябинск, декабрь 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 14-16.

В последнее десятилетие возрастает интерес современных исследователей к педагогическому наследию прошлых веков. Объектом исследований является воспитательно — образовательный процесс в институтах благородных девиц (С. С. Бодров, И. И. Колеганова, Е. А. Косетченкова, Н. П. Мельникова, А. А. Пономарева, Т. А. Шилина, Р. Ф. Усачева и др.). Авторы рассматривают особенности организации воспитательной среды (С. С. Бодров), художественно — эстетического образования (Н. П. Мельникова), гендерного женского воспитания (А. А. Пономарева), духовно — нравственного воспитания (И. И. Колеганова). Вместе с тем проблема профессиональной педагогической подготовки воспитанниц институтов благородных девиц не получила достаточного освещения.

Данные образовательные учреждения закрытого типа предназначались для дочерей дворянского и мещанского сословий граждан и действовали на территории Российского государства с 1764 по 1917 гг.

Период рубежа XVIII — первой четверти XIX вв. ознаменовался открытием нескольких заведений: Сиротского училища для дочерей разночинцев, купцов, ремесленников, мещан, священников и придворных (1797 г., с 1800 г. — Мариинский институт); женского отделения при Военно-сиротском доме (1798 г., с 1829 года — Павловский институт); училищ ордена Св. Екатерины в Петербурге (1798) и в Москве (1802), Елизаветинского института в Петербурге (1808) и в Москве (1825); Александровского института в Москве (1804). Два института открылись в провинции: Харьковский институт (1812) и Полтавский институт (1819). Целевой установкой деятельности подобных заведений данного периода времени являлась подготовка девушек к выполнению социальных функций супруги-матери-хозяйки. При этом акцентировалось внимание на необходимости формирования теоретической и практической готовности воспитанниц к осуществлению педагогической деятельности на базе собственной семьи.

Увеличение количества учебных заведений для девушек дворянского и мещанского сословий обнаруживало проблемы в обеспечении профессионально подготовленным педагогическим персоналом. Историко-педагогическая литература свидетельствуют о том, что педагогическая деятельность в женских учебных заведениях данного периода (в Воспитательном обществе благородных девиц, открытом в 1764 г., частных пансионатах) осуществлялась иностранцами. Данная тенденция была обусловлена укреплением межкультурной коммуникации граждан Российской империи с представителями западноевропейской культуры вследствие развития социально-экономических отношений между государствами. Вместе с тем дореволюционный исследователь В. О. Михневич подчеркивает, что обучение «посредством иностранцев» было вызвано не столько модным пристрастием ко всему французскому, не какими‑нибудь русофобскими настроениями и «западническими» предубеждениями, сколько простой необходимостью, почти безысходностью. А именно — крайней малочисленностью отечественных просветительских сил [6, с.78]. Первые шаги в решении данной проблемы предприняты императрицей Марией Федоровной в 1803 году открытием при Воспитательном Обществе благородных девиц в Петербурге пепиньерского класса [8,с.56]. Критерии отбора в пепиньерский класс формулировались следующим образом: право обучения получали «девушки из числа оканчивающих курс Воспитательного Общества, бедные по состоянию, но лучшие по знаниям и благонравию» [8,с.56]. Для пепиньерского класса установлен комплект в количестве 12 воспитанниц [8,с.56] Курс обучения являлся одногодичным. В пепиньерском классе введён более обширный объём преподавания. На базе знаний содержания основной программы, включающей изучение русского, французского, немецкого языков, истории, географии, ботаники, рисования, танцев в период обучения в институте, ученицы пепиньерского класса получали дополнительные сведения из области математики, истории, географии. Знаменательно, что данные предметы преподавались на французском языке [5,с.37]. Помимо обогащения знаний, предусматривалась педагогическая практика. По сведениям дореволюционного исследователя В. Д. Дабижа она осуществлялась в следующих направлениях: внеурочные занятия с воспитанницами младшего «возраста» (класса); помощь поступившим девочкам в течение адаптационного периода; присутствие на уроках преподавателей; замещение классных дам в период болезни [1,с.1]. Выпускницы пепиньерского класса получали право занятия педагогической деятельностью в качестве классных дам — воспитательниц институтов или наставниц в частных домах [5,с.38].

Следует отметить, что тенденция подготовки воспитанниц к осуществлению профессиональной педагогической деятельности отражается в уставах институтов данного периода. Например, в уставе Павловского института (бывшее Девичье училище Военно-Сиротского Дома, поступившее под покровительство Марии Федоровны в 1807 году) отмечается, что «смысл воспитания девиц заключается в том, чтобы…они могли сделаться полезными публичным заведениям или частным лицам в качестве наставниц» [10,с.19]. Согласно уставу Харьковского института (1812 г.) цель заведения — «образовывать разум и сердце юных девиц, сколько возможно совершеннее и приличнее их полу, будущим обязанностям». В качестве обязанностей определяется «…быть учительницами и воспитательницами детей в частных домах;… помогать начальнице и классным дамам в надзоре за детьми и обучении оных…» [7,с.24].

Вскоре правительство официально подтверждает право профессионального педагогического труда в «Положении о домашних наставниках, учителях и учительницах» в 1834 году. Согласно названному документу, все поступающие в частные дома «для нравственного воспитания детей» обязывались приобрести звание домашнего наставника или домашнего учителя. Звание домашнего наставника присваивалось только лицам, окончившим высшие учебные заведения, а звание домашнего учителя или учительницы — после особого испытания в университете, лицее или гимназии. Испытуемые обязаны доказать, «что они имеют не только общие, необходимые для начального обучения, но также и подробные и основательные сведения в тех предметах, которые они преподавать намерены» [2]. Выпускницы женских учебных заведений, состоящие под покровительством императрицы (в данную категорию включались институты благородных девиц), получали звание домашних учительниц без особого испытания, на основании свидетельств, выданных заведениями, где они получили образование [4,с.91]. Существуют все основания предполагать, что девушки справлялись с должностными обязанностями в полной мере. По свидетельству отчетов, опубликованных в «Журнале Министерства народного просвещения», в первые годы после принятия данного документа количество домашних учительниц превышало число домашних наставников и учителей. Так, в 1838 г. первых было 110, последних — 108; в 1839 г. — 136 и 119; в 1840 г. — 149 и 118; в 1841 г. — 156 и 124; в 1842 г. — 198 и 162. В 1846 г. количество почти уравнялось: 257 учительниц и 266 наставников и учителей. Однако среди общего числа лиц, занимавшихся начальным обучением грамоте и арифметике, количество женщин и в 1846 г. сохраняло перевес — 635 против 485 [2]. Автор исторического очерка Воспитательного Общества благородных девиц Н. П. Черепнин, рассматривая развитие первого женского учебного заведения, отметил педагогический труд некоторых выпускниц данного периода времени: О. А. Томиловой (урожденной Энгельгард, выпуск 1839 года) — впоследствии начальницы Воспитательного Общества; А. П. Быковой (выпуск 1836 года), служившей сначала классной дамой (воспитательницей), затем начальницей Иркутского института. Для повышения качества подготовки воспитанниц к профессиональной педагогической деятельности по распоряжению Учебного комитета — органа контроля женских учебных организуются специальные педагогические классы «для лучших воспитанниц, которые имеют намерение впоследствии сделаться наставницами» при московском (1847 г.) и петербургском (1848 г.) Александровских училищах [8,с. 57–58]. Количество вакансий в «специальном» классе ограничено: принимались девушки, «отличные по способностям, прилежанию и благонравию» [5,с.51]. Например, специальный педагогический класс петербургского Александровского училища составляли 30 воспитанниц: 9 пепиньерок Воспитательного общества, 6 пепиньерок Александровского училища и 15 воспитанниц, окончивших полный учебный курс [5,с.50–51]. Обучение продолжалось два года. В программу «специального» класса включались следующие предметы: Закон Божий (в виде назидательных бесед о предметах христианского учения), русский, французский, немецкий языки, география, история, естественная история (ботаника, зоология), физика, арифметика, педагогика (включая дидактику), рисование. На изучение выше изложенных предметов, за исключением иностранных языков и педагогики, отводилось по одному уроку в неделю. Иностранные языки и педагогика изучались по 3 часа. Общая продолжительность учебных занятий для воспитанниц специального педагогического класса составляла 18 часов в неделю. Подобное количество времени предназначалось для совершенствования практической готовности девушек к педагогической деятельности — работе с воспитанницами младших классов [5,с.51]. Необходимо отметить разнообразные аспекты подготовки учениц педагогических классов: теоретическое изучение предметов профессиональной педагогической направленности; возможность реализации теоретических знаний в период педагогической практики; совершенствование владения иностранными языками. Следует подчеркнуть, что необходимость совершенного владения иностранными языками вызывалась общественным спросом на наличие данных знаний, умений и навыков и являлась одним из показателей готовности воспитанниц к осуществлению педагогической деятельности. Не случайно императрица Мария Федоровна отмечала, что «французский выговор послужит первой рекомендацией для поступления на место…совершенное французское произношение важно для гувернантки» [3,с.132].

Нововведения, вносимые в деятельность институтов благородных девиц с начала века, находят отражение в едином уставе женских учебных заведений. Согласно Уставу 1855 года (параграф 134) официально подтверждается основное направление деятельности институтов благородных девиц — осуществление подготовки девушек к профессиональной педагогической деятельности. Воспитанницам институтов первого разряда выдаются свидетельства на звание домашней наставницы «на основании полученного аттестата», а в заведениях второго разряда — «на звание домашних учительниц тех предметов, в коих оказали хорошие успехи» [4,с. 93].

В развитии институтов благородных девиц в период первой половины XIX века оформляется тенденция подготовки девушек к профессиональной педагогической деятельности. Первым шагом явились пепиньерские классы. Опыт деятельности выпускниц данных заведений демонстрировал состоятельность данных начинаний, что закрепилось в официальных документах. Совершенно новые возможности профессионального совершенствования предоставляли педагогические классы. Качество подготовки было обусловлено образовательными программами, содержание которых соответствовало требованиям общества данного периода времени.

Литература:

1.         Дабижа В. Д. По поводу пепиньерских классов при женских институтах ведомства учреждений Императрицы Марии. — Спб.: Тип. В. Демакова, 1886. —19 с.

2.         Днепров, Э. Д. Женское образование в России: учеб. пособие для вузов /Э. Д. Днепров, Р. Ф. Усачева. — М.: Дрофа, 2009.- 288 с.

3.         Лихачева, Е. О. Материалы для истории женского образования в России (1796–1828). — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича,1893. — 308 с.

4.         Лихачева, Е. О. Материалы для истории женского образования в России (1828–1856). — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича,1895. — 272 с.

5.         Лядов В. И. Исторический очерк столетней жизни Императорского воспитательного общества благородных девиц и Санкт- Петербургского Александровского училища / Сост. В. Н. Лядов. — СПб.: Тип. журн. Странник, 1864. -111 с.

6.         Михневич, В. О. Русская женщина XVIII столетия. — Киев: Типография И. И. Чоколова, 1895.- 402 с.

7.         О Харьковском институте благородных девиц, состоящем под главным начальством ея величества сударыни императрицы Марии Федоровны. — Харьков, 1826.- 72с.

8.         Учебные заведения ведомства учреждений императрицы Марии. Краткий очерк.- Спб.:Типография В. Д. Смирнова, 1906.- 480 с. с. 49

9.         Черепнин, Н. П. Императорское воспитательное общество благородных девиц. Исторический очерк. (1764–1915): в 3т. Т.1 — Спб.: Государственная типография, 1914. — 620 с.

10.     Шумигорский, Е. С. Павловский институт (1798–1898).Краткий исторический очерк. -СПб: Типография товарищества «Общественная польза»,1989. — 52 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle