Библиографическое описание:

Прус Л. В. Образовательное расширение в Германии во второй половине XX века [Текст] // Теория и практика образования в современном мире: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 71-73.

В период времени с 1984 по 2004 год на Западногерманском трудовом рынке имела место эволюция доходов от вложений в высшее образование. Дипломированные специалисты периода образовательного расширения, которое происходило в 1960-х и 1970-х годах, выходили на трудовой рынок в течение всего наблюдаемого периода. Пусть и с запозданием, но это образовательное расширение внесло немалый вклад в модернизацию навыков наемных работников.

Процесс «выбора образования» связан с очень непростыми решениями. Например, студенты могут выбрать среднее или высшее образование, и этот выбор будет основываться на совершенно непредсказуемых факторах, таких как личные способности и предпочтения, доход семьи и т.д. Желание студентов поступить в университет может быть вызвано их способностями или наличием определенных навыков. Некоторые студенты из небогатых семей не могут позволить себе закончить высшие учебные заведения из-за денежных затруднений. В результате, возможно, не один отдельный эффект, а целый ряд таких эффектов образовательного выбора, будут оказывать влияние на заработную плату, то есть, размеры доходов людей будут значительно варьироваться. Чтобы найти выход из сложившейся проблемы, обычно применяются два метода оценки.

С одной стороны, подход Дж. Вулдриджа [16] использует набор наблюдаемых переменных контроля, с другой стороны, подход контрольных функций Дж. Гарена [5] требует инструментальную переменную, которая влияет на образовательные решения, но не на сумму заработной платы.

Оба подхода оценивают средние доходы от капиталовложений в образование, которые уменьшались до конца 1990-ых годов, а в последствие значительно выросли. Согласно подходу Дж. Вулдриджа [16], доходы от инвестиций в один дополнительный год обучения сократились с 6.5% в 1984 году до 4.9% в 1998 году. Далее с 1998 года, наблюдается увеличение доходов, достигшее нового местного максимума в 6.4% в 2002 году, который ниже лишь абсолютного максимума, достигнутого в 1984 году.

Относительно полового аспекта можно сделать вывод, что средние доходы от наличия образования оказались наиболее высокими среди женщин, особенно в течение 1980-ых и в начале 1990-ых годов. Однако этот разрыв со временем сокращался, что могло быть следствием увеличения активности женщин на трудовом рынке. Кроме того, было обнаружено, что так называемая группа «бейби бумеров» (рабочих, рожденных между 1958 и 1965 годами) имеет самый низкий средний доход от вложений в образование, по сравнению с группами до и после того времени (предыдущая группа характеризуется более низким доходом, а последующая – резким уменьшением размеров группы). Однако, согласно оценкам экспертов, эффект проявляется только в молодые годы и исчезает, когда служащие становятся старше

Как уже говорилось, в Германии основное развитие высшего образования происходило в течение 1960-ых и 70-ых годов. Например, в 2005 году 40% немцев в возрасте от 25 до 30 имели полное среднее образование, по сравнению с 23% работников от 50 до 55 лет. Даже не смотря на то, что с международной точки зрения эта экспансия была умеренной, она способствовала достижению важных общественных целей [11].

Кроме всего прочего, данное расширение было направлено на увеличение индивидуального благосостояния и равенство возможностей в получении образования. Множество исследований показывает, что в Германии за последние десятилетия уменьшились образовательные неравенства, возникающие вследствие различий в социальном происхождении [7].

Студенты периода образовательной модернизации вступили в трудовой рынок позже и значительно увеличили структуру квалификации рабочей силы. В качестве примера в работах Ф. Пфейфера [12] были взяты рабочие Западной Германии, из обзора Немецкой Социально-Экономической Группы (GSOEP); среднее число их лет обучения увеличились с 11.2 лет в 1984 году до 12.3 лет в 2004 году. Исследователи опытным путем пытаются найти ответ на вопрос, «обесценила ли модернизация обучения доходы, получаемые на трудовом рынке, в долгосрочной перспективе?». Во внимание были приняты демографические факторы и увеличение доли женщин на трудовом рынке и оценены неравномерные доходы от инвестиций в образование в Западной Германии за последние двадцать лет, которые дифференцированы в соответствии с социально-экономическими характеристиками.

Многих исследователей явления избыточности образования особенно интересует влияние образования на различные социально-экономические переменные результата, такие как риск безработицы и заработная плата.

Кроме того, при оценке размеров доходов от наличия образования, наибольший интерес представляет феномен избирательности в высшем образовании, наблюдавшийся в течение периода расширения. Уровень образования обычно выбирается в сложнейшем процессе выбора [3]. Исследователи обычно не берут в расчет факторы типа предпочтений, способностей, финансовых ограничений или различий в особенностях школ. Если люди сами выбирают себе образование, основываясь на таких ненаблюдаемых факторах, то это создает дополнительные эндогенные проблемы при оценке доходов от вложений в образование, так как, образец людей, которые делают образовательный выбор, уже не будет случайным [15]. Кроме того, при оценке стандартным уравнением заработной платы Дж. Минсера [10], обычно предполагается, что доходы от вложений в образование однородные, т.е. постоянные среди людей, хотя, наблюдаемые и ненаблюдаемые факторы могут привести к разнородности в доходах, то есть доходы изменяются от индивидуума к индивидууму. Таким образом, из этого следует, что нет никакого отдельного образовательного эффекта, а есть скорее целое распределение индивидуальных эффектов [2].

В Германии образовательные достижения с некоторым опозданием привели к модернизации квалификации от полученного образования на трудовом рынке. В рамках стандартного спроса и предложения на трудовом рынке, увеличение предложения высококвалифицированной рабочей силы может, при прочих равных условиях, вызвать снижение доходов от вложений в образование. Причиной для беспокойства может стать и то, что такой образовательный рост, если копнуть глубже, приводит к тому, что не самые лучшие студенты допускаются в систему высшего образования, и влечет за собой снижение среднего уровня производительности труда среди рабочих с высшим образованием [14].

С другой стороны вызывает беспокойство и тот факт, что уровень обучения может снизиться потому, что образовательные учреждения не в состоянии обеспечить необходимое качество образования для постоянно увеличивающего количества студентов. Это также способно привести к снижению доходов от образования.

Помимо образовательного расширения на немецких трудовых рынках существуют и другие факторы, которые повлияли на условия спроса и предложения за последние два десятилетия. Некоторыми из таких важных факторов были, например, показатели рождаемости, рост женской рабочей силы на рынке труда, и технологические изменения, воздействующие на навыки рабочих. Западная Германия, также как и многие другие западные страны, испытала демографическое изменение из-за так называемого «бейби бума», который достиг максимума в середине 1960-ых годов и впоследствии резко уменьшился. Скачки рождаемости меняют предложение рабочей силы, выходящей на рынок, приблизительно 20-ю годами позже, то есть, в том самом периоде, который наблюдается по данным GSOEP. Если на трудовой рынок выходят группы с большими показателями рождаемости, и замена кадров в процессе производства ограничивается между молодыми и более взрослыми работниками, при прочих равных условиях, возникает давление на доходы только что вступивших на рынок работников [9].

Кроме того, эти кадры столкнулись с жесткой конкуренцией при установлении заработной платы, что привело в Германии к показателю безработицы в 10%. По сравнению с новичками, рабочие со стажем имеют в Германии некоторую защиту от такой конкуренции благодаря, например, сильным профсоюзам и/или сдельной оплате труда [4].

Поэтому, можно было ожидать уменьшения доходов группы периода «бейби бума» и увеличение доходов работников, рожденных после 1964 года, когда уровень рождаемости резко снизился. Поскольку, большие группы поглощаются рынком постепенно, с увеличением их рабочего опыта, в соответствии с предположениями исследователей, доходы от образования могут быть ниже, преимущественно, у новичков на трудовом рынке. Однако, в результате глобализации и улучшения профессиональных навыков рабочих, политика профсоюзов относительно заработной платы стала менее агрессивной. Начиная с приблизительно с 1992/93 годов, разница в уровне заработной платы в Германии увеличилась одновременно с повышением доходов от образовательных инвестиций [6].

Компьютерная революция, которая началась в 1970х годах, перевернула организацию труда с ног на голову, заменив рутинные задачи, которые приходилось решать вручную, необычной творческой аналитической работой [13]. В процессе такой акселерации, спрос на высокую квалификацию вызвал спрос на высококвалифицированных рабочих при том, что устаревание навыков в Германии увеличилось в технической области, но не в области общих наук [8]. Это изменение спроса на аналитические навыки, в большей степени, в пользу высококвалифицированных рабочих, может являться еще одной дополнительной причиной увеличения их дохода.

Другим аспектом, влияющим на рыночные условия спроса и предложения, является наличие женской рабочей силы на рынке труда. В Западной Германии в течение последних десятилетий доля участия женщин в трудовом процессе заметно повысилась, приводя к тому, что мужчины стали стремиться «догнать и перегнать» женщин, что, в свою очередь, вызвало конкуренцию за места в колледже и лучшее положение на трудовом рынке. Именно поэтому может ожидаться разница в доходах с учетом половой специфики, основанная на расхождении взглядов мужчин и женщин на образовательные навыки и степень трудового рыночного участия. По данным GSOEP за период времени с 1984 до 1997 годы показатели средних однородных доходов составили около 8% для мужчин и около 10% для женщин. Э. Аммермюллер и Э. Вебер [1] полагают, что различия в доходах от образования по половому признаку постепенно исчезают.

Подводя итог, можно сделать вывод, что такие факторы спроса, как образовательное расширение и рост доли женского труда на рынке, снижают общий доход от инвестиций в образование (при прочих равных условиях, естественно); в то время, как факторы спроса, типа уменьшающихся размеров группы, и факторы предложения, такие как, технологические изменения, влияющие на профессиональные навыки и модернизацию производственных помещений, увеличивают этот доход. Кроме того, воздействие образовательного расширения на заработную плату будет сформировано процессом ее фиксирования, регулированием трудовой занятости и уровня безработицы и активной трудовой рыночной политикой.

В течение двадцатилетнего периода наблюдения в Западной Германии эти факторы изменились и, по предварительным подсчетам, их воздействие на доход выглядит довольно неоднозначно. Поэтому, исследование развития доходов от образовательных инвестиций происходит после периода образовательного расширения в Германии, дифференцированных с учетом половых аспектов и показателей рождаемости. Кроме того, внимание сосредоточено на методологических вопросах эндогенного характера обучения и исследованиях наблюдаемой однородности обучения и доходов.


Литература:
  1. Ammermuller, A. and A. Weber (2005). "Educational Attainment and Returns to Education in Germany." ZEWDiscussion Paper # 05-17. Mannheim.

  2. Blundell, R., L. Dearden and B. Sianesi (2005). "Evaluating the impact of education on earnings: Models, methods and results from the NCDS." Journal of the Royal Statistical Society Series A 168(3): 473-512.

  3. Card, D. (1999). "The Causal Effect of Education on Earnings." In O. Ashenfelter and D. Card (eds.), Handbook of Labor Economics 3. Amsterdam: North-Holland, 1802-1863.

  4. Franz, W. und F. Pfeiffer (2006). "Reasons for Wage Rigidity in Germany" LA­BOUR - Review of Labour Economics and Industrial Relations 20(2): 255-284.

  5. Garen, J. (1984): "The Returns to Schooling: A Selectivity Bias Approach with a Continous Choice Variable," Econometrica, 52, 1199 - 1218.

  6. Gernandt, J. and F. Pfeiffer (2006b). "Rising Wage Inequality in Germany." ZEW Discussion Paper # 06-019. Mannheim.

  7. Henz, U. and I. Maas (1995). "Chancengleichheit durch die Bildungsexpansion?" Kolner Zeitschriftfur Soziologie und Sozialpsychologie 47(4): 605-633.

  8. Ludwig, V. and F. Pfeiffer (2006). "Abschreibungsraten allgemeiner und beruflicher Ausbildungsinhalte. Empirische Evidenz auf Basis subjektiver Einschatzungen." Jahrbilcherfur Nationalokonomie und Statistik 226(3): 260-284.

  9. Macunovich, D. (1999). "The Fortunes of One's Birth: Relative Cohort Size and the Youth Labour Market in the United States." Journal of Population Economics 12: 215-272.

  10. Mincer, J. (1974) Schooling, Experience, and Earnings. New York: NBER Press.

  11. Muller, W. and M. Wolbers (2003). "Educational Attainment in the European Un­ion: Recent Trends in Qualification Patterns." In M. Gangl and W. Miiller (eds.), Transitions from Education to Work in Europe. The integration of Youth into EULabour Markets. Oxford: Oxford University Press, 23-62.

  12. Pfeiffer, F. (2000): "Aufwand und Ertrag: Daten und Fakten zur Bildung in Deutschland und in Europa," in Rohstoff Bildung, ed. by K. Morath, pp. 11 - 26. Frankfurter Institut - Stiftung Marktwirtschaft und Politik.

  13. Spitz-Oener, A. (2006). "Technical Change, Job Tasks and Rising Educational De­mands: Looking Outside the Wage Structure." Journal of Labor Economics 24(2): 235-270.

  14. Walker, I. and Y. Zhu (2005). "The College Wage Premium, Overeducation, and the Expansion of Higher Education in the UK." IZA Discussion Paper # 1627. Bonn.

  15. Willis, R. and S. Rosen (1979). "Education and Self-Selection" Journal of Political Economy 87: 7-36.

  16. Wooldridge, J. M. (1997): "On Two Stage Least Squares Estimation of the Average Treatment Effect in a Random Coefficient Model," Economics Letters, 56, 129 - 133.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle