Библиографическое описание:

Аганова А. В. К вопросу о раннем обучении иностранным языкам в России в XIX веке [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы IX междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 4-5.



Несколько последних десятилетий были отмечены достаточно большим потоком информации о необходимости раннего обучения малышей иностранному языку, о тех больших возможностях для развития детей дошкольного возраста, которые оно предоставляет. Эта мысль доказывалась как на теоретическом уровне, так и на практическом — в виде конкретных методических рекомендаций.

Отметим, что идея раннего обучения иностранным языкам имела место в истории, начиная с периода античности. По мнению В. Н. Карташовой, «установка на изучение ИЯ как фактора познания культуры человечества во многом определила сущность раннего обучения ИЯ для образования человека, формирования его культуры» [3, с. 44]. Как в западноевропейской, так и российской системе образования раннее изучение иностранного языка осуществлялось с помощью прямого метода.

В XIX веке с возникновением национальных систем образования, созданных на основе национальных культур, в систему образования ввели «живые» иностранные языки.

В России в этот период особенно явно возросла потребность в практическом овладении новыми иностранными языками. В связи с изменением социально-политических и экономических условий развития страны идея раннего обучения иностранным языкам получила реальное воплощение, хотя и частном порядке. В педагогической печати того времени активно дискутировались социальные, педагогические и методические вопросы раннего начала изучения иностранных языков.

Сторонники одной точки зрения, а именно Д. И. Писарев, считали нужным начинать обучение иностранному языку как можно раньше, когда особенно легко дается механическое запоминание. В своем педагогическом сочинении «Школа и жизнь» он отмечал: «Маленькие дети, от 3 до 10 лет, с изумительной легкостью запоминают слова и обороты речи; в этом возрасте они могут в полгода, много в год, выучиться говорить на иностранном языке. Поэтому их следует учить языкам именно в этом возрасте» [4, с. 266].

Критикуя знания гимназистов по иностранным языкам, Д. И. Писарев был первым в дореволюционной России, кто выдвинул свой оригинальный план обучения иностранному языку в дошкольный период. Д. И. Писарев полагал, что качество обучения иностранным языкам в гимназиях можно повысить только в том случае, если начать обучение детей еще в дошкольном возрасте. Он писал: «…при выходе из гимназии владеют иностранными языками только те ученики, которые выучились им дома и которые уже поступили в гимназию, умея говорить на этих языках» [4, с. 265].

По мнению Д. И. Писарева, «… было бы очень возможно и удобно воспользоваться для практического изучения языков детскими садами…. В одном саду пусть господствует во всех играх детей немецкий язык, в другом — английский, в третьем — французский». И добавлял, что «устроить это господство языков нетрудно, если детский сад помещается в большом городе» [4, с. 266].

Сам план обучения детей иностранному языку состоял из следующих положений:

‒ принимать в детский сад сначала детей-иностранцев, которые бы не знали никакого языка, кроме своего родного;

‒ показать этим детям несколько забавных игр, в которых необходимо вести «разговоры»;

‒ затем открыть прием русских детей, которые быстро научатся говорить на иностранных языках от своих сверстников. (Причем принимать детей надо сначала по одному для того, чтобы они не могли завести своих отдельных игр и не обособились от своих товарищей-иностранцев).

В заключение Д. И. Писарев сделал вывод о том, что «когда дети выучатся говорить на том или другом иностранном языке, тогда 15-ти гимназических уроков в неделю будет совершенно достаточно для того, чтобы поддержать и систематизировать их лингвистические знания, приобретенные практическим путем» [4, с. 266].

Таким образом, Д. И. Писарев считал самым подходящим средством для обучения всех детей иностранному языку — создание детских садов, в которых предлагал ввести практическое обучение языкам и овладение элементарными языковыми навыками. Он признавал полезным обучение трем иностранным языкам: французскому, немецкому и английскому, но рекомендовал изучать только один какой-либо язык в данном детском саду.

По мнению О. В. Беркут, «выдвинутые Писаревым принципы дошкольного обучения иностранным языкам сводились к следующим положениям: практическая цель раннего обучения — овладеть разговорной практикой; достижение этой цели должно осуществляться через искусственно созданную языковую среду в условиях детского сада; усвоение языка подражательным путем; исключение родного языка из процесса обучения» [1, с. 40–41].

Вполне справедливо предположить, что оригинальный план Д. И. Писарева об обучении иностранным языкам представляет огромную ценность. Он явился плодом его творческих исканий и прогрессивным взглядом на проблему раннего обучения иностранным языкам.

Однако не все педагоги того времени разделяли взгляды Д. И. Писарева. Приверженцы другой точки зрения, например П. Ф. Каптерев, полагали, что прежде, чем приступить к изучению иностранного языка, необходимо овладеть мышлением на родном языке. Причем в основу всего процесса обучения кладется умственное развитие ребенка. Заметим, что П. Ф. Каптерев не отвергал мысль о раннем обучении иностранным языкам, но возражал против бездумного и поспешного подхода. В своих педагогических работах он подробно осветил этот вопрос.

П. Ф. Каптерев выдвинул свои сроки начала изучения иностранного языка. По его мнению, обучение можно начинать с того времени, «… когда дитя овладеет достаточно родным языком, проникнет его логикой и мировоззрением, выучится рассуждать и понимать вещи с русской точки зрения. Для этого недостаточно только овладеть русской речью, а нужно ознакомиться еще с произведениями народного творчества — с народными сказками, былинами, песнями, поговорками, загадками и, сверх того, с доступными детскому возрасту лучшими произведениями русских поэтов. Дитя должно жить в русской среде, ознакомиться с природой страны, ее религией» [2, с. 39].

Заметим, что П. Ф. Каптерев четко не установил возрастной период, когда раннее обучение иностранным языкам не только не принесет вреда, но и будет полезно, так как для всех детей указать один срок невозможно. Хотя все-таки он остановился на семилетнем возрасте. Более того, Каптерев предупреждал, что не следует и запаздывать с этими занятиями и говорил, что «каждому овощу свое время» [2, с. 39]. Он считал, что «с 7 до 10 лет дитя легко и хорошо может ознакомиться с одним иностранным языком, а с 10–15 лет с другим, если это окажется нужным» [2, с. 41].

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что прогрессивные педагоги XIX века были глубоко заинтересованы в том, чтобы обеспечить всем детям России знание новых иностранных языков. Понятно, что они не являлись специалистами в области раннего обучения иностранным языкам и специально не занимались вопросами методики, но те мысли, которые они высказывали и те идеи, которые предлагали, несомненно, были полезны и побудили ведущих методистов задуматься над проблемами раннего обучения иностранным языкам.

Литература:

  1. Беркут, О. В. Взгляды Д. И. Писарева на проблему раннего обучения иностранным языкам [Текст] / О. В. Беркут // Психолого-педагогические аспекты воспитания и развития ребенка в системах дошкольного и начального образования: сборник научных статей по материалам Всероссийской заочной научно-практической конференции. — Саратов: Наука, 2010. — С. 39–41.
  2. Каптерев, П. Ф. Новая русская педагогия, ее главнейшие идеи, направления и деятели [Текст] / П. Ф. Каптерев. — СПб.: Изд.-е журнала «Русская школа», 1897.
  3. Карташова, В. Н. Раннее иноязычное образование. Теория и практика [Текст] / В. Н. Карташова. — Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2001. — 149 с.
  4. Писарев, Д. И. Избранные педагогические сочинения [Текст] / Д. И. Писарев. — М., 1951. — 415с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle