Библиографическое описание:

Воробьев А. В., Скуя И. Я., Абелите Л. Л. Исследование взаимоотношений родителей и детей [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 172-175.


В соответствии с действующим в Латвии законодательством в настоящее время каждое самоуправление должно проводить профилактику и разрабатывать коррекции и программу социальной помощи для каждого подростка, который совершил противoправные действия. Чтобы разработать методические указания, которые можно было бы применить для коррекции поведения любого ребенка, было проведено исследование с целью оценки социально-психологического портрета ребенка — правонарушителя. В исследовании принимало участие 69 респондентов (59 мальчиков и 10 девочек) из различных регионов Латвии. Средний возраст респондентов был 14,7 лет. В анкету опроса были включены как закрытые, так и открытые вопросы, и они касаются таких сфер как семья, отношения, досуг, учебный процесс в школе, употребление вызывающих зависимость веществ и совершенные правонарушения. Был также разработан опрос родителей аналогичной структуры, в котором приняло участие 69 респондентов, в возрасте от 30 до 77 лет. В качестве второго метода была использована анкета оценки поведения детей для родителей и опрос Ахенбаха для самооценки подростков (Youth Self Report; YSR; Achenbach, 1991). Основываясь на результатах можно разработать наиболее оптимальную программу социальной коррекции поведения и социальной помощи для семей с детьми, совершившими противоправные действия.

Ключевые слова: коррекция девиантного поведения, социальная работа, отношения родителей и детей.


Study of Relationships between Parents and Children


According to the effective laws of Latvia, currently any municipality is under obligation to perform prevention work, establish a prevention case and elaborate corrections and social assistance programme for each adolescent who has committed illegal activities. The study with objective of assessing the social psychological portrait of a child-offender was carried out for development of methodological guidelines to be applied to the behaviour correction of any child. The study involved 69 respondents (59 boys and 10 girls) from different regions of Latvia. The average age of respondents was 14.7 years. The survey questionnaire included both closed and open questions regarding such areas as family, relationships, free time, education process at school, use of addictive substances and the committed breach of law. A survey of similar structure was developed for parents, which had 69 respondents at the age from 30 to 77. The children behaviour assessment survey for parents and Achenbach’s youth self report survey (Youth Self Report; YSR; Achenbach, 1991) was the other applied method. The results may be used as basis for elaborating more optimal programme of behaviour social correction and social assistance for families with children who have committed illegal activities.

Keywords: correction of deviant behaviour, social work, relations between parents and children.


Введение

Если в распоряжение социальной службы поступила информация (письменная) о ребенке, для которого необходимо провести профилактическую работу, в соответствии со статьей 58 Закона о защите прав детей Латвии, оформляется дело о профилактике и разрабатывается программа социальной коррекции и социальной помощи для детей, совершивших правонарушения, или совершивших действия, которые могут привести к противовправным действиям. Коррекция — это целенаправленное, комплексное, длительное воздействие на личность и среду, в которой она живет. Ее сущность состоит в преодолении психологических, педагогических и социальных сдвигов человека с целью включения человека в общество. Одна из главных целей коррекции, но не единственная — смена поведения. Коррекция должна вести и направлять на конечный результат — саморегуляцию человека. В рамках плана социальной коррекции и социальной помощи составляется план реабилитации. Такой план реабилитации в рамках своей компетенции разрабатывает специалист по социальной работе в сотрудничестве с другими привлеченными специалистами, на основании предварительно собранной и обощенной информации, а также информации, предоставленной любыми компетентными органами (например, полиция, образовательное учреждение, сиротский суд, служба пробации и др.) или специалистом (например, социальный педагог, семейный врач, психолог и др.) о проблемах ребенка, учитывая то, что особое внимание следует обратить на уменьшение и ликвидацию их причин и поводов для противоправных действий. Важно акцентировать, что план реабилитации следует составлять таким образом, чтобы семья получила бы поддержку соответствующих специалистов (например, социальный работник, психолог, нарколог, юрист и др.) в решении их социальных и психологических проблем, которые она собственными силами и ресурсами решить не может. Одновременно следует указать, что существенным является привлечение семьи, а именно, необходимость совместных действий родителей и их вовлечение в успешное решение своих семейных проблем в соответствии с объемом разработанного плана реабилитации. Чтобы оказать адекватную помощь семьям, в которых есть дети с нарушениями поведения, прежде всего, было проведено исследование с целью составления социально-психологического портрета детей — правонарушителей, с которыми необходимо проводить психосоциальную превенцию, и их семей.

Отбор и методы исследования

Целевую группу несовершеннолетних правонарушителей характеризуют попавшие в поле зрения дети, дети-правонарушители и дети, освобожденные из мест заключения. По данным статистики Информационного центра Министерства внутренних дела Латвийской Республики в 2010 году преступления в Латвийской Республике совершило 15858 лиц, из них 984 являются несовершеннолетними. Самые распространенные преступления, совершаемые несовершеннолетними — кражи, в т. ч. из квартир — 77, с объектов торговли — 168, и из автомобилей — 11, умышленное уничтожение и повреждение имущества было в 125 случаях, хищение — в 42. Еще в 2010 году были зарегистрированы следующие преступления, совершенные несовершеннолетними: умышленное причинение телесных повреждений средней тяжести — 11, употребление наркотических и психотропных веществ без указания врача, их приобретение, хранение и реализация в небольших размерах — в 25 случаях. В марте 2012 года был проведен опрос, в котором приняли участие попавшие в поле зрения полиции 69 (в возрасте 13–17 лет, средний возраст респондентов — 14,7 лет.) подростков (59 мальчиков и 10 девочек) из разных регионов Латвии. 35 % от общего числа респондентов указывают, что живут в семье с обоими родителями. С одним родителем проживает 44 %. Почти 17 % отмечают — ”другое”. В анкету опроса были включены как закрытые, так и открытые вопросы, и они касались таких сфер как семья, отношения, досуг, учебный процесс в школе, употребление веществ, вызывающих зависимость и совершенное правонарушение. Был разработан и опрос аналогичной структуры для родителей, в котором принимал участие. По меньшей мере, один из родителей ребенка (или другой опекун — дедушка (бабушка), попечитель), всего 69 респондентов, в возрасте от 30 до 77 лет. Опрос проводился одновременно в различных регионах Латвии.

В качестве второго метода исследования была использована анкета оценки детского поведения Ахенбаха для родителей и опрос Ахебаха по самооценке подростков (Youth Self Report; YSR; Achenbach, 1991), с помощью которого можно идентифицировать интернализированные и экстернализированные проблемы поведения детей. Оценка поведения происходит отдельными блоками — тревога/удрученность; замкнутость в себе/удрученность; соматические тревоги; проблемы в отношениях; нетипичное воприятие или поведение; неустойчивость внимания; нарушения правил; агрессивное поведение. В этом исследовании фокусирование внимания сосредоточено не на идентифицировании конкретной проблемы поведения, поскольку нарушения поведения этих детей уже констатированы, а на поиске отличий между самооценкой подростков и видением родителей.

Результаты исследования

Итог результатов опроса подростков:

  1. Наибольшая часть респондентов отвечает, что отношения с членами семьи, с которыми подросток проживает совместно характеризуются как нормальные, хорошие. Плохие отношения комментируются мнениями о том, что это связано с злоупотреблением спиртным и спорами, плохое общение с родителями, конфликты или споры с родителями, вранье и т. п. В основном все, за исключением10 % от общего числа респондентов указывают, что у них есть друзья. Почти половина (46 %) отвечают, что семья уделяет достаточно много времени, чтобы выслушать их, однако они не хотят ничего рассказывать.

  2. Отношения с товарищами по школе характеризуются как хорошие, дружественные или нормальные, в точ же самое время в ответах респонденты комментируют, что отношения могут быть различными, когда как, или с кем как сложатся, с девочками или мальчиками более дружественные и т. п.

  3. Отношения с учителями примерно 60 % от общег числа респондентов характеризуют как нормальные, хорошие, положительные. Остальные респонденты отвечают, что это зависит от учителя или с разными учителями по-разному, иногда кнофликтуют, учителей игнорируют, не разговаривают с учителями, не слушают и т. п.

  4. Респонденты на вопрос о характеристике успехов провели самооценку, и общими фразами относительно много отмечает, что успехи плохие, по многим предметам неуспеваемость. Также отмечается, что успехи средние и 48 % указывает, что они имеют затруднения в учебе, комментируя во время открытых вопросов — не разбираюсь, не дается, тяжело, не понимаю и др., что в целом указывает на реальные затруднения и необходимую поддержку в процессе образования. Респонденты в своей самооценке четко указывают, даже по каким предметам необходима поддержка, одновременно указывая причину затруднений. Большая часть респондентов отвечает, что учиться помогает кто-то из семьи (мама, папа или брат), иногда упоминаются учителя и друзъя, но есть и ответы, что якобы учатся самостоятельно и никто не помогает.

  5. Более половины респондентов в своих ответах указывает, что раз в месяц или неделю посещают „тусовки”. 37 % проводят дома — у себя или друзей, соответственно остальные вопросы связаны с гостевыми домами, банями, дискотеками, ночными клубами. Важнейшим, якобы, является ”отдохнуть, побеситься, повеселиться и быть вместе с друзьями”.

  6. В качестве интересов на досуге отмечаются компьютерные игры — видео — интернет (31 %), спорт (28 %), затем следует проведение времени с друзьями (26 %). Только 17 % в своих ответах указывают, что у них есть интерес чем-то заниматься, но, якобы, нет таких возможностей.

  7. Четверая часть репсондентов в своих ответах признает, что никогда в жизни не пили алкоголь, в свою очередь, более 40 % в своих ответах указывают, что в течение последнего месяца пили один или три или более раз. Половина респондентов признает, что регулярно курит. Относительно мало — 10 % указывают, что употребляли какое-либо из токсичных, вызывающих зависимость веществ.

Свод результатов опроса родителей, акцентируя только те результаты, которые дают мнение, отличающееся от ответов детей:

  1. 72 % родителей указывают, что их подросток алкоголь не употребляет, а 26 % утверждает, что это произошло всего 1–2 раза, 2 % отвечают, что не знают, употребляет ли их ребенок алкоголь. Аналогично обстоит дело со случаями курения — всего в 7 случаях родители указывают, что их ребенок регулярно курит, остальные либо ”не знают”, либо считают, что это на уровне эксперимента происходило считанные разы;

  2. 95 % родителей ответили, что отношения с ребенокм могли бы быть и лучше, их не удовлетворяет отношение подростков к родителям и семье в целом. Главные проблемы, якобы, в коммуникации;

  3. 98 % родителей утверждает, что, якобы, знают друзей своего ребенка, хотя сами подростки утверждают противоположное — родители не знакомы с моими друзьями;

  4. 76 % родителей говорят, что обычно знают, где находятся их дети. Хотя подростки говорят, что обычно, якобы, не говорят правду, куда и с кем идут, поскольку ”тогда их бы не отпустили”;

  5. Родители о проблемах своего ребенка обычно узнают от какого-либо третьего лица, но не от самого ребенка;

Таблица 1

Сравнительные данные опроса Ахенбаха


Родители

Подростки

Тревога

Результаты аналогичны для обеих групп

Замкнутость / угнетенность

Родители отмечают, что ребенок загадочный

Подростки считают, что они застенчивы, несчастны

Соматические тревоги

37 родителей не отмечают таких проблем

Все 69 подростка отмечает несколько признаков

Нарушения правил

Результаты аналогичны для обеих групп

Нетипичное поведение / восприятие

Результаты аналогичны для обеих групп

Агрессивное поведение

Результаты аналогичны для обеих групп

Неустойчивость внимания

Родители отмечают неустойчивость внимания

Подростки не видят для себя проблем

Проблемы в отношениях

Родители не отмечают таких проблем у детей

69 респондентов подтверждают такие проблемы

Источник: Результаты исследования, проведенного авторами.


Диагностически самыми информативными, конечно, являются те показатели, по которым самооценка подростков отличается от того, как своих детей оценивают родители. На изображении наглядно видно, что подростки зачастую чувствуют себя физически и эмоционально плохо, однако это замечает только примерно половина родителей. То, что родители не заметили и обычно не знают о проблемах в отношениях своих детей, является чрезвычайно тревожным фактом. Это означает, что коммуникация между родителями и детьми в этих семьях нарушена. Можно допустить, что это связано как с возрастными особенностями, когда авторитет родителей в глазах ребенка снижается, так и с нарушениями в доверии, причины которых следует искать в более раннем возрасте ребенка.

Выводы

Для семей, в которых подросток совершил противоправные действия, характерно:

  • Пониженный контроль со стороны родителей над тем, как ребенок проводит свой досуг, который включает в себя как употребление алкогольных и токсических веществ, так и выбор места, времени отдыха и друзей;

  • Недостаточная коммуникация между родителями и детьми;

  • Недостаточная эмпатия и истинный интерес со стороны родителей к субъективному самочувствию ребенка.

На основании выводов, сделанных в ходе исследования, можно соответствующим образом планировать как психосоциальную коррекцию подростков, так и превентивные меры для оптимальной социализации подростков.


Литература:

  1. Anderson, G. S. (2007) Biological influences on criminal behavior. U. S. A.: CRC Press.

  2. Boldisevics K., Upmale M. (2007) Vecaku un skolas dialoga atziņas un perspektivas. Izglitiba zinasanu sabiedribas attistibai Latvija. Zinatniski petnieciskie raksti, 2 (13). Riga: Zinatne, 108.-120.

  3. Eriksons E. H. (1998). Identitate: jauniba un krize (tulkoj. no angļu valodas). Riga: Jumava.

  4. Farrington, D. P. (2004). Criminological psychology in the twenty-first century.

  5. Criminal Behaviour and Mental Health.

  6. Furnham, A., Heaven, P. (1999). Personality and social behaviour. London: Arnold.

  7. Gilovich, T., Keltner, D., & Nisbett, R. E. (2006) Social psychology. New York: W. W. Norton.

  8. Koroleva I., Rungule R., Sebre S., Trapanciere I. (1999). Latvijas jaunatnes sociologisks portrets. Riga, Latvija: LU Filozofijas un sociologijas instituts.

  9. Lyons-Ruth, K. (1996). Attachment relationships among children with aggressive

  10. behavior problems: the role of disorganized early attachment patterns. Journal

  11. of Consulting and Clinical Psychology, 64, 64–73.

  12. Nurmi J.-E. (1987) Age, sex, social class and quality of famiy interaction as determinants of adolescents future orientation: A develepmental task interpretation.Adolescence.

  13. Nurmi J.-E. (2004) Socialization and self-development:Channeling, selection, adjustment, and reflection. In R.Lerner & L.Steinberg (Eds), Handbook of adolescent psychology. New York: Willey

  14. Rascevska, R., (2005) Psihologisko testu un aptauju konstruesana un adaptacija. Izdevniecība RaKa.

  15. Ross L.&Nisbett R. E. (1991) The person and the situation. New York:McGraw-Hil.

  16. Rungule R., Koroleva I., Trapanciere I. (2009) Latvijas jaunatnes portrets: integracija sabiedriba un marginalizacijas riski. Riga: LU akademiskais apgads.

  17. Sebre S., Gundare I., Plaveniece M. (2003) Piesaistes stili, pasciena, empatija un tolerance. Latvijas Universitates raksti.

  18. Stattin, H., & Kerr, M. (2000). Parental monitoring: A reinterpretation. Child

  19. Development.

  20. Seginer R. (2003) Adolescent future orientation in culture and family settings. In W. J. Lonner, D. L. Dinnel, S. A. Hayes&D. N. Sattler (Eds.), Online Reading in Psychology and Culture (Unit 11, Chapter 5), Center for Cross-Cultural Research, Western Washington University, USA, Retrieved September 10,2005.

  21. Tajfel, H. (1982) Social psychology of intergroup relations. Annual Review of Psychology, 33; 1–30.

  22. Triandis, H.& Suh, E. (2002) Cultural influences on personality. Annual Review of Psychology, 53, 133–160.

  23. Weiner, B. (1985) An attributional theory of achievement motivation and emotion. Psychological Review, 92, 548–573.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle