Библиографическое описание:

Изотов И. В. Педагогические идеи Виктора Николаевича Сороки-Росинского [Текст] // Актуальные задачи педагогики: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Чита, октябрь 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 20-22.

В одной из экскурсий по Санкт-Петербургу совершенно случайно я оказался на Серафимовском кладбище, на одном из могильных надгробий прочел эпитафию «Учитель! Перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени». Так совершенно случайно я оказался на могиле знаменитого «Викниксора», создателя Республики ШКИД, русского педагога и новатора Виктора Николаевича Сороки-Росинского.

Виктор Николаевич Сорока-Росинский родился в 1882 г. городе Новгород-Северском, в семье офицера русской императорской армии. С юного возраста маленький Виктор мечтал стать военным. Вместе с отцом ходил на маневры, ел из солдатского котла, постигал основы военной службы.

Однако мечте об офицерских погонах не суждено было сбыться, мать настояла на поступление сына в Санкт-Петербургский университет. Здесь обучаясь на историко-филологическом факультете, Виктор Николаевич по-настоящему понял, что его настоящее призвание педагогика и работа с детьми.

После окончания университета в 1906 г. он в течение года слушал курс по психопатологии академика В. М. Бехтерева и работал в Военно-медицинской академии, в психологической лаборатории А. Ф. Лазурского. Знание основ педагогики и психологии в будущем помогут ему при работе с «трудными» детьми.

Начало педагогической деятельности связано с известной Стрельнинской гимназией Петербурга. Здесь он не только преподавал историю, но и занимал должность классного наставника. В эти же годы Виктор Николаевич опубликовал в журнале «Вестник знания» пять публикаций, посвященных педагогике и психологии детского чтения и детского мировосприятия, проблемам социологии молодежи разных стран и судьбе человека в его жизненной борьбе.

С 1918 по 1920 год работал учителем истории и литературы в Путиловском училище имени А. И. Герцена под руководством В. А. Гердта. Училище было известно своими педагогическими инновациями и представляло собой комплекс учебных заведений: городское отделение, колония для детей-сирот, детский сад, подготовительные курсы, клуб.

В сентябре 1920 года Виктор Николаевич возглавил особый детский дом для беспризорников — «Петроградский отдел народно-индивидуального воспитания им. Ф. М. Достоевского для трудновоспитуемых» (ШКИД). Ядром педагогического коллектива стали его товарищи по Путиловскому училищу: Элла Андреевна Люминарская — «Эланлюм», Константин Александрович Меденников — «Косталмед», Александр Николаевич Попов — «Алникпоп».

Став во главе ШКИДы, Виктор Николаевич мечтая о том, чтобы его питомцы стали полноправными гражданами общества. Учиться, чтобы «выйти в люди»! Эти слова стали девизом школы и вошли в её гимн. Оказавшись в ШКИДе, бывшие беспризорники попадали в атмосферу напряженного интеллектуального труда — в школе было по 10 уроков в день. Учились с упоением и азартом, благодаря игровым технологиям, театрализации, состязательности. Главным воспитателем в школе было творчество. Подростки создавали журналы, вместе с педагогами ставили спектакли, всё это носило характер настоящих «эпидемий». Дух напряженной интеллектуальной деятельности заражал всех. Не удивительно, что многие выпускники школы стали писателями, учеными, художниками [2].

В это же время были выработаны основы педагогической технологии Виктора Николаевича, целью которой стало учить и воспитывать так чтобы дать каждому «путевку в жизнь».

Главная цель первого этапа — быстро сориентироваться в особенностях детей, которые становились учениками и воспитанниками школы. Нужно отметить, что исходный уровень поступавших подростков В. Н. Сорока-Росинский обозначил такими понятиями: воровство, правонарушения, страсть к разрушению. Волчья мораль, жестокость по отношению к человеку, недоверие ко всем взрослым. На этом этапе В. Н. Сорока-Росинский решал задачи, важные для последующих этапов: учитывал педагогический опыт и характер образования учителей; анализировал возможности материальной базы школы.

На втором этапе главная цель В. Н. Сороки-Росинского была связана с организацией учебно-познавательной деятельности шкидовцев. Проблемой в достижении этой цели стала мотивация учения. Как поставить организацию обучения, чтобы одичавшие в своей беспризорной жизни дети почувствовали потребность и стремление к учению, к знанию «влечение»≤

В организации процесса обучения в школе им. Достоевского были найдены следующие решения: дифференцированное обучение, которое потребовало деления учащихся по ряду показателей интеллектуального развития на группы.

Сочетание умственной познавательной деятельности с другими видами деятельности (игровой, художественной), что, несомненно, стимулировало положительное эмоциональное отношение детей к учению. Художественно-игровые формы деятельности включались в различные учебные предметы. Введенные в школе общественные смотры знаний, позволяющие воспитанникам осознать общественную ценность и получить общественное признание проделанной ими работы.

Подготовка к такому смотру была сопряжена с активной познавательной деятельностью ребят: они готовили сцены-диалоги, инсценировки, составляли схемы, диаграммы, рисовали географические, экономические, политические карты страны, выполняли задания, требующие активной поисковой работы — самостоятельного сбора и обобщения фактов, наблюдений. Так, вспоминает В. Н. Сорока-Росинский, к одному из учетов ученики подготовили доклады «Флора и фауна у Сергиева» с показом собранных коллекций. Доклады «Морские порты и их значение», «История Петроградского порта» вызвали такой интерес, что гости-портовики вытащили блокноты и стали что-то заносить в них.

Главный воспитательный результат учета В. Н. Сорока-Росинский видел в том, что «ребята впервые почувствовали уверенность в своих возможностях».

Суть третьего этапа педагогической технологии — организация жизнедеятельности детей во внеурочное время. В. Н. Сорока-Росинский буквально «наводнил» школу книгами: пожалуйста, читай. Вместе с тем у него была четкая технология воспитания художественного вкуса: от бессистемного чтения он вел воспитанников к декламации и инсценированию (под руководством педагогов) лучших образцов русской и зарубежной классической литературы на уроке, а затем — к собственному литературному творчеству. Создавались творческие союзы детей как коллективные формы сотворчества, любой из воспитанников имел право на выпуск своей газеты, своего журнала, право на полемику. Никакого жесткого контроля и навязывания мнений не допускалось.

Четвертый этап педагогической технологии требовал осмысления и осуществления целенаправленной работы по расширению микросоциальной среды для подростков, сферы духовного общения. Основные действия В. Н. Сороки-Росинского преследовали цель расширить контакты своих воспитанников с окружающим миром, с различными общественными организациями. Шкидовцы ходили на экскурсии в порт, по городу, на старые питерские заводы, посещали места, связанные с историческими событиями.

Исключительное значение созданной В. Н. Сорокой-Росинским педагогической технологии состояло в том, что она позволяла переключить деятельность воспитанников с разрушительной на «деятельность общественно значимую, сознательную, творческую, ориентирующую на высшие духовные ценности». И в этом есть ее высокий гуманистический потенциал.

О ШКИДе узнал весь Петроград, а в 1927 г., когда выпускники школы Г. Белых и Л. Пантелеев написали увлекательную книгу «Республика ШКИД», узнала и вся страна. Однако выход этой замечательной книги сыграл злую шутку с нашим героем.

«Республика ШКИД» по мнению Н. К. Крупской стала, прежде всего, документальным материалом, свидетельствующим о низком уровне постановки педагогического дела в школе имени Достоевского. В статье «Воскресшая бурса» она с огорчением писала о существовании карцера в ШКИДе и о многих других просчетах заведующего школой Викниксора. Критика Н. К. Крупской сделала свое дело — с 1928 по 1936 год В. Н. Сорока-Росинскому было запрещено работать в средних общеобразовательных школах.

В 1936 году В. Н. Сорока-Росинский получил официальное разрешение вернуться в общеобразовательную школу. До 1942 г. учительствовал в средних школах Ленинграда. За это время им было написано два учебника: «Построение и ведение урока русского языка в средних классах» и «Обучение выразительному чтению в средних классах». Обе рукописи пропали по дороге в эвакуацию.

Эвакуированный летом 1942 года в тяжелом состоянии из Ленинграда, Виктор Николаевич оказался в Горно-Алтайске. Там, несмотря на прогрессирующую глухоту и ухудшающееся зрение, он продолжал активно работать: преподавал русский язык и литературу в школе, проводя до 50 уроков в неделю, читал лекции в педагогическом училище и на курсах военных летчиков, ездил с учащимися в агитбригады. Через некоторое время переехал в Киргизию, в город Пржевальск, где преподавал русский язык и литературу в местном Учительском институте. После окончания войны В. Н. Сорока-Росинский сразу начал хлопотать о возвращении в Ленинград, но разрешение на это получил только летом 1948 года.

После возвращения из эвакуации работал учителем русского языка и литературы сначала в 233-й женской школе, затем в 260-й школе. Его уроки принципиально отличались от традиционных. Вместо учебников -придуманные им считалки, запоминалки, необычные словечки, которые прочно врезались в память на долгие годы. Все изучаемые правила были представлены в виде таблиц. Во время урока учитель писал таблицы на доске, вслух повторяя каждое слово, каждый знак. Ученики — то же самое в своих тетрадях. У ребят работали одновременно слух, зрение, мускульная сила и собственная сообразительность — это давало четырехкратный эффект.

Каждый урок русского языка заканчивался небольшим диктантом, связным текстом, «нафаршированным» трудными словами. Этот диктант ученики уносили с собой, могли свериться друг с другом. А домашним заданием было найти заданное количество слов на изученное в классе правило в произведении, которым занимались на уроке литературы. Каждый день — новое правило и продолжение диктанта. В субботу — диктант на целый урок, окончание текста, который писали пять дней подряд.

В. Н. Сорока-Росинский разрабатывал и применял в учебном процессе различные дидактические игры, которые давали быстрый и устойчивый результат: двоечники начинали получать твердые тройки, а большинство учащихся — четверки и пятерки. При этом отметки он выставлял очень строго: его «тройка» стоила «четверки» у других педагогов. На предложения освоить дидактические игры и применять их в своих классах, коллеги-учителя усмехались, считая это чудачеством. Так эти методические находки были утрачены навсегда.

В конце 50-х годов Виктор Николаевич вышел на пенсию, но продолжал активную деятельность: писал историю своих педагогических взглядов, сотрудничал в газетах, составлял методические пособия для школ. Не представляя себе жизни без детей, он обзванивал близлежащие школы и просил, чтоб ему прислали трудных отстающих учеников. Создав клуб на дому (который в шутку называл «Академия»), занимался с бригадами по 4–5 человек до исправления и получения ими твердой тройки. Затем просил, чтобы прислали новых учеников.

Последней его подшефной была дочь дворничихи. Девочка долго болела и отстала от класса. В. Н. Сорока-Росинский ежедневно занимался с нею. Когда ученица получила первую пятерку, он решил отметить это событие и обещал девочке повести её в панорамное кино, которое только начинали показывать в кинотеатре «Ленинград». Поехал за билетами и, переходя улицу, из-за очень плохого зрения и слуха не увидел в темноте трамвай, не услышал звонка вагоновожатого. Это трагическое событие случилось 1 октября 1960 года [1].

Имя Виктора Николаевича Сороки-Россинского заложившего основы принципы национального воспитания, решительно выступавшего против понимания трудных детей как морально или психически дефективных на наш взгляд незаслуженно предано забвению. Его имя должно стоять в одном ряду с именами С. Т. Шацкого, А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинского и другими классиками отечественной педагогики XX века.

Литература:

1.                  Кабо Л. Р. Жил на свете учитель. — М.: Знание, 1970. -95 С.

2.                  Российская педагогическая энциклопедия: В 2 тт. /Гл. ред. В. В. Давыдов. — М.: «Большая Российская энциклопедия», Т. 2, 1999. -358–359 С.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle