Библиографическое описание:

Сулим Н. Н. В.Ф. Одоевский о становлении духовно-нравственной личности в условиях междисциплинарной интеграции [Текст] // Проблемы и перспективы развития образования: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2011 г.).Т. I. — Пермь: Меркурий, 2011. — С. 42-44.

В современном российском обществе проблема духовно-нравственной жизни человека остаётся основополагающей, поскольку её решение, в конечном счете, определяет характер и направление развития человека, формы его взаимодействия с миром.

В работах [1,2,3] была высказана мысль, что духовность является компонентом мировоззрения человека, фрагментом его знания, что под духовностью человека понимается его способность различать и выбирать истинные нравственные ценности и подчинять им свои поступки, поведение, способ жизни.

По мнению авторов работ [4,5], в основе нравственности лежит любовь к истине, добру, справедливости, что является важным проявлением духовности.

В работах [1-5] описаны подходы к трактовке понятий «духовность» и «нравственность», изучение и анализ которых позволяют выделить следующее:

  • духовность выступает в качестве регулятора поведения и деятельности человека, его взаимоотношений с другими людьми;

  • в качестве важнейших психологических характеристик духовности выделяются ценности и ценностные ориентации, нравственные свойства личности;

  • духовность есть индивидуальное бытие, нравственность — принципы на основе духовности;

  • нравственность — это руководство к действию, а духовность — это действие.

Философ, писатель, педагог XIX в. В.Ф. Одоевский (1803—1869) не дал конкретных определений понятиям «духовность», «нравственность». Но он не раз высказывал мысль, что духовность и нравственность человека определяются не столько его образованностью, широтой и глубиной культурных запросов и интересов, сколько предполагают постоянный и непрекращающийся труд души, осмысление мира и себя в этом мире, стремление к самосовершенствованию, преобразованию пространства собственного внутреннего мира, расширению своего сознания [6,7]. По мнению В.Ф. Одоевского, обучение станет одновременно процессом формирования духовно-нравственной личности, если не будет сводиться к бездумному заучиванию, накоплению фактов, без их понимания, без установки причинно-следственных связей между ними, без обобщения, без поиска идеи, без формирования на основе полученных знаний мировоззрения. «Как бы ни было совершенным воспитание по своему направлению, оно может быть завершено только на путях обучения, путях развития и обогащения детского мышления… Не всякое обучение будет воспитывать. Для того чтобы обучение воспитывало, необходимо, чтобы оно удовлетворяло определённым условиям: а) чтобы оно отвечало потребностям времени, б) чтобы способствовало выработке цельного мировоззрения» [8, с.42].

В.Ф. Одоевский утверждал, что для становления духовно-нравственной личности необходимо организованное, целенаправленное создание условий, одним из которых является осуществление межпредметных связей за счёт интеграции дисциплин.

В ряде исследований последнего времени [9,10,11] рассматривались вопросы о сущности междисциплинарной интеграции, о средствах и видах интеграции при изучении отдельных дисциплин [12,13]. В данных исследованиях было установлено, что:

  • интеграция в педагогическом процессе - одна из сторон процесса развития, связанная с объединением в целое ранее разрозненных частей;

  • сущность процесса интеграции – качественные преобразования внутри каждого элемента, входящего в систему;

  • межпредметные связи – один из путей интеграции образования.

По мнению В.Ф. Одоевского, именно межпредметные связи способствуют формированию у обучающегося познавательного и поисково-исследовательского отношения к действительности, творческого отношения к науке. Овладевая целостным представлением о мире, обучающийся получает возможность самоопределяться в жизни. Во-первых, фундаментом твёрдых взглядов и убеждений юного человека становятся методологические идеи высокой степени обобщённости. Во-вторых, усвоение личностью системы ценностей, эталонов, идеалов и норм, формирование моральной готовности следовать своему гражданскому долгу происходят в результате организации активной практической деятельности обучающегося, которая приобретает обобщённый характер. В-третьих, в процессе межпредметного обучения система взглядов обучающегося опирается на единство сознания и переживания. Обучающийся приходит к абстрактному мышлению в результате чувственного отражения действительности. Затем начинается движение от абстрактного к конкретному, что совершенствует интеллектуальный компонент мировоззрения. Таким образом, знания, проникнув в сферу чувств личности, становятся убеждениями, определяют готовность и решимость человека регулировать своё поведение, принимать обоснованные решения, подводят к определённой деятельности.

Однако с дифференциацией научных знаний растёт количество и объём учебных предметов в школах, что влечёт за собой тяжёлое явление школьной жизни – перегрузку программ, что порождает массу частных знаний, отсутствие цельного и законченного мировоззрения, которое давало бы ответы на основные жизненные вопросы. По мысли В.Ф. Одоевского, «должна быть составлена система наук, которая бы относилась к каждому человеку так, как нынешняя система относится к каждому предмету в особенности. В этом должна быть и задача воспитания. Примеры такого соединения мы видим и в искусстве: вы входите в храм, вас поражают совокупно и музыка, и архитектура, и религиозное чувство. Какое же мы имели право отделить эти предметы один от другого? Собственно, существует одна наука и одно искусство… но отрасли этой науки все ходят в предметах…»[14, л.25.].

В.Ф. Одоевский в своей педагогической деятельности стремился возможно шире охватить область знаний, глубже переработать их, после чего многообразные познания, приобретённые человечеством в его историческом опыте, упростить и привести в своей сущности к немногим основным положениям. В.Ф. Одоевский писал: «В каждом организме после приобретения разных понятий наступает эпоха, где организм должен не только принять в себя что-либо извне, но и свести всё принятое к центру, усвоить себе, обратить в собственное существо» [8, с.49]. Одна из любимых идеей педагога – «одновременность в преподавании разных наук, чтоб одна объясняла другую» [14, л.25.]. Преподаватель должен понимать, «чем должно быть изучение природы … и каким образом это изучение должно находить свободное приложение в самых простых явлениях, всегда нас окружающих», должен не бояться «низводить науку до хозяйственных мелочей или возвышать хозяйственные занятия путём сближения их с законами природы» [8, с.48]. Обучение путём изложения и заучивания готовых разрозненных истин, по мнению В.Ф. Одоевского, противоречит природе ребёнка, является вдвойне непедагогическим. «Чему же учился человек, который не знает, что находится под его собственной кожей, который не умеет записать на бумаге музыкальной мысли, перенести на бумагу местоположение, которое ему хочется удержать в памяти, - это все вспомогательные, механические подспорья, необходимые для совершенствования своей главной науки - формирования мировоззрения» [8, с.49]. Таким образом, в основе обучения должно быть единение наук между собой и с действительной жизнью, что составляет конечную цель всякого разумного воспитания. Междисциплинарная интеграция спасёт ученика от «непроизводительных знаний» и «неприложимых теорий» [там же, с.48].

По мнению В.Ф. Одоевского, сближение наук возможно при следующих условиях: проектирования научных знаний на учебный процесс с учётом их эмпирических и теоретических связей в науке; систематизации, межпредметного эмпирического и теоретического обобщения знаний; формирования межпредметной структуры учебных знаний; координации учебных дисциплин в учебных планах; обеспечения формирования теоретического интегративного синтетического мышления; снятия главного противоречия между целостным представлением о мире и частным его видением с позиции отдельной науки.

Сближение отдельных дисциплин достигается не за счет введения новых дисциплин или увеличения объема изучаемых дисциплин, а за счет переориентации их содержания: от «декларативных» знаний (знать, «что») к процедурным (знать, «как») и ценностно-смысловым (знать, «зачем и почему»). В.Ф. Одоевский утверждает, что «разум действует лишь в круге известных ему предметов и по законам, им самим изобретенным; духовный инструмент открывает неизвестное и по сим законам, разумом не определенным, которых он может знать существование, но подробности которых ему неизвестны... Развитие инстинктуального страдательного чувства так же необходимо и трудно, как развитие разума» [14, л.25].

Внимание В.Ф. Одоевского привлекала в человеке природа так называемого внутреннего чувства. Разграничивая его с рассудочными явлениями, а также феноменами совести, страсти, В.Ф. Одоевский называет его «нравственным инстинктом» и считает основанием всех знаний[15,с.380]. Это подсознательное чувство сопереживания, сочувствия, солидарности превращает человека из «воспринимателя» в «действователя», в активного субъекта.

Рассматривая процесс познания, В.Ф. Одоевский придавал большое значение верованию человека в существование тех явлений, которые ещё не познаны, но прототипы этих явлений, пусть приблизительные, уже формируются в сознании человека и направляют его познавательную деятельность: «когда человек … начинает сам из глубины души своей развивать свой образ воззрения на предметы, необходимо знание, т.е. такое воззрение на предметы, где человек смотрит своими глазами, действует собственной деятельностью, погружённый в самого себя, такое знание есть соединение науки с искусством, укреплённых верованием; сии три стихии связно находятся в душе человека, и в каждом действии нашей души мы замечаем это соединение: мы не можем изучить предмета, если бы не верили в его существование; мы не могли бы изучить его, если бы не могли его себе выразить хотя приблизительно – и, что важнее всего, если бы прототип сего предмета не находился в душе нашей» [15, с.393].

Организуя процесс познавательной деятельности ученика, педагог должен развивать его «нравственный инстинкт» в условиях диалога наук; углублять сущностную сторону формируемого понятия; совершенствовать методику развития понятия; формировать мировоззрение и характер ученика; обеспечивать поиск способов получения учащимися новых знаний.

В.Ф. Одоевский не раз высказывал мысль [6], что такая организация процесса обучения предполагает постоянный и непрекращающийся труд души ребёнка, осмысление мира и себя в этом мире, стремление к совершенствованию себя, преобразованию пространства собственного внутреннего мира, расширению своего сознания. По мнению В.Ф. Одоевского, это не что иное, как процесс формирования духовно-нравственной личности.

Идеи, сформулированные В.Ф. Одоевским, во многом созвучны с современной проблематикой гуманизации образования. В работах [16,17] было установлено, что межпредметные связи являются конкретным выражением интеграционных процессов, происходящих сегодня в науке и в жизни общества. Эти связи играют важную роль не только в повышении практической и научно-теоретической подготовки обучающихся, но и в духовно-нравственном становлении личности. Если ученик находится в образовательном пространстве, где интегрированы дисциплины, то у него появляется потребность в самопознании, в познании мира, в поиске смысла жизни и своего предназначения. Познание единой картины мира требует от юного человека творчески-созидательного характера его учебной деятельности, включения его духовных сил для вхождения в мир науки и культуры. Сближение дисциплин ведёт к обобщению не только мыслей ученика, но и к интеграции эмоций, чувств, т.е. к духовности.


Литература

  1. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры // Вопросы психологии. – 1998. – № 3. – С. 104-114.

  2. Крымский С.Б. Контуры духовности: новые контексты идентификации // Вопросы философии. – 1992. – № 12. – С. 21-28.

  3. Симонов П.В. и др. Происхождение духовности / П.В. Симонов, П.М. Ершов, Ю.П. Вяземский. - М.: Наука, 1989. – 352с.

  4. Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. – М.: Наука, 1977. – 333с.

  5. Знаков В.В. Понимание субъектом правды о моральном поступке другого человека: нормативная этика и психология нравственного сознания // Психологический журнал. – 1993. – № 1. – С.32-43.

  6. Одоевский В.Ф. Опыт о педагогических способах при первоначальном образовании детей // В.Ф. Одоевский. Избранные педагогические сочинения / Сост., ред., вступ. ст. и примеч. В.Я. Струминского. – М.: Учпедгиз, 1955. – 368с.

  7. Одоевский В.Ф. Русские ночи. - Л.: Наука, 1975. – 317с.

  8. Струминский В.Я. Педагогические идеи В.Ф. Одоевского // В.Ф. Одоевский. Избранные педагогические сочинения / Сост., ред., вступ. ст. и примеч. В.Я. Струминского. – М.: Учпедгиз, 1955. – 368с.

  9. Безрукова, В.С. Педагогическая интеграция: сущность, состав, реализация [Текст]: метод. разработки / В.С. Безрукова, Свердл. инж.-пед. ин-т. – Свердловск, 1987. – 50с.

  10. Разумовский В.Г., Тарасов Л.В. Развитие общего образования: интеграция и гуманизация // Советская педагогика. – 1988. – № 7. – С.3 – 10.

  11. Чапаев Н.К. Структура и содержание теоретико-методологического обеспечения педагогической интеграции: автореф.дисс. д-ра. пед. наук / Н.К. Чапаев. - Екатеринбург, 1998. – 200с.

  12. Батурина Г.И. Пути интеграции научно-педагогических знаний // Интерактивные процессы в педагогической науке и практике коммунистического воспитания. – М.: Высшая школа, 1983. – С.4 - 21.

  13. Дик Ю.И.. Пинский А.А., Усанов В.В. Интеграция учебных предметов // Советская педагогика. – 1987. – № 9. – С.42 – 47.

  14. Одоевский В.Ф. Наука инстинкта. Ответ Рожалину // ГПБ. Оп. 1, Э. 53. Л.25.

  15. Одоевский В.Ф. Психологические заметки // Одоевский В.Ф. Записки для моего праправнука. Повести. Статьи. Письма. Критика и воспоминания современников. Московские адреса / Сост., вступ. ст. и примеч. В.И. Сахарова. – М.: Русскiй мiръ, 2006. – 512с.

  16. Колягин Ю.М. Об интеграции обучения и воспитания в начальной школе // Начальная школа. – 1989. – № 3. – С.52 – 53.

  17. Управление воспитательной системой школы: проблемы и решения / Под ред. В.А.Караковского, Л.И.Новиковой, Н.Л.Селивановой, Е.И.Соколовой. - М.: Пед.общество России, 1999. – 264 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle