Библиографическое описание:

Медяник М. В. Гуманизм педагогики В. Н. Сорока-Росинского и современность [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы III междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 28-31.


В. Н. Сорока-Росинский — представитель антрополого-гуманистического направления в педагогике (Л. Выготский, П. Каптерев, М. Рубинштейн), ориентировался на классическую традицию как источник истины и блага. Целью воспитания считал гармоническое развитие личности, укорененной в национальной ментальности. Основным ориентиром служили фундаментальные знания и способы творческого оперирования культурным наследием.

Его редко вспоминают в современных учебниках по педагогике, однако Виктор Николаевич был Учителем с большой буквы, учителем от Бога, соединявшим в единстве ученого, «утонченного» психолога, великолепного историка, знатока русского языка и фольклора, зарубежной и отечественной литературы, актера, режиссера, вокалиста и музыканта, человека, отлично владеющего несколькими иностранными языками, солдата, освоившего суворовскую науку побеждать. И все это интегративно прорастало в профессии педагога. За разностороннее развитие и разнообразие талантов его прозвали человек эпохи Возрождения.

В. Н. Сорока-Росинский родился 26 (13) ноября 1882 года в городе Новгород-Северском. Это старинный русский город (ныне — Черниговская обл.) откуда начинался неудачный поход князя Игоря на половцев. В этом городе прошло отрочество великого русского педагога К. Д. Ушинского. Это обстоятельство, по-видимому, сыграло большую роль в судьбе В. Н. Сорока-Росинского — выдающегося педагога, идейного последователя великого земляка, получившего великолепное историко-филологическое образование и, как результат, сделавшего авторский перевод «Слова о полку Игореве».

По отцовской линии родства все были военные, по материнской — его дед был священником.. Но самым главным в этот период детства было то, что отразилось позже во взрослой профессиональной жизни — армейская среда. «Я — единственный сын офицера. У меня не было ни братьев, ни сестер, и я изнывал от своего одиночества. Мои родители, видя, как я льнул к нашим денщикам, разрешили мне водиться с солдатами» — так вспоминал В. Н. Сорока-Росинский. Его няньками, дядьками и друзьями были солдаты. Они рассказывали ему сказки, инсценируя их в лицах. Виктор был воспитан военными песнями, вместе с солдатами ходил на маневры, впервые научился ненавидеть.. Так военная среда и особый микроклимат детства сформировали почву, на которой впоследствии выросла новая авторская педагогическая стратегия и принципы «суворовской педагогики».

В. Н. Сорока-Росинский окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского Императорского университета в 1906 году. Известно, что он учился на одном курсе с А. Блоком, сочинял стихи и увлекался археологией (в архиве найдено заявление студента третьего семестра ректору о разрешении параллельно учиться в Археологическом институте). После окончания университета (1906–1908) он увлекается психологией, работая в лаборатории экспериментальной психологии А. Ф. Лазурского Военно-медицинской академии и слушая лекции В. М. Бехтерева. Одним из результатов этого увлечения явилась серия публикаций в журнале «Вестник знания», членом редколлегии которого он становится. Им были опубликованы с 1906 по 1910 годы следующие известные статьи: «Возможна ли психология как самостоятельная наука?», «Психология и самовоспитание», «Эмоции и их культура», «Психология в России», «Основные моменты волевого акта». В этих работах автор ставит вопросы методологии психологической науки, о месте научной психологии в России, о построении психологии на опыте и эксперименте, исследование эмоциональной сферы человека, о национальной психологии (его излюбленная тема). Анализируя вопросы психологии, исследователь выходит на педагогические проблемы: кроме педагогики должна существовать наука о самовоспитании — автогогика, которая поможет каждому индивиду в развитии характера и наклонностей; только хорошо зная психологические особенности ребенка, можно стать настоящим педагогом.

Эта психологическая подготовка сыграла важную роль в профессиональном становлении педагога-ученого. Его «суворовская педагогика» строилась на психологическом фундаменте. А педагогическое искусство реализовалось на основе профессиональной интуиции в отборе приемов и создании технологии взаимодействия с детьми, как «тонкого» психолога. По воспоминаниям учеников он видел воспитанников «насквозь». Казалось, он как будто предвидел, что ему всю жизнь придется работать с трудными детьми с нарушенной психикой.

С 1906 года, момента публикации своих произведений, он подписывался псевдонимом В. Росинский — девичьей фамилией матери. После грандиозных перемен в России в 1917 году он стал подписывать свои публикации двойной фамилией.

Уже до революции 1917 года В. Н. Сорока-Росинский заявил о себе как, о значительном оригинальном ученом теоретике и практике гимназического образования. По своим политическим взглядам он не был коммунистом, скорее — социалистом, выступающим за демократию и прогресс в стране. Ни одной из политических партий за свою жизнь он не принадлежал. Видя в самодержавии тормоз, революцию принял как источник развития России и обновления школы. В рождающемся обществе он чувствовал возможность свободы творчества в образовании.

В. Н. Сорока-Росинский с энтузиазмом стал экспериментировать и искать новое, работая в Путиловском училище имени А. И. Герцена под руководством знаменитого В. А. Гердта с 1918 по 1920 год. Здесь впервые была организована группа продленного дня, питание детей в школе и другие находки, которые распространились затем на всю страну.

Наиболее яркий и известный период его педагогического творчества 1920–1925 годы — создание воспитательной системы школы имени Ф. М. Достоевского и оригинальной методики перевоспитания беспризорников и особо трудных подростков. Ему пришлось работать с детьми-беспризорниками, лишенными семьи, пристанища, жизненных ориентиров, прошедших, как говорится, огонь, воду и медные трубы. В своих статьях, написанных в 1923–1924 гг., как раз в то время, Сорока-Росинский с глубоким сочувствием и теплом, пониманием детской психологии вскрывал причины, травмировавшие характеры и судьбы этих детей. Сталкиваясь с детьми, изломанными жизнью, часто психически неуравновешенными, Сорока-Росинский сумел разглядеть среди трудновоспитуемых, талантливые, богато одаренные натуры. Нужен был поистине гигантский труд, чтобы помочь этим детям преодолеть тяжкое наследие их прошлого опыта. Опираясь на свой педагогический талант, педагогический опыт и демократические идеалы, В. Н. Сорока-Росинский сумел создать воспитательную систему, отличавшуюся подлинным гуманизмом, и добиться поразительных результатов в перевоспитании трудных подростков. В отличие от большинства педагогов, занимавшихся перевоспитанием беспризорников на основе приобщения их к труду — сельскохозяйственному или промышленному, Сорока-Росинский воспитывал культурой. На то были свои объективные и субъективные причины. Он не имел таких производственных возможностей, которые были у А. С. Макаренко, да и воспитанники его были людьми другого сорта. Каковы бы ни были объективные и субъективные причины, в основе подхода В. Н. Сорока-Росинского к методам и средствам перевоспитания трудных ребят лежало глубокое уважение к знаниям, культуре, к интеллектуальному труду, которое он пронес через всю жизнь.

При организации процесса обучения в школе им. Достоевского он ориентировался на следующие принципы:

  1. Дифференцированное обучение, которое потребовало деления учащихся по ряду показателей интеллектуального развития на группы и ориентации содержания, темпов, методов и форм обучения на индивидуально-типологические особенности.

  2. Сочетание умственной познавательной деятельности с другими видами деятельности (игровой, художественной), что, несомненно, стимулировало положительное эмоциональное отношение детей к учению. Художественно-игровые формы деятельности включались в различные учебные предметы. В. Н. Сорока-Росинский вспоминает: «Вслед за русским языком, литературой и немецким языком пожелала инсценироваться и история».

  3. Введение такого педагогического новшества в школе, как учет, т. е. своеобразные общественные смотры знаний, позволяет воспитанникам осознать общественную ценность и необходимость знаний и получить общественное признание своей деятельности. Подготовка к такому смотру была сопряжена с активной познавательной деятельностью ребят: они готовили сцены-диалоги, инсценировки, составляли схемы, диаграммы и т. д. Главный воспитательный результат учета В. Н. Сорока-Росинский видел в том, что «ребята впервые почувствовали уверенность в своих возможностях».

  4. Инициативность детей в любой деятельности. Создавались творческие союзы детей, как коллективные формы сотворчества, любой из воспитанников имел право на выпуск своей газеты, своего журнала, право на полемику. Никакого жесткого контроля и навязывания мнений не допускалось.

  5. Расширению макросоциальной среды для подростков, сферы духовного общения. Основные действия В. Н. Сорока-Росинского преследовали цель расширять контакты своих воспитанников с окружающим миром, с различными общественными организациями. Шкидовцы ходили на экскурсии в порт, по городу, на старые питерские заводы, посещали места, связанные с революционными событиями.

Сегодня эти формы работы в образовательном процессе трансформировались в проектную деятельность учащихся, которая становится обязательной и прописана в новых ФГОСах.

Итак, можно обобщить, что педагогическая технология В. Н. Сорока-Росинского заключала в себе общие педагогические принципы: уважение к свободе и жизни каждого ребенка; творческое раскрепощение личности ученика; введение его в социально и личностно значимые виды деятельности; обогащение связей учебно-воспитательного учреждения с окружающим миром и действительностью; формирование не декларативно, а педагогически цельной, всесторонне развитой личности.

Однако, следует отметить, что В. Н. Сорока-Росинский в своих педагогических поисках был одинок, его окружала атмосфера недоверия. Коллеги подсмеивались над его старомодностью, чудаковатостью, так как он был не от мира сего в их глазах, «белой вороной» в их стае, они ему не верили — считали, что он сам исправляет ошибки ученикам, пишет за них доклады, На его просьбы освоить его игры и применять их в своих классах, учителя усмехались, считая его чудаком. Так эти методические находки были утрачены навсегда. Педагог, решая задачи единства обучения и воспитания, подчеркивал необходимость формирования тесно спаянного учительского и ученического коллектива. Эта идея была заложена в основу созданной им воспитательной системы. Она актуальна и сегодня.

Гуманизм педагогики В. Н. Сорока-Росинского проявлялся в том, что он видел в морально и психически дефективных детях (так их тогда классифицировали) творческие, одаренные натуры. Глубокая вера, которая передалась его воспитанникам, в их благополучное будущее, в то, что им удастся «выйти в люди», стать достойными гражданами, способна решить трудную педагогическую задачу.

Исключительное значение созданной В. Н. Сорокой-Росинским педагогической технологии состояло в том, что она позволяла переключить деятельность воспитанников с разрушительной на «деятельность общественно значимую, сознательную, творческую. ориентирующую на высшие духовные ценности». И в этом есть ее высокий гуманистический потенциал.

Школа Достоевского, по сути своей, формировала интеллигентов из беспризорников. Однако это не очень вписывалось в тогдашнее понимание трудовой школы и задачи пролетаризации масс. Поэтому В. Н. Сорока-Росинский был уволен из созданного им детища. Критика Н. К. Крупской системы школы, описанной в книге «Республика Шкид», а впоследствии критическая статья А. С. Макаренко в газете «Правда» сделали свое дело.

С 1928 по 1936 год В. Н. Сорока-Росинскому запрещено было работать в учреждениях Наркомпросса. В эти годы он занимается «трудными» в Торфяном техникуме, затем уходит в педологию: работает в экспериментальной школе для психоневротиков при педологическом институте и становится его сотрудником. С разгромом педологии в 1936 году ему разрешают преподавать русский язык и литературу в 210-й школе, в которой он проработал до времени эвакуации в Горно-Алтайск в 1942 году. Там он преподавал русский язык и литературу в педагогическом училище и на курсах военных летчиков, ездил с учащимися в агитбригады. С 1946 по 1948 год В. Н. Сорока-Росинский работал в Пржевальском педагогическом институте в Киргизии. И только в 1948 году ему удается вернуться в Ленинград. Он поступает на службу в 233 женскую школу, а затем в 460 среднюю школу.

Как великий педагог и гуманист, он не мог жить без детей. Даже когда ему пришлось уйти из школы, так как он уже не видел лиц учеников («только белые блины» — по воспоминаниям учеников), сидящих на первой парте. Он не только плохо видел, но и слышал, особенно после блокады. Тем не менее, он продолжал писать, надевая двое очков с толстенными линзами. Последние годы он обзванивал близлежащие школы и просил, чтоб ему прислали трудных отстающих учеников. Создав клуб на дому (который он в шутку называл «Академия»), он занимался с бригадами по 4–5 человек в основном мальчиков, до исправления и получения твердой тройки. Затем просил, чтобы прислали новых учеников. Всю свою жизнь он посвятил детям трудной судьбы: социально дефективным, беспризорникам, невротикам, переросткам, детям войны и блокады, подросткам с девиантным и деликвентным поведением.

В. Н. Сорока-Росинского жил в непростое время, в городе трех революций, в голодные двадцатые, в сталинские тридцатые, военные и блокадные сороковые, послевоенные пятидесятые. Его сопровождали голод и неустроенность, одиночество среди взрослых. Но, ни одного часа он не жил ради себя, не скопил никакого богатства, не имел собственного угла, всю свою любовь, отдавая детям.

Он всю свою жизнь писал статьи, книги, однако его значительные произведения так и не увидели свет. Последнее свое произведение «Школа Достоевского» он собирался опубликовать в журнале «Нева», но получил отказ. Создавалось впечатление, что то, чему он посвятил свою жизнь, никому не нужно кроме детей. Тем не менее, он не бросил писать, а приговаривал — «может это пригодится товарищам». Он с надеждой писал нам в будущее.

Многие принципы и взгляды В. Н. Сорока-Росинского актуальны и сегодня, а именно:

  • сама концептуальная его идея — развития творческих способностей детей;

  • глубокое уважение выдающегося педагога к личности ребенка, подростка, признание его права на собственное мнение;

  • выдвижение культуры и образованности, как первостепенного условия воспитания полноценной личности;

  • превратить жизнь молодежи «в непрестанное самоутверждение личности, в постоянное самотворчество»;

  • постоянный поиск истинно гуманистических отношений между учителями и учащимися;

  • высокая требовательность к профессиональным и личным качествам учителя;

  • принцип единого коллектива (воспитателей и воспитанников), рассмотренный через преодоление противостояния «мы и они»;

  • школа должна быть вне политики, ибо школа и политика лежат в разных плоскостях;

  • педагогика — не столько наука, сколько этическая система, которая должна опираться на общие этические ценности, связанные с пониманием истины, добра и красоты.

Уникальность жизненного пути этого педагога заключается в том, что он всегда делал то, что нужно было стране в данный момент. До революции — разрабатывал идею национальной школы, являвшейся частью государственной политики в области образования. После революции — спасал беспризорных детей, искалеченных жизнью.

Сегодня для педагогов жизнедеятельность Виктора Николаевича является доказательством того, что разностороннее и разнообразное самосовершенствование ведет к высоким результатам в профессиональной деятельности, что подтверждает идею образования на протяжении всей жизни; и что педагогическая деятельность — это всегда экспериментальная, творческая деятельность, требующая постоянного поиска новых методов и приемов обучения, согласно запросам времени.


Литература:

  1. Белых Г, Пантелеев Л. Республика ШКИД. Кишинев, 1999

  2. Богуславский М. В. Ценностные ориентации российского образования первой трети 20 века // Педагогика — № 3–1996.

  3. Никольская А. А. Отечественная педагогическая мысль накануне Октября 1917 года // Педагогика — № 2–1994.

  4. Сорока-Росинский В. Н. Школа Достоевского. — М., 1978

  5. Сорока-Росинский В. Н. Педагогические сочинения / Сост. А. Т. Губко. — М.: Педагогика, 1991.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle