Библиографическое описание:

Котелянец Ю. С. Характеристика толерантности как педагогического понятия [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы III междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 156-160.

Необходимость перехода в условиях глобализации современного мира к новому типу социальных отношений, основанных на принципах плюрализма и толерантности, становится очевидной при анализе кризисного состояния существующей системы международных отношений, построенной на принципах господства и подчинения.

Проблема толерантности во второй половине XX и начале ХХI века приобрела международный характер, так как ее положительное решение позволяет развязать нити многочисленных международных и внутригосударственных конфликтов. Достижение компромиссов в диалоге конфликтующих сторон невозможно без определенного уровня взаимной терпимости, признания права другого на инаковость, согласия с тезисом о недоступности конкретным социальным субъектам абсолютной истины.

Повышение важности проблемы толерантности выразилось в проведении Года Организации Объединенных Наций (1995), посвященного терпимости, а также в резком увеличении числа международных мероприятий, направленных на привлечение внимания мирового сообщества к этой животрепещущей проблеме, поиск условий, способствующих распространению толерантности. Проблема формирования толерантности осложняется целым рядом факторов. Одним из таких факторов является глобализация современного мира.

Наступивший ХХI век характеризует толерантность как активную нравственную идеологию, направленную не на покорное восприятие мнений, идей и действий других, а на готовность к терпимости во имя взаимопонимания и взаимодействия между этносами, социальными группами, людьми с инаковой национально-культурной, религиозной или социальной средой.

В течение всей истории человечества определяющую роль в публичном признании власти играли мифология и религия. Обоснование «божественной идеи» власти до сих пор остается способом консолидации общественной жизнедеятельности. Мало того, запреты, правила, догмы, нормы, ценности и т. п., связанные с мифологией и религией, остаются в общественном сознании различных сообществ и индивидов. Эти и многие другие идеальные образования используются в процедуре легитимности той или иной общественно значимой деятельности. Однако не сами по себе идеальные образования в своих предметных формах, а люди — обладатели и создатели этих форм– востребуют и задействуют их в своих сознательных действиях. Именно люди для своего совместного выживания и общения создают и воспроизводят такие идеальные средства, как язык, запрет, обычай, письменность, культ и храм, норму и право.

Вызванные к жизни конкретными обстоятельствами эти устойчивые нормы и ценности наполняются новыми параметрами и значениями, что также касается и толерантности.

С одной стороны, построенное на базе категорического императива гражданское общество несокрушимо, поскольку основывается на полном осознании каждым своим членом нравственного закона и добровольного подчинения ему. С другой стороны, такое общество в действительности оказывается нереализуемым, поскольку оно неустойчиво к малейшим отклонениям от категорического императива. Очевидно, поэтому и переход к принципу терпимости следует осуществлять постепенно, не допуская терпимости по отношению к радикальным антиобщественным группировкам.

Эта точка зрения подтверждается авторитетом крупнейших философов. Так, Карл Поппер считает терпимость важнейшим принципом гуманистической и эгалитаристской этики, но аккуратно формулирует этот принцип следующим образом: «Терпимость ко всем, кто сам терпим, и не пропагандирует нетерпимость…» [1, с. 292]. Из этого принципа вытекает, в частности, что следует относиться с уважением к моральному выбору других людей, если этот выбор не противоречит принципу терпимости. Эти идеи восходят еще к Платону, сформулировавшему так называемый «парадокс терпимости»: неограниченная терпимость должна привести к исчезновению терпимости. Ведь если быть безгранично терпимым даже к нетерпимым и не быть готовым защищать терпимое общество от нетерпимых, то терпимые будут разгромлены.

Как считает К. Поппер, в этой формулировке не подразумевается непременного запрета нетерпимых направлений, но следует предусмотреть такую возможность: «Мы должны провозгласить право подавлять их в случае необходимости даже силой: ведь вполне может оказаться, что они не готовы общаться с нами на уровне доводов и разума и начнут с того, что отвергнут всякие доводы…

Таким образом, во имя терпимости следует провозгласить право не быть терпимыми к нетерпимым. Мы должны объявить вне закона все движения, исповедующие нетерпимость, и признать подстрекательство к нетерпимости и гонениям таким же преступлением, как подстрекательство к убийству, похищению детей или возрождению работорговли» [1, с. 329].

Этическое определение (хотя толерантность здесь соотносится с терпимостью), раскрывающее нравственную суть толерантности (терпимости), звучит в словаре по этике: «Терпимость — моральное качество, характеризующее терпимое отношение к интересам, убеждениям, верованиям, привычкам в поведении других людей. Выражается в стремлении достичь взаимного понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения крайних мер давления, преимущественно методами разъяснения и убеждения. Является формой уважения к другому человеку, признания за ним права на собственные убеждения, на то, чтобы быть иным, чем я» [2].

Толерантность необходима по отношению к особенностям различных народов, наций, религий. Она является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другой точкой зрения и не избегает духовной конкуренции.

В Современном философском словаре [3] определено, что толерантность — «термин современной философии, означающий воздержание от употребления силы для предотвращения отклонений во мнениях, верованиях, поведении другого человека или группы людей». В Философском словаре по правам человека [4] подчеркивается, что «толерантность» не есть терпимость или снисходительность. Она — активное признание прав и свобод другого, безотносительно к его этническим, религиозным или гендерным особенностям.

Социологическая энциклопедия [5] определяет толерантность как культурную норму и политическую необходимость «толерантность (от лат. tolerantia — терпение) связывается в представлении с терпимостью, снисходительностью к кому- или чему-либо, в обществе — терпимое отношение индивида, социальной группы или общества в целом к интересам, убеждениям, верованиям, привычкам других людей или сообществ. Толерантность способствует достижению взаимного понимания и согласованию самых разных мотивов, установок и ориентаций без насилия и подавления достоинства людей».

Иную смысловую нагрузку имеет определение толерантности в психологии.

В Большом толковом психологическом словаре [6] толерантность воспринимается как «установка либерального принятия моделей поведения, убеждения и ценностей других»; как «способность выносить стресс без серьезного вреда». Таким образом, этимологическое значение толерантности употребляется для обозначения способности к сопротивлению: стрессам, вредным воздействиям окружающей среды, собственному раздражению поведением другого индивида. Составители словаря также указывают, что толерантность может иметь как положительную, так и отрицательную окраску. «Толерантность включает энергичную защиту ценностей других и признания плюрализма, а также, что истинно толерантный, терпимый человек будет противостоять любой попытке помешать их свободному выражению. Другие, однако, используют его в неопределенном отрицательном смысле, подразумевающем, что толерантность является своего рода неестественным воздержанием, видом скрежетания зубами при смирении с поведением, убеждениями и ценностями других».

В разных европейских языках толерантность имеет разный лингвистический оттенок. Например, в английском языке оно употребляется в качестве существительного — «терпимость» и в качестве глагола — «терпеть». Вызывает интерес применение этого глагола в речи. Оно не употребляется в случаях, связанных с испытанием чего-то или (например, боли), смиренным подчинением чем либо (терпеть оскорбления). Говоря о терпимости как о свойстве человеческой личности, англичане употребляют прилагательное tоlerant, что свидетельствует о том, что необходимо различать слова «терпимый» и «терпеливый». В немецком языке глагол «терпеть» и существительное «терпимость» это слова разного происхождения. Причем понятие терпимость в этом языке употребляется только в отношении человека к человеку. Слово «толерантность» вошло в употребление в русском языке сравнительно недавно, в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона 1909 издания подается небольшая статья о существительном «толерантность» как о терпимости к иного рода религиозных взглядов. В словаре Даля (Т. — 4) слово «терпимость» трактуется как свойство или качество, способность кого-то или что-то терпеть [7, с. 755]. В словаре С. И. Ожегова [8, с. 707] аналогом слова толерантность является существительное терпимость, которое означает умение человека без вражды, миролюбиво относиться к чужому мнению, характеру. Из всего вышесказанного можно констатировать, что слова «толерантность» и «терпимость» синонимичны.

Важное место в современном мире занимает толерантность и в педагогической деятельности. Педагог должен учитывать внутренний мир, состояние, в котором находится ученик. Лишь принимая ученика, педагог приобретает способность понимать его проявления. Это освобождает от ненужного страха, обид, огорчений, гнева, предотвращает психологическую напряжённость во взаимоотношениях. Взаимное принятие открывает свободные проявления.

Ученик не боится, что его неправильно поймут, что над ним станут смеяться, что он потеряет неосторожным высказыванием свою репутацию, и вот тогда: он становится интересным для окружающих, потому что его свободное «Я» в свободном проявлении становится значимым. Он начинает, чувствовать себя комфортно, уверенно и ведет себя с чувством достоинства, его самооценка и самовоспитание повышаются, что создаёт благоприятные психологические условия для его учёбы и социализации [9].

Значение какой-либо вещи есть то, чем она является для общественной практики, и зависит от функций, которые она выполняет в деятельности людей. Это значение определяется действительной объективной сущностью вещи, ибо она выполняет лишь те функции, которые определяются ее собственной природой.

В языке практическое значение вещей фиксируется, закрепляется и сохраняется в значении слов. Смысл — это конкретизация значения в соотнесении его со значением других слов или с предметной ситуацией. Соотношение, взаимосвязь значений, порождающая их смысл, определяется либо объективными факторами действительности и объективной логикой рассуждения, либо субъективными факторами: желаниями, стремлениями, общественными и личными целями и намерениями человека и т. п. [10].

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что сущность (значение и смысл) понятия «педагогическая толерантность» реализуется через ее функции. Так как функции педагогической толерантности по определению до настоящего времени и не рассматривались, для их выявления обратимся к рассмотрению функций близких по значению. И. В. Крутова [11], рассматривая отношение к толерантности как к социально- значимой ценности и определяя его как сложное личностное образование, выделяет следующие функции:

  1. информационную функцию, реализующуюся в фиксации информации; о социально значимой ценности «толерантность»;

  2. функцию эмоционального подкрепления, отражающую эмоциональное восприятие знаний о социально значимой ценности «толерантность»;

  3. смысловую функцию, определяющую, поиск, осознание и принятие личностного смысла социально значимой ценности «толерантность»;

  4. регулятивную функцию, реализующуюся в регуляции субъектов собственного действия с личностным смыслом, социально значимой ценности «толерантность».

B исследовании межличностного общения В. H. Куницына, Н. В. Казаринова, В. М. Погольша выделяют следующие функции:

  1. контактная функция — установление контакта как состояния обоюдной готовности к приему, передаче сообщений и поддержанию взаимосвязи в виде постоянной взаимоориентированности;

  2. информационная функция — обмен сообщениями, мнениями, замыслами, решениями;

  3. побудительная функция — стимуляция активности партнера для направления его на выполнение определенных действий;

  4. координационная функция — взаимное ориентирование и согласование действий при организации совместной деятельности;

  5. функция понимания — адекватное восприятие и понимание смысла сообщения и взаимное понимание — намерений, установок, переживаний, состояний;

  6. эмотивная функция — возбуждение в партнере нужных эмоциональных переживаний, а также изменение с его помощью своих переживаний и состояний;

  7. функция установления отношений — осознание и фиксация своего места в системе ролевых, статусных, деловых, межличностных и прочих связей сообщества, в котором действует индивид;

  8. функция оказания влияния — изменение состояния поведения, личностно-смысловых образований партнера.

На основании вышеизложенного можно выделить функции педагогической толерантности, которые, на наш взгляд, наиболее полно отражают ее содержание:

  • информационная функция, способствующая фиксированию в сознании субъекта информации об основных фактах, понятиях, раскрывающих сущность педагогической толерантности как качества личности;

  • смысловая функция, обуславливающая осознание и принятие педагогической толерантности как качества личности;

  • функция понимания, реализующаяся в восприятии и во взаимном понимании субъектом намерений, установок, переживаний, состояний другого субъекта;

  • эмотивная функция, определяющая эмоциональное восприятие субъекта, а также изменение с его помощью собственных переживаний и состояний;

  • регулятивная функция, реализующаяся в регуляции: субъектом собственного действия на основе толерантности.

В структуре толерантности, как социально значимой ценности И. В. Крутова [11] выделяет следующие компоненты: когнитивный, эмоционально- оценочный, личностно-смысловой, деятельностный.

Когнитивный компонент подразумевает фиксацию в сознании учащихся результата овладения знанием о толерантности. Эмоционально-оценочный компонент связан с особенностями эмоционального восприятия знаний о толерантности. Личностно-смысловой предполагает поиск, осознание и принятие личностного смысла социально-значимой ценности «толерантность». Деятельностный компонент отражает регуляцию субъектом собственного действия. М. Максимова, Н. Кленова [12] в структуре толерантного взаимодействия выделяют три взаимосвязанных компонента: когнитивный, предполагающий наличие знаний о сущности толерантных отношений; поведенческий, отражающий наличие практических навыков толерантного поведения; эмоциональный, предполагающий переживание положительных эмоций по поводу достижения уважительного взаимодействия с окружающими людьми.

В своем исследовании мы используем структуру толерантности М. Максимовой, Н. Кленовой но дополняем эмоциональный компонент, чтобы усилить возможности реализации функций исследуемого качества. Учитывая специфику введенных элементов содержания данного компонента, считаем целесообразным данный компонент именовать как перцептивно-аффективный. Опираясь на вышесказанное, мы предполагаем следующие компоненты педагогической толерантности: когнитивный, перцептивно-аффективный и поведенческий.

Когнитивный компонент работает на реализацию информационной и смысловой функции. Содержание этого компонента определяется спецификой толерантности как качества будущего педагога и подразумевает фиксацию в сознании будущего педагога результата овладения им знаний о толерантности. Содержание когнитивного компонента представляет собой: знание о ненасилии; знание о правах человека; знание о границах толерантности. Уровень развития когнитивного компонента будем определять по полноте, системности знаний.

Перцептивно-аффективный компонент работает на реализацию эмотивной функции и функции понимания. Этот компонент характеризуется особенностями восприятия субъектов друг друга, их взаимного познания как основы взаимопонимания и изменениями в эмоциональном мире личности. «Восприятие человека человеком выступает регулятором взаимоотношений между людьми. Чем полнее мы воспринимаем личность ученика, его темперамент, характер, способности, уровень физического и умственного развития, направленность и актуальное состояние, тем адекватнее наше представление о нём и больше возможностей для оптимального общения с ним, правильного прогноза его поведения. От этого зависит и полнота восприятия педагогической ситуации, и степень нашего влияния на неё» [12]. Смысловую нагрузку перцептивно-аффективного компонента представляют: эмпатия, идентификация, децентрация, принятие, эмоциональная устойчивость.

Поведенческий компонент выполняет регулятивную функцию. Основу этого компонента составляет действие на основе толерантности, т. е. этот компонент отражает регуляцию субъектом собственного действия, выражающегося в не нанесении ущерба себе и другим людям, усилении личности другого субъекта (улучшении психического состояния, возможности выйти из затруднительного положения). В содержание поведенческого компонента входит:

  1. оценка соответствующей ситуации взаимодействия;

  2. выбор и обоснование собственной модели действия на основе толерантности: сотрудничество, отказ от принуждения, помощь, любовь, уступчивость;

  3. рефлексия предполагающая сознательное отношение к собственному действию, его мысленный анализ и при необходимости соответствующая коррекция через поиск новых способов решения ситуации;

  4. реализация выбранной модели действия на основе толерантности.

Комплексное развитие любого общества с перспективой достижения политического, экономического, нравственного оптимума базируется на образовании, моделирующем и реализующем актуальные социальные потребности. Образование всегда служило главным условием сохранения накопленного потенциала знаний, традиций, моделей поведения и было действенным средством развития культурного уровня, сознания и самосознания человека (на это указывали ещё П. Ф. Каптерев, К. Д. Ушинский). Сегодня образование рассматривается как фактор культурного развития, как средство решения острейших социально-политических, межэтнических, межкультурных проблем современной России.

Подрастающее поколение развивается в условиях повышенной агрессивности, антагонизма и интолерантности современного общества. Воспитание у молодых людей толерантности, отношения к ней как к важнейшей жизненной ценности во многом определяет их дальнейшую ориентацию, выбор стратегий сотрудничества, уважения к проявлениям инакомыслия, критическому, обоснованному пониманию различных социальных явлений. В силу возрастных особенностей молодое поколение не имеет необходимых знаний, позволяющих с достаточной глубиной осмысливать современные межличностные, социальные и этнопроблемы, не имеет общей культуры и психологической готовности к участию в них. Высокая степень неприятия подростками тех представлений окружающей среды, которые не свойственны их картине мира, предполагает выяснение объектов и субъектов непринятия и агрессивности подростков, а также путей преодоления соответствующих интолерантных проявлений.

Толерантность в отношении людей, которые чем-то отличны (убеждениями, принципами и т. п.), требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика, имеются иные взгляды. Именно этот уровень существования толерантного сознания есть необходимое условие стабильности открытого и демократического общества. Образование как полифункциональный инструмент целенаправленного регулирования социальных процессов становится в современных условиях одним из наиболее эффективных средств формирования отношений и норм поведения.

Общественные условия развития личности, степень ее социальной зрелости и активности, психический настрой, личностные качества, характер и содержание социальных противоречий, экономические и политические, культурные и бытовые условия, составляют среду становления и развития человека как социального объекта. Педагогические и дидактические условия должны обеспечивать успешность обучения и воспитания толерантности. Характер межличностных отношений, основанный на толерантности, должен обусловливать эффективное становление толерантной личности.


Литература:

    1. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1: Чары Платона. Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — 448 с.

    2. Словарь по этике / под ред. И. С. Кона. — 1981. — 432 с.

    3. Современный философский словарь / под общ. ред. д-ра филос. наук, проф. В. Е. Кемерова. — М.: Акад. проект, 2004. — 861 с.

    4. Философский словарь по правам человека / Отв. ред. проф. Н. В. Бряник. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2006.

    5. Социологическая энциклопедия: В 2 т. Национальный общественно-научный фонд / Руководитель научного проекта Г. Ю. Семигин; Главный редактор В. Н. Иванов.— М.: Мысль, 2003.— 863 с.

    6. Ребер А. Большой толковый психологический словарь / Артур Ребер. — Москва: Вече: АСТ, 2001.

    7. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка (в 4-томах). Репринтное воспроизведение издания 1903–1909 гг. осуществленного под редакцией профессора И. А. Бодуэна де Куртенэ. М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс». — Т.4. — 1994.

    8. Ожегов С. И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / под ред Н. Ю. Шведовой. — 14-е изд., стереотип. — М.: рус.яз., 1983. — 816с.

    9. Зимняя И:А. Педагогическая психология: Учеб. для студ. вузов. — М.: Логос, 2001.-382 с.

    10. Степанова Г. С. Этническое самосознание студентов педагогического вуза и его регулирование в учебной деятельности: Автореф. дис.... канд. пед. наук, — Калуга, 1999, — 21 с.

    11. Круглый стол // Педагогика. — 2000. — № 5 — С.45–48.

    12. Максимова М., Кленова Н. Игры во взаимопонимание и терпимость: смогут ли они оградить наших детей от влияния экстремистов? // Директор школы. -2002:-№ 8;-C.34.

  1. 13.Сластенин В. А. Педагогика: инновационная деятельность. — М.: ИЧП Изд-во магистр; 1997. — 224 с.

    1. Маркова А. К. Психология профессионализма. — М., 1996. -308 с.

    2. Педагогика и психология высшей школы: Учеб. пособие для студентов и аспирантов. — Ростов н/Д: Феникс, 1998; — 526 с.

    3. Шнекендорф З. К. Путеводитель по Конвенции о правах ребенка. — М;: Рос. пед. агенство, 1997. — 247 с.

    4. Майерс Д. Социальная психология, Перев, С англ. — СПб.: Питер Ком, 1998;-688 с.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle