Библиографическое описание:

Данилова О. Н. Социально-культурные детерминанты возникновения педагогической школы ма-рийского народно-певческого исполнительства [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2012 г.). — М.: Буки-Веди, 2012. — С. 59-62.

Государственный кризис конца 1980-х - начала 1990-х гг. оказал свое влияние на сферу образования, в том числе и на образование в сфере культуры и искусства, что нашло выражение в том, что субъекты Федерации начали отстаивать свои национально-культурные интересы.

В своем исследовании мы пытаемся проследить причины и условия возникновения педагогической школы народно-певческого исполнительства в условиях Республики Марий Эл на примере Марийского республиканского колледжа культуры и искусств имени И.С. Палантая. Проведенное исследование архивных документов колледжа и социокультурного контекста, определившего возникновение и формирование системы народно-певческого обучения в республике Марий Эл, позволяет утверждать, что важную роль в этом сыграла политико-экономическая обстановка начала 90-х годов XX века, своего рода «национальный ренессанс».

Развитие народно-певческого образования в Марий Эл происходило не изолированно от других регионов и России в целом, вместе с тем осуществлялось в конкретных специфических исторических, национальных, социально-политических, экономических и культурных условиях.

Профессор РАМ им. Гнесиных Шамина Л.В. в 1999 году писала: «В настоящий момент формируется русская педагогическая школа народного пения, следующая определенным художественным идеалам, сохраняющая и развивающая национальные фольклорные и педагогические традиции в сочетании с опытом отечественной вокально-хоровой школы»  [1, с. 6].

О сложившейся русской педагогической школе народного пения говорит большое количество трудов, посвященных методике и практике народно-певческого образования и огромное число государственных, профессиональных и самодеятельных коллективов, а также профессиональных певцов-солистов.

В то же время проблемы национальных (не русских) вокально-хоровых школ в России практически не рассматриваются, и каждая республика в составе Российской Федерации решает этот вопрос по-своему.

Как и русская профессиональная певческая школа, школа марийского народно-певческого исполнительства возникла не на пустом месте. Ей предшествовала деятельность различных фольклорно-этнографических коллективов Республики Марий Эл, которая, в свою очередь, потребовала подготовки специалистов-руководителей народного хора. Но, помимо этой причины, начало формирования педагогической школы народного пения в Марий Эл оказалось обусловлено политико-экономическими условиями России конца 80-х годов XX века.

Дирижерско-хоровое образование в эти годы в Марийской АССР давали два средних специальных учебных заведения – Йошкар-Олинское музыкальное училище имени И.С. Палантая (специальность «Хоровое дирижирование») и Марийское республиканское культурно-просветительное училище (специальность «Культурно-просветительная работа», специализация «Руководитель самодеятельного хора»).

Но выпускники обоих образовательных учреждений не являлись специалистами, которые могут руководить фольклорным ансамблем, исполнять народные песни в аутентичном распеве или осуществлять запись и обработку образцов народной музыки. Музыкальное училище готовило дирижеров академического хора, училище культуры – руководителей самодеятельных хоровых коллективов.

Администрацией Марийского республиканского культурно-просветительного училища к концу 80-х годов XX века начала осознаваться проблема необходимости подготовки кадров для руководства фольклорными ансамблями. Результатом этого стало объявление о приеме учащихся в 1987 году на дирижерско-хоровое отделение народного плана со специализациями (баянист-аккомпаниатор, руководитель эстрадного ансамбля и руководитель фольклорного ансамбля).

Разумеется, о наличии какой-либо материальной или кадровой базы для открытия подготовки руководителей фольклорного ансамбля речь не шла. Работающие на дирижерско-хоровом отделении преподаватели формально брали для исполнения репертуар народного хора, не меняя при этом школу пения, что, разумеется, не могло считаться достаточным для подготовки руководителя фольклорного ансамбля. Не было в училище и творческого певческого коллектива, исполняющего марийские народные песни.

В 1990 году в результате сложной экономической обстановки, перед правительством Республики Марий Эл встала задача интенсивного поиска экономии бюджетных средств. В связи с этим потребовала решения неизбежная проблема дублирования дирижерско-хорового отделения в двух средних специальных учебных заведениях.

В силу разных причин эта проблема могла решиться однозначно – путем ликвидирования дирижерско-хорового отделения в училище культуры. Конечно, это был бы не беспрецедентный случай в масштабах России – экономические условия повлияли таким же образом на десятки подобных училищ культуры, так как музыкальные училища готовили профессиональных артистов, а училища культуры – клубных работников, руководителей самодеятельных коллективов. В такой ситуации была однозначной поддержка государством образования в области искусства, а не культуры.

Выход для администрации училища культуры был один – перестроить содержание работы дирижерско-хорового отделения с академической школы пения на народную. Это позволило бы избежать обвинений в дублировании специальностей и иметь обоснование необходимости сохранения отделения как нацеленного на национальное возрождение марийской певческой культуры.

В марте 1990 года в гг. Москве, Нижнем Новгороде и Ростове-на-Дону были проведены республиканские и региональные семинары-совещания директоров училищ культуры и культурно-просветительных училищ, на которых было обсуждено состояние подготовки кадров среднего звена для клубных и библиотечных учреждений. В письме заместителя министра Министерства культуры РСФСР Кочеткова В.В. от 16.05.90 №01-110/16-15 «Об итогах семинара-совещания директоров училищ культуры» говорится: «Слабая профориентационная работа и отсутствие конкурса при приеме не обеспечивают качественного состава учащихся на художественных специализациях. (…) Новые подходы к деятельности клубных и библиотечных учреждений, организация досуга населения, переход на региональный хозрасчет и экономическую самостоятельность, внедрение новых форм хозяйствования, как отмечалось на совещания, изменила требования и к профессиональным навыкам работников культуры.

Пути из создавшегося положения следующие.

Не формальное, а фактическое преобразование культурно-просветительных училищ в училища культуры, что означает перевод на учебные планы тех специальностей музыкальных, театральных, художественных, хореографических училищ, подготовка кадров по которым ближе к самодеятельности и народному творчеству: «народные инструменты», «хоровое дирижирование» (народный хор) (…)».

В приложении к письму перечислены специальности групп искусств для училищ культуры (при соответствующей материальной базе, наличии квалифицированного педагогического состава, качественного приема), в том числе «Специальность 05.06 «Хоровое дирижирование» (народный хор), квалификация «Педагог-организатор народного хора (ансамбля) в клубных учреждениях; преподаватель хоровых дисциплин».

Директор училища культуры Иванова Л.В. первая подняла вопрос о переходе на народное направление работы дирижерско-хорового отделения. Иванова Л.В. в 1990 году совершила большое количество поездок по училищам культуры России с целью перенять их опыт. Вернувшись с конференции из Удмуртского культурно-просветительного училища, Иванова Л.В. констатировала на заседании педагогического совета, что практически во всех училищах культуры содержание учебного процесса пересматривается с учетом большего внимания народным традициям, особенно на хоровой специализации  [3, с. 10]

В соответствии с письмом заместителя министра Министерства культуры РСФСР Кочеткова В.В. прием на новый, 1991/92 учебный год училище планирует уже по группе специальностей искусства, решив за основу взять учебные планы музыкальных училищ. Предполагаемый набор на дирижерско-хоровое отделение ожидается уже по специальности «Хоровое дирижирование» (народный хор). [4, с. 16-17] Это решение, по предположениям администрации училища, может снять проблему дублирования специальностей с музыкальным училищем им. И.С. Палантая.

В этом же 1991 году возникает и другая угроза – слияние училища культуры и музыкального училища в целях оптимизации бюджетных расходований республики. Как выход из ситуации администрация училища видит в использовании новых, современных форм работы, отличающихся от академических традиций музыкального училища им. И.С. Палантая. [5, с. 23]

Директор училища Иванова Л.В. в начале 1992 года предупреждает педагогический коллектив: «Время сложное, денег нет. Будем уменьшать прием, делать реорганизацию внутри специализаций. Просьба к оркестровой и дирижерско-хоровой специализациям – в корне перестроить работу на отделениях. Возможна реорганизация и сокращение штатов в училище». [6, с. 44-45]

Ведущий педагог дирижерско-хорового отделения Пашуткина Л.В. в результате такого давления попыталась соответствовать новым требованиям под угрозой ликвидации отделения. В репертуаре учебных хоров появились обработки народных песен, концертные программы исполнялись в стилизованных народных костюмах.

Таким образом, было заявлено, что отделение перестроилось и занимается «народным пением». Это дало возможность на время закрыть вопрос сокращения. В конце 1992 года заведующая дирижерско-хоровым отделением Быкова Г.Б. на педсовете так рассказывает об обновленной работе отделения: «На нашем отделении - ключ к пониманию нелегкой профессии хормейстера в народном пении. Для восприятия народной музыки не нужно специальной подготовки. Она требует сопереживания, открытой души, а раз в ней есть движение души, то в ней происходит созидательная работа. Мы должны воспитать учащихся и звуком – нотой.

На отделении работают коллективы: общий хор на национальном материале, марийский фольклорный ансамбль, ансамбль русской народной песни». [7, с. 62]

В брошюре, выпущенной к 50-летнему юбилею Марийского республиканского колледжа культуры (1997), Быкова Г.Б. вспоминает: «Мы, педагоги хорового отделения, считаем 1992 год особенным, как год перехода к новому направлению работы. В итоге долгих и кропотливых поисков решено было обратиться именно к народным традициям и ввести специализацию «Руководитель народного хорового коллектива». Думается, выбор был правильным». [2, с. 54] Педагоги отделения Пашуткина Л.В., Смирнова Г.М. начинают поиск национального репертуара, привлекают к работе народно-инструментальное и хореографическое отделения. [8, с. 9]

1993 год стал переломным в истории училища культуры, так как именно в этом году постановлением коллегии Министерства культуры Республики Марий Эл был образован Марийский республиканский колледж культуры и искусств как учебное заведение повышенного уровня обучения. При этом учредитель достаточно жестко поставил вопрос о перестройке содержания работы колледжа в целом, и дирижерско-хорового отделения в частности. На весну 1994 года Министерством культуры Республики Марий Эл была запланирована официальная проверка содержания работы дирижерско-хорового отделения на предмет дублирования с музыкальным училищем им. И.С. Палантая.

На дирижерско-хоровом отделении согласно Перечня специальностей и квалификаций Республиканского колледжа культуры и искусств на момент аттестации учебного заведения в статусе колледжа реализовалась специальность 0506 «Хоровое дирижирование», с квалификациями: I ступень - педагог-хормейстер фольклорного кружка, учитель музыкального образования; II ступень – педагог-дирижер народного хора (фольклорного ансамбля), преподаватель класса народного (фольклорного) пения ДШИ.

Заведующая дирижерско-хоровым отделением Быкова Г.Б. на итоговом совещании по работе творческих групп в период аттестации выдерживает критику работы отделения: общий хор не «прозвучал» должным образом на отчетном концерте, были большие претензии к сценическому виду хора. Несмотря на то, что был показан фрагмент марийского обряда «Ўдыр сий» («Девичий пир»), этот первый опыт использования народного песенного материала был признан не совсем удачным. [9]. Г.Б. Быкова в ответ выражает свою озабоченность: на правильном ли пути находится отделение? Какой хор необходим училищу?

Как видно из протоколов заседаний этих лет, речь пока не идет о народно-певческом обучении – это понятие отсутствует как термин. Быкова Г.Б. определяет ту школу, в которой ведется обучение на отделении в этот период как «обучение в народном плане». Под этим имеется в виду использование в репертуаре хора народных песен, сценических костюмов по подобию костюмов государственных народных хоров. О школе пения, основывающейся на народных традициях, речь пока идти не может, так как преподавательский состав отделения не владеет методикой обучения народной манере пения.

По итогам учебно-творческой аттестации Марийского республиканского колледжа культуры и искусств Таныгин Г.Ф., член комиссии, главный хормейстер Марийского государственного театра оперы и балета им. Эрика Сапаева, заслуженный деятель искусств РСФСР отмечает: «Отделение «Хоровое дирижирование» вызывает противоречивое мнение. Пение в народной манере необходимо, оно особенно нужно в сельской местности. Видно, что учебное заведение выбрало свой путь и уверенно идет к этой цели». [10, с. 2]

В начале 1993/94 учебного года дирижерско-хоровое отделение ставит перед собой основную цель - завершение перехода на специальность «Руководитель народного хора, фольклорного ансамбля». [11, с. 59]

Учитывая будущую проверку на предмет дублирования, администрация колледжа стала искать педагога с народно-хоровым образованием, который смог бы заложить основы народно-певческой специализации и помочь в профессиональной переориентации остальным педагогам.

Таким преподавателем-специалистом стала С.В. Чернова, выпускница дирижерско-хорового отделения музыкального училища им. И.С Палантая, окончившая в 1986 году заочно Куйбышевский государственный институт культуры по специальности «Культурно-просветительная работа», с квалификацией «Руководитель самодеятельного народного хора». До 1992 года она проживала в г. Нижний Тагил, и по возвращении в республику начала работать методистом Республиканского центра народного творчества.

Буквально через три месяца работы Черновой С.В. на отделении вскрылась серьезная проблема отсутствия национального (марийского) учебного репертуара. Потребовалась помощь музыканта, способного найти стиль сценической реализации марийского песенного фольклора. Таковым оказался преподаватель оркестрового отделения В.Н. Горбунов, имеющий опыт работы музыкальным руководителем известного в республике Азановского хора народной песни Медведевского района Республики Марий Эл. [12, с. 30]

Результатом сотрудничества Черновой С.В. и Горбунова В.Н. стало большое количество обработок марийских народных песен, а также создание ансамбля народной песни «Эренер» («Утренний ручей»).

В апреле 1994 года прошла проверка содержания работы дирижерско-хорового отделения в лице специальной комиссии от Министерства культуры республики, в состав которой вошли ведущие преподаватели дирижерско-хорового отделения музыкального училища им. И.С. Палантая и доцент кафедры хорового дирижирования Казанской академии культуры и искусств, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан Н.П.Кузьмина.

По итогам проверки проблема дублирования была снята, а отделение получило высокую оценку работы в новом содержании за столь короткий период. По рекомендации членов комиссии отделение было переименовано с дирижерско-хорового в народно-хоровое отделение. [13, с. 39]

Таким образом, с 1994 года в колледже появилось новое структурное подразделение – народно-хоровое отделение (в дальнейшем – отделение «Народное хоровое творчество», ныне – Хоровое отделение), педагоги которого в дальнейшем смогли сформировать и развить педагогическую школу марийского народно-певческого исполнительства.


Литература:
  1. Шамина Л.В. Некоторые вопросы народно-певческого образования. // Музыкальное образование в контексте культуры: Народно-певческое образование на пороге XXI века. Москва, 1999.
  2. Быкова Г.Б. Отделение «Народное хоровое творчество». // Марийский республиканский колледж культуры и искусств – 50 лет. Йошкар-Ола, Марийский полиграфическо-издательский комбинат, 1997.
  3. Протокол №3 от 27 ноября 1990 года заседания педсовета училища культуры // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д. 9.
  4. Протокол №5 от 12 марта 1991 года заседания педсовета училища культуры. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д. 9.
  5. Протокол №7 от 21 мая 1991 года заседания педсовета училища. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д. 9.
  6. Протокол №4 от 21 января 1992 года заседания педсовета училища культуры. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д. 9.
  7. Протокол №6 от 21 октября 1992 года заседания педсовета училища культуры. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д. 9.
  8. Отчеты за 1991-1992 учебный год. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая».
  9. Протокол от 24 июня 1993 года итогового совещания по работе творческих групп в период аттестации. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая»
  10. Протокол от 15 июня 1993 года заседания комиссии Министерства культуры Республики Марий Эл по итогам учебно-творческой аттестации Марийского республиканского колледжа культуры и искусств. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», д.9.
  11. Протокол №1 от 3 сентября 1993 года заседания дирижерско-хорового отделения. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», оп. 3, д.59.
  12. Протокол № 10 от 12 января 1994 года заседания дирижерско-хорового отделения. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», оп.3, д. 59.
  13. Протокол №14 от 12 мая 1994 года заседания дирижерско-хорового отделения по итогам проверки комиссии министерства культуры. // Фонд ГБОУ СПО РМЭ «Колледж культуры и искусств имени И.С. Палантая», оп.3, д. 59.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle