Библиографическое описание:

Гуськова Е. А. К. Д. Ушинский о гуманитарности образования [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы IX междунар. науч. конф. (г. Самара, сентябрь 2016 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2016. — С. 4-6.



Изучение опыта русской педагогической мысли в условиях реформирования системы образования в настоящее время представляется наиболее актуальным и современным. Идеи о необходимости гуманитарного образования, изложенные великим педагогом К. Д. Ушинским еще в 19 веке, не утратили своей актуальности в 21 веке.

Согласно требованиям, предъявляемым профессиональным стандартом к учителю, у учителя должна быть сформирована потребность преодолеть субъект — объектное воздействие на ученика. Проблема готовности учителя к реализации совместной творческой деятельности с учениками — проблема гуманитарного образования. Рассматривая вопрос о сущности гуманитарного образования (по Ушинскому: гуманное образование), Савельева И. М., профессор ГУ ВШЭ, отмечает, что к гуманитарному образованию относится все, что формирует навыки человека, возникают отношения человек — человеку. Согласно данному определению, Ушинский говорит о том, что «арифметикой и химией можно развить гуманность в человеке», так как «под именем гуманного образования надо разуметь вообще развитие духа человеческого и не одно формальное развитие. В основе народного образования лежит вопрос о «гуманном воспитании». Гуманное воспитание предполагает решение проблемы: «к какому идеалу, какими средствами, какими науками развивать гуманность в детях» [с. 249].

Огромное внимание в развитии ребенка Ушинский уделяет беседе, дидактическим целям беседы, которую рассматривает как развивающий метод обучения. Необходимость гуманитарного образования в настоящее время — открытая проблема, возможность решения которой было предложено великим русским педагогом. Дидактическая беседа — необходимое условие пробуждения «ума и сердца ученика», которая «должна сообщить ему жажду знания, жажду нравственной и умственной пищи, приучить его к этой пище, а потом уже развернуть перед ним книгу, благословит его на дальнейший самостоятельный процесс» [с. 234].

Для таких бесед, по мнению Ушинского, необходимо выбрать предметы, которые можно наблюдать. Это могут быть события не только русской и всеобщей истории, литературы, речь идет не только о гуманитарных науках, но «беседы для обсуждения» необходимы и по физике, математике, биологии. Особо подчеркивается «словесное преподавание», которое «гораздо важнее книжного» [с. 238]. «Представляя ученикам тот или иной предмет, учитель представляет им самим наблюдать его, высказывать свои наблюдения; представлять, воображать и вспоминать то, что они наблюдали, выводить правильное заключение» [с. 235].

Необходимыми условиями результативности бесед — наблюдений (здесь результат: развитие умственных способностей ученика — память, воображение, рассудок и желание, способность самостоятельно без учителя приобретать знания) являются систематичность и полнота, наглядность. Обеспечить эти условия должен учитель. Определенность в предметах, в обсуждениях предметов дает возможность, по мысли Ушинского, экономить время, «заставит учителя готовиться к предметам, даст возможность наставникам обозреть пройденный ими путь, и видеть тот, который еще остается пройти» [с. 236]. Отсюда, по мысли Ушинского, мы можем говорить о самоанализе и рефлексии учителя, как одним из необходимых условий, способствующих развитию ребенка.

Таким образом, гуманитарность образования, по Ушинскому, предполагает развитие «духа», т. е. духовно-нравственное развитие вне зависимости от преподаваемого предмета. Основа этого развития — беседа, пробуждающая память, воображение, рассудок. Особая роль принадлежит учителю.

Гуманное образование — общечеловеческое образование. Что включает в себя понятие «общечеловеческое образование» четких границ нет и сегодня. Этим объясняет К. Д. Ушинский еще в 19 веке «нерешительность, двойственность, противоречия» [с. 249] всех проводимых в образовании реформ. Причины, позволяющие понять сложности осознания идеи «народного образования» педагог Ушинский выделяет следующие:

  1. недостаток нашего образования;
  2. недостаток философского образования;
  3. полагание на Европу, в надежде на то, что она «уже решила этот вопрос» [с. 353].

Однако воспитательные идеи, системы каждого народа «проникнуты национальностью более, чем что- либо другое, проникнуто до того, что невозможно и подумать перенести их на чужую почву. При переносе мы переносим только мертвую форму, а не их живое содержание» [с. 353].

Одной их важнейших возможностей формирования «духа», согласно Ушинскому, является работа школ. Русские школы, по мнению педагога, это, прежде всего, школы изучения собственного опыта России: история, литература, география, родной язык; русская школа — это «усиленное изучение родины» [с. 281]. Если говорить о заимствовании с Запада, то, единственное, что, по мнению Ушинского, можно заимствовать, так это «уважение к своему отечеству» [с. 281]. Главное отличие западного человека от нас, по мнению К. Д. Ушинского, состоит в том, что западный человек знаком со своим отечеством: литературой, историей, географией, политикой. Русский человек «менее всего знаком именно с тем, что всего к нему ближе: со своей родиной, и всем, что к ней относится».

Предлагая начинать обучение специалистом ребенка с 4 лет основным предметам (язык, природа, география, история), Ушинский отмечает, что эти предметы ложатся в основу «на свежую, ничем не загроможденную память вслед за азбукой. В такую азбучную форму и должно войти первое знакомство с отечеством» [с. 285].

Обращаясь к системе образования европейских стран, Ушинский отмечает, что знания подразделяются на «необходимые, полезные и приятные». Необходимыми знаниями Ушинский называет умение писать, читать, считать, знание основ своей религии, своей родины. Данные знания Ушинский называет «педагогической аксиомой» [с. 283], которую необходимо ввести в народное образование. «Педагогическая аксиома», по мнению Ушинского, должна стать основанием при подготовке педагога, так как «детей учат не для того только, чтоб учить, а для того, чтобы сообщать им знания, необходимые для жизни», то есть знания, которые могут быть полезны «и себе, и обществу» [с. 286]. При этом необходимо учитывать и разные способности детей к учебе. И здесь вновь ставится вопрос о качестве педагога — специалиста.

Работа русских школ невозможна без народного образования, которое возможно в условиях формирования народных школ.

Народная школа — школа массовая, не только для детей, но и для их родителей.

В функционировании народной школы Ушинский видит особую роль семьи, ценность которой заложена в крестьянском укладе государства. Крестьянин считает свою семью «маленьким государством». Обилие земли, простора «дает ему возможность не тяготиться семьей, а видеть в ней свое богатство» [с. 303]. Речь идет о крестьянском менталитете, который стоит на страже сохранения государства и его основ. Школа здесь — семейное дело, всякие «государственные соображения по этому поводу для него отвлечены» [с. 303]. Образование школ основывается на «сочувствии крестьян этому делу». Поэтому опасно подорвать доверие, «сочувствие», или «помешать ему развиваться далее» [с. 303]. В основе народных школ стоит и охрана убеждений, которые вышли из народа и охранялись им же в течение многих столетий: «если есть у нас твердые религиозные и политические убеждения, которые мы можем признать основами нашего государства и общественного быта, то, конечно, вышли они из народа. История нам, несомненно, показывает, что если эти убеждения до сих пор сохранились у нас, то именно потому, что именно простой народ сурово, зорко и ревниво следил за их сохранением, если бы не было этого стража, то самые эти убеждения давно бы уступили место другим» [с. 305]. В первую очередь здесь идет речь о сохранении основополагающих ценностей и принципах нравственности: религия, уважение младшими старших. Попытки изменить сверху политический строй, религию разбивались о «суровую стражу простого народа». Поэтому мысли и действия по охране убеждений административным порядком изначально противоречат характеру «нашего народа, его истории» [с. 303].

Для работы народных школ необходимо, по мнению Ушинского, широкое привлечение родителей к «деятельностному участию в устройстве и реформах» [с. 306] учебных заведений.

Таким образом, мы вновь говорим о взаимодействии «семья — школа», «учитель — ученик — родитель». Необходимо соуправление, сотрудничество процессом воспитания и образования, основанном на взаимном доверии родителей и учителей. В этом и заключается народность народных школ, народность образования. «Положим, простой мужик груб и необразован, чтобы следить за воспитанием своего дитяти. Но… он имеет очень твердые и ясные убеждения, в груди его бьется горячее родительское сердце, которое чутко ко всякой опасности, угрожающей его дитяти» [с. 307]. По словам Ушинского, кто хорошо знаком с историей России, «тот ни на минуту не задумается вручить народное образование самому же народу» [с. 308].

Чтобы избежать пропагандизма и обмана народа в образовании необходимо наблюдение со стороны людей, «пользующихся своими преимуществами только под охраной государственного порядка» [с. 307]. Такими людьми, по мнению Ушинского, являются представители духовенства и земства, «притом высший слой земства» [с. 307], то есть наиболее подготовленные и образованные люди. Особое внимание уделяется качеству людей, призванных охранять школу: «надежен только тот хранитель, который имеет свой собственный интерес в охранении» [с. 307]. Таким образом, мы здесь говорим о необходимости связи педагогики как науки с практикой — школой.

«Русскость» школы, таким образом, подразумевает изучение истории, традиций, культуры, то есть «усиленное изучение родины». При изучении родины основной акцент делается на том, что это — общее дело семьи, школы, общественности. Вновь находим ответ у великого Ушинского: «Дух школы, ее направление, ее цель должны быть обдуманы и созданы нами самими, сообразно истории нашего народа, степени его развития, его характеру, его религии» [с. 247].

Проводимые в России реформы образования, как нам представляется, — попытка использовать опыт собственно русской педагогической мысли и претворить его в жизнь. Но возникает противоречие. Положительный опыт проведения реформ в области образования присутствует, педагогическая научная база довольно обширная. Однако реальных положительных результатов добиться сложно.

Изучая наследие К. Д. Ушинского, мы вновь говорим о том, что реформирование системы образования должно основываться на собственных традициях, в условиях народного менталитета с учетом исторического развития народа. Гуманитарность образования и заключается в комплексном подходе процесса воспитания и образования, как со стороны школы, так и общества в целом.

Литература:

  1. Ушинский К. Д. О пользе педагогической литературы. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 1 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 637 с.
  2. Ушинский К. Д. Воскресные школы. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 2 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 733 с.
  3. Ушинский К. Д. Основная идея народного образования. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 2 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 733 с.
  4. Ушинский К. Д. О необходимости сделать русские школы русскими. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 2 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 733 с.
  5. Ушинский К. Д. Основная идея народного образования. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 2 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 733 с.
  6. Ушинский К. Д. Общий взгляд на возникновение наших народных школ. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 2 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 733 с.
  7. Ушинский К. Д. О народности в общественном воспитании. Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 1 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 637 с.
  8. Ушинский К. Д. Предисловие к 1 тому «Педагогической антропологии». Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. Т. 1 / под ред. В. Я. Струминского, М., 1954. — 637 с.
  9. Гвоздецкий М. Ю. Тенденции развития идеи К. Д. Ушинского о народности воспитания в отечественном образовании на рубеже XX–XXI вв. / Ярославский педагогический вестник. – 2011. – № 1. – том 2, 9. Психолого-педагогические науки //vestnik.yspu.orgvestnik.yspu.org/releasens/2011_1pp/05.pdf.
  10. Гончаров Н. К. Педагогическая система К. Д. Ушинского. — М.: Педагогика, 1974. — 270, [2] с., 1 л. портр. — Библиогр.: с. 250–257. — Указ. имен: с. 258–70. Ссылка: http://elib.gnpbu.ru/text/goncharov_pedagogicheskaya-sistema-ushinskogo_1974/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle