Библиографическое описание:

Хиринская Е. В. Лингводидактический аспект педагогической системы К. Д. Ушинского [Текст] // Теория и практика образования в современном мире: материалы VIII междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 32-35.



 

В статье исследуется взгляды К. Д. Ушинского на функции родного языка в сохранении национальных основ образовательной системы России, развитие языковой эрудиции и культуры, роль женщины в трансляции народно-языковой самобытности.

Ключевые слова: базис педагогического процесса, лингводидактика, языковая среда, родное слово, национальная самобытность, женское образование.

 

К. Д. Ушинский — основатель отечественной научной педагогики раскрывал в своих фундаментальных трудах многогранность и сложность структуры образовательного пространства. Усвоение системы научных знаний на основе единства отечественного языка, слова и мысли с учетом народной самобытности обеспечивает оптимальную психолого-педагогическую комфортность для личности ребенка. В этой связи, представляется актуальным изучение лингводидактики К. Д. Ушинского, центральное место в которой занимает русский язык. Являясь органическим созданием народа, имея динамичный характер и закономерным образом отображая все процессы, происходящие в обществе, он выступает базисом всего педагогического процесса. Универсальность как специфическая характеристика, проявляется в его способности одновременно выступать эффективным средством обучения, воспитания и, в тоже время, являться предметом всестороннего познания. В качестве основного учебно-методического инструмента, язык позволяет ребенку получать правильное умственное развитие, ощущать полноту и богатство духовности народной жизни своего Отечества и родного края, свободно развивать мысли и чувства, сохранять и приумножать национальное достоинство. Активно усваивая нормы, формы и правила языкового общения, дети овладевают средством самоидентификации личности в социуме, осознают себя неотъемлемой частью культуры народа, которому принадлежат и выступают его представителями. Поступательное развитие образования К. Д. Ушинский связывал с сохранением его национального элемента, возведенного до уровня педагогической аксиомы. В статье «О необходимости сделать русские школы русскими» К. Д. Ушинский пишет о значимости глубокого и всестороннего познания своей Родины в широком смысле: её языковых, литературных, духовных истоков, культурно — исторических традиций на «свежую, ещё ничем не загроможденную память» [5, с.361]. Обращая внимание на то, что «поступающие в первый класс гимназии, по большей части едва умеют читать по-русски, а пишут с такими ошибками и такими кривульками, что это почти нельзя назвать письмом; о свободном же и правильном выражении своих детских мыслей изустно и на письме они и понятия не имеют…» [5, с.361], педагог делает язык в рамках образовательного пространства самым понятным, близким и надежным проводником ребенка. Рассматривая слово как феномен духовно — исторического начала народа в статье «Родное слово», К. Д. Ушинский говорит о необходимости широкого использования его потенциала во всей образовательной практике. В книгах для чтения «Детский мир» и «Родное слово» систематизирован большой объем лингвистического материала. Здесь автор использует практически все виды языкового проявления: пословицы, поговорки, загадки, скороговорки, сказки, литературные произведения, небольшие статьи научного и воспитательного характера и т. д. Их содержательный компонент основывается на постепенном интеллектуальном, нравственном и эстетическом совершенствовании детей, способствуя развитию языковой эрудиции, предполагающей не только наличие обширных филологических знаний, но и умение свободно владеть различными видами и стилями речи в разножанровых ситуациях. В педагогической системе К. Д. Ушинского она формируется через реализацию механизма триединого целеполагания всего первоначального обучения русскому языку и выступает в роли его конечного результата — накапливая большой запас слов и форм, развивая навык их употребления, «ученик сводит все это в одну систему» [6, с.22]. Таким образом, осуществляется переход от бессознательного — на уровне словесного инстинкта, владения знаниями, к сознательному их использованию. «Чем более и разнообразнее накопляется материал, тем выше становится система и, наконец, достигает до отвлеченности логических и философских положений» [6, с. 22]. Знакомство с богатствами слова, изучение грамматики происходит через эмоционально — чувственное принятие актуального материала о человеке, природе, окружающем мире и явлениях действительности. Процесс освоения языковой среды состоит из трех последовательно взаимосвязанных уровней. Первый — предметный, характеризуется алгоритмом «слово — предмет». Дети знакомятся с предметами, объектами и явлениями, воплощенными в слове. Классифицируют и обобщают их на основе анализа. Второй уровень предполагает изучение слов — предметов во взаимосвязи: «слова — речь — язык». На третьем («язык — мысль») происходит понимание идеи, смысла, ценности, традиции выраженной в языке. Обучаясь выражать мысль в слове, ребенок развивает восприятие, память, мышление, выстраивает межличностные отношения, у него вырабатывается мировоззрение и личная социальная позиция. Тем самым, К. Д. Ушинский раскрывает глубокую взаимосвязь между обучением родному языку и формированием нравственно здорового общества.

Женщина, сочетающая в себе два характерных элемента — «консервативный» и «прогрессивный», занимает особое место в лингводидактике К. Д. Ушинского. Самая естественная — природная связь с ребенком делает именно её первым и главным воспитателем. Полноценное развитие, обучение и воспитание напрямую зависят от педагогической просвещенности матери. Кроме этого, все успехи науки и образования «только через посредство женщины, хозяйки дома, матери семейства и души общественного кружка, могут быть внесены в самую жизнь и в нравы народа» [3, с. 296]. Исследуя с психологической точки зрения проблемы изучения и владения родным языком, как способом трансляции через ребенка русской самобытности, педагог пишет, что «всякое впечатление, которое первое занимает место, ложится глубже всех прочих» [4, c. 115]. Таким образом, представляется возможным рассматривать личность женщины в качестве источника духовности всего человечества. Синтезируя внутренние и внешние детерминанты, под влиянием которых происходит всестороннее гармоничное развитие личности «не вправе ли мы вывести заключение, что вовсе не безразлично для духовного развития дитяти, на каком языке оно говорит в детстве?» [4, с.113]. Сущность основного воспитательного и образовательного инструмента будет нарушена «если язык, на котором начинает говорить дитя, противоречит врожденному национальному его характеру» [4, с.114], а значит, влияние его нивелируется другой доминантой.

Проблемы лингводидактики в системе просвещения женщин России XIX века развивались под влиянием различных факторов. «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества» 1764 г., автором которого являлся видный общественный деятель и педагог И. И. Бецкой, провозгласившее новую образовательную парадигму «произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей» [1, с. 67], ставило необходимым условием эффективности её реализации изолированное нахождение воспитанников в образовательных учреждениях на протяжении длительного времени. Преподаватели-иностранцы, реализуя в педагогической деятельности определенные установки, создавали особую нравственную и культурную атмосферу, позволявшую рассматривать учебные заведения в качестве своеобразных «пристанищ» дворянских девушек, влиявших на их психологию, мировоззрение и даже последующий образ жизни. Характерная «закрытость», на протяжении нескольких лет обучения, способствовала утрате культурно-исторических и духовно-нравственных традиций, приучая воспитанниц жить, мыслить и действовать без учета национальных особенностей характера и окружающей среды. К. Д. Ушинский, стремясь акцентировать на каждом из этих факторов внимание государства, общества и передовой педагогической мысли, в частности, говорил: «Мне заметят, может быть, что я придаю слишком много значения тому влиянию, которое может оказать закрытое женское заведение на народный характер. Но нетрудно убедиться, что это влияние, незначительное с виду, действительно очень велико в сущности» [3, с.330]. Находясь в России, эти воспитанницы, утрачивали духовную связь с народом, продолжая «…говорить с нашими соотечественниками на иностранном языке» [4, с. 116] и фактически помещали своих детей в иное языковое поле. «Понятно само собой, что при таком смешении великий наставник рода человеческого — слово — не окажет почти никакого влияния на развитие дитяти…» [4, c. 115–116].

В период становления образовательной системы России XIX века процессы европеизации общества способствовали формированию культурной дифференциации в дополнение к социальной градации общества, полярности воспитательных и образовательных ориентиров. К. Д. Ушинский подчеркивает, что «этим мы преимущественно обязаны женскому воспитанию, которое, как нарочно, обыностранилось у нас гораздо больше, чем мужское. Наши пансионы, институты, с одной стороны, а с другой, бесчисленные иностранные гувернантки оказали громадное влияние на женскую половину образованного класса, а через него и на семьи этого класса, а через них и на весь этот класс» [3, с. 288]. Элементы инородной культуры постепенно присваивались воспитанницами, с дальнейшим замещением в личности характерных природных особенностей и черт, что содействовало «могущественнейшим образом уничтожению национальности в семье, а через нее и в народной жизни, потому что семьи суть именно те маленькие ключи, из которых составляется могучая река народности» [3, с. 288]. Рациональность, целесообразность и критическая переработка заимствований — раскрывали новые аспекты проблемы лингводидактики.

Предметное содержание курсов родного языка и словесности напрямую зависело от фундаментальных теоретических исследований, а для эффективности учебно-методического инструментария — практический опыт. Занимая с 1859 г. должность инспектора обоих отделений Смольного института, К. Д. Ушинский, по словам В. П. Острогорского, «положил широкое основание учебной программы…» [2, c. 51]. В процессе реорганизации, среди прочих нововведений он «родной язык положил основою всего образования, выведя его из узкого круга исключительно грамматического преподавания, при котором дотоле не давалось места развитию учащихся; …» [2, c. 51]. В. И. Семевский в биографическом очерке 1888 г. «Василий Иванович Водовозов» отмечает: «Реформаторская деятельность Ушинского выразилась между прочим в иной постановке в институте преподавания русской словесности» [2, c. 52]. Незнание отечественной литературы и плохо выполняемые письменные работы учениц, доказывали необходимость разработки наиболее эффективных путей и методов лингводидактики, фундаментом которой является родной язык. Система заданий выстраивалась таким образом, чтобы работа с текстом последовательно формировала навыки логического мышления и приводила к его углубленному пониманию. Словесно-образное реконструирование событий литературных образцов, не только обогащало воображение, но и способствовало развитию интеллектуального кругозора воспитанниц. Тщательный анализ содержания, глубокое понимание произведений, способствовало выработке субъективно — личностной точки зрения на рассматриваемые события, факты, действия и поступки. Развивая сравнительно-историческое направление в изучении языка — одного «из могущественнейших воспитателей человека» [1, с. 283], К. Д. Ушинский подчеркивал важность оптимальности сочетания теоретических знаний с практическими заданиями, систематичности и последовательности упражнений, включения всех органов восприятия для полноты осознания и логичности отображения в душе ребенка предмета, воплощенного в слове. На материале, изложенном доступно, ясно и предметно чистым литературным языком должно выстраиваться обучение устной и письменной речи.

Лингводидактика педагогической системы К. Д. Ушинского, основанная на приоритетной значимости отечественного языка, содержит огромный потенциал для инновационных процессов, происходящих в современном образовательном пространстве. Одна из ключевых компетенций, которыми должен овладеть выпускник школы — коммуникативная, основанная на фундаментальном знании родного слова, не только максимально адаптирует усложняющийся научный материал, но, в противовес «размыванию» национальных культурных традиций, будет способствовать дальнейшему сохранению народно-языковой самобытности.

 

Литература:

 

  1.                Егоров С. Ф. Хрестоматия по истории школы и педагогики в России (до Великой Октябрьской социалистической революции). М.: Просвещение, 1974. С.67,283.
  2.                Семевский В. И. Василий Иванович Водовозов. Биографический очерк. СПб.: тип. Ф. С. Сущинского, 1888. С.51–52.
  3.                Ушинский К. Д. Отчет командированного для осмотра заграничных женских учебных заведений коллежского советника К.Ушинского. Педагогические сочинения: в 6-и т. М.:Педагогика,1988. Т.2. С.288,296,330.
  4.                Ушинский К. Д. Родное слово. Педагогические сочинения в 6-и т. М.:Педагогика,1988.Т.2. С.113,114,115–116,117.
  5.                Ушинский К. Д. О необходимости сделать русские школы русскими. Педагогические сочинения в 6 — и т. М.: Педагогика, 1988.Т.2. 361 с.
  6.                Ушинский К. Д. О первоначальном преподавании русского языка. Педагогические сочинения в 6 — и т. М.: Педагогика, 1989.Т.4. 22с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle