Библиографическое описание:

Селдушев В. Н. Умственно отсталый ребенок. Общее и коллективное развитие [Текст] // Актуальные задачи педагогики: материалы VII междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2016 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2016. — С. 60-62.



Информирован, значит, вооружен — это простой принцип работы в любой сфере. В педагогике нужно быть особенно внимательным и чутким, уметь отбирать нужное от бесполезного, правильное от ложного. Развитие молодого поколения — это долг и большая ответственность, которая лежит на плечах преподавателей. Из этого вытекает особая значимость педагогической деятельности и процессов в целом.

Ключевые слова: ребенок, отсталый, психология, процесс

Многие современные психологи убеждены, что исследование ненормального ребенка, его умственная отсталость, а также другие формы ненормального развития представляют в высшей степени сложное строение. Это не совсем так, грубая ошибка, думать, что из главного ядра проблемы можно выявить абсолютно все данные, благодаря которым будет видна полная картина. По факту видно, что особенности, которые проявляются, имеют сложную структуру. В результате находится функциональная связь, которая доказывает, что как и с первичными особенностями такого ребенка, выходящими из дефекта, существуют и вторичные, третичные и т. д. осложнения, вытекающие не из самого дефекта, но из первичных признаков. Появляются добавочные синдромы ребенка, сложное построение основной картины развития. Важно уметь разбираться в главном и добавочном, первичном и вторичном, в развитии страдающего психическим расстройством ребенка. Это понимание необходимо, как для теоретической части, так и для практического применения. К сожалению, лечение расстройства дело очень сложное и потому, борьба только с ядром проблемы заранее обречена на поражение.

Развитие больного ребенка и его воспитание заключается в том, что оно происходит не по прямым, а по обходным путям. Функции психики, которые сложились благодаря историческому развитию человечества, сильно зависят от коллективного поведения ребенка, это именно та область, с помощью которой допускается сглаживание и выравнивание последствий дефекта и дает воспитательное воздействие. Ошибочно утверждать, что у больного ребенка лучше развиты высшие, чем элементарные процессы [1, с.47]. Разумеется, бывают редкие случаи, как например развитие психомоторики при плохом развитии элементарных моторных процессов у слепых и глухих. Это не должно обезнадеживать. Важно понимать, плохое развитие высших процессов не первично, но вторично обусловлено дефектом, а это говорит о том, что они представляют собой звено, являющееся слабым местом всей цепи симптомов больного ребенка [1, с. 81]. Следовательно, именно в это слабое место должны быть направлены все усилия воспитания, чтобы разорвать цепь.

Многие психологи задаются вопросом, почему высшие функции плохо развиваются у отсталого ребенка? Надо понимать, это не потому что непосредственно дефект препятствует или дает невозможность появления. Даже наоборот. Исследования, основанные на экспериментах, с несомненностью показали принципиальную возможность развить у умственно отсталого ребенка те способы деятельности, которые лежат в основе высших. Получается, что слабое развитие высших функций — это вторичная надстройка над дефектом. Слабое развитие вытекает из факта, который можно назвать выпадение ребенка из коллектива. Процесс следующий. Отстранение ребенка от коллектива, является трудным социальным развитием — это обуславливает недоразвитие высших психических функций. При нормальном развитии они возникают у ребенка, как раз в коллективной деятельности.

Стоит сказать о том, что в детских коллективах познаются новые аспекты личности страдающего расстройством ребенка, находится новый живой источник развития, который в процессе коллективной деятельности становится на ступень выше.

Из сложившейся ситуации видно, насколько неправилен подбор однородных коллективов отсталых детей. Руководствуясь подобным отбором, мы идем против естественного развития детей, но что более плачевно происходит лишение умственно отсталого ребенка коллективного сотрудничества и живого общения с другими, стоящими выше детьми. Мы усугубляем положение, а не облегчаем его, из-за этого наблюдается отсутствие развития высших функций. Предоставленный самому себе, ребенок тянется к вышестоящему — идиот к имбецилу, имбецил к дебилу. Данная разность интеллекта — серьезное условие коллективной деятельности. Идиот, находящийся среди других идиотов, или имбецил, находящийся среди других имбецилов, лишены этого живительного источника развития. П. П. Блонский заметил, что идиот, лишенный должного воспитания, страдает от этого больше, чем ненормальный ребенок [3, с.77]. Это факт.

Последствия неправильного воспитания сильно искажают реальные возможности в развитии отсталого ребенка, чем здорового. Педагоги знают, что нормальный ребенок, которого лишили правильного воспитания, обнаруживает серьезную запущенность, которую бывает трудно отличить от настоящей умственной отсталости.

Де-Грееф интересно подошел к проблеме, он определил следующее.

Если предложить оценить умственно отсталому ребенку самого себя, товарища и воспитателя по интеллектуальным возможностям, то такой ребенок ставит на первое место себя, на второе — товарища (такого же отсталого ребенка), на третье — взрослого нормального педагога. Уберем повышенную самооценку отсталого ребенка. Интересует другой вопрос, почему в глазах одного умственно отсталого другой отсталый ребенок является более умным, чем нормальный воспитатель. А все потому, что умственно отсталый легко понимает своего товарища, между ними возможен коллективный труд, какая-то общая работа, в то время как понимание поведения и мозговой деятельности взрослого человека ему просто недоступно. Исходя из этого, Де-Грееф формулирует следующее: «Гений для имбецила лежит в пределах психологической дебильности».

На этом стоит остановиться и сделать некоторые выводы. Педагогика коллектива имеет важное значение во всех сферах воспитания отсталого ребенка. Видно, какая значимость у общих коллективов отсталых и нормальных детей, какая высокая роль в подборе групп и пропорций интеллектуального уровня в них. Из вышесказанного можно определить педагогический закон, который является общим законом для воспитания отсталого ребенка.

Хотелось бы поговорить о проблеме определения нормы и патологии в развитии ребенка. У детей страдающих психическим расстройством, гнев зачастую проявляется в виде припадков, которые трудно отличить от тех, что случаются у нормальных детей. Лишь опытный специалист может определить разницу и сделать вывод, что у нервных детей вспышки ярости и гнева происходят неожиданно, беспочвенно, как гром среди ясного неба. Такой педагог легко обнаружит и установит, что мотивы такого рода припадков недостаточны и не могут быть их основанием. Однако резкой границы между нормальной вспышкой гнева и психопатологическим симптомом провести практически невозможно.

Мы знаем, что в раннем детстве присутствует телесная и психическая подвижность. А потому, в отдельных случаях, довольно тяжело определить, нужно ли такого рода подвижность считать болезненной. Так как мы толком не имеем научного определения нормы личности, то отличить нормальный характер от извращенного зачастую трудно.

Так как человеческой норме поведения невозможно дать научное толкование, то за нормальное понимается среднее, то есть более часто встречающееся значение. Но и это среднее значение не будет постоянным явлением, оно будет меняться в зависимости от экономических, политических, социальных, культурных, исторических, климатических и прочих условий эпохи. Именно поэтому, некоторые психиатры не делают различия между психопатами и нормальными люди с психопатическими наклонностями. Можно сказать, что между нормальным и душевно больным существует столько последовательностей, сколько людей на Земле.

Г. Я. Трошин, известный русский невропатолог, психолог и педагог говорит: «Активная память — кладет грань между отсталостью и нормой. Естественная память великолепна, а искусственная — почти нулевая. Все, что окрашено чувством, имеет отношение к личности отсталого, к интересам. Все ближайшее и повседневное, все не требующее усилия, все естественно необходимое у отсталого можно признать нормальным. Память его отказывается служить, когда дело касается непривычного, непонятного, требующего усилия, неприятного» [2, с.312]. Отсталый ребенок также как и здоровый человек обладает естественными богатствами, но не умеет ими рационально пользоваться, они лежат без надобности, мертвым грузом.

Как итог, стоит подчеркнуть, что ребенок страдающий психическим расстройством имеет все те же данные и возможности, что и у нормальных детей, но он не умеет ими пользоваться. В этом основной дефект его психики, а следовательно отсталость, такое явление не только в натуральный процессах, но и в культурной недостаточности. Если здоровый ребенок в состоянии применять искусственные приемы, помогающие его памяти и повышающие ее деятельность, то психически нездоровый ребенок предоставлен сам себе, а потому почти не способен к этому.

Литература:

  1. Власова Т. А., Певзнер М. С. О детях с отклонениями в развитии. — М.: Просвещение, 1973. — 175 с.
  2. Выготский Л. С. Собрание сочинений в шести томах. Основы дефектологии. — 5-й том. — М.: Педагогика, 1983. — 368 с.
  3. Кащенко В. П. Педагогическая коррекция. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1994. — 223 с.
  4. Попов Г. Н. Проблемы обучения детей с умственной отсталостью // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2008. — № 3. — С. 63–66.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle