Библиографическое описание:

Вареникова Л. В. Негативные эффекты управления качеством образования через рейтинги и тесты, нацеленные на конечный результат [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 29-33.

Несмотря на то, что негативные явления в образовании, детерминированные реформой, нацеленной на стандартизацию результата, являются достаточно распространёнными в отечественной науке, широкомасштабных исследований по этой проблеме не проводилось. Нами проанализирована практика реализации реформы путём стандартов, рейтингов и тестов в образовательных учреждениях и их влияние на рост преступлений и нарушений в сфере образования. Даны рекомендации по устранению общественной опасности управления качеством через рейтинги, тесты, стандарты.

Ключевые слова:негативные явления в образовании, коррупция, стандарты, рейтинги, тесты, репетиторство, ЕГЭ.

За последние годы в системе образования России возросли такие негативные явления как мошенничество, коррупция, взяточничество, подлог, злоупотребления, насаждаемое репетиторство и др. По данным генпрокуратуры отрасль «образование» устойчиво занимает третье место по коррупционным проявлениям и нарушениям законодательства, и эта тенденция нарастает. Государство и общество очень обеспокоены этим явлением, представляющим общественную опасность, т. к. разрушаются нравственные основы общества, негативные явления становятся нормой и не осуждаются общественным мнением. Исследования, проведённые Обществом защиты прав потребителей образовательных услуг, показали, что более 80 % граждан России готовы дать взятку за устройство в детский сад, престижную школу или институт, за положительную оценку в четверти или на экзамене. Серьёзно изменилось отношение общества к учителю, преподавателю и самой системе образования, к сожалению, не в пользу роста авторитета.

Возрастает количество официальных документов по борьбе с коррупцией, различных комитетов и комиссий, нацеленных на противодействие негативным явлениям в образовании, нет недостатка в обсуждении этой проблемы в СМИ, как нет пока и положительного результата.

В чём же причина роста негативных явлений в образовании? Почему эти явления прогрессируют? Почему при всей очевидности опасности для общества с ними не удаётся справиться?

Отечественная наука и практика на сегодняшний день выявила ряд причин распространения негативных явлений в образовании: падение нравов, слабость государства, непоследовательность законодательства, низкая заработная плата учителей, недофинансирование образования, снижение престижа преподавательского труда и др. Это конечно, серьёзные причины. Но хочется обратить внимание на временной фактор нарастания негатива в образовании. Он связан с введением стандартов в школе и вузе, нацеленных на конечный результат: ЕГЭ, аккредитация, престиж учебного заведения в рейтинге, введение систем тестирования и жёсткого мониторинга результата. Серьёзного анализа влияния этих новшеств на качество образования в отечественной науке пока нет. Вероятно, это связано с тем, что прошло немного времени. А так как в образовании результат отсроченный, то и выводы сделать трудно. Однако к причинам роста негативных явлений стандартизация результата имеет прямое отношение. В странах, где реформы, нацеленные на стандартизацию результата, были начаты десятки лет назад, сегодня уже отказались от политики реформ, основанных на стандартах и тестировании. Наиболее существенными в этой проблеме являются исследования американцев Ш. Никольса и Д. Берлинера, которые представили научное исследование, ставшее в США сенсацией. Заголовок исследования говорит за себя: «Неизбежная коррупция индикаторов и учителей из-за централизованных тестов уровня достижений».

«Когда тесты становятся целью учебного процесса, тогда они теряют своё значение как индикатора образовательного статуса и искажают образовательный процесс в нежелательных направлениях» [2, с.162].

Наш анализ показывает, что причины и условия негативных явлений в образовании следует искать не только в государстве, социуме, самом учителе, но и в учебном процессе, в управлении качеством образования, когда ученик перестаёт быть целью. Декларируется цель: развитие личности ученика, а фактически целью становится ЕГЭ или другой результат определённый стандартом. Мы провели изучение мнения выпускников школ 2011 года (110 человек), когда результаты окончания школы фиксировались ЕГЭ, и выпускников 2001 года (110 человек), когда система образования не была нацелена на единый результат. Всего в исследовании приняли участие 220 человек.

Результаты можно увидеть в таблице.

Таблица 1

Мнение выпускников 2011 г. и 2001 г.

Вопрос

Ответ

Выпускники 2011 года (ЕГЭ)

Выпускники 2001 года (традиционная форма)

1. Что для Вас важнее?

— Знать предмет;

— Сдать ЕГЭ или экзамен;

— Другое.

32 %

61 %

7 %

92 %

8 %

2. Приходилось ли Вам когда-либо пользоваться шпаргалками?

Да

78 %

12 %

 3. Если Вы используете шпаргалки, то по какой причине?

— Предмет очень сложный;

— Мне этот предмет не нужен.

35 %

43 %

10 %

2 %

4. Жульничали ли Вы при тестировании?

Да

50 %

0 %

5. Помогали ли Вам в этом учителя?

— Да;

— Старались не заметить.

12 %

32 %

0 %

0 %

6. Тестовая система оценивания результатов обучения (ЕГЭ)

Действует как система «повезет — не повезет»

Да — 40 %

Затрудняюсь ответить 100 %

7.Пользовались ли Вы услугами репетитора?

Пользовался и продолжаю пользоваться 82 %

Я не нуждался в его услугах 98 %

8.По каким причина Вам потребовалась помощь репетитора?

— Для сдачи ЕГЭ — 47 %;

— Для поступления в высшее учебное заведение — 35 %

Не успевал по предмету 2 %

9.Улучшились ли Ваши знания, при посещении репетитора?

Да, я лучше знаю предмет.

24 %

2 %

10.Как Вы считаете должен ли учитель заниматься репетиторством за деньги?

Да, это же репетиторство, оно платное.

49 %

0 %

Приведённые данные показывают, что в школе изменились цели. Главным для выпускников стал ЕГЭ. В угоду достижения этого показателя учителя, администрация школ отменяют все «неважные» предметы, сокращают темы, которые не связаны с ЕГЭ. Учащиеся перестают посещать развивающие кружки, спортивные секции, значительно сужается учебный процесс. Эту тенденцию сложно проконтролировать и устранить. Даже учителя начальных классов перед срезовыми работами отменяют все занятия и начинают «натаскивать» учеников. Значительная часть учащихся (до 50 %) жульничает при итоговой аттестации и им в этом помогают учителя (12 %) или делают вид, что не замечают (32 %). В то время как до введения стандарта нацеленного на конечный результат таких явлений не было (0 %). Подобное исследование было проведено нами и среди студентов. По результатам опроса до 50 % студентов не занимаются системно, учат только ответы на тесты. Преподаватели сами дают готовые ответы, а перед аттестацией в соответствии с графиком студенты неделями «отрабатывают» тесты-тренажёры. В вузе студенты называли и такие формы мошенничества как переклеивание фотографий, изменение причёсок, чтобы заменить плохо успевающего сокурсника. В ряде случаев преподаватели советуют нерадивым студентам заболеть или уехать на время аттестации, реже сами преподаватели сдают за студентов, и далеко не всегда преподаватели требуют за это вознаграждение (денежное или в форме подарка). Для них важен хороший рейтинг. Эти негативные явления появились как результат оценивания труда педагога по результатам аттестации. Рейтинги педагогов, школ, муниципальных образований, регионов объединили учителей и управленцев в желании не оказаться последними, не быть хуже других. И в этом стремлении добиться результата любой ценой с каждым годом нарастают уродливые явления в образовании, искажается результат, что создаёт видимость благополучия.

Ещё одним «новшеством», рождённым в учебном процессе стала поголовное репетиторство. Результаты нашего исследования показывают, что 82 % выпускников 2011 года прибегали к услугам репетиторов, в том числе 47 % ставили цель сдать ЕГЭ, и только 24 % отметили, что стали лучше знать предмет. В то время как выпускники 2001 года отвечали, что не нуждались в услугах репетиторов (98 %), а 2 % посещали репетиторов с целью повысить уровень знаний. Почему произошёл такой скачок? Государство и само реформирующееся образование, социум, предъявляют всё более возрастающее требования к компетенциям педагогов и обучающихся, что не всегда соответствует возможностям последних.

«В российском образовании в последние годы сложились тенденции и подходы к созданию условий, обеспечивающих качество и доступность образовательных услуг. Однако уровень развития образования пока не соответствует требованиям инновационного развития страны» [1, с.3]. Этим требованиям во многом не соответствует, прежде всего, учитель. Троечник в вузе кое-чему и кое-как научившийся не может работать на современном уровне, а требования с каждой аттестацией растут. Учителя требуют, чтобы ученики занимались с репетиторами, угрожая не сдачей ЕГЭ. В 11 классе одной из школ в начале учебного года учительница математики потребовала, чтобы ученики дали ей телефоны своих репетиторов, сказав: «Я буду контролировать, как они вас готовят к ЕГЭ». Но удивительно не то, что такие факты имеют место, а то, что целью занятий стал ЕГЭ, и то, что педагогические коллективы, где был озвучен этот пример, не находят в этом ничего негативного, более того считают, что учительница математики поступила совершенно правильно. «Она себя защитила».

Кроме федеральных стандартов, ориентированных на результат, разрабатывается ряд региональных и муниципальных документов, обязывающих школы проводить ежемесячный мониторинг с целью подготовки выпускников 9-х и 11-х классов к государственной итоговой аттестации.

Последние три года учащиеся наших школ выполняют обязательные контрольные работы, подготовленные Департаментом образования. 11-е классы еженедельно, 4–10-е — ежемесячно. Причём тестирование ведётся по всем предметам. Ежемесячное решение департаментских тестовых заданий всеми учениками демонстрирует недоверие к учителю. В школах появилась цель — не развивать личность, а натаскивать на тесты. Сдать тестирование — одна задача и для учащихся, и для родителей, и для учителей. Учителя поставлены в условия мошенничества ежемесячно. Боясь показать плохой результат, отдельные дают детям списать, завышают оценки, подтасовывают результаты. Одно дело применять тесты для диагностики учебных результатов, другое — обучать решать тесты, чем школа только и занимается. Негативным моментом является то, что результаты диагностических работ становятся публичными: школы сравниваются друг с другом в районе, районы — в крае. Отсюда поощрения и наказания начальникам управлений образования, директорам, учителям. И опять же никто не хочет порицаний, постоянного контроля, поэтому изобретают новые формы «достижения» результата.

Среди учителей школ муниципального уровня мы провели исследование по эффективности системы оценивания знаний учащихся через ежемесячный мониторинг.

1.                 Как Вы считаете, ежемесячный мониторинг даст положительный результат обучения учащихся по Вашему предмету?

Да — 40 %; Нет — 55 %; Не знаю — 5 %

2.                 Соответствуют ли задания мониторинга Вашему представлению о контроле знаний?

Да — 30 %; Нет — 50 %; Не знаю — 20 %

3.                 Оказывает ли проведение ежемесячного мониторинга положительное влияние на формирование УУД в рамках Вашей дисциплины?

Да — 15 %; Нет — 65 %; Не знаю — 25 %

4.                 Как вы считаете, может ли частое проведение контроля привести к мошенничеству среди учеников?

Да — 62 %; Нет — 28 %; Не знаю — 10 %

5.                 Считаете ли Вы, что оценка работы учителя по итогам ежемесячного мониторинга объективна?

Да — 12 %; Нет — 76 %; Не всегда — 12 %

6. Занимаетесь ли Вы репетиторством?

1. Да занимаюсь, маленькая зарплата — 51 %

2. Нет, не считаю необходимым — 49 %

7. По чьей инициативе Вы берете ребенка на репетиторство?

1. Я считаю, что ребенку необходима моя помощь — 0 %

2. Родители ребенка считают необходимым посещение репетитора, так как впереди ЕГЭ — 34 %

3. По просьбе самого ребенка, он не успевает по предмету и обратился ко мне — 66 %.

Анализ опроса показывает, что ежемесячный мониторинг бесполезен или вреден для качества учебного процесса.

Многие школы и учителя мошенничают при тестировании, показывая неправильное число баллов, чтобы не скатиться ниже среднего показателя по району. При этом следует исходить из того, что реальная цифра значительно выше, и что многие учителя открыто мирятся с этим и даже поощряют обман, потому что от этого улучшаются показатели тестирования. Следовательно, можно сделать вывод, что изменение цели образования способствует развитию негативных явлений.

Ещё одно исследование мы провели с целью изучить эффективность тестового контроля в высшей школе. Мы сравнили итоги сессии 2005–2006 учебного года (контроль вёлся в традиционной форме) и 2011–2012 учебного года (тестовый контроль).

Таблица 2

Традиционная форма 2005–2006 учебный год (в процентах).

Факультет

Период

Обязаны сдавать

Не явились

5

4\5

3

Смешанные оценки

2

Всего неуспевающих

% успеваемости

% качества

ПМНО

лето

100

18,8

5,3

33,2

8,3

14,8

19,6

38,4

61,6

38,4

Филология

лето

100

3,4

16

37,7

4,6

31,4

6,9

10,3

89,7

53,7

Математика

лето

100

3

11,9

24,4

9

23,4

28,3

31,3

68,7

36,3

Таблица 3

По результатам тестирования 2011–1012 учебный год (в процентах)

Факультет

Период

Обязаны сдавать

Не явились

5

4\5

3

Смешанные оценки

2

Всего неуспевающих

% успеваемости

% качества

ПМНО

лето

100

39,1

9,4

17,2

0

25

9,4

48,4

51,56

26,56

Филология

лето

100

16,1

6,5

32,3

0

12,9

32,3

48,4

51,6

38,7

Математика

лето

100

28

17,1

22

12,2

7,3

13,4

41,5

58,54

39

Сравнение результатов сессий показывает, что увеличилось количество студентов, не явившихся на тестирование по результатам 2011–2012 учебного года. Благодаря не явившимся процент «5» при тестировании возрос, «3» стало меньше. Процент неуспевающих вырос при проведении тестирования, значит стал ниже процент успеваемости и качества. Следовательно, ни одного положительного момента для качества обучения мы не нашли. Только лишь то, что тестирование более дешёвый вид контроля и более скорый.

Явления подлога к злоупотреблениям ведёт к замене качественного бесплатного образования частным репетиторством, к искажению отчетности в целях преобладания над другими учреждениями, к сращиванию действий государственных органов, управленцев, родителей и детей в организации подлога, к искажению самого результата и созданию мнимого благополучия в образовании. Сейчас сайты всех учебных заведений предлагают платную подготовку к ЕГЭ, такие же объявления можно найти во многих газетах и журналах. Организаторы подготовки обещают научить выполнять тесты. Это говорит об унифицированности тестового контроля без учёта возможностей личности и цели образования.

На основе анализа сильных и слабых сторон тестирования в отечественной и зарубежной науке и практике можно сделать некоторые выводы:

1.         Если тестирование является всеобъемлющим инструментом контроля знаний, то неизбежны негативные явления в образовательной среде и искажении результата. В соответствии с принципами формирования компетенций необходимо развивать коммуникативные способности учащегося, он должен не только знать верный, по его мнению, ответ, но и уметь объяснить, почему он верный, уметь отстоять свою позицию, что невозможно при тестовом контроле.

2.         Реформа должна предусматривать стандарты условий, процессов, а не результата, тесты не могут быть всеобъемлющим инструментом оценивания.

3.         Устное общение между учеником и преподавателем, дискуссионное обсуждение вопросов на уроках были и остаются важнейшей формой, несмотря на изменения модели образования.

4.         Нельзя подменять цели образования. ЕГЭ в школе, или аттестация в вузе не могут быть целью.

5.         Детям нужна хорошая школьная программа и качественное обучение, и тогда не важно, ЕГЭ или экзамены в традиционной форме будут итогом. У ребёнка будут сформированы необходимые компетенции.

Проведённые исследования не позволяют нам сделать категоричные выводы о негативном влиянии стандартов на качество учебного процесса и рост негативных явлений в сфере образования, потому что они были локальными, продолжительность реформы, нацеленной на стандарты результата в России, пока незначительна. Поэтому в дальнейшем мы планируем проведение широкомасштабных исследований на территории различных субъектов федерации в разных муниципалитетах.

Литература:

1.                           О концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2011–2015 годы: Распоряжение правительства РФ от 7 февраля 2011 г. № 163-р // CЗРФ 2011 № 9.

2.                           David C. Berliner & Sharon L. Nichols. High-Stakes Testing Is Putting the Nation At Risk.Education Week, 3/12/07.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle