Библиографическое описание:

Шегаев И. С. Современный учитель школы: каким ему быть? Кадровый ответ [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Челябинск, декабрь 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 126-130.

Встатье поднимается вопрос соответствия учителей общеобразовательных школ современному образовательному процессу и его аудитории. На основании анонимного анкетирования, анализа статистических данных информационных пространств и педагогического опыта осуществляется попытка сформировать профессиональный портрет педагога нового поколения.

Ключевые слова: учитель, школа, образовательное учреждение, соответствие, современный образовательный процесс, воспитание, учеба.

Надо понять, что при наших нынешних условиях «кадры решают всё»[1]

И. В. Сталин

Человеческий ресурс — несомненно, основной рычаг мирового прогресса. Ни геополитическая среда, ни техническое оснащение, ни иные какие бы то ни было условия не встанут с ним в один ряд. Способности человека, его профессиональные навыки и личные качества, среди которых воля и интеллект играют определяющую роль, являются основным двигателем общественной машины.

Подтверждением тезиса служит богатый мировой опыт, накопленный за всю историю человечества. Так, например, Япония, находившаяся на стадии феодальной формации в дореформенный период (речь идет, разумеется, о реставрации Мейдзи), лишенная не только каких-либо природных ресурсов, но даже целостной территории, всего за два десятка лет превратилась в одно из ведущих государств мира, конкурента европейских держав. Стивен Пол Джобс — богатейший изобретатель, известный всему миру, благодаря целой серии феноменальных IT-устройств, начинал свою карьеру с кустарных поделок, будучи ребенком приемных родителей.

И подобных примеров, иллюстрирующих человеческие способности предостаточно. Таким образом, суть вопроса не в том, что имеет индивид в качестве условий, а то к чему стремится и насколько сильно он этого хочет. В этом и состоит принцип «раскрытия потенциала», который, безусловно, пусть хоть и в зародыше должен быть заложен на генном уровне.

Применяя данную позицию к образовательному процессу, можно увидеть определенную зависимость между личностью учителя, его способностями и качеством знаний его учеников. Опять же имеет смысл подчеркнуть: автор не умаляет роли исходного компонента (генетика, ориентиры, определенные семьей, личностные аспекты характера, приобретенные в ходе социализации), более того, по его мнению, они составляют категорическую основу будущего человека, однако и отрицать роль преподавателя, его потенций также бессмысленно.

Современное образование РФ, безусловно, является амбициозным. Таковым его делают требования, изложенные в нормативно-правовых документах, сформировавших новую учебную модель [10]. Она оценивает выпускника ОУ с точки зрения особенных критериев: это должна быть личность, «отвечающая требованиям информационного общества, инновационной экономики, задачам построения российского гражданского общества на основе принципов толерантности, диалога культур и уважения его многонационального, полилингвального, поликультурного и поликонфессионального состава» [11]. Обозначенная идея действительно чрезвычайно актуальна: новая технократическая эра требует и нового человеческого образа, соответствующего вектору общественного развития и его уровню.

Однако, по мнению автора, изменений действующего закона, образовательного стандарта, учебных программ и планирования, оснащения ИКТ-ресурсами ОУ явно недостаточно (хотя это и значимые факторы): проблема, которую формулирует автор, состоит в непосредственных участниках учебного процесса — учителях, а точнее в их подготовке. В этом контексте уместно задать ряд вопросов учителям: насколько они соответствуют тем требованиям, которые будут предъявлять к обучающимся? Являются ли они достаточно компетентными в профессиональном плане (в том числе и в ИКТ)? Представляют ли собой часть гражданского общества? Имеют ли твердое мнение по отношению ко всем протекающим в обществе процессам? Способны ли они его аргументировать? К сожалению, зачастую ответ на все эти вопросы скорее «нет», чем «да».         Изменения по отношению к образовательному процессу, по мнению автора, носят не полный, бессистемный характер. Издав новый закон и переиначив стандарт, чиновники практически не коснулись главного: требований к основному «кузнецу» — педагогу.

Ознакомившись с «Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих» (раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования»), можно убедиться в том, что «должностные обязанности» и «требования к знаниям» пополнились новыми тезисами согласно ФГОС, а «требования к квалификации» по-прежнему составляют четыре скромные строчки [4].

Таким образом, складывается противоречивая тенденция: становление личности, компетентной во всех сферах жизни общества, имеющей собственную гражданскую позицию, ориентированную на социальную мобильность (вертикальную, в первую очередь), будет обеспечиваться за счет специалистов со «средним профессиональным образованием без предъявления требований к стажу работы» [4], то есть выпускниками колледжей.

Оценить данное положение как жизнеспособное не представляется возможным: нельзя научить чему-то кого-то, если не умеешь (не владеешь) этим сам. Абсолютное большинство выпускников СУЗов — еще недавно не успевающие ученики школ. В редких случаях, за колледжем последует высшее образование. Так о каком метапредметном профессионализме, о каких лидерских качествах и социальной мобильности может в данном контексте может идти речь?

Некоторым сдвигом в решении рассматриваемой проблемы может послужить программа курсов повышения квалификации, которую в определенном объеме должны проходить учителя. Определенным показателем является и наличие квалификационной категории. Однако и здесь не все так однозначно.

Курсы повышения квалификации (далее — КПК), несмотря на довольно широкий профиль (в том числе и по переходу на ФГОС), в большинстве своем неэффективны: во-первых, в силу того, что краткосрочны, а, во-вторых, занятия очень часто формализованы и сводятся к начитке лекционного материала, не обеспечивая при этом, обратную связь. Техническая составляющая, чрезвычайно важная, учитывая роль ИКТ-компетенций, иногда и вовсе отсутствует. Результатом «повышения», таким образом, зачастую служит разве что ожидание свидетельства о прохождении курса. В отношении квалификационной категории можно сказать, что ее получение также не составляет большого труда. В общем потоке поданных документов, комиссия редко проверяет их подлинность (не говоря уже о личностной оценке педагога), рассмотрение дел и присуждение квалификации происходит без участия учителя, случаи отказа единичны. Вследствие вышеобозначенного, считать категорию педагога показателем его соответствия стандартам, мягко говоря, не совсем справедливо.

Опыт работы — тоже не объективный критерий. Если за весь трудовой стаж педагог не обучался/практиковался нигде кроме описанных выше КПК, то его компетентность также вызывает сомнения. Подобная практика нередко приводит к «кадровому брожению», а оно, в свою очередь, к «педагогическому застою» и в штате, и в умах: методика преподавания не совершенствуется, знания не пополняются, а элита не обновляется.

В конечном счете, собирательный образ современного столичного педагога — женщина 45 лет с одним образованием (чаще всего высшим), проходящая раз в пять лет курсы повышения квалификации в количестве 144 часов для подтверждения своей категории (чаще всего первой) [8]. Назвать обозначенную ситуацию катастрофической, конечно, нельзя, однако решение новых, определенных ФГОС задач, по мнению автора, в таком случае невозможно.

Таким образом, основываясь на выше упомянутом, реализация ключевой цели, заложенной в современную образовательную модель, должна быть обеспечена преимущественно за счет постепенного обновления кадрового педагогического состава, подбор которого будет происходить на основании выработанных критериев. Данная процедура — одна из самых сложных и ответственных задач: требования должны с одной стороны быть реальными, чтобы найти на них отклик в сотнях тысяч потенциальных сотрудников (педагогический штат достаточно велик), а с другой стороны, они должны обеспечивать эффективность и результативность работы (иначе теряется смысл реформы).

Автор выделяет три основных позиции-критерия, подлежащих рассмотрению: образование, возраст и пол педагога. Совокупность используемых методов позволяет сделать определенные в этом отношении выводы, изложенные ниже.

1.      Обучение педагогических работников должно проходить в аспирантуре (предпочтительно в очной или очно-заочной формах) по предметному профилю. В квалификационный справочник необходимо внести изменение — исключить возможность замещения должности специалистами со средним специальным образованием.

Практика показывает, что ученики всех возрастных групп с большим интересом относятся к преподавателям, имеющим профессиональное послевузовское образование. Знания и навыки, полученные ими в ходе прохождения этой ступени, позволяют делать детскую аудиторию управляемой (и не за счет командно-административного тона, а посредством заслуженного авторитета), глубина научного познания, которой обладает выпускник аспирантуры, как нельзя лучше способствует усвоению необходимой информации. Подготовить учеников к итоговым формам аттестации (особенно в преддверии их долженствования) [5] кандидату наук в разы проще, чем окончившему колледж. Квалифицированный ответ на любой вопрос вместе с диалектическим подходом позволяет заинтересовать обучающегося, возбудить в нем здоровую активность, а академический язык такого педагога однозначно будет способствовать развитию косноязычной речи — еще одной проблемы современного поколения.

Результаты анонимного анкетирования, проведенного на базе одной из школ г. Москвы, показывают, что обучающиеся четко ощущают разницу в методике преподавания, глубине знаний, уровню разносторонней осведомленности между кандидатом филологических наук, доцентом университета и рядовым учителем с высшим образованием и второй квалификационной категорией (не говоря уже о работниках со средним образованием). И это, несмотря на существенный перевес в опыте: стаж работы второго педагога в несколько раз больше.

Так, из всех опрошенных 89 % подтвердили данный факт и на вопрос: «Почувствовали ли Вы разницу между преподавателями?» ответили «Да, первый преподаватель более компетентный, излагает материал интереснее, доступнее». На второй вопрос: «Уроки, какого преподавателя Вам нравились больше?» 78 % опрошенных ответили «Однозначно больше нравятся уроки первого: они интереснее и насыщеннее» [3]. Оставшиеся 11 % и 22 % соответственно — вероятнее всего, неуспевающие, для которых стремление к знаниям чуждо, а отношение к характеру образовательного процесса и вовсе индифферентное.

С определенной уверенностью можно утверждать, что практика обучения педагогов в аспирантуре в полном объеме, к сожалению, обречена на то, чтобы быть не реализованной вследствие ряда причин:

-                   высокий уровень сложности окажется для большинства абсолютно неподъемным;

-                   подготовка занимает достаточно много времени в особенности, если это касается очной формы обучения;

-                   одно из основных требований профессионального послевузовского образования — постоянная самоорганизация, степень которой для большинства просто недосягаема;

-                   дороговизна процесса при совершенно неопределенном результате.

Таким образом, на современном этапе имеет смысл, если не обязать всех проходить обучение, то хотя бы его стимулировать посредством, например, стабильных финансовых доплат, размер которых будет существенным (скажем, 100 % к основному окладу). Подобная мера поможет решить сразу несколько задач: и сориентировать молодых специалистов (еще не определившихся с выбором профессии) в направлении школы, и привлечь внимание сотрудников высших учебных заведений, которые могли бы быть совместителями (особенно в свете сегодняшних событий) [9].

О том, что указанный метод работает, говорят и факты: после утверждения положения о доплате[2] сотрудникам общеобразовательной школы, имеющим ученую степень, за один 2013 год штат пополнился за счет двух кандидатов наук и одного аспиранта. То есть образовательное учреждение получило от науки ценнейшие единицы в количестве 4 % [6].

2. Закрепление (в Едином квалификационном справочнике должностей) за педагогом обязательства в получении второго высшего образования по любому смежному профилю.

Подобная мера ориентирована на реализацию метапредметности и более качественное формирование УУД. Так, например, учителю русского языка и литературы не помешало бы, на наш взгляд, пройти обучение курсу истории своей страны и овладеть знаниями в области права, а, скажем, учитель биологии только выиграл, если бы применял на своем уроке сведения о географии и наоборот.         Сейчас подобная практика — редкость. Учителя реализуют метапредметность разве что в рамках показательных, открытых занятий. А ведь именно такие уроки и формируют универсальные учебные действия, воспитание которых — неотъемлемая задача новых ФГОС.

3.                    Изменение практики ведения курсов повышения квалификации. Необходимо, чтобы КПК основывались на обратной связи, предполагающей тесное взаимодействие с аудиторией и исключающей монолог.

Отказаться от курсов, несмотря на ряд проблем, было бы неправильно. Краткосрочные программы самой разной направленности — отличная идея, однако два вопроса в этом моменте все же остаются открытыми: слабое материально-техническое обеспечение и «сухая», однообразная манера подачи материала.     Острота первой проблемы особенно ощущается во время ИКТ-профиля курсов. Так, группа «ОБЩ-10» Зеленоградского АО г. Москвы в период прохождения программы по переходу на ФГОС (ИКТ-модуль) не располагала даже аудиторией с компьютерами. Занятия в течение трех месяцев проходили в обычном классе, а интерактивные задания, требующие проектора, интернет-соединения и т. д., разъяснялись при помощи доски и мела! И это при том, что ОУ имеет статус гимназии.    Авторская практика показывает, что проблемой является и принцип подачи материала. Однотипная лекция, ведущаяся в одностороннем порядке, не обеспечивает должного усвоения информации: слушатели формально «отсиживают» часы, получают удостоверения и продолжают «учить» детей, но с теперь уже «более высокой компетенцией».        До тех пор, пока КПК будут организованы подобным образом, называть проходящих их слушателей квалифицированными специалистам по праву нельзя. Их удостоверения так и будут не более чем цветным листом с гербовой печатью, факт получения которого никак или почти никак не отражается на профессионализме держателя.       Подводя итоги образовательной стороны вопроса, можно сделать вывод о том, что наилучшим с этой точки зрения педагогом, можно считать лицо, имеющее одно высшее образование и кандидатскую степень или же лицо, у которого несколько высших образований и ряд пройденных КПК при условии их оптимизации.           Переходя ко второму критерию — возрастному, необходимо остановиться на определении его роли в портрете современного педагога. Возрастные цензы, установленные в отношении различных должностных групп, а также регламент границ поступления на работу и ухода с нее существуют не просто так. Наиболее продуктивным считается возраст от 18 до 45 лет: молодой организм легко справляется с перегрузками, он стрессоустойчив и легко усваивает новую информацию, а при необходимости быстро адаптируется к новым условиям.

К сожалению, ОУ часто перенасыщены сотрудниками, возраст которых превышает данный порог. Приобретенный стаж работы постепенно из опыта превращается в маразм как «форму истощения психической деятельности» [1], который характеризуется догматизмом в отрицательном смысле этого слова и невозможностью соответствовать новым методикам и технологиям ФГОС. Вследствие этого можно сделать вывод о:

4.                    необходимости «кадрового омоложения», привлечения свежих, креативных и гибких специалистов, которые не только быстро адаптируются в условиях постоянных изменений образовательного процесса, но и лучше воспринимаются детьми в силу сокращения возрастной дистанции.    

Заключительный критерий — половая принадлежность. Практика показывает, что мужчины, являясь довольно «редким экземпляром» в системе образования (в качестве педагога школы), пользуются большой популярностью в детской среде. Обладая аналитическим (в силу природы) умом, упорядоченной системой знаний, а также определенной харизмой, мужчина-педагог легко «захватит» аудиторию и добьётся нужного результата. Таким образом, можно сформулировать еще одно положение:

5.                    необходимо разбавить однообразный женский коллектив мужской половиной, ломая сложившиеся стереотипы.

Современные условия труда (в частности заработная плата) всячески этому способствует  [2][3].

Подводя итоги, можно сформулировать портрет наиболее оптимального участника современного образовательного процесса — педагога, которому под силу реализовать те задачи, которые провозглашены новыми нормативными документами. Идеальной фигурой был бы мужчина 22–45 лет, имеющий высшее образование и ученую степень кандидата или доктора наук, работающий, например, по совместительству в ВУЗе. Знания и опыт такого педагога позволят насыщать уроки необходимыми сведениями, половая и возрастная принадлежность — проконтролировать их усвоение детьми, а совмещение с высшей школой — правильно сориентировать ученика в его будущем выборе.

Формирование подобного портрета и его интеграция в современный образовательный процесс — не простая задача, однако от этого и будет во много зависеть его успех. Законодателям всерьез необходимо задуматься об изменениях в квалификационных документах, а также о выработке дополнительных мер, направленных на привлечении соответствующих цели ФГОС штатных единиц. Без этого ход образовательного процесса так и будет сопровождаться противоречиями, отделяющими его от получения необходимого результата.

Литература:

1.                 Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия 1969–1978.

2.                 Итоги федерального статистического наблюдения в сфере оплаты труда отдельных категорий работников за 9 месяцев 2013 года [Электронный ресурс]. — URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/PublishOTKR_3/index.html#graph (дата обращения: 28.11.2013).

3.                 Материалы независимого анонимного анкетирования среди учеников общеобразовательной школы г. Москвы.

4.                 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 26 августа 2010 г. № 761н г. Москва «Об утверждении единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников образования»» // Российская газета. — 2010. — 20 октября.

5.                 С 2014 года ГИА станет обязательной [Электронный ресурс]. — URL: http://amurpress.ru/index.php?Itemid=69&catid=1:latest-news&id=11945:-2014-&option=com_content&view=article (дата обращения: 28.10.2013).

6.                 Типовой сайт общеобразовательной школы г. Москвы [Электронный ресурс]. — URL:

7.                 http://schzg604.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 27.11.2013).

8.                  Типовые сайты общеобразовательных школ г. Москвы, например: [Электронный ресурс]. — URL: http://schzg604.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 25.11.2013 г.), http://schzg367.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 25.11.2013 г.), http://schzg618.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 25.11.2013 г.), http://schzg718.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 25.11.2013 г.), http://schzg842.mskobr.ru/obwie_svedeniya/pedagogicheskij_kollektiv/ (дата обращения: 25.11.2013 г.).

9.                 У нас в ВУЗах получают меньше, чем в школах [Электронный ресурс]. — URL: http://kommersant.ru/doc/2346703?isSearch=True (дата обращения: 27.11.2013).

10.             Федеральный закон от 31.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» // Российская газета. — 2012. — 31 декабря.

11.             Федеральный государственный образовательный стандарт [Электронный ресурс]. — URL: http://standart.edu.ru/catalog.aspx?CatalogId=3650 (дата обращения: 22.11.2013 г.)

12.             Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». 2003.



[1] Из речи генерального секретаря ВКП (б) И.В. Сталина, с которой он выступил 4 мая 1935 г. в Кремлевском дворце перед выпускниками военных академий. Там же он произнес другую свою известную фразу: «Самый ценный капитал — это люди». Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». 2003.

[2] Осуществляется, к сожалению, только в размере 30% к окладу и то на усмотрение руководителя

[3] Средняя заработная плата работников общеобразовательных школ согласно [2] составила свыше 55 тыс. руб. В Москве цифра доходит до 80 тыс. руб.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle