Библиографическое описание:

Бельская З. В. О воспитании сознания в педагогической концепции М. М. Манасеиной [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, ноябрь 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 26-29.

Педагогические взгляды М. М. Манасеиной основывались на идее непрерывного нравственного развития личности. Отсюда берет свое начало интерес ученого к народному образованию и просвещению. Для нее (врача, гигиениста) образование не было сферой профессиональной деятельности, педагог осознавала, что только правильно понятое и правильно выполненное воспитание подрастающего поколения является важным условием развития и процветания государства. Предложенные ею взгляды на воспитание в России основывались на научных данных физиологии, гигиены, медицины.

Идея М. М. Манасеиной о воспитании сознания в педагогической мысли на рубеже XIX–начале XX веков являлась оригинальной. В данный период сознание рассматривалось с позиций психологической науки, период расцвета сознания как предмета психологии. Понятие о сознании берет начало в идеалистической философии Августина (IV-V век н. э.), который придал сознанию идеалистическую окраску. Сознание трактовали как внутренний опыт, не опирающийся на какие-либо внешние воздействия. Познание души для теолога Августина — это познание Бога, которое могут освоить лишь немногие; вера, основанная на знании и опыте. Вспоминается знаменитое утверждение Р.Декарта: «Мыслю, следовательно, существую (cogito ergo sum)», в котором содержится основной постулат психологии конца XIX века: собственное сознание — это первое, что человек обнаруживает в себе.

М. М. Манасеина идет дальше, она синтезировала взгляды ученых на проблему сознания, выделяя общее для позиций философии, психологии, медицины.

Критически осмысливала М. М. Манасеина взгляды В.Прейера, который признавал сознание ребенка за чувство своего «я», слагающееся из целой массы отдельных ощущений. В.Прейер видел уникальность личности ребенка в собственном «я», складывающемся путем ассоциаций (смотрящем я, слушающем я, обоняющем я и т. д.). Благодаря важности болевых ощущений определяется разница между субъектом и объектом (между «я» и «не–я»).

Разделяя взгляды В.Прейера, М. М. Манасеина также учитывала, что ребенок начинает сознавать свою личность значительно раньше, чем употреблять личное местоимение «я». В разговорах с ребенком, вслед за В. Прейером признает М. М. Манасеина, взрослые говорят о себе в третьем лице; поэтому дети не умеют употреблять местоимение, но система разговора взрослого и ребенка связана с особенностями детского понимания. Трудность заключается в расчленении понимания и осознания ребенком «я» каждого говорящего с ним человека. В случае, когда ребенок обозначает каждого контактирующего с ним человека отдельным словом или именем легко усваивается ребенком.

В своей книге «Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования. Выпуск первый» М. М. Манасеина доказывала, что появление в словаре ребенка местоимения «я» не является моментом, когда в ребенке «пробуждается сознание своей личности, а только служит признаком известного прогресса в усвоении словесной речи» [1].

Также в первом выпуске своего сочинения М. М. Манасеина подробно проанализировала условия деятельности сознания: «во всех случаях, в которых применяется закон причинности в той или иной форме, обязательно всегда существует сознание» [1]. Такая неразрывная связь делает человека менее чувствительным к различным ощущениям, например, болевым.

Педагог приходит к выводу об очевидности связи сознания с законом причинности: на сознании основано всякое воспитание, как и любой социальный строй (государственная жизнь) основан на сложной системе наград и наказаний, которая способствует усилению или сдерживанию деятельности сознательной мысли в определенном ракурсе. В соответствии с этим, развитие и воспитание сознания ребенка является ступенью в более сложном сознательном развитии личности в социуме. Появление сознания ребенка свидетельствует о готовности к социальному развитию и возможности социальной адаптации. Сознание ребенка становится одним из путей самостоятельного развития, но при этом направляемого социальным окружением.

М. М. Манасеина в своих педагогических трудах в вопросе о воспитании сознания сопоставляет различные взгляды о возрасте, когда дети начинают говорить «я». Так, наблюдения Гейфельдера указывают на появление в детской речи «я» только на четвертом или пятом году жизни; наблюдения Лебиша свидетельствуют, что дети начинают говорить «я» с двух или трех лет. Также М. М. Манасеина приводит факты наблюдения В.Прейера и собственных наблюдений за своим ребенком: «сын профессора Прейера начал говорить «я» на 32 месяце жизни; моя дочь начала говорить «я» на 30 месяце жизни»[2, с.196].

Ученый-исследователь М. М. Манасеина приходит к выводу о том, что понятие о собственной личности, сознание у ребенка появляется намного раньше по сравнению со способностью начинать говорить «я». Это важное научное открытие для педагогической науки.

М. М. Манасеина обращала свое внимание на точку зрения профессора В.Прейера по поводу присутствия сознания у новорожденных. В.Прейер придерживался мнения Биша и Ваксмута, которые доказывали, что новорожденный не имеет и следов сознания, живет только «растительной жизнью». Но в то же время существовали и другие позиции о присутствии или отсутствии сознания у новорожденных: физиолог Нассе обосновывал мнение о первом проблеске души (соответственно и сознания) при первом вдохе; Гемстергюис признавал идею о сознании у еще не родившихся детей (первые представления о времени развиваются у ребенка во время внутриутробной жизни); профессор Вихров признает существование сознания у новорожденных (только смутное и общее). Подобные противоречия, по мнению М. М. Манасеиной, сложились из-за различия понятия «сознание» в среде ученого мира.

Во взглядах М. М. Манасеиной отражается идея трансцендентального единого сознания, действующего на основании закона причинности, на основании которого телесные впечатления превращаются в сознательные ощущения. Единство сознания составляет его особенность, поэтому сознание у ребенка появляется в едином, неразделенном «я». М. М. Манасеина, таким образом, признает существование сознания при первом появлении ощущения; для каждого сознательного суждения требуется уже противопоставление «я» и «не –я» и действие закона причинности [2].

Следуя за взглядами А. Шопенгауэра, который доказывал, что восприятие во времени уже предполагает действие закона причинности, М. М. Манасеина считает закон причинности основным законом человеческого сознания. Трансцендентальный характер сознания оказывается не в состоянии понимать низменные телесные самочувствия тела, а впадает в идеализацию и способствует неверной трактовке данных явлений. На данной основе М. М. Манасеина показывает роль склонности человеческого сознания к идеализации, которая способствует трудности в верном понимании самого себя: «телесное самочувствие человека, заставляя желать чего-либо эгоистичного, объясняется сознанием неверно, так как оно всегда подыскивает интеллектуальный, этический или эстетический мотив» [2].

Необходимо также учитывать не только единство сознания, как его неотъемлемое свойство, но и силу сознания, которая резко колеблется у различных людей, у одного и того же человека в различные возрастные периоды. Во взаимном отношении телесного самочувствия и сознания человека является основанием нескончаемой внутренней борьбы с самим собою, на которую обречен каждый человек в этом мире. Отсюда становится понятным, что каждое отдельное ощущение слагается у детей путем сознательного суждения, путем повторения и заучивания оно становится бессознательным. Поэтому сознание детей должно упражняться на ощущениях, заботясь о полном и правильном развитии ощущений, содействуя развитию детского сознания. Применяя закон причинности, у воспитываемых детей развивается и укрепляется их сознание. Тем самым, следует достаточно серьезно относится ко всем детским стремлениям. Часто дети задают различные вопросы, ответить на которые оказывается невозможным из-за нежелательного и преждевременного знакомства для детского мировоззрения со сторонами человеческой жизни. Целесообразно, по М. М. Манасеиной, совершенно серьезно указать детям вместо настоящей реальной причинной связи поэтический символический образ.

Такого рода ответы удовлетворяют детей и дают воспитателю возможность отвечать на дальнейшие вопросы. При таких ответах мы не оскорбляем ни чувства детей, ни их жажды знания, потому что с самых малых лет дети совершенно естественно привыкают видеть конечное объяснение всего существующего «в Едином Всемогущем и Непостижимом для нас Боге» [2].

Подход М. М. Манасеиной к воспитанию сознания оригинален и уникален, отличается религиозной, нравственной и культурной составляющей в непрерывном нравственном формировании и развитии личности. Развивая в детях сознание, путем деятельного упражнения закона причинности, М. М. Манасеина считает, что следует приучать их к тщательной предполагаемой причинной связи.

Прогрессирующее развитие сознания ребенка проявляется с одновременным прогрессирующим развитием речи; таким образом, речь показывает новые шаги и их освоение в сознании ребенка, в свою очередь сознание развивается и растет в силе, объеме и содержании. Границы сознания и направление сознательной мысли отражает словесный запас человека.

В своих сочинениях М. М. Манасеина подчеркивала значение закона причинности даже в первобытный период. Слово в речи первобытного человека является результатом действия закона причинности. Так, первые представления о причине чего-либо воплощается в звуковую форму с помощью знаков, обозначающих действие.

Изучая взгляды таких ученых как Сайс, М. Мюллер, Шенкель, Ньюмен, педагог соглашается с рассуждениями: во-первых, по мнению профессора Сайса, корни языков состояли из глаголов; во-вторых, Макс Мюллер данный период в образовании языка называет динамическим; следовательно, человек обозначал этот постоянный элемент определенным звуковым знаком (появляются имена существительные). Это период в образовании речи носит мифический характер: из большинства имен существительных складывалось мифическое понятие.

В своих рассуждениях по вопросу о мифическом характере речи М. М. Манасеина указывает на представления о типичном мужчине, встретившиеся у Макса Мюллера. Представление сложилось путем ассоциации, а затем путем дифференцирования и отвлечения сложилось понятие о мужской доблести, которой в Риме ранее воздвигались храмы. Наряду с этим ценность представляли и понятия «верность», «целомудрие».

Сознание формирует понятия, способствует единению собственного «я», заставляет искать аналогии своего внутреннего мира во внешней среде. В итоге — сознание представляет собою религиозный орган души (Шенкель, Германия; Ньюмен, Англия).

В детском развитии картина значительно меняется: большую часть словесной речи формируют взрослые, находящиеся рядом. По слова Макса Мюллера, обучение родному языку является способом овладения наследством предыдущих поколений на протяжении тысячелетий. Развитие ребенка отождествляется со стремительным усвоением опыта, естественным ходом образования речи.

Учитывалось М. М. Манасеиной и то, что усвоение сознательной мысли фиксируется памятью и превращается в автоматические, бессознательные акты. Педагог указывает на ограниченность в поле зрения сознания ощущений или представлений, внимания. Приобретениями сознания в этом случае являются сосредоточенность внимания, аналитическая и синтетическая работа мысли. Связь внимания и сознания М. М. Манасеина доказывала случаями, в которых люди переставали сознавать ощущения внешнего мира, так как их внимание всецело было поглощено исследованием причинной связи или созерцанием. Сознание человека обогащается новым вследствие способности «становится автоматичной, рефлекторной», не требующей сознательной работы.

М. М. Манасеина подчеркивает связь воспитания внимания и сознания, развития ощущений и памяти, развитием внимания и речи у детей. Все многосторонние проявления душевной жизни взаимосвязаны, определяют и дополняют друг друга (сравнение, соединение, столкновение и противопоставление). При условии, если воспитание в указанных направлениях ведется правильно, то развитие сознания идет быстрее и успешнее.

По наблюдениям Марии Манасеиной, восприимчивость памяти, сила внимания, строгая логичность суждения, деятельность сознания, живость воображения слабеют у детей под влиянием бестолкового и нецелесообразного воспитания.

Дети жаждут знания, так как именно знание является естественной потребностью ребенка. Человек оказывается обреченным во время всей своей жизни трудиться умственно, физически, этически. Именно упражняясь и проявляя свои разнообразнее способности, ребенок стремится к воспитанию сознания. Но вопрос о моменте наступления такого периода, когда ребенок самостоятельно способен к расширению собственного сознания, многие авторы ошибочно пытаются найти какое-либо мерило в определенном периоде. Верным расцветом сознания, в педагогической концепции М. М. Манасеиной, может служить умение ребенка отличать «сонные грезы» от действительности, умение отличать умственные образы от реальных предметов внешнего мира. Ведь самостоятельно работающая мысль является одним из главных условий для развития мощного сознания: сознание более развито при целостности внутреннего «я» и единстве личности; объем сознания ограничен и оказывается уже при разнородности подлежащих восприятию элементов. Все эти положения доказаны эмпирическими и психофизиологическими опытами Гамильтона, Бонне, Вундта, Джемса, Мак-Кин Кэттела, Дитце, Макса Фридриха и др.

Каждое новое знание, добываемое путем самостоятельной работы, считает М. М. Манасеина, входит в тесную взаимосвязь со всем содержанием психической жизни. Самостоятельная работа способствует получению нового, целостного знания и усиливает единство самосознания. Люди, сознающие недостаточность и относительность своих знаний, проявляют более сильное сознание, чем те, которые гордятся своими ограниченными знаниями. Сознание развивается и трансформируется в самосознание, но сознание тоже изменяется в конкретное самосознание, затем в трансцендентальное самосознание. Оно по своим возможностям стимулирует присутствие в человеке высшего, духовного. В древности люди верили, что среди «молчаливой пустыни и безмолвного мрака ночи одинокий человек чувствует близость Бога. Поиск истины помогает человеку глубже погрузиться в мир трансцендентальных идей и понятий, приблизиться к Богу.

Трансцендентальное самосознание побуждает человека к нравственным поискам, пробуждает ответственность человека, воздействует и сосредотачивает его на моральных аспектах личности в окружающем мире. Такой поиск приводит человека к вере. Именно она порождает к динамическому развитию личность, которая способна соизмерять действительность и формировать собственный взгляд на внешнюю среду через осознаваемое внутреннее «я». Понимание относительности всех человеческих знаний приходит именно в данном случае.

Каждый человек, подвергая сомнению существующую действительность, приходит к критическому осмыслению определенных позиций. Самостоятельное осмысливание помогает личности каждый раз убеждаться в относительности человеческих знаний. В нескончаемых поисках истины заключаются главное условие развития и самосовершенствования человеческого сознания. При самостоятельной работе мысли у личности складывается все более и более прочное психическое содержание, целостное и стойкое «я». Самостоятельная работа человеческой мысли является основным условием гармоничного развития сознания.

Педагогические взгляды М. М. Манасеиной о воспитании сознания отражают идеи и взгляды конца XIX века. Основываясь на научных данных физиологии, гигиены, медицины М. М. Манасеина критически осмысливает научные данные, формирует комплексное видение проблемы воспитания сознания того времени. Данный подход отличается важностью сопоставления теоретических и практических аспектов науки, учетом возрастно-половых, физиологических и психологических особенностей развития ребенка, возможностью корректирующего развития и совершенствования природы ребенка, его духовным формированием.

Литература:

1.                  Манасеина М. Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования. Выпуск первый. Текст./М.Манасеина — СПб.: Типография Е.Евдокимова, 1894. — 155 с.

2.                  Манасеина М. Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования. Выпуск второй. Текст./М.Манасеина — СПб, 1896. — 404 с.

3.                  Шопенгауэр А. Избранные произведения / Сост., авт. вступ. ст. и примеч. И. С. Нарский. — М.: Просвещение, 1992. — 479 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle