Библиографическое описание:

Айрумян Г. С., Казинская Л. Ф. Особенности речевого развития (устного и письменного) [Текст] // Проблемы и перспективы развития образования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Пермь, июль 2013 г.). — Пермь: Меркурий, 2013. — С. 1-4.

Чтобы научиться читать и писать без лишних проблем, необходимо быть готовым к этому. Это значит, нужно иметь достаточно развитую речь, хорошо «слышать» её нюансы, выделять в речевом потоке отдельные звуки речи, иметь память на буквы и т. д. От чего зависят эти способности? В первую очередь от состояния головного мозга, центральной нервной системы.

Человеческий мозг устроен так, что его нервные клетки от природы «обучены» только самому простому: чувствовать кожей боль, тепло, холод, различать резкие запахи, горькую еду, громкие звуки, видеть — вот и всё. Остальные клетки должны «научится» всему, а значит созреть. Правое полушарие, которое начинает действовать первым, должно шаг за шагом отступать, пропуская вперед левое. Левому предназначено стать главным, доминантным у взрослого человека, в том числе и речевым.

Переход главенствующей, роли к левому полушарию (в котором интегрируются функции и того, и другого) может вызвать серьезные проблемы. Но соотношение активности полушарий мозга у разных детей разное, что связано с врожденными особенностями функционирования мозга. Часто более высокую, чем это требует средняя норма, активность правого полушария связывают с левшеством или двуручием, амбидекстрией. Однако далеко не всегда эти левшество или амбидекстрия являются явными, иногда они носят скрытый характер, и поэтому ориентироваться на левшество –правшество не всегда возможно. Это относится и к тем клеткам мозга, которые станут потом речевыми. Для того чтобы созревание нервных клеток происходило, необходимо, чтобы вокруг были те предметы, явления, действия, которые включили бы их в работу. Для речевых клеток нужно, чтобы вокруг говорили (желательно, чтобы образец речи был фонетически и грамматически правильным), иначе, без речевой среды, это дети — маугли. Родившись здоровыми, со здоровым мозгом, эти дети, попавшие к людям позже 5–7 лет, так и остались «немыми». Эти случаи — неоспоримое доказательство того, что нервным клеткам нужны стимулы не допустить потери драгоценного клеточного фонда мозга, надо убедиться, что ребёнок созревает на уровне ощущений и простых эмоций.

Всё в психическом развитии человека начинается с органов чувств. Для речи основным из них является слух. Наличие физического слуха — необходимое условие для нормального овладения речью. Первые слова дети говорят, подражая взрослым. В этом участвуют уже оба полушария мозга.

С течением времени для выполнений той или иной речевой задачи областей мозга, работающих одновременно, становится все меньше в результате чего слуховые и зрительные клетки левого полушария запоминают то, что раньше знали слуховые и зрительные зоны правого, да и в пределах одного полушария происходит то же самое: зрительные становятся частично осведомленными в слуховой деятельности, тактильные в зрительной и пр.

Самые высокие по уровню речевые зоны мозга, отвечают за речевые смыслы и символы. Они составлены третичными полями коры. Благодаря этим зонам ребенок овладевает сложно построенной речью, чтением, письмом, понимает переносные значения слов, синонимы, метафоры, юмор. Часть нервных клеток смыслового, символического, уровня созревает поздно, в старшем дошкольном возрасте, и дозревает всю жизнь. Без них невозможно сознательное овладение сложными текстами, грамматическими правилами, орфографией.

В результате всего этого сложного взаимодействия определённые речевые действия получают постоянную локализацию в мозге. Если почему — либо области, предуготованные для них, неполноценны, то их роль могут взять на себя другие, не пострадавшие. Это возможно потому, что детский мозг пластичен, податлив, гибок.

«Таким образом, нормальное развитие речи предполагает, что речевая среда, в которой ребёнок находится, является нормальной, и все этапы речевого развития он пройдёт без сбоев, поскольку тот или иной вид речевой деятельности будет осваиваться именно теми структурами мозга, которые для этого предуготованы. Такие условия накладывают серьёзные обязательства на взрослых. В конечном счёте, они ответственны за то, как будет созревать детский мозг». [2, с. 14]

Так как, не у всех детей со здоровьем полный порядок с момента рождения, то не все дети начинают вовремя понимать явления действительности, говорить, а темпы дальнейшего развития мышления, памяти, овладения речью не всегда соответствует норме. Особенно драматичны нарушения речи, т. к. речь — основная функция для всей психики человека. По выражению одного из неврологов прошлого, «Речь это повозка, в которой едет мышление» Какие же нарушения речи встречаются наиболее часто: нарушения речи при умственной отсталости. Механизм мышления у них настолько слаб, что у него не хватает сил включить в деятельность речевые зоны. Возможно, какие-то не видимые внешне резервы нервных клеток у них имеются, однако рассчитывать на многое, как правило, не приходится. Дети обучаются речи со слуха. Не слышащие дети не извлекают того образца из речи взрослых, который дал бы ему представление о том, что и как говорить. Существует также опасность, что сенсорный алалик может быть расценен, как умственно отсталый ребенок не принятые вовремя меры по развитию речи алалика могут привести к непоправимым последствиям. Ребенок, которому не оказана не просто помощь, а специальная помощь, может действительно стать умственно отсталым. Не запущенного медицински и педагогически ребенка с алалией отличает от умственно отсталого живость эмоций, заинтересованность в событиях жизни.

Алалия бывает не только сенсорной, не только состоящей в первичных трудностях понимания речи. Существуют дети с так называемой моторной алалией. У них страдает в основном способность говорить (экспрессивная речь), а понимание (импрессивная речь) страдает гораздо меньше: они способны понимать на слух отдельные слова. Поскольку понимание речи у детей с моторной алалией в определённом объёме присутствует, причина их «молчания», по всей вероятности, является неполноценность нервных путей, пролегающей между слуховой и речедвигательной сферами. Слуховой анализатор принимает речевую информацию, в той или иной мере перерабатывает её, но она не попадает в ту область мозга, которая должна превратить её в артикуляционные движения. Получается такая ситуация: губы, язык, голосовые складки могут двигаться, т. к. снабжены нервной энергией со стороны мозга, но не получают команд, что им делать, как им двигаться. Поэтому мы получаем искажённую речь, или совсем ничего не произносится. Алалия — тяжёлое нарушение речи. Лечение и обучение детей с таким нарушением рассчитано на компенсаторную способность здоровых клеток мозга, заменять те, которые не включились в работу.

Работа с алаликом — это:

Обучение произношению;

Накопление словарного запаса;

Обучение и закрепление грамматики (правила морфологии и синтаксиса);

Вполне понятно, что начинать работу с детьми — алаликами нужно, как можно раньше, ориентируясь на речевой онтогенез.

К счастью не все дети, которые не начали говорить вовремя, алалики. У многих имеется врождённая замедленность созревания нервных структур, отвечающих за речь. Такие дети не нуждаются в изобретении особых приёмов развития речи. В первую очередь надо помнить, что сроки созревания речи ограничены. Если не принять нужных мер, то в 9–11 лет простую устную речь — ту, которая должна быть в раннем детстве, — развить трудно, если невозможно. Активность соответствующих нервных клеток головного мозга станет очень мала. Как только станет заметно, что ребёнок отстаёт в речи от сверстников, нужно бить тревогу — лечить и учить ребёнка. Лечение определяет врач — невролог, психоневролог. Он подбирает лекарства, стимулирующие мозговую активность, а коррекционное обучение проводят логопеды и психологи. В противном случае время упускается, и к моменту школьного обучения дети с задержками речевого развития составляют группу риска по проблеме школьного обучения.

При ЗРР не нужно изобретать особых способов компенсации речевой недостаточности. Здесь наиболее эффективными оказываются стимулирующие методы. Они практически не отличаются от тех, которые используются в работе с нормальными детьми, но в количественном отношении должны во много раз превосходить их. С детьми, у которых ЗРР, нужно много говорить, побуждать их к ответам, вопросам, много читать, рассказывать интересные истории, учить много стихотворений и пр.

Причины ЗРР:

1.      Неполноценная речевая среда (мало речи, неправильная речь);

2.      плохое физическое и психическое здоровье (частые болезни, общая слабость, постоянная нервозность.);

3.      особые (это самое сложное и малоизученное), врождённо обусловленные, замедленные темпы созревания нервных клеток, отвечающих за речь.

Причиной таких патологических «темповых» несовпадений на фазе развития, могут быть врождённые особенности функционирования отдельных областей мозга, в том числе и излишняя активность (гиперактивность) правого полушария мозга. Нередко её связывают с наличием явного или скрытого (потенциального) левшества. Во всяком случае, по данным некоторых исследователей, детей — левшей с ЗРР встречается чаще.

Если ребёнок в 4–5 лет правильно овладевает фразовой речью и имеет, соответственно возрасту словарный запас, но звукопроизношение не соответствует норме, то это тревожный симптом. Это показатель того, что у ребёнка с опозданием созревает специальный, так называемый речевой слух, но если он различает звуки речи, их смысловые признаки(фонемы) и понимает смысл слов, а только искажает (не выговаривает) те или иные звуки речи, то такое нарушение речи называют дислалией.

Причины, по которым так может быть, много:

-        Плохая координация движений органов артикуляции (незрелость соответствующих зон мозга)

-        «Ненаработанность» (неуклюжесть) этих мышц в ранний период. «виноваты» здесь и неправильное вскармливание, и аномалии в строении органов артикуляции (неправильные прикусы, приросшие уздечки, высокое небо, редкозубье) и другие обстоятельства.

Искажение звуков такими детьми характеризуется тем, что они не заменяют один звук на другой. Они стараются передать речевыми средствами свои мысли так, чтобы они различались между собой, используя, например, не язык, а губы. В период физиологического косноязычия дети говорят искажённо и не понимают, что говорят неправильно, а дети — дислалики уже понимают, что их речь звучит и понимается окружающими неправильно, тогда они начинают искажать не получающиеся звуки. Такое косноязычие, когда звуки речи не соответствуют языковым фонетическим нормативам, но правильно кодируют мысль, которую хочет выразить ребенок, нельзя назвать физиологическим. Часто спрашивают, передается ли дислалия по наследству. Конечно же, нет. Хотя по наследству может передаваться генетически сходное строение речевого аппарата, обусловливающее именно такую, а не иную приспособительную артикуляционную позу. Кроме того, дети могут просто подражать родителям.

Общее недоразвитие речи (ОНР).

Если алалию или задержку речевого развития не удалось преодолеть вовремя, т. е. до возраста, когда детей начинают обучать грамоте, то они получают название общего недоразвития речи (ОНР). Их мозг не справляется с необходимостью воспринять многомерную матрицу языка. Речь идет не о «говорении», т. е. способности правильно артикулировать, которая обсуждалась при раскрытии термина «дислалия», а именно о системах, языка, о средствах, с помощью которых передается мысль.

Как вы думаете, сколько у нас «слухов» и «зрений». Слухов у нас, по крайней мере, три. Один — просто физический. Второй слух — музыкальный. Он открывает нам возможность наслаждаться прекрасной музыкой. Третий — речевой. Это особенный слух. Не все знают, что можно иметь замечательный музыкальный слух и плохой речевой, и наоборот. Можно быть музыкантом и плохо слышать. Если говорить более точно, в речевом слухе содержится еще один — фонематический. Он необходим для того, чтобы мы овладели фонематической системой (кодом) языка. Каждый язык имеет свою систему выражения мысли в звуке речи. Дети усваивают фонематическую систему языка, в котором смысл одного отличается от смысла другого «ДЕНЬ», и «ТЕНЬ» и.т.д.

Один, казалось бы, незначительный нюанс — глухой или звонкий, твёрдый или мягкий звук речи — и смысл совершенно меняется. Помимо фонематической системы, в языке есть лексическая (словарный запас) и грамматическая: правила словообразования, словоизменения — морфология и правила связи слов в предложениях — синтаксис. Известно, что речь как функция носит системный характер. Это означает, что одни виды речевой деятельности зависят от других. Если ребёнок не овладел способностью дифференцировать звуки речи, он не сможет различать и понимать слова, а иногда и не сможет правильно их говорить вслух (артикулировать); не накопил нужного количества слов — не сможет говорить фразами. Отсюда и общее, т. е. системное, недоразвитие речи. Таким образом, преобладают трудности:

-        фонематические

-        фонетические

-        фонетико-фонематические

-        лексические

-        лексико-грамматические

Естественно, что методы работы при ОНР будут разными.

Неподготовленность к овладению чтением и письмом — письменной речью — частый вариант речевого развития. Письмо — результат длительной эволюции, попыток человека выразить свою мысль. Это этап наскальной живописи, картинки — схемы, узелкового письма, клинописи, иероглифов и, наконец, буквы. Человеческий мозг дозрел до осмысления абстрактного сугубо условного знака — буквы. Ребёнок тоже должен дозреть до этого периода. Если он не прошёл путь рисования, извлечения геометрической формы из разных предметов и т. д., то учить его читать и писать не только не нужно, но и вредно, т. к. незрелые нервные клетки, ответственные за чтение, подвергаются насилию. В результате — невроз и потеря тех навыков, которые ребёнок должен приобрести в раннем детстве. Дети, которых неугомонные родители, желающие показать, что их ребёнок «гениален», обучили читать в 3 года, впоследствии, как правило, не обгоняют тех, кто обучился этому в 5–6 лет. Многие дети готовы к школе не к 7-ми, а к 6-ти годам. Но с детьми, отстающими от возрастных норм, дело обстоит иначе. Следует учитывать, что освоение письменной речи требует включение разных каналов деятельности: нужно овладеть зрительными образами букв (оптически), услышать, какому звуку какая буква соответствует, понять, что в некоторых буквах содержится два звука (дифтонги). Для чтения необходимо уметь передвигать взор вдоль строки и переводить со строчки на строчку, для письма освоить чрезвычайно сложные правила орфографии, запомнить то, что нельзя вывести мыслительным путём.

Письменная речь гораздо сложнее устной. Письменная речь, как и устная, — это способ выхода наружу внутренней речи, только более сложный. Обучение письму связано с проговариванием. Дети усиленно проговаривают то, что пишут т. к. артикуляция играет роль посредника между слышимым звуком и буквой. Неполноценно произносимые звуки, слова трудно использовать в качестве посредника. Поэтому возникают специфические ошибки. Наиболее распространённые ошибки, связаны с оптическим сходством букв. Недостаточный словарный запас не позволяет детям подбирать проверочные слова в случае безударных гласных, оглушения на конце и т. п., а значит усваивать нормы орфографии.

Среди инноваций по обучению чтению есть тенденция обучения не традиционным способом, а чтением целых слов, подключая механизм догадки. Если эту часть детей учить чтению аналитически (через запоминание букв и складывание их в слоги и слова), то они получают отвращение к чтению вообще. Может быть, поэтому теперь среди детей много не читающих. С чем это можно связать такое различие в дебютном обучении чтению. Для этого нужно обратиться к проблеме леворукости.

Под леворукостью мы понимаем функциональное превалирование левой руки над правой. Леворукость, по мнению большинства исследователей, обусловлена центральным нервным происхождением; это ненормальное функциональное соотношение полушарий головного мозга, т. е. превалирование работы правого полушария, а не левого (как обычно). Одни считают это превалирование анатомически врождённым; другие — приобретённым. Причина функциональной асимметрии в развитии мозговых полушарий, которая является, по-видимому, следствием ассиметричного расположения сосудистой системы в пользу лучшего кровоснабжения левого полушария. Леворукость, по-видимому, передаётся наследственно. Мы часто встречаем людей, считающих себя левшами, т. к. основные действия они выполняют левой рукой, но много действий свободно выполняют правой рукой. Этим людям дан термин амбидекстров — двуруких, хотя правильнее их назвать равнорукими. Людей, владеющих обеими руками, можно рассматривать как прирождённых левшей, которые приобрели способность владения правой рукой. Другим условием функциональной амбивалентности обеих рук можно было бы предположить незаконченный процесс дифференциации правой руки от левой — некую задержку латерализации, т. е. остановки на стадии неполного развития процесса. Если предположить застревание на такой незавершённой стадии развития, при наличии наследственно — биологической леворукости и почему левши почти всегда поддаются правостороннему воспитанию, а правши почти не поддаются — левостороннему. Таким образом, речь, представляющая в периферической части симметричную двустороннюю функцию, имеет асимметричную локализацию в мозгу и нарушение функциональной симметрии привело, с одной стороны, к возможности самых разнообразных комбинаций в движении рук, с другой — можно предположить — к подавлению в области речи соответствующей корковой части противоположной стороны. [4, с. 38]

Большая ранимость речи в детском возрасте говорит за незаконченный, не доведенный до конца процесс локализации; с этим взглядом вполне согласуются наблюдения, касающиеся большой способности восстановления речи в детском возрасте. Предположение о существовании дремлющих правосторонних речевых центров послужило основанием для создания теории, объясняющей некоторые характерные симптомы заикания — а именно повторение слогов и слов. Согласно этой теории (при заикании однородные и равные билатеральные речевые импульсы следуют друг за другом, не сливаясь одновременно между собою; вследствие отсутствия определенного главенства какой-нибудь одной стороны, они вступают между собою в борьбу за господство), эта интерференция нарушает правильное течение речи.

Таким образом, заикание является выражением незаконченного процесса дифференциации речевых центров. Факт двурукости может свидетельствовать в моторной сфере о повышенной ранимости речи, функционально и филогенетически связанной с ней. Пониженная сопротивляемость речи должна учитываться как в целях особо бережно ограждения ее от всякого рода травматизации, так и во избежание не посильной речевой нагрузки. В случаях явной леворукости принудительное правостороннее воспитание нежелательно. Как же понять, нормально ли развивается ребёнок, и какие особенности нужно замечать, чтобы избежать неблагоприятных последствий. Обязательно прочитать популярную образовательную литературу о возрастных нормах речевого развития. В этой литературе даются нормы формирования и советы по формированию необходимых навыков и умений.

Забота о развитии речи не кончается никогда, и в этом смысле, заботясь о речи детей, взрослые не должны упускать случая усовершенствовать свою речь, т. к. она является образцом для подражания детей.

Литература:

1.                 Е. Ф. Архипова. Логопедическая работа с детьми раннего возраста. М.: АСТ * Астрель* 2006. — 222с.

2.                 Т. Г. Визель. Нарушение чтения письма у детей дошкольного и младшего школьного возраста. М.: АСТ: Астрель: 2005–127с.

3.                 О. М. Коваленко. Коррекция нарушений письменной речи у учащихся младших классов общеобразовательной школы. М.: АСТ: Астрель:2006–158с.

4.                 Ю. А. Флоренская. Избранные работы по логопедии. Сост. е.Е. Шевцова. — М.:АСТ: Астрель: 2007–223с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle