Библиографическое описание:

Валеева Ф. Х. Вопросы развития исполнительского мастерства музыканта-инструменталиста на этапе высшего профессионального образования [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2013 г.). — М.: Буки-Веди, 2013. — С. 122-124.

Мы живем в такое время, когда духовная сторона жизни человека в какой-то степени зачеркивается. Увлечение материальными параметрами жизни привело к тому, что на первый план в музыкальном исполнительстве выходят количественные показатели, акцентируются внешние стороны исполнительского процесса. Это подтверждается и высказываниями выдающихся музыкантов современности. Такое понимание исполнительства влечет за собой расчленение целостных по функциональной сущности и своей природе исполнительских действий.

Большое количество конкурсов способствует росту технической подготовки исполнителей. Техническая оснащенность стала сейчас нормой. И это, конечно же, хорошо, но молодые музыканты и их педагоги боятся экспериментировать, предпочитают обращаться к неоднократно проверенным озвученным идеям, копируя внешние параметры исполнения. Таким образом, творческий поиск уходит из системы профессиональной подготовки исполнителей.

При колоссальном взлете коммуникативно-информационных средств, направленных вроде бы на то, чтобы донести произведение искусства до отдаленных уголков мира (о чем когда-то мечтал Глен Гульд), происходит, скорее, обратное. Интерес к музыкальному искусству стремительно падает. Но в то же время, требования у российской публики, посещающей концерты, сейчас самые высокие, и один из важнейших критериев в оценке исполнителя — это содержательность его исполнения.

Анализ современного музыкального образования обнаруживает недостаточное внимание к формированию смыслового компонента в исполнительских интерпретациях студентов.

Актуальной задачей музыкальной педагогики является существенный пересмотр сложившейся методики подготовки исполнителей в пользу системного подхода к содержанию обучения, который должен базироваться на понимании комплексности составляющих исполнительского мастерства. Такой глубинный характер обучения ориентирует на формирование завершенных, целостных компонентов исполнительского искусства.

Исполнительское мастерство — многокомпонентная система, функционирующая целостно и гармонично. Важнейшим компонентом исполнительского мастерства является выразительность исполнения, подразумевающая осмысленное произнесение — интонирование музыкальной ткани сочинения. Анализ современного музыкального образования обнаруживает недостаточное внимание к формированию смыслового компонента в исполнительских интерпретациях студентов.

Педагог исполнительского класса должен прежде всего учить расшифровывать содержательную структуру произведения, раскрывая глубинный «подтекст» музыкального текста. Компоненты исполнительского мастерства связываются и систематизируются в процессе детальной и кропотливой работы над интонированием всех элементов фактуры. Следовательно, осмысленная работа над интонированием элементов фактуры — это и цель в создании выразительного музыкального образа, и средство освоения всего комплекса исполнительского мастерства в процессе обучения музыкантов.

В музыкально-педагогической практике работа над исполнительским интонированием часто ведется спонтанно, интуитивно, без глубокого постижения и выявления художественного потенциала элементов фактуры, иногда просто подменяется работой над отдельными параметрами исполнения.

Обратимся к истокам данной проблемы. Ещe в XVI веке теоретики музыки искали пути музыкальной выразительности. Французский ученый Р.Декарт в своем трактате «Компендиум музыки» (1618 г.) указывал на экспрессивность музыки, связывая это качество с интонационной выразительностью речи.

В струнно-смычковой методической и учебной литературе некоторые положения об интонационной выразительности музыки содержатся в трудах Ф. Джеминиани, Д. Тартини, Л. Моцарта, позднее — в работах Л. Ауэра, Й. Иоахима, П. Казальса, в наше время — в высказываниях исполнителей: Д. Ф. Ойстраха, Л. Б. Когана, М. Л. Ростроповича, исследованиях педагогов и методистов А. И. Ямпольского, Ю. И. Янкелевича, В. Ю. Григорьева, О. Ф. Шульпякова, М. М. Берлянчика.

В теории фортепианного исполнительства соответствующие взгляды высказывались с XVII века (Ж. Б. Люлли, Ф. Э. Бах, Ф. Куперен и др.). В работах периода классицизма они содержатся у М. Клементи, И. Гуммеля. Большое внимание этому вопросу уделяли романтики, например, Ф. Лист, Ф. Шопен, в России — Т. Лешетицкий. Позже Ф. М. Блуменфельд, К. Н. Игумнов стремились постичь психологическую природу исполнительского творчества. Немало внимания проблеме интонационной выразительности уделяли в своих работах С. Е. Фейнберг и Г. Г. Нейгауз.

Вопросам выразительного интонирования музыки посвящены фундаментальные теоретические сочинения Г. Римана, в России — Б. В. Асафьева, Б. Л..Яворского, С. С. Скребкова, Е. В. Назайкинского, В. В. Медушевского, Ю. Н. Рагса.

Основателем теории интонации явился Б. В. Асафьев. Он разработал теоретические основы интонирования, придя к осмыслению комплексной сущности интонации и процесса интонирования, обусловленных взаимодействием и взаимопроникновением всех выразительных средств интерпретации.

На современном этапе развития исполнительства и музыкознания сущность интонации и процесса интонирования раскрывается через взаимодействие со всем комплексом средств выразительности, её обусловленность стилевыми закономерностями музыки.

Данные аспекты интонации были рассмотрены в трудах М. М. Берлянчика, М. И. Имханицкого, В. А. Максимова, А. В. Малинковской, Д. К. Кирнарской. Анализ перечисленных источников позволил выделить важнейшие средства интонирования.    

Средства интонирования

Артикуляция. Процесс интонирования самым непосредственным образом связан с артикуляцией. Именно артикуляционные процессы влияют на качество звучания — носителя определенной образности. Артикуляция обусловливает все основные параметры звучания — степень связности и расчлененности, агогику, тембр, темп, метроритмическую организацию, динамику.

Временные средства интонирования выражаются во взаимодействии интонации с такими параметрами музыки, как метр, ритм, темп, размер, такт, длительности.

Ритм является своеобразным стержнем, на который нанизываются другие средства выразительности. Метр и темп — категории более высокого порядка, объединяющие и обобщающие через пульсацию ритмические единицы. Их действие проявляется одновременно, так как это взаимозависимые категории. По отношению к ним одна из закономерностей их взаимодействия выражается в следующем: изменение темпа влечет за собой изменение метра и качества интонирования. Например, замедление темпа влечет за собой более подробное и, как правило, более расчлененное исполнение ритмических единиц, ускорение же темпа влечет объединение ритмических единиц и более упрощенное интонирование.

Решающую роль в качестве произнесения метрических единиц играет темп. В медленном темпе метрическая и ритмическая единицы практически отождествляются, по мере ускорения темпа сглаживается ритмическая и метрическая дифференцированность, соответственно, интонирование становится более упрощенным.

Динамические средства интонирования выражается во взаимозависимости интонации и динамических характеристик музыки. Динамическая изменчивость является неотъемлемой частью исполнительского процесса, направленной на передачу образно-смысловой содержательности исполнения. Музыканты-исполнители используют следующие динамические средства: акценты, нарастания и спады динамики, абстрагировав которые, можно понять суть каждой категории и выявить их роль в интонационном процессе.

Акценты задействуют в процессе интонирования временные и динамические средства. Внутреннюю энергию двигательного начала можно выявить лишь с помощью должного акцентирования метрического пульса в процессе интонирования.

Со второй половины XVIII века в связи с появлением метода симфонизма в музыке получила распространение волнообразная динамика, заключающаяся в динамических нарастаниях и спадах, а также микродинамика, заключающаяся в применении волнообразной динамики в пределах небольших структурных построений. Закономерности применения динамических средств интонирования можно выразить в следующем: расширение зон динамического нарастания или спада влечет более упрощенное интонирование, применение микродинамики увеличивает возможность подробного интонирования деталей фактуры.

Террасообразная динамика предполагает преобладание определенной динамики с применением внутри этой зоны динамической устойчивости микродинамических изменений. Интонирование в пределах зон динамической устойчивости при применении террасообразного типа динамики отличается большей подробностью и детализированностью.

Связь интонирования с различными средствами музыкальной выразительности определяет следующие функции интонации.

Структурологическая функция интонации состоит в том, чтобы средствами интонирования очерчивать, группировать, рельефней показывать структурные уровни музыкального произведения, от мотивов до архитектоники. С помощью этой функции интонации все разнообразие художественного пространства музыкального сочинения исполнитель воплощает в логически стройную систему, гармонично сочетающую в себе структуру мелких деталей и архитектонику крупных разделов. Обозначение структур всех уровней выявляется такими временными параметрами произношения, как цезуры и паузы.

Цезуры употребляются внутри мотивов, между мотивами, между частями крупных сочинений (сонат, концертов). Паузы применяются между предложениями, периодами и внутри частей. Согласно психофизиологическим исследованиям, расчлененная музыка более естественна и удобна для слухового восприятия, так как сознание не способно охватить большие по продолжительности фрагменты по причине утомляемости внимания. Небольшие же порции информации с ограниченным количеством элементов усваиваются и запоминаются легче. Отсюда употребление цезур и пауз в интонационном процессе совершенно необходимо для музыки как воздух, иначе исполнение будет сумбурным, невнятным и невыразительным.

Более явно тяготением к расчлененности отмечается музыка композиторов эпохи классицизма. В текстах это отражается обилием всевозможных пауз, в исполнении инструментальной музыки эта закономерность выражается в строгой нормированности применения цезур. В качестве примера можно привести применяемый в музыке классиков принцип квадратности, имеющий в своей основе танцевально-песенную природу.

Цезуры и паузы являются неотъемлемым и естественным компонентом исполнительского интонирования и формируют рельеф звукового потока, организуя форму и структуру звучания музыкальной ткани.

Эмоционально-энергетическая функция интонации заключается в использовании исполнителем всего разнообразия потенциалов художественно-эмоционального напряжения в процессе интонирования фактуры музыкального произведения. Целью применения данной функции является преодоление статичности, мерности, «механистичности» исполнения и создание цельности и стройности музыкальной формы. Эта функция связана с эмоциональным переживанием исполнителем музыкального образа и подключает к исполнению психику исполнителя.

Распределение и приложение энергии к звуковым точкам и цезурам выявляет выразительную природу исполнительской артикуляции. По И. А. Браудо, процесс интонирования мелодии создает эффект упругости натянутой непрерывной струны. Звуки и цезуры являются точками приложения энергетического напряжения звукового поля произведения. При этом наибольшая концентрация энергии наблюдается в зонах применения цезур, так как остановка всегда вызывает экспрессию ожидания. По этой причине ямбические мотивы, содержащие внутримотивную цезуру, являются носителями энергии, хореические же мотивы более инерционны. Наибольшая энергия сосредоточена, как правило, на сильных долях, которые составляют «нерв» исполнения, так как именно на них концентрируется наибольшее эмоциональное напряжение в процессе произношения.

Д. К. Кирнарская очень поэтично написала о проявлении эмоционально-энергетической функции интонирования: «Музыка, квинтэссенция звука, организована так, чтобы человек воспринимал ее как живое существо, как обращенный к нему голос» [1; 61]. Действительно, проявление данной интонационной функции эмоционально наполняет звуковой поток и способствует, тем самым, восприятию музыкальной речи как живой материи.

Ни один из компонентов интонационного процесса в отдельности не в состоянии решить проблему интонационной выразительности исполнения, если развивать их порознь. Лишь целостное понимание внутренних механизмов функционирования системы интонирования может помочь обучающемуся выразить себя через исполняемые им произведения.

Постижение интонационной основы музыки является одной из фундаментальных опор процесса профессиональной подготовки музыканта-исполнителя любой специальности. Взгляд через ракурс вопросов интонационного процесса во многом поможет исполнителю и педагогу глубже осмыслить проблемы интерпретации и стимулирует поиск образно точных и содержательных интерпретаторских решений.

Литература:

1.                           Кирнарская, Д. К. Музыкальные способности [Текст] / Д. К. Кирнарская. — М.: Таланты-XXI век, 2004. — 496 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle