Библиографическое описание:

Козырева О. М. ЕГЭ в российском профессиональном дискурсе [Текст] // Проблемы и перспективы развития образования: материалы VII междунар. науч. конф. (г. Краснодар, сентябрь 2015 г.). — Краснодар: Новация, 2015. — С. 1-3.

В работе рассматривается репрезентация единого государственного экзамена (ЕГЭ) в российском профессиональном дискурсе. Информационную базу работы составили статьи «Учительской газеты», выбранные по ключевым словам в архиве информационного агентства «Интегрум». В эмпирической части исследования выявлены различия в репрезентации ЕГЭ в учительском и преподавательском дискурсе.

Ключевые слова:единый государственный экзамен, егэ, образовательная политика, дискурс-анализ, профессиональный дискурс.

 

Большинство исследователей, занимающихся исследованием образовательной политики посредством изучения дискурса, отдают предпочтение официальному дискурсу или общественному [1], [2]. Поскольку единый государственный экзамен является одновременно итоговой аттестацией выпускников школ и вступительным испытанием в вузы, одним из значимых стейкхолдеров в данном вопросе выступает профессиональное сообщество — учителя и преподаватели высшей школы. В нашей работе мы разделяем профессиональный дискурс на «учительский» (учителя, школьная администрация) и «преподавательский» (преподаватели вузов, администрация университетов) и попытаемся показать каковы различия в репрезентации ЕГЭ в указанных видах дискурса.

Методология исследования

В качестве основного метода исследования мы используем дискурс-анализ, рассматривая его вслед за некоторыми экспертами как систему методов [3], трансформирующуюся в соответствии с задачами конкретного исследования. В данной работе мы попытаемся выявить основные концепты, употребляющиеся в связи с единым государственным экзаменом, основных социальных акторов и проанализировать восприятие ЕГЭ в учительском и преподавательском дискурсе.

Исследовательским полем нам послужили публикации в независимом еженедельном издании «Учительская газета».

Для формирования выборки исследования мы взяли период с 1-го сентября 2008 года по 1 сентября 2009 года, рассчитывая на то, что материалы «Учительской газеты» за полугодие до официального утверждения ЕГЭ в качестве обязательного экзамена для всех школьников позволит нам ознакомиться с мнением профессионального сообщества по вопросу обязательного введения ЕГЭ, а следующие полугодие позволит нам включить в свою выборку рефлексивные статьи по итогам проведения экзамена и, таким образом, наша выборка будет представлена наиболее разнообразными темами.

Кроме этого, в пользу данного временного отрезка свидетельствуют данные Национального корпуса русского языка. Пик употребления словосочетаний «единый государственный экзамен», «егэ», приходится на 2008–2009 годы [4].

В качестве информационной базы мы используем архив агентства «Интегрум». По ключевым словам «единый государственный экзамен» в период с 01.09. 2008–01.09.2009 автоматически было отобрано 78 статей, из которых были отобраны только статьи и материалы круглых столов, с участием учителей и преподаватели высшей школы.

Анализ российского профессионального дискурса о ЕГЭ

 

Учитель

Преподаватель

Основные связки

Обязательность, объективность, непрозрачность, справедливость, недоверие, качество, натаскивание, оценивание, стандарт, мышление

Обязательность, безальтернативность, демотивация, таланты, объективность, оценка, уровень знаний, проверка знаний, качество, стандарт, коррупция, натаскивание, внешний мониторинг

Социальные акторы

Учитель, ученик

Учитель, ученик,

ЕГЭ — это

Инструмент оценки учителей

Способ проверки знаний, инструмент измерения качества работы школ, внешнего контроля, борьбы с коррупцией

Национальная оценка качества образования

 

Таким образом, анализ показал:

Во-первых, как в учительском дискурсе, так и в преподавательском единый государственный экзамен связан со следующими концептами: обязательность, объективность, оценивание, стандарты, качество и др. Однако следует обратить внимание на то, что содержательно указанные концепты употребляются в связи с разными проблемами в отношении ЕГЭ. Например, в учительском дискурсе концепт «качество», употребляется не только в связи с оценкой качества образования и т. д., а также применительно к содержательной стороне экзамена. Например, при обсуждении содержания контрольных измерительных материалов.

Во-вторых, основными акторами, представленными в российском профессиональном дискурсе, являются учитель и ученик. При этом в учительском дискурсе центральная роль отводится именно учителю:

«Когда мои дети вышли на экзамен, я поняла, что бояться абсолютно нечего. Я как преподавала десять лет назад русский язык, так и преподаю, написать этот экзамен мне не составляет никакого труда» (учитель русского языка и литературы, Москва) [5].

«Останется проблема с единым государственным экзаменом. Не все учителя могут перестроиться на новую подачу материала» (заместитель директора по учебно-воспитательной работе, учитель химии, Москва) [6].

Тогда как в дискурсе преподавательском центральная роль отводится ученику:

«ЕГЭ демотивирует детей что-то осваивать сверх школьной программы» [7].

«Задача учителей — настроить ребят на спокойную и успешную сдачу ЕГЭ. А также донести до учеников — нужно внимательно читать тексты заданий, проверять все по нескольку раз и не спешить сдавать работу [8].

«…ученик должен быть заинтересован в объективной оценке его уровня знаний… На всех управленческих уровнях должны понять полезность объективной оценки знаний ученика» (проректор, Москва) [9].

В-третьих, в преподавательском дискурсе единый государственный экзамен представлен как многофункциональный инструмент:

«ЕГЭ — технический инструмент, это способ проверки знаний…» (ректор, Москва) [10].

«… для определения качества работы школ нужен некий объективный критерий, и эту роль ЕГЭ выполняет…» (руководитель воскресной математической школы, Омск) [10].

«…а сейчас появился внешний мониторинг (ЕГЭ-прим.) — оценивают и школу, и учителя, и регион…» (проректор, Москва)[9].

«…ЕГЭ вводили как средство борьбы с коррупцией…» (профессор, Москва)[5].

В учительском же дискурсе единый государственный экзамен преимущественно рассматривается как инструмент оценки/проверки учителя:

«А скажите мне, пожалуйста: каковы критерии оценивания труда учителя? Сейчас, кроме единого государственного экзамена, я не вижу ничего» (заместитель директора по научно-методической работе, Республика Коми)[11].

«ЕГЭ превратился в красную тряпку: учитель считает, что этот экзамен для его проверки. При любой аттестации учитель подает список учеников, которые набрали сто баллов и которые их не набрали» (учитель русского языка, Москва) [5].

В-четвертых, обращает внимание на себе тот факт, что внимание учителей сосредоточено в основном на критики непосредственного содержания контрольных измерительных материалов (сложность, разнородность, несогласованность заданий со школьной программой и т. д.), тогда как преподавателей больше беспокоит форма заочного поступления, которая не предполагает личного общения с абитуриентами. Такое направление критики определено интересами каждой из сторон.

Однако как учителя, так и преподаватели критикуют ЕГЭ за ущерб глубине знаний и развитию творческого мышления:

«Безальтернативность мышления. У человека возникает мысль, что из любой ситуации есть только один правильный выход» (профессор, Москва)[5].

Заключение

В российском профессиональном дискурсе о ЕГЭ основными акторами выступают учитель и ученик. Ни в учительском, ни в преподавательском дискурсе мы не видим родителей (семью) как одного из заинтересованных участников процесса. Государство также явно не представлено в качестве актора, однако это может объясняться тем, что ЕГЭ воспринимается как обязательный элемент государственного аппарата в образовании. Особое внимание обращает на себя тот факт, что учительский дискурс центрирован на фигуре учителя, что также находит отражение в том, что учителя воспринимают ЕГЭ как инструмент, используемый для их оценки/проверки. В преподавательском дискурсе фокус смещается в сторону ученика.

 

Литература:

 

1.      Minina E. Global neoliberal reform script and Russian education.

2.      Gounko T. Smale W. Russian Higher Education Reform// European Education, vol. 39, no. 2, Summer 2007, pp. 60–82.

3.      Phillips, Nelson; Hardy, Cynthia. What Is Discourse Analysis? 2002. // [Электронный ресурс]:URL=< http://discourseanalysis.org/ada1/st4.shtml>(дата проверки: 23.06.2015).

4.      Национальный корпус русского языка // [Электронный ресурс]:URL=<http://www.ruscorpora.ru/index.html>(дата проверки: 23.06.2015).

5.      Как бы и типа того // Учительская газета. — 2009. — 19 мая.

6.      Вопрос недели // Учительская газета. — 2009. — 1 сентября.

7.      Кузьминов Я. Что в перспективе // Учительская газета. — 2008. — 16 сентября.

8.      Руденко С. О ЕГЭ из первых уст // Учительская газета. — 2009. — 26 мая.

9.      Максимович О., Руденко С. ЕГЭ нужен прежде всего ребенку // Учительская газета. — 2009. — 4 августа.

10.  Молодцова В. Гуманитариям математика не нужна? // Учительская газета. — 2008. — 2 сентября.

11.  Требуется стратегия // Учительская газета. — 2008. — 7 октября.

12.  Учительская газета: Независимое педагогическое издание. 2008–2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle