Библиографическое описание:

Глебова Е. А. Западные молодежные субкультуры асоциальной направленности [Текст] // Теория и практика образования в современном мире: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 6-9.

В данной статье раскрывается понятие «асоциальное поведение» и рассматриваются западные молодежные субкультуры, склонные к демонстрации асоциального поведения. Статья затрагивает и аспект профилактической работы с молодыми людьми, направленной на предупреждение отклоняющегося от общепринятых норм поведения.

Ключевые слова: асоциальное поведение, молодежная субкультура, асоциальная субкультура, профилактическая работа.


В настоящее время психологи, социологи, социальные педагоги проявляют большой интерес к исследованию проблемы асоциального поведения, которое становится образом жизни для целого ряда молодых людей. В данном случае есть основания считать, что эти молодые люди попали в сферу влияния асоциальной молодежной субкультуры, а, следовательно, в своей деятельности они реализуют ее ценности, традиции и атрибуты. В данной статье мы рассмотрим понятие асоциального поведения, асоциальной молодежной субкультуры, ее атрибутику, а также затронем вопрос профилактики асоциального поведения молодых людей.

Исследователь Р.В. Овчарова под асоциальным поведением понимает вид девиантного поведения и относит к нему агрессивное, делинквентное, криминогенное (преступное) поведение, в основе которого лежат нарушения социализации, социально-педагогическая запущенность и деформации регуляции поведения [1]. Мы не разделяем точку зрения автора относительно того факта, что асоциальное поведение – криминогенно по своей сути. Мы полагаем, что отклоняющееся от норм поведение может привести к преступному, не являясь в своей основе таковым, и мы согласны с исследователями К. Пенсом и П. Беттс, указывающих на то, что в асоциальном поведении могут скрываться истоки преступности [2. С. 216]. Однако, более конструктивным мы находим определение Е.В. Змановской, характеризующей асоциальное поведение как поведение, уклоняющееся от выполнения морально-нравственных норм, непосредственно угрожающее благополучию межличностных отношений [3]. Как правило, асоциальное поведение часто сопровождает людей подросткового (юношеского) возраста, характеризующегося повышенной активностью, которая часто находит свое выражение в таких формах асоциального поведения как хулиганство или вандализм, не имеющих материальных мотивов. Так, например, исследование, проведенное А. Коеном с мальчиками-правонарушителями, показало, что ребята воровали машины не для их перепродажи, а чтобы веселее покататься, переживая всю рискованность ситуации от того, что не имели на это никакого права [4. С. 18].

Асоциальное поведение молодых людей является предметом серьезного внимания со стороны взрослых и исследователей начиная с 19-го века. Забота об активности юношества вне контроля со стороны взрослых (речь идет об уличных бандах) порождала «моральные паники» (термин принадлежит Стенли Коену «Народные бесы и моральные паники»). Целый ряд западных ученых (К. Гриффин, С. Фрис, М. Брейк, С. Коен, Дж. Форнас, Г. Болин и др) посвятили свои работы молодежи и приписываемой ей девиантности как формы взросления и как некой функции взаимоотношений молодежи и взрослых. Исследователь Кристин Гриффин отмечает, что склонность к бунту, присущая юношескому и подростковому возрасту, создает первоначальную связь с включением молодых людей в делинквентную активность и субкультуры [5]. Прослеживается данная идея и в работе Саймона Фриса, утверждающего, что субкультуры помогают молодым людям идентифицироваться со «своими» и постичь чувства своего отличия от общества [6]. Мы разделяем точку зрения исследователей, поскольку в период взросления личные переживания и непонимание со стороны взрослых легче переживать коллективно, в группе людей, равных себе, так называемых peer groups. Такое неформальное объединение дает молодому человеку поддержку, чувство уверенности, некого престижа, в котором ему отказывает взрослое общество. Однако здесь возникает другая проблема: сознательно ли молодой человек становится вовлеченным в данную субкультуру, разделяя ее идеологию, или же попадает сюда случайно в поисках покровительства, помощи и теперь вынужден принять ценности и нормы данного объединения. Второй случай оказывается весьма распространенным и деструктивным для несформировавшейся личности, особенно, если речь идет о субкультуре асоциальной направленности, поэтому мы не совсем согласны с мнением Коена, который считал, что молодые люди уже асоциально ориентированные объединяются в банды, а не становятся антисоциальными под их влиянием [6].

Асоциальный опыт и мотивы асоциальной деятельности положены в основу многих типологий неформальной молодежной субкультуры. А.В. Мудрик полагает, что в асоциальных субкультурах в зависимости от условий жизни и ценностных ориентаций их носителей присутствуют более или менее трансформированные общественные и частично антиобщественные нормы [7. С. 135]. И.П. Башкатов, выделяя асоциальное неформальное объединение молодых людей, говорит о наличии в них групповых асоциальных ценностей и норм, наличии особого стиля жизни, символики, сленга, о ситуативном характере асоциальных действий и об отсутствии криминогенной направленности [8. С. 19]. Западный исследователь М. Брейк [9. С. 23] рассматривает молодежные субкультуры с точки зрения девиантности и характеризует делинквентную группу как группу, объединяющую тех, кто потенциально способен совершить противоправные действия. Вслед за исследователями под асоциальной молодежной субкультурой мы понимаем объединение молодых людей, разделяющих асоциальные ценности и нормы и вступающих в связи с этим в социальный конфликт с доминирующими общественными традициями.

К западным неформальным объединениям асоциальной направленности исследователи в основном относят металлистов, рокеров, панков, хиппи (И.П. Башкатов, И.Я. Полонский). Дополняют список байкеры, готы, субкультура хип-хоп, рейверы, которым присущи элементы асоциального поведения (С.В. Косарецкая, С.Г. Косарецкий). Относят сюда скинхедов и субкультуры, уже ушедшие в прошлое, такие как тедди-бои и моды (С. Коен, К. Хесс). Как и любая субкультура, они имеют свои атрибуты. Исследователь Карен Хесс среди главных атрибутов выделяет жаргон, татуировки, клички [10. С. 214-216]. Так, основная функция татуировки – обозначить принадлежность определенной социальной группе и непринадлежность социуму, освобождение из под его власти. Для скинхедов характерны татуировки на плече или гладкой коже головы – изображение черепа или подобия свастики (паука), а также различные символы насилия. Пирсинг и скарификация (шрамирование) наиболее характерны для панк-культуры, акцентирующей внимание на боли, разрушении и разложении. Кличка выступает как способ внутригруппового социального «клеймения» молодых людей, закрепления за ними определенных социальных ролей в групповой иерархии. В уличных субкультурах кличками становятся «имена», выражающие бунт и непокорность, чаще всего это названия животных (Тигр, Ворон, Кобра, Пантера, Шакал). Получение клички – важный момент обозначения принадлежности подростка к группе, принятия в неформальное сообщество. Это некое закрепление групповой обособленности, способ социально-психологического ограждения, обособления от окружающих, деления на «своих» и «чужих». Схожую функцию выполняет и жаргон, как замечает А.В. Мудрик, он выступает своеобразным паролем для осуществления коммуникации внутри неформального объединения. Так, среди жаргонной лексики панков можно привести следующие примеры: хаер – прическа, гиг – концерт, подвисать – проводить время, хой – привет; для скинхедов характерны словечки: по хардкору – правильно, верно, катировать – ценить, уважать, фа – фашисты. Вспомогательными атрибутами могут быть различные клятвы (у готов) или граффити, к которым прибегают уличные субкультуры, чтобы четко очертить границы своей территории или для того, чтобы бросить вызов своим соперникам (членам отличной субкультуры).

Рассмотрим проявления асоциального поведения современных западных молодежных неформальных объединений. Одной из самых агрессивных молодежных субкультур является субкультура скинхедов. Неслучайно, Стенли Коен в своей работе называет субкультуру скинхедов «народными бесами», демонстрирующих девиантное поведение и порождающих общественные «моральные паники» [11]. Данная субкультура сформировалась в Англии к концу 60-х годов и представляла собой выходцев из семей мелкой буржуазии и рабочей аристократии. Отличительными признаками данного сообщества были бритая голова, черная одежда, украшенная множеством металлических заклепок, различные символы националистических партий и движений. Ее члены разработали целый ряд ритуалов, включающих обряд посвящения (инициации), ритуал поощрения и наказания за несоблюдение принятых в их среде норм. За агрессивность, националистические воззрения, жесткое отстаивание прав «белого человека» скинхеды получили название «народных дьяволов» [11]. В России скинхеды появляются в 90-е годы. Основа идеологии данной субкультуры – национализм и расизм. Отстаивают свои ценности скинхеды в разнообразных формах (самая безобидная форма - агитационные листовки), чаще всего асоциальных, как например, жестокое избиение представителей другой расы или презираемых ими членов определенных субкультур, например, эмо.

Родиной движения панков также является Англия и приходится оно на 70-е годы прошлого столетия. В нашу страну панк пришел через прибалтийские республики СССР в начале 80-х годов. Данное объединение стало демонстративным протестом молодежи бедных слоев общества против богатства, коррупции в стране, предрассудков. Все элементы данной субкультуры: поведение, имидж, сленг носили вызывающий характер и были призваны эпатировать, раздражать, возмущать взрослых. Само слово «панк» образовалось от английского «punk» - гадина, ублюдок [12]. Их вид устрашал и привлекал одновременно: разорванные джинсы, разноцветный ирокез на голове, цепочки от унитаза на плечах. Д. Хеббидж писал, что даже через одежду они могли выражать ругательства обществу [13. С. 78]. В настоящее время панки продолжают шокировать общественность, и как только население перестает реагировать на какие-либо формы эпатажа, начинают появляться еще более безнравственные и социально опасные, как сексуальная агрессия и насилие.

Элементы асоциальности можно найти и в субкультуре хип-хоп, получившей популярность в ряде стран Северной Америки и Западной Европы в начале 70-х годов. Эти элементы прослеживаются особенно в истоках ее зарождения: вызов обществу молодежь демонстрировала в разрисовывании стен домов (граффити), экспериментировании со звуковоспроизводящей аппаратурой (диджеинг), в исполнении уличного танца (брейк-данса) в борьбе за осуществление контроля над теми или иными районами мегаполиса [14. С. 51-65]. В настоящее время нередко можно услышать непристойные слова в современной рэп-музыке или увидеть оскорбительные рисунки-граффити. Однако данная молодежная субкультура в условиях современности все-таки противопоставляется криминальным группировкам, так как «битвы» здесь пропагандируются исключительно с целью выявить, кто лучше владеет техникой того или другого танцевального направления или выполнения граффити.

Субкультуру готов, обозначившуюся в Англии в начале 80-х годов, многие исследователи также наделяют асоциальными характеристиками. Это связано, прежде всего, с готическим мировоззрением: пристрастием к образам смерти, прогулкам на кладбищах, оккультной практике, сатанизму. Выражение идеологии проявляется в черных цветах одежды, аксессуарах с вампирской эстетикой, макияже (как у девушек, так и юношей). В целом готов рассматривают как неагрессивную субкультуру, не способную нанести вред окружающим [15]. Однако известны преступные действия (паника по поводу «готов-людоедов», обозначенная СМИ в Санкт-Петербурге 2009 года), совершаемые отдельными личностями с отклонениями в психике, но, тем не менее, на наш взгляд, в которых нельзя обвинить всю субкультуру и повесить ярлык на всех последователей данного субкультурного образования.

Изучая проявления асоциального поведения представителей молодежных неформальных объединений, особую важность приобретает вопрос профилактической работы. Отечественные исследователи О.С. Яворская и Н.Н. Бушмарина отмечают, что наиболее эффективной становится профилактическая работа, включающая технологию психолого-педагогического сопровождения молодежи, представляющую собой содействие, педагогическую поддержку, минимизацию и коррекцию негативных влияний. Исследователи С.В. Косарецкая и С.Г. Косарецкий предлагают стратегии организации профилактической работы, ориентированные на самого индивида и на социальное окружение. Западные ученые Н. Польски и С. Редхед также указывают, что профилактика рецидивов преступного поведения представителей агрессивных молодежных субкультур наиболее эффективна, когда профилактическое воздействие на правонарушителей оказывается непосредственно в их социальном окружении [16. С. 16]. Стивен Хассен занимался исследованием психотерапевтических технологий по снижению уровня «деструктивного» поведения и отмечал их благотворное воздействие. Нам кажется, что одним из воспитательно-профилактического средства может стать легализация увлечений молодежи, а именно создание возможностей для реализации своих увлечений в подростково-юношеских клубах, центрах через самостоятельное участие представителей молодежных группировок в организации своего досуга и проявления своего музыкального или иного творчества. В свою очередь, это позволит предупредить перерастание досуговых групп в объединения асоциальной направленности и позволит вовремя предотвратить проявления асоциального поведения.

В заключении хочется сказать, что, безусловно, неформальные молодежные объединения асоциальной направленности присутствуют в любом обществе. Как писал Беккер [11] «девиация создается обществом». Опасение и страх вызывает тот факт, что эти субкультуры балансируют на грани дозволенного и могут частично или полностью переходить в криминальные группировки. В то же время мы полагаем, что невозможно искоренить такое явление как молодежная субкультура, однако в наших силах найти рычаги регулирования и минимизации вспышек асоциального поведения, для того, чтобы они не привели к разрушению и разложению общества и функционирующих в субкультурах личностей.


Литература:

  1. Овчарова Р.В. Практическая психология образования. М.: Академия, 2003. – 448 c.

  2. Pence K., Betts P. Socialist modern: East German Everyday Culture and Politics. The University of Michigan Press, 2008. P.216

  3. Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). М.: Академия, 2003. – 228 c.

  4. Stephens Paul, Leach Andy, Taggart Laura, Jones Hilary. Think Sociology. Stanley Thomes Ltd, 1998. P.18

  5. Griffin C. Representation of Youth. The Study of Youth and Adolescence in Britain and America. Cambridge: Polity Press, 1993.

  6. Frith S. The Sociology of Youth. London: Open University Press, 1984.

  7. Мудрик А.В. Социализация человека: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / 2-е изд., испр. и доп. М.: Издательский центр «Академия», 2006. С. 135-149.

  8. Косарецкая С.В., Косарецкий С.Г., Синягина Н.Ю. Неформальные объединения молодежи: Профилактика асоциального поведения. СПб.: КАРО, 2006. – 400 с.

  9. Brake M. The Sociology of Youth Cultures and Youth Subcultures in America,

  10. Britain and London. Rouledge and Kegan Paul, 1995. P. 23

  11. Hess Karen. M. Juvenile Justice. Wadsworth Cengage Learning, 2009. P. 214-216

  12. Cohen S. Folk Devils and Moral Panics. The Creation of the Mods and Rockers. Oxford: Basil Blackwell, 1972.

  13. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. Oxford University Press, 2000. – 1540 p.

  14. Hebdige D. Subculture: The meaning of style. L.: Methuen, 1979. P. 78

  15. Lewis G. Craige. The truth behind hip-hop. The USA, 2009. P. 51-65

  16. Hodkinson Paul. Goth: identuty, style and subculture. New York, 2002. – 210 p.

  17. Бушмарина Н.Н. Молодежные субкультуры как предмет педагогического исследования: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2008. С. 13-17.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle