Библиографическое описание:

Гадельшина Г. Р., Фатихова Л. Ф. Особенности субъективной картины жизни матерей, воспитывающих детей с расстройствами аутистического спектра [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы VI междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 140-142.

< >В статье обобщаются результаты исследования, направленного на изучение субъективной картины жизни матерей, воспитывающих детей с расстройствами аутистического спектра. Полученные результаты позволяют говорить об изменении и трансформации субъективной картины жизни матери в связи с рождением ребенка-инвалида.

< >Ключевые слова: < >субъективная картина жизни, матери, воспитывающие детей с расстройствами аутистического спектра, индивидуальное психологическое время.

< > 

< >К важным событиям жизненного пути относятся такие события, которые связаны с системой значимых отношений и сменой социального статуса. В жизни женщины одно из ключевых и значимых событий, безусловно, является рождение ребенка.

< >Однако рождение ребенка с ограниченными возможностями здоровья, в данном случае с расстройствами аутистического спектра (далее РАС), представляет для семьи ребенка сильный психотравмирующий фактор. И. И. Мамайчук отмечает, что родители воспринимают информацию о болезни ребенка как потерю и крушение надежд на счастливое семейное будущее [5].

< >В результате рождения ребенка с нарушениями в развитии происходит искажение отношений как внутри семьи, так и с окружающим социумом. В непростой ситуации оказывается мать ребенка с РАС, поскольку она постоянно сталкивается с различными психотравмирующими ситуациями: каждодневные заботы, связанные с лечением, сопровождением ребенка в медицинские, реабилитационные, образовательные учреждения, отсутствие моральной поддержки со стороны близких людей, непонимание окружающих. Все это, так или иначе, влияет на состояние матери, поэтому у матерей, воспитывающих детей с аутистическими расстройствами, выявляется высокий уровень депрессий, раздражительности, эмоционального истощения.

< >Жизнь матерей, воспитывающих детей с РАС, меняется кардинальным образом: они посвящают свою жизнь ребенку, замыкаются на своих проблемах, уходят с работы, ограничивают круг своего общения [3]. Безусловно, это накладывает отпечаток на такой компонент самосознания матери как субъективная картина жизни (далее СКЖ).

В отечественной психологии тема жизненного пути и феномен субъективной картины жизни личности продолжительное время не освещались. Первые разработки по данной проблеме начались в 1935 году и были связаны с именем С. Л. Рубинштейна. По его мнению, СКЖ представляет собой субъективный образ, который отражает как пространственные, так и временные характеристики жизни человека, и регулирует активность личности как субъекта жизни. С. Л. Рубинштейн выделяет следующие основополагающие характеристики СКЖ: она входит в структуру самосознания и выступает в качестве результата самопознания и биографической рефлексии личности; в неё заносятся только важные для личности события, которые определили жизнь человека на более или менее длительный период и которые затрагивают определенным образом смысл жизни личности; для её хранения используется историческая или автобиографическая память; если события социальной жизни имеют достаточно весомый смысл для личности, то они могут отображаться в СКЖ [8].

Стоит отметить вклад в изучении проблемы жизненного пути советского психолога Б. Г. Ананьева. Для обозначения различных форм представленности биографии в индивидуальном сознании он первым ввел в научный оборот понятие «субъективная картина жизненного пути», отметив, что «субъективная картина жизненного пути в самосознании человека всегда строится соответственно индивидуальному и социальному развитию, соизмеряемому в биографо-исторических датах» [2, с.113–114].

Идеи первопроходцев в изучении проблемы жизненного пути и связанной с ним такого сложного психологического феномена как субъективная картина жизненного пути (идеи С. Л. Рубинштейна, Б. Г. Ананьева) нашли дальнейшее теоретическое и практическое развитие в работах других советских и российских исследователей.

Так, К. А. Абульханова-Славская совместно с Т. Н. Березиной определили жизненный путь личности как определенную жизненную линию, реализуемую во времени, то есть это не конкретная, жесткая и фиксированная позиция, ей свойственны постепенное развертывание, расширение и укрепление во времени [1].

Современные исследователи в области психологии жизненного пути Р. А. Ахмеров, А. А. Кроник, взяв за основу определение СКЖ Б. Г. Ананьева, дополнили и уточнили его, получив следующее определение СКЖ: это психический образ, в котором отражены пространственно-временные характеристики жизненного пути — значимые события прошлого, настоящего и будущего, их причинно-следственные и целе-средственные связи. Этот психический образ отражает отношение человека к возможным психологическим способам обретения счастья, выполняет функции мотивационной регуляции жизненного пути личности и его согласования с жизнью других людей [4].

В. Р. Манукян выделяет следующие компоненты СКЖ: пространственно-временной, эмоционально-оценочный, когнитивно-оценочный и мотивационно-смысловой. Также она уточняет, что на СКЖ оказывают влияние такие параметры как возраст, пол, образование и субъектно-личностные качества взрослого [6].

Помимо особенностей, структуры, механизмов формирования СКЖ в научной литературе существуют специальные исследования, посвященные трансформации СКЖ. И. А. Ральникова изменения и трансформацию СКЖ связывает с переломными периодами жизни человека, которые связаны с переживанием неординарных событий, носящих психотравмирующий характер. Одним из таких событий автор называет рождение ребенка-инвалида. При этом большие изменения происходят в СКЖ матери ребенка [7].

На сегодняшний день психология жизненного пути является малоразработанной областью психологической науки, поэтому изучение СКЖ матерей, воспитывающих детей с РАС, является актуальной проблемой.

Для изучения субъективной картины жизни матерей, воспитывающих детей с РАС, мы использовали следующие диагностические методики:

1)        «Анкета для матерей» для того чтобы получить основную информацию о матерях (возраст, образование, семейное положение, профессиональный статус) и их детях (пол, возраст, степень адаптации, степень интеграции в образовательную среду, мнение матери о поведении ребенка и особенностях взаимодействии с нею);

2)        метод психосемантического исследования (модифицированный вариант методики Ч. Осгуда «Семантический дифференциал») для изучения представления испытуемых матерей о себе в таких сферах жизнедеятельности как «Я в семье», «Я с друзьями» и «Я с ребенком, имеющим РАС»;

3)        методика «Семантический дифференциал времени» (Л. И. Вассерман с соавторами) для изучения когнитивных и эмоциональных компонентов в субъективном восприятии личностью индивидуального психологического времени, то есть прошлого, настоящего и будущего.

Экспериментальная работа по проблеме изучения СКЖ матерей, воспитывающих детей с РАС, проводилась на базе Центра детского развития Благотворительного образовательного фонда «Мархамат» ГО г. Уфа Республики Башкортостан. В исследовании участвовали 22 матери в возрасте от 26 до 51 года, воспитывающие детей с РАС в возрасте от 4 до 15 лет.

Изучая индивидуальную категориальную структуру личности матерей, воспитывающих детей с РАС, посредством метода психосемантического исследования, мы выявили, что матери позитивно представляют себя в семье, с друзьями и с ребёнком, имеющим РАС. Наибольший показатель выявляется по шкале «Я с ребёнком», что свидетельствует о симбиотической связи в диаде «мать-ребенок». Матери детей с РАС посвящают свою жизнь больному ребёнку, замыкаются на своих проблемах и проблемах в поведении ребенка, ограничивают круг общения, уходят с работы (16 из 22-х обследованных матерей не работают и находятся дома по уходу за ребенком). При этом другим членам семьи со стороны матери оказывается меньше внимания и заботы, нежели ребенку с РАС. Наименьший показатель демонстрирует шкала «Я с друзьями», что может указывать на ограничение социальных контактов матери и семьи в целом в связи с рождением и воспитанием больного ребёнка.

В ходе результатов исследования представления матерей о своем прошлом, настоящем и будущем по методике «Семантический дифференциал времени» было выявлено, что у восьми матерей наблюдается негативное восприятие своего прошлого, настоящего и будущего. Для них характерно пессимистичное отношение к своему прошлому (воспоминания отрицательных сторон своего прошлого, возможно, связанного с рождением ребенка с РАС и возникшими после этого проблемами), неудовлетворенность актуальной жизненной ситуацией (пассивность, чувство недостаточной наполненности жизни событиями, впечатлениями, делами, общий недостаток жизненных сил) и определенные сомнения и неуверенность, которые проявляются в их представлениях о будущем. Для 14-ти матерей характерно позитивное оценивание своего прошлого, настоящего и будущего времени. Для них настоящее время представляется насыщенным событиями, делами, оно — энергетически наполнено, однако у них может быть ощущение нехватки времени для всех поставленных ими задач. Свое будущее они характеризуют как яркое, светлое, в меру активное и насыщенное событиями. При этом высокие показатели при оценивании своего прошлого, настоящего и будущего могут быть обусловлены искажающим действием механизмов психологической защиты матерей, которые связаны с рождением больного ребенка.

Проанализировав результаты методики «Семантический дифференциал времени», мы выяснили, что большинство матерей нашей выборки, несмотря на рождение ребёнка с аутистическими расстройствами, позитивно оценивают свой жизненный путь и с надеждой смотрят на свое будущее. Однако есть матери, у которых под влиянием рождения больного ребенка, субъективная картина жизненного пути изменяется и трансформируется. Для них рождение ребёнка с РАС воспринимается как психотравмирующий фактор, который оказывает негативное влияние на жизненный путь матери.

Итак, рождение ребенка является одним из значимых событий жизненного пути женщины. Однако при рождении ребенка-инвалида происходят изменения в самосознании и субъективной картине жизни матери, она вынуждена отказаться от привычных установок и выработать новый стиль жизни с ребенком-инвалидом.

Результаты проведенного нами исследования позволяют говорить о двух стратегиях матерей, которые воспитывают детей с РАС: матери, которые, несмотря на рождение ребёнка с аутистическими расстройствами, позитивно оценивают свой жизненный путь и с надеждой смотрят на свое будущее, и матери, для которых рождение ребенка с РАС воспринимается как психотравмирующий фактор, изменяющий и трансформирующий их субъективную картину жизни.

< > 

< >Литература:

< > 

1.         Абульханова-Славская, К.А., Березина, Т. Н. Время личности и время жизни. — СПб.: Алетейя, 2001. — 304 с.

2.         Ананьев, Б. Г. Избранные психологические труды: В 2 т. Т. 1 / Б. Г. Ананьев — М.: Педагогика, 1980. — 232 с.

3.         Карвасарская, И. Б. Психологическая помощь аутичной семье// Психосоциальные проблемы психотерапии, коррекционной педагогики, специальной психологии: материалы III съезда РПА и науч.-практ. конф. (Курск, 20–23 окт., 2003 г.). — Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та, 2003. — 271 с.

4.         Кроник, А. А. Каузометрия. Методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути/ А. А. Кроник, Р. А. Ахмеров. — М.: Смысл, 2008. — 294 с.

5.         Мамайчук, И. И. Помощь психолога детям с аутизмом. — СПб.: Речь, 2007. — 288 с.

6.         Манукян, В. Р. Субъективная картина жизненного пути и кризисы взрослого периода/ Автореферат кандидатской диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических науки / В. Р. Манукян. — СПб., 2003. — 217 с.

7.         Ральникова, И.А., Шмакова, С. С. Рождение ребёнка-инвалида как событие инициирующее трансформацию субъективной картины жизни матерей// Знание Понимание Умение. — 2008. — № 4. — С.199–204.

8.         Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии. — СПб: Питер, 2013. — 713 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle