Библиографическое описание:

Игнатова М. А. Славянская свирель: к вопросу признания в профессиональной музыкальной среде [Текст] // Инновационные педагогические технологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 32-34.

Свирель, как известно, это термин, под которым подразумевается общее название народных духовых музыкальных инструментов в виде дудки (продольной флейты), известных у разных народов земного шара еще с древних времен. Продольные флейты были распространены в Древнем Китае и Древней Индии, в Древнем Риме, у древних народов Анд и Кавказа. Они встречались у русских, белорусов и украинцев уже в XI-XIII веках, о чем свидетельствуют не только летописи славян, но и их сказки и песни. О свирели сложены красивые легенды и мифы, дошедшие до наших дней и свидетельствующие о национальной “универсальности” этого инструмента: достаточно вспомнить старинную славянскую легенду о славянском пастушке Леле и древнегреческий миф о боге лесов, пастбищ и природы Пане. Свирель, таким образом, может восприниматься сегодня как символичный изначальный музыкальный инструмент Мира, в звучании которого отражены истоки и начала (“детство”) всей МИРОВОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ.

Традиции игры на духовых народных музыкальных инструментах сохранены и развиты кое-где и в наши дни. С любовью относятся в Грузии к саламури[1], в Башкортостане — к кураю, в Армении — к дудуку. В некоторых республиках обучение игре на народных духовых инструментах поставлено на прочную профессиональную основу. Это проявляется в том, что вводятся соответствующие специальные классы в музыкальных школах, училищах, консерваториях, разрабатываются образовательные программы и методическая литература, создаются репертуарные сборники, организуются разные соответствующие мероприятия. В Армении, например, регулярно проводятся Республиканские конкурсы исполнителей, где народные духовые инструменты (дудук, свирель и зурна) выделены в отдельную категорию. Появились и свои молодые талантливые исполнители[2].

В украинских ДМШ, музыкальных училищах и ВУЗах также сумели сохранить, развить и поставить на профессиональную основу игру на национальных музыкальных инструментах, в частности, на сопилке. Еще в 1979–80 году открылся специальный класс сопилки в львовской ДМШ № 2, а в 1990 году такой же специальный класс был основан не только во Львовской государственной консерватории им. Н.Лысенко, но и в нескольких музыкальных училищах Западной Украины. Проведенная огромная профессиональная работа дала прекрасный результат — на Украине со временем появились искусные исполнители, а сопилка, на равных с другими музыкальными инструментами, утвердилась на многочисленных исполнительских конкурсах и фестивалях как на самой Украине (Львов, Киев, Хмельницкий, Сумы), так и далеко за ее пределами — в Германии и Польше.

Бережно хранят традиции игры на национальных инструментах в Башкортостане. Во многих музыкальных учебных заведениях республики (музыкальных школах и училищах) преподается курай. Регулярно проводятся и конкурсы исполнителей на башкирских народных инструментах. Республика сумела воспитать своих великолепных исполнителей[3], участников различных международных фестивалей в Испании, Турции, Италии, Украине, России и многих других странах.

В Северной Осетии-Алании, для того, чтобы сохранить традиции игры на любимом национальном инструменте[4], также был введен соответствующий специальный класс в музыкальные учебные заведения. Так в 1980 году в республиканском музыкальном училище Северной Осетии был открыт класс осетинской гармоники, существующий и в наши дни. Класс открыт Булатом Газдановым — заслуженным артистом России, народным артистом РСО-Алания.

В результате огромной работы в данном направлении в Северной Осетии-Алании появились талантливые исполнители, поэтому в последние десятилетия осетинскую гармонику включают в программу международных, всероссийских и региональных конкурсов и фестивалей: “Петро-Павловские ассамблеи” (Санкт-Петербург), “Баян и баянисты” (Москва), “Дон Гран-При им. А. Кусякова” (Ростов-на-Дону), “Кубок Кубани” (Сочи) и другие. Обучение на этом инструменте ввели и в Ростовской государственной консерватории им. С. В. Рахманинова, в Государственном музыкально-педагогическом институте им. М. М. Ипполитова-Иванова в Москве, в Северо-Кавказском государственном институте искусств в Нальчике.

Что касается России, то здесь сохранение и развитие традиций игры на народных духовых музыкальных инструментах, в отличие от вышеназванных республик, носит эксклюзивный и локальный характер. Это проявляется в том, что неожиданно, то там, то здесь на просторах огромной страны блеснет вдруг своим талантом и самобытностью редкая, но такая яркая звездочка! Таковы ансамбль народных духовых инструментов “Вишенка” из ДШИ Дальневосточного Приморского края и семейный ансамбль “Весенняя свирель” из Москвы. Такова юная исполнительница на окарине Александра Чмелёва (ДМШ им. А. М. Иванова-Крамского, Москва). Таковы редкие мастера- золотые руки, создающие народные духовые музыкальные инструменты из натурального дерева, единичные преподаватели-энтузиасты учебных заведений культуры, занимающиеся этнохудожественным творчеством и некоторые композиторы.

Если посмотреть на сложившуюся ситуацию с позиций сохранения и дальнейшего развития исполнительства на славянской свирели, одна из проблемных зон, на наш взгляд, заключается в факте практически полного отсутствия соответствующего специального класса в современных музыкальных учебных заведениях: музыкальных школах, училищах и консерваториях. Данный факт красноречивей некуда говорит о том, что этот музыкальный инструмент сегодня — забыт, в отличие от европейской гостьи — блокфлейты Карла Орфа, которая сумела, благодаря энтузиасту своего дела профессору Пушечникову, прочно адаптироваться хотя бы в структуре наших музыкальных школ.

Из обозначенной проблемной зоны вытекают, как следствие, и все остальные, а именно — отсутствие связей между различными уровнями обучения, в отличие от академического музыкального образования, которое имеет сформировавшуюся многоуровневую систему, отсутствие русской свирельной методической литературы, хороших репертуарных сборников, подходящих образовательных программ, курсов переподготовки и повышения квалификации для преподавателей. К тому же, самих свирелей сегодня делается настолько много и настолько разных, что мало кто, на наш взгляд, вообще себе представляет, какую именно из них (или все сразу?) называть славянской свирелью, какую выбрать для обучения.

В качестве комментария к последнему пункту хочется добавить, что настоящим прорывом для российского начального музыкального образования выглядит безобидная методическая разработка юного студента-духовика из Красноярского колледжа искусств [14]. Автор в отдельном пункте своей работы просто и со свойственной только молодости непосредственностью рассматривает саму возможность замены европейской блок-флейты славянской сопелью (свирелью) в ДМШ. Пусть даже в рамках переходного инструмента к основному духовому. Думается, что на данном этапе не так уж важна сама форма адаптации (предмет по выбору, ансамбль или специальный класс), сколько сам ФАКТ ПРИЗНАНИЯ СЛАВЯНСКОЙ СВИРЕЛИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СРЕДЕ. Тем более что, как утверждает автор методической разработки, такой опыт есть в музыкальных школах на Украине, особенно в западных областях: “Использовать для обучения сопель там стали ещё в 1967 году, до внедрения Пушечниковым блокфлейты. Кроме того, сопель там можно изучить как самостоятельный инструмент во многих украинских ДМШ, а также национальных академиях (Львовской и Киевской). Сопель легко узнаваема в славянских народах, что также облегчает замену ею блокфлейты в России”.

Сегодняшнюю ситуацию с положением русского народного духового музыкального инструмента — свирели в профессиональной среде в качестве “хуже, чем бедная родственница” необходимо менять. Первым шагом этого процесса может стать объединение усилий отдельных разрозненных энтузиастов свирельного дела (исполнителей, руководителей коллективов, мастеров, композиторов, представителей соответствующих научных лабораторий музыкальных ВУЗов) хотя бы на уровне организации ежегодных всероссийских фестивалей с необходимой атрибутикой в плане обмена опытом: круглыми столами и мастер-классами. Эти мероприятия должны проходить на базе заинтересованных музыкальных учебных заведений, а к работе в жюри привлекаться лучшие исполнители и руководители результативных коллективов. Не лишним бы оказался и обмен опытом с Украиной, Арменией, Грузией, Башкортостаном, Северной Осетией и другими республиками.

Эти мероприятия позволили бы нам увидеть и услышать достижения в области современной свирельной музыки, стимулируя и ориентируя в правильном направлении педагогические кадры, являющиеся фундаментом продвижения всего нового.

 

Литература:

 

1.      Газданова, Е. М. История исполнительства на осетинской гармонике // Баян, аккордеон, национальная гармоника в ХХI веке: Материалы научно-практической конференции. — Ростов н/Д: Издательство РГК им. С. В. Рахманинова, 2013. — С. 45–51.

2.      Ерёменко, Ю. А. Фольклорный инструмент. Специальность. Предмет по выбору / Ю. А. Еременко. Образовательная авторская программа по фольклорному искусству для фольклорных отделений детских школ искусств. — Кемерово, 2012. — 18 с.

3.      Имханицкий, М. И. У истоков русской народной оркестровой культуры / М. И. Имханицкий. — М.: Музыка, 1987. — 190 с.

4.      Кирюшина, Т. В. Традиционная русская инструментальная культура: лекция / Т. В. Кирюшина. — М.: ГМГТИ им. Гнесиных, 1989. — 52 с.

5.      Леонов, В. А., Палкина, И. Д. / В. А. Леонов, И. Д. Палкина. — Методика обучения игре на духовых инструментах: курс лекций (в помощь учащимся и преподавателям средних специальных учебных заведений). — Изд. 2-е. — Ростов н/Д: Издательство РГК им. С. В. Рахманинова, 2014. — 240 с.

6.      Мальцев, Б. А. Школа игры на блокфлейте (+CD приложение). — Издательство: Лань, 2007. — 48 с.

7.      Никитин, В. М. Играй, свирель, и пой, душа. Ах, песня, как ты хороша: репертуар для игры на свирели по двухстрочной партитуре и пения хором по нотной записи /В. Н. Никитин: Учебное пособие. — Вып. 2. — СПб., 1999. — 18 с.

8.      Образовательная программа дополнительного образования детей “Флейта и блок-флейта” / П. З. Барышников, В. П. Иванов, В. И. Кудря. — ГБОУ ДОД г. Москвы ДШИ им. В. Д. Поленова. — Москва, 2007. — 30 с.

9.      Пушечников, И. Ф. / И. Ф. Пушечников. — Школа игры на блокфлейте. — М.: Музыка, 2012. — 79 с.

10.  Ханжов, Ю. Г. Становление дагестанского этноинструментоведения (история, проблемы развития) // Баян, аккордеон, национальная гармоника в ХХI веке: Материалы научно-практической конференции. — Ростов н/Д: Издательство РГК им. С. В. Рахманинова, 2013. — С. 137–145.

11.  Должиков, Ю. Н. / Ю. Н. Должиков. — Нотная папка флейтиста: тетрадь 1. — Издательство “Дека — ВС”, Москва, 2004. — 49 с.

12.  ЮНЕСКО и сохранение фольклора // Курьер ЮНЕСКО. — 1985. — N5. — С. 27.

13.  Чердынцев, В. С. Социально-культурное обеспечение развития русской инструментальной фольклорной традиции / В. С. Чердынцев: диссертация на соискание уч. ст. кандидата пед. наук. — Барнаул, 2005. — 215 с.

14.  Жгилёв Григорий. Методическая разработка “Блокфлейта как переходный инструмент при подготовке к обучению на других духовых инструментах ”belomake.ru›lenta/stat/blokfleyta.html.



[1]Далеко за пределами Грузии знают выдающегося  грузинского музыканта Нико Надирашвили, который в составе легендарного трио  “Саундже”с большим успехом гастролирует  по всему миру – его виртуозную  игру на саламури слышали во многих странах мира.

[2] См. статью М. Затикян “Волшебный звук армянской свирели” (“Голос Армении”, №3, май, 2007). В этой статье речь идет о сольном концерте студента Ереванской государственной консерватории Карена Григоряна.

 

[3]Рахматуллин Айбулат (курай), Заслуженный артист республики Башкортостан. В 1999 году стал обладателем Гран-при и лауреатом IX республиканского конкурса кураистов.

[4]Осетинская гармоника.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle