Библиографическое описание:

Баркова О. А. О влиянии образа православного храма в Законе Божием и в повести «Вий» Н.В. Гоголя на учащихся [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2011 г.).Т. I. — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 155-157.

Чище горного снега и светлей небес должна быть душа моя,

и только тогда разрешится загадка моего существования ...

Н.В. Гоголь.

... или вы не знали, что Мне должно быть в том,

что принадлежит Отцу Моему?

Луки 2:40 - 51 (3,308)

Знаток древнерусского искусства Е.Н. Трубецкой, размышляя о сущности того образа мира, который воплотил в себе православный храм, спрашивал: «Чем надлежит быть Вселенной – зверинцем или храмом?» И отвечал: «Сама Вселенная должна стать храмом Божиим. В храм должно войти все человечество, ангелы и вся низшая тварь» (5, 10).

Храм («церковь») – особый дом, посвященный Богу, – «Дом Божий», в котором совершаются богослужения. В храме пребывает особенная, одухотворенная благодать, или милость Божия, ниспосланная Самим Господом и подаваемая прихожанам через священнослужителей. Церковь же в творчестве Н.В. Гоголя, на наш взгляд, приобретает особое значение. Поэтому автор данной статьи попыталась рассмотреть и сопоставить два образа – православного храма в Законе Божием и «темного» храма в повести «Вий» Н.В. Гоголя и определить степень влияния церкви на учащихся.

Почему же автор статьи обращается именно к этой теме? Нам известно, что взгляды на церковь сложились в русской культуре еще со времен Древней Руси. Все свои помыслы и представления о высшей красоте, любви и добре связывали наши предки с образом храма – воплощением Царства Божия на земле. И не было в русской земле уголка, где бы на самом красивом месте не возвышался большой собор или хотя бы маленькая церковь.

Предназначение православного храма в том, чтобы люди в молитвенном общении могли очистить душу от земных грехов. В нем крестят младенцев, венчают при вступлении в брак, отпевают умерших... Участвуя в церковном действе, верующие испытывают непередаваемые словами чувства высокого духовного обновления, эмоционального потрясения.

Наружный вид православного храма отличается тем, что над храмом возвышается купол, изображающий небо. Купол заканчивается вверху главою, на которую ставится крест во славу ­Иисуса Христа. Над входом в храм обычно строится колокольня. Колокольный звон созывает прихожан на молитву – к богослужению и возвещает о важнейших частях совершаемой в храме службы.

При входе в храм снаружи устраивается паперть (площадка, крыльцо). Часть помещения храма, ограниченная с одной или обеих сторон рядом колонн или столбов, называется «нефом», что по-латински означает «корабль». Символичное название: храм в христианском понимании – подобие необъятной Вселенной, Дом Бога, «корабль спасения».

Алтарь отделяется от средней части храма иконостасом, состоящим из нескольких рядов икон и имеющим трое ворот. Через царские ворота никому не разрешается проходить, кроме священнослужителей.

Иконостас раскрывает духовную сущность того, что совершается в алтаре. Образы иконостаса показывают, каким становится человек, соединяющий себя с Богом. По мнению П.А. Флоренского, «иконостас есть граница между миром видимым и невидимым ... » (7, 28).

Во время литургии в храме вспоминается вся земная жизнь Спасителя и совершается таинство причащения, которое установил Сам Христос на Тайной Вечери. «Таинство причащения состоит в том, что в нем благодатию Божией хлеб и вино освящаются – делаются истинным Телом и истинною Кровию Христовой, оставаясь по виду хлебом и вином, и мы под этим видом хлеба и вина принимаем истинное тело и истинную кровь Спасителя, чтобы войти в Царство Небесное и иметь вечную жизнь» (4, 44).

Православный храм – это великое святое место, где с особенной милостью, невидимо присутствует Сам Бог, поэтому мы должны учить детей входить в храм с молитвой и держать себя в церкви тихо и благоговейно. Во время богослужения нельзя разговаривать, а тем более смеяться. Нельзя поворачиваться спиной к алтарю. Каждый должен стоять на своем месте и не переходить с одного места на другое. Только в случае нездоровья разрешается сесть и отдохнуть. Не следует уходить из храма до окончания богослужения.

Вот таков православный храм – своеобразное светлое зеркало мира. Церковь называют «баней пакибытия», то есть местом, отмывающим нас от скверны для «еще жизни» (8, с. 4).

И, напротив, читая повесть «Вий» Н.В. Гоголя, мы должны обратить внимание учащихся на то, что храм – это темное, мрачное, враждебное всему живому место. Вот каким видится храм читателям в первую ночь: «Церковь деревянная, почерневшая, убранная зеленым мохом, с тремя конусообразными куполами, уныло стояла почти на краю села. Заметно было, что в ней давно уже не отправлялось никакого служения. Свечи были зажжены почти перед каждым образом. Гроб поставили посередине, против самого алтаря...» (2, 469). «Посередине стоял черный гроб. Свечи теплились пред темными образами. Свет от них освещал только средину церкви. Отдаленные углы притвора были закутаны мраком. Высокий старинный иконостас уже показывал глубокую ветхость; сквозная резьба его, покрытая золотом, еще блестела одними только искрами. Позолота в одном месте опала, в другом вовсе почернела; лики святых совершенно потемневшие, глядели как-то мрачно...» (2, 475).

«Темнота», «мрак», «запустение» - слова, употребляемые автором для описания внутреннего убранства церкви. Эти же слова-метафоры можно применить и для описания недостаточной веры главного героя повести Хомы. «Темнота» усиливается и за счет «страшной красоты» покойницы.

Панночка воплощает собой ожидания какого-то страшного чуда главным героем повести: «Вот, вот встанет! Вот поднимется, вот выглянет из гроба!.. Что... если встанет она?.. Ну, если подымется?..» Хотя раньше Хома думал иначе: «Ведь она не встанет из своего гроба, потому что побоится Божьего слова» (2, 477). Однако, когда Хома читает в «темном» храме о будущем воскрешении праведной души, происходит это ожидаемое противоестественное чудо оживления мертвой.

Что же мы видим в храме во вторую ночь? «Ветер пошел по церкви от слов, и послышался шум, как бы от множества летящих крыл. Он (Хома) слышал, как бились крыльями в стекла церковных окон и в железные рамы, как царапали с визгом когтями по железу и как несметная сила громила в двери и хотела вломиться» (2, 481).

В третью ночь защита храма нарушается: «Они приближались к церкви и вступили под ее ветхие деревянные своды, показывавшие, как мало заботился владетель поместья о Боге и о душе своей. ...Все было так же. Все было в том же грозно-знакомом виде. ...Посередине все так же неподвижно стоял гроб ужасной ведьмы. …Тишина была страшная; свечи трепетали и обливали светом всю церковь. …Вихорь поднялся по церкви, попадали на землю иконы, полетели сверху вниз разбитые стекла окошек. Двери сорвались с петлей, и несметная сила чудовищ влетела в Божью церковь. Страшный шум от крыл и от царапанья когтей наполнил всю церковь...» (2, 488). Складывается впечатление, что чудовища являются не только воплощением дьявола, но вместе с тем они знаки земных грехов главного героя.

«Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обросла лесом, корнями, бурьяном, диким терновником; и никто не найдет теперь к ней дороги» (2, 489).

В эпилоге «Вия» поруганным храмом предстает и опустошенная, «мертвая душа». Так, товарищ Хомы, бывший богослов Халява, становится «звонарем самой высокой колокольни» в Киеве. Но тем не менее герой остается постоянно во власти земных пороков и страстей: постоянно «являлся с разбитым носом», а во хмелю, перед тем как спрятаться «в бурьяне... не позабыл, по прежней привычке своей, утащить старую подошву от сапога...» (2, 490).

Для православных христиан храм является зеркалом мира, воплощением Царства Божия на земле. Почему же гоголевская церковь совсем другая, не похожая на ту, которая встает перед нами в Законе Божием; почему она мрачная, страшная, покинутая всеми? Почему в Дом Божий рвется нечистая сила?

Во-первых, необходимо указать ученикам на то, что главный герой поддается греховности: отпевает убитую им же ведьму, молитвы читает неосознанно, будучи в нетрезвом состоянии, и думает о табаке; Хома не хранит пост, он склонен к воровству, лжив. Основными же критериями нравственности человека являются его моральные принципы, ценностные ориентации, а также поступки по отношению к окружающим, социуму, и к самому себе. Поэтому все происходящее в «темном» храме можно истолковать и как видения главного героя от страха, нечистой совести и греховных помыслов.

Во-вторых, обратим внимание на то, что сама душа главного героя пуста, его духовная «темнота» родственна чудовищам: «Бездыханный, грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха» (2, 489).

Таким образом, мир повести пронизан страхом: человека лишает сил недостаточная вера, греховные помыслы, и душа его становится доступнее соблазнам плоти. Настоящая духовная жизнь начинается тогда, когда человек (ребенок) обретает внутреннюю систему нравственных ценностей. Именно это и происходит в период воцерковления. У ребенка на основе духовных истин должны формироваться личные идеалы и убеждения. Внутренняя ясность, определенность сознания является и целью педагога – целью духовного воспитания.

Детей необходимо готовить и приучать к душевному труду. Ребенок растет, растут его духовные возможности, растут искушения, и если он о них ничего не знает и к ним не готов, то как устоять ему в буре жизни?!. (8, с. 3)

Вот поэтому в повести «Вий» Н.В. Гоголь изображает «темный» храм.


Литература:

1. Глянц В.М. Гоголь и апокалипсис. - М.: ЭЛЕКС-КМ, 2004.

2. Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки. Миргород: Повести. ­М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

3. Детская Библия. Российское Библейское Общество. - М., 1997.

4. Закон Божий. Сост.: протоиерей Серафим Слободской. Издание четвертое. Тип. преп. Иова Почаевского, 1987.

5. Князь Е.Н. Трубецкой. Три очерка о русской иконе. - Новосибирск, 1991.

6. Котельников В.А. Христианство и русская литература. Сб. 4-Й. - С.-П.: Наука, 2002.

7. Рапацкая Л.А. Художественная культура России: От Древней Руси к золотому веку. - М.: Вентана-Графф, 2000.

8. Сурова Л.В. Оглядываясь на Заповеди. Педагогическая подготовка к исповеди. – М.: Троица, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle