Библиографическое описание:

Евстафьева С. А., Кушнерёва Г. Ю. Православное воспитание детей на основе произведения И. С. Шмелева «Лето Господне» [Текст] // Проблемы и перспективы развития образования: материалы VII междунар. науч. конф. (г. Краснодар, сентябрь 2015 г.). — Краснодар: Новация, 2015. — С. 124-127.

Религиозная активность — одна из особенностей детской души. Поскольку ребёнку чужд дух компромисса, он со всей серьёзностью и искренностью следует за движениями своего сердца. В словах мальчика «Благодать Господня шумит за окнами» [Шмелев 11, с.359], мы видим влечение ребенка к этой благодати. В произведении «Лето Господне» мы видим добро и любовь, что наводит на мысль о формировании положительных черт личности ребенка и связано это именно с религией. Детская душа легковерно раскрывается для мировосприятия и миропонимания. Ведь мир ребенка наполнен божественной значимостью. Все, что относится к богослужению и молитве, — все ощущается им как священное.

Детский православный мир в романе — это неразрывность детских взглядов на мироздание, это индивидуальное, только детям характерное, истолковывание красоты, добра и зла, рождения и смерти, ада и рая. В каждой главе автор представляет нам лик России — и той, что переменялось от столетия к столетию, и России вечной, в которой силен дух Святой Руси и границы которой неизбежно проступают через Россию всех времен: петровских, екатерининских, советских. Без воспоминаний о прошлом не приемлемо ни настоящее, ни будущее. Поэтому столь огромна просветляющая сила произведения.

Необыкновенно яркое описание представил Шмелев на взгляд вездесущего Бога. В романе оно проникло тогда же в суть ребенка вместе с неразрывным с душой знанием: Бог — везде, и с Господом — всё смогу одолеть. Это вошло и в душу ребенка, и во всю природу человека (в дни особой духовной близости Божией) в дни Страстной седмицы.

Ваня, герой произведения, ощущает единство духовного и природного мира, религиозную сплоченность людей, свое родство со всеми. Герой живет в чувстве сопричастности ко всему миру, единства с ним. Сложнейшие изменения человеческой души Шмелев раскрывает с позиции святого отеческого наследия на канонах православия.

Московские храмы, колокольные звоны, чудодейственные иконы наполняют всё пространство романа. Это то, что постоянно окружает маленького героя, на что Ваня смотрит большим удивлением и восторгом. На Крестный ход выходят все приходы с хоругвями так, будто это одна большая церковь движется на встречу Господу и Богородице! И только звон колоколов, перекликаясь с веселым золотым перезвоном, стоит над рекой: «По — мни!». Москва — река, как все её храмы и святые, одухотворена. Она дышит, она «вольной водицей пахнет», с ней, с благодетельницей, можно поприветствоваться, она же безмолвствует и серебрится.

Специфичная черта детской богобоязненности — открытость детского сердца для божественного восприятия. Её можно наименовать живым чувством божественного. Следует отметить, что «чувство Бога» у ребёнка сильнее процесса его интеллектуального развития. Устойчивы и многогранны религиозные переживания ребенка. Они обладают направленностью стать главными и обогатить весь внутренний мир растущего поколения. Детское сознание воспринимает все радостно, целостно, ребенок любит весь окружающий его мир. Таким образом, благочестивое начало в душе ребенка формируется именно в благочестивом чувстве. Религиозные представления мальчика, как правило, складываются из обличий святых. Чем богаче религия ликами, тем она доступнее и легче принимается детской душой. Христианство богато образами. Нуждается в религиозных ликах и душа маленького Вани. Чем они доступнее, яснее, тем сильнее их влияние на его душу. Наилучшим материалом для воспитания являются рассказы о Богородице, о святых, об Иисусе Христе. У Шмелёва мы часто встречаем обращение к ликам святых, их примеру: святые апостолы Пётр и Павел, царь Константин и царица Елена, мученик Трифон, святители московские Пётр, Алексий, Иона и Филипп, соловецкие угодники, великомученица Варвара, преподобный Савва Звенигородский, преподобный Сергий Радонежский, святой Николай Чудотворец, апостол и евангелист Иоанн Богослов, мученик Иоанн Воин, святой Григорий Богослов, мученики Сергий и Вакх, великомученик Георгий Победоносец, святые Косма и Дамиан. Даже живые люди являются для мальчика носителями святости. Например, Горкин — «совсем святой» [Шмелев 11, с. 291]. Итак, религиозная духовность, глубоко верующие люди, окружающие Ваню в романе Шмелева, играют решающую роль в развитии и становлении личности мальчика. Воспитатель Горкин применяет педагогику любви и добра к воспитаннику и руководствуется своими религиозными взглядами. А также обнаруживает тонкое знание детской психологии, описывая проблемы, волнующие маленького героя.

Понимание исповеди маленьким Ваней еще во многом наивно и примитивно и неизведанно им полностью, но его исповедь вместе с тем — это истинное покаяние, в момент которого он, может быть, прямо не осознавая того, обращается к самой сущности этого таинства «на вопросы отвечаю искренне вспоминаю одиноких Богородицу и Иоанна Богослова, Распятие, свою мать, и мне хочется плакать, просить прощения» [Шмелев 11, с. 144].

Повествование ведется от лица шестилетнего ребенка, чья наивная непосредственность и искренность дают оценку всем явлениям жизни. На Троицу маленький герой видит себя и свое окружение по-новому: и двор, и мир за домом — другими глазами. Все освящается от молитвы — и жизнь, и двор, и животные, и яблоки, и самый воздух. Так открываются духовные глаза ребенка. Постепенно Ваня понимает, что всех людей, живущих рядом с ним, объединяет светлое чувство, которое на первое место, прежде всего, ставит Бога.

Вся жизнь героя романа связана со святыми иконами, которых можно назвать самые настоящие «действующими лицами». И в произведении мы видим святое почитание ко всем иконам, чувствуем живое общение с иконой мальчика Вани. А вот прямо над воротами Спасской башни помещалась икона Спаса Нерукотворного, один из наиболее почитаемых святых всего православного мира. Ворота Спасской башни — это святые ворота. Проходя через Спасскую башню, каждый человек должен был снять шапку и перекреститься. За исполнением этого правила следила охрана башни. Если кто-то из заезжих не снимал шапку, его ловили и заставляли отбивать пятьдесят поклонов перед Спасом.

Христианство героев Шмелева проявляется в быту и в церковности. Мы незримо наблюдаем за его героями на исповеди, святом причастии, а также исполняющих другие церковные обряды.

Необыкновенно благочестиво представлен нам священный обряд — Причащение святых Христовых Таин. Как известно, причащение бывает на Литургии, главном церковном богослужении. «Литургия» в переводе с греческого означает «общее дело». В этом таинстве «абсолютно трансцендентное становится абсолютно имманентным»: человек входит в живое общение с Богом.

Говоря о причастии детей, что через принятие Святых Христовых Таин дитя соединяется с Богом «живо и действенно». Тело и Кровь Христовы освящают мальчика, умиротворяют его, делают неприступным для тёмных сил.

До 15 лет хождение в церковь было для И. С. Шмелева обязательным. Это оставило заметный след в его душе. Малопонятные церковные слова, святые таинства, службы — давали эстетическое наслаждение душе. Именно христианское воспитание, более всего определило характер писателя, глубинные закономерности его художественного мышления. Шмелев показывает нам такую модель воспитания, в основу которой положена православная мудрость и мораль, опирающихся на традиции, к которым взрослые редко обращаются. Священники, так же как и психологи отмечают, что духовное начало в человеке, а также религия, как психическая функция, не может быть устранена из души человека.

Вера в Бога для мальчика не нудное обязательство, а ежедневный праздник служения. Герой черпает в религии огромную силу, ему хочется еще и еще прикоснуться к чистому, светлому, доброму и справедливому, что несет с собой истинная вера. Нацеленность на любовь и добро — великая заслуга Православия, запечатленная писателем в его произведении. Автор доказывает, что учение Христа логично и легкодоступно для детского восприятия.

В романе представлен читателю так же церковный обряд — Осенение крестным знамением. Крестное знамение берёт исток со времени раннего христианства. Крестное знамение — это безмолвная молитва, благословение и символ веры. Накладывая крест, православный святит свои мысли, чувства и деяния рук. Тема креста в «Лете Господнем» — одна из центральных. Тропарь святому Кресту любит напевать Сергий Иванович, «папашенька» Вани: «Кресту твоему покланяемся, Владыка…» [Шмелев 11, с. 56]. И он несет крест свой до конца. Он объясняет и поучает мальчика: «Каждому даётся крест, чтобы примерно жить… и покорно его неси» [Шмелев 11, с. 328]. И у Горкина, который является примером для Вани, — свой крест. То же можно сказать обо всех героях. В «Лете Господнем» вообще много и часто крестятся.

Маленький Ваня на всем протяжении романа принимает участие в церковном обряде — окропление святой водою. Её благодатное действие на верующих испытано и проверено веками. Обычная вода, освящённая крестом и молитвой священника, приобретает чудодейственные свойства через окропление освящать всё вокруг и прогонять бесовскую силу во всех её проявлениях. Освящённая вода есть образ Божьей благодати: она очищает от духовных скверн, освящает верующих и укрепляет их веру. Святая вода всегда присутствует при освящении храмов и всех предметов, употребляющихся в богослужении. Ею окропляют на крестных ходах, при молебнах.

В день Богоявления (Крещения Господня) каждый православный несёт святую воду в дом, хранит, как величайшую святыню, с молитвой употребляя в болезнях и немощи.

Ваня участвует и ощущает церковный обряд — Благословение священника. Говоря о благословении священника, важно понимать, что благословение исходит от Бога, а не от Священника.

И. С. Шмелев в романе создает картину «вечной» природы, которая не изменяется даже за множество лет: и бор, и солнце, и воздух, и сосна, все так же. И стоит автору прикоснуться щекой к коре дерева, закрыть глаза, как он снова ощущает себя маленьким мальчиком. Яркий и одушевленный образ леса содержит в подтексте важнейшее для художественного мировидения Шмелева наблюдение: все, что окружает человека, каждое впечатление, зрительное, звуковое, осязательное, бренно и преходяще (в отличие от вечной красоты природы), но при этом — вечно во временном отрезке человеческой жизни: оно не уходит, не исчезает, пока жива память детства.

В произведении раскрывается тяга к религии, как к одной из важных граней нравственной философии. Но она отнюдь не заслоняет от писателя и негативных сторон религии. В романе Шмелева мы неоднократно встречаем описанные с болью и горечью неприглядные стороны жизни деревенского духовенства. И, тем не менее, писатель никогда не опускается до осмеяния, свойственного демократической литературе.

Писатель стремится показать искренний мир детства, торжество добра и справедливости. Автор рассматривает духовное становление героя на основе именно православной религии.

В романе «Лето Господне» автор последовательно раскрывает читателю этапы формирования духовных качеств ребенка, а также самобытное становления русского национального характера, прослеживает рост, наполнение и развитие души ребенка. Философские выводы об основах человеческого бытия и состояния окружающего мира Шмелев выявляет через православную атмосферу и специфику духовных ценностей героя. Особое, присущее Шмелеву, бытописание под религиозным углом зрения, способствовало осуществлению цели автора: показать процесс становления личности ребенка под влиянием веры, которая является национальным, духовным и культурным наследством нации.

Необыкновенно яркое описание представил Шмелев на взгляд вездесущего Бога. В романе оно вошло тогда же в душу мальчика Вани вместе с неразрывным с душой знанием: Бог — всюду, и с Ним — всё смогу одолеть.

Сквозной мотив пути показывает нам структуру романа «Лето Господне», где изображение «пути земного» и «пути небесного во времени отражаются годовым циклом праздников и постов. Циклический календарь православной церкви у Шмелева является тем временным полем, по которому сориентированы и осмыслены небесные пути героев.

 

Литература:

 

1.         Бабореко, А. И. А. Бунин. Материалы для биографии. [Текст] / А. Бабореко //. — М.: Худ. лит, 1967. — с. 228

2.         Бахрах, Л. Бунин в халате [Текст] / Л. Бахрах. — М.: Согласие, 2000. — 244 с.

3.         Благасова, Г. М. Иван Бунин: жизнь, творчество, проблемы метода и поэтики. [Текст] / Г. М. Благасова // Учебное пособие для студентов вузов / Белгор. гос. ун-т. Изд. 2-е перераб. и доп. — Москва — Белгород. Издательство «Белгородский государственный университет», 2001. — 244 с.

4.         Выготский, Д. С. Воображение и творчество в детском возрасте. [Текст] / Д. С. Выготский // — М., I967. — 96 с.

5.         Гуляев, H.A., Богданов, А. Н. Шкевич, Л. Г. Теория литературы в связи с проблемами эстетики [Текст] / Н. А. Гуляев, А. Н. Богданов, Л. Г. Шкевич // учебн. пособие для филол. фак., 1970.- 380 с.

6.         Ильин, И. А. Иван Сергеевич Шмелев [Текст] / Ильин И. А. Собрание сочинений: Переписка двух Иванов (1947–1950) // Сост. и коммент. Ю. Т. Лисицы; Расшифр. и текстол. подгот. писем И. С. Шмелева, имен. указ. О. В. Лисицы. — М.: Русская книга, 2000. — С. 68

7.         Ильин, И. А. О тьме и просветлении. Книга художественной критики. Бунин — Ремизов — Шмелев [Текст] / Ильин И. А. Собр. соч.: В 10 т. Т. б: Кн. 1. — Сост. и коммент. Ю. Т. Лисицы.— М.: Русская книга, 1996.— С. 183–406.

8.         Пак, Н. И. Пути обретения России в произведениях Б. К. Зайцева и И. С. Шмелева [Текст] / Н. И. Пак // Литература в школе. — 2000. — № 2. — С. 34–39.

9.         Труайя, Анри из статьи Иван Шмелев. [Текст] / Анри Труайя // Справочные материалы. И. С. Шмелев. «Лето Господне». — М., Издательский дом «Дрофа», 1998. — 291 с.

10.     Шмелёв, И. С. Избранное. [Текст] / И. С. Шмелев // — М.: «Правда», 1989. — С. 281–686.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle