Библиографическое описание:

Вебер К. А. Благоречие как необходимый путь построения вербальной коммуникации в 21 веке [Текст] // Теория и практика образования в современном мире: материалы VI междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2014 г.). — СПб.: Заневская площадь, 2014. — С. 356-360.

Ораторское мастерство сегодня привлекает внимание ученых различных областей, политических и общественных деятелей, преподавателей и студентов учебных заведений всех ступеней, людей разных профессий, жителей всех стран не менее, чем во времена зарождения риторики. Но сегодня, в 21 веке, пришло время вспомнить не только о красоте речи и ее логическом построении, в наше время нужно вспомнить идеи Квинтилиана об этике оратора, меткие определения русских летописцев о том, что значит правильная речь, мастер класс ораторского искусства немецкого философа Рудольфа Штайнера, говорящего о необходимости выражаться благоречиво или доброречиво. Благоречие как путь построения современной коммуникации между людьми нового века открывает для нас перспективы лучшей жизни, более правильной и осмысленной. Только отдавая себе отчет в своих мыслях и их вербальном выражении, вкладывая зерна истинных, а не мнимых ценностей в каждое произнесенное свое слово, мы можем положительно влиять на общество в целом, на его состояние.

Ключевые слова: общество,благоречие, доброречие, красноречие, ораторское искусство, риторика, язык, речь, Рудольф Штайнер.

 

Today, oratory skills attract attention of scientists of different fields, political and public leaders, teachers and students, people of various professions, citizens of all countries no less than at the times when rhetoric appeared. But today, in the 21-st century, the time to remind not only about the speeches’ beauty and its’ logic, in our times it is necessary to remind of the Quintilian’s ideas of speakers ethics, the definitions of Russian chronicles about what the true speech means. We need to remind the main ideas from master class of the oratory skills, written by the German philosopher Rudolf Steiner in 1920, where he said about the need to put ethical and moral seeds in all our words and speeches. This is the way to modify modern communication between people of our times, opening the perspectives of better life, more correct and meaningful then we have now. Only when we mind what we think about, and do we need to say this or that for this audience, only when we put the seeds of true, not imaginary values in each word we say, we can influence positively on the society.

Key words: society, oratory skills, speech, Rudolf Steiner.

 

В. Н. Руднев в учебном пособии «Риторика. Деловое общение» пишет: «Оценивая деятельность того или иного оратора, необходимо понимать ту историческую эпоху, которая породила его мировоззрение, тип коммуникативного поведения, своеобразие его языковой личности. Каждое имя возлагает на оратора определенные обязанности, предъявляет к нему свои требования. Можно выделить четыре этапа развития и становления риторики как науки:

1)      риторика — искусство убеждения (Древняя Греция);

2)      риторика — искусство говорить хорошо (Древний Рим);

3)      риторика — искусство украшения речи (Европейский период);

4)      риторика — теория словесности (Россия). [4, с.21–22]

Рассмотрим эти этапы подробнее.

Родиной риторики является Древняя Греция, хотя еще до греков ораторское мастерство использовали и развивали в Египте, Ассирии, в Вавилоне. Расцвету ораторского искусства способствовали, в большей мере, судебное производство Древней Греции, где осужденный должен был защищать себя сам, убеждая около 500 слушающих его судей, а в решении судьбы принимали участие до 6-ти тысяч человек, а также демократическое устройство государства, при котором политики обращались к народу (демосу), представляя на суд сограждан свои идеи. При таких суровых условиях искусство красиво говорить нужно было любому жителю Древней Греции, не зависимо от его родословной. [5, с. 45].

Ораторское искусство в Древней Греции и Древнем Риме было обусловлено отнюдь не талантом живших тогда людей, оно являлось результатом обучения. Искусству обучения в Древней Греции, также как и искусству говорить хорошо в Древнем Риме обучали в специальных школах. Еще в 392–352 гг. до н. э. Исократ создал школу красноречия, которая стала крупней в Элладе. В этом учебном заведении, помимо собственно риторики, обучали грамматике, мифологии, юриспруденции, истории, этике, логике и философии.

«Искусство говорить хорошо», или, на языке первоисточника, «ars bene dicendi», как лаконично определил ораторское искусство сам автор, римский оратор Марк Фабий Квинтилиан, последователь и страстный поклонник риторики Цицерона, означало, что речь оратора должна быть чистой, ясной, красивой и уместной. (1).

Для воспитания идеального оратора главную роль играет этика, моральный облик оратора. Оратор должен быть мудрецом, совершенным в нравах, искусстве речи, знаниях.

Настоятельно рекомендует Квинтилиан руководствоваться природой (дарованиями), прибавляя к этому опыт наставника, настойчивое учение и непрерывную практику. Эти положения выражаются формулой: НАУКА — ЗНАНИЯ — УПРАЖНЕНИЯ (disciplina-studium-exercitatio), причем, это не самоцель, а средство для усвоения образцов: надо знать, чему подражать, как подражать и как соизмерять силы в подражательном творчестве.

Нужно читать классических поэтов: их цитирование — прекрасный способ эмоционально эстетического воздействия. В изучении ораторов Квинтилиан предлагает ориентироваться на Цицерона, так как он подошел к совершенному оратору ближе других. Он определил следующую последовательность в обучении римской знати: сначала — обучение грамматике (чтение и письмо), потом — риторика, искусство говорить публично.

Искусство украшения речи Европейского периода было ознаменовано вхождением риторики, наряду с грамматикой и диалектикой, в тривиум «семи свободных искусств». Вместе с квадривиумом, состоящим из арифметики, музыки, геометрии и астрономии, все эти науки являлись «свободными искусствами», заниматься которыми считалось достойным свободного человека (в отличие от «нечистых искусств», связанных с физическим и ремесленным трудом).

«В Россию риторика приходит вместе с христианскими идеями. Ритор, оратор понимается на Руси как человек, умеющий «добре и писати и глаголати». Как вилим, тогда еще не было привычного для нас четкого разграничения письменного языка и устной речи. Об Иване Грозном, одном из самых образованных людей XVI столетия, говорили: «во словесной премудрости ритор», «смышлением быстроумен». «Премудрый грамматик» — так летописец определяет митрополита Дионисия (XVI в.). В этом эпитете заключено не только признание ума, образованности и красноречия конкретного человека. Здесь также дается представление о значимости книжного знания, словесного и риторического искусства для Древней Руси. Благоязычие, доброречие, красноглаголание, златоустие, благоречие — все эти слова отражают особо почтительное и уважительное отношение наших предков к Великому Слову. К тому слову, о котором В. И. Даль скажет впоследствии: «Слово — исключительная способность человека выражать гласно мысли и чувства свои; дар говорить…». Проповедь — жанр древнерусской словесности, главная функция которого — воздействие на общественное мнение. Ораторское искусство Древней Руси публицистично в своей основе. Вопросы текущей жизни народа, государства, православия живо интересуют киевского митрополита Илариона; Кирилла, архиепископа Аввакума: крещение Руси, монголо-татарское нашествие, церковные реформы и гражданские неурядицы». [4, с. 31].

Ярчайшими представителями русской риторики являются Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765), Антон Алексеевич Барсов (1730–1791), Михаил Михайлович Сперанский (1772–1839), Алексей Федорович Мерзляков (1778–1830), Николай Федорович Кошанский (1784/85–1831), Константин Сергеевич Станиславский (1863–1938).

Вообще, считается, что дар красивой речи человечество получило в Древнем Востоке, где прежде чем говорить, человеку следовало стать настоящим мастером слова. Лучшие ораторы Востока и Греции использовали в своих выступлениях элемент, придававший им облик словесного произведения искусства, достигая этого, рассматривая свою речь как некую ограниченную территорию, в которую должны проникать самые прекрасные лучи нашей духовной и душевной жизни.

Намного позднее, в октябре 1921 года, о благоречии говорил в своих лекциях по ораторскому искусству в Дорнахе (Швейцария) известный немецкий философ, основатель антропософии Рудольф Штайнер (1861–1925).

Уже со времен Аристотеля, подмечает Штайнер, речь начала меняться от красивой, опирающейся на риторику и красноречие, к логически правильной; правильная речь сделалась стандартной. Но в настоящее время мы выходим за существующие рамки, каноны построения текстов. Сейчас возникает острая необходимость ощущать язык исходя из нашего этического начала, практиковать моральность словесного выражения. Мы можем взять за основу каноны красоты древних, присовокупить соотносимый с моралью и истинными ценностями некий компонент, называемый «благо-речием» или «добро-речием», и развивать у наших современных слушателей к нему вкус. Это значит, нужно переходить от красоты речи и логически простроенных доказательных цепочек к ее этике, думая, стоит ли произносить что-то вслух или не стоит. И тогда становится возможным названное Штайнером благоречие, в противовес злоречию. Наряду с красивой и уродливой речью, правильной и неправильной, существует еще и третья категория — доброречие, означающая, что нам нужно привносить в свои слова нечто пережитое из сферы этики и морали. Наряду с красотой и правильностью нашей речи, нужно учиться ее благоречию, говорить о перспективных вещах, несущих в себе зародыши будущего. (7)

Автор доказывает, насколько слова важны в жизни любого общества. Рудольф Штайнер пишет: «Меня всегда забавляло, когда добропорядочные слушатели утверждали: «Слова — ничто, дело — все!» С самых неподходящих для этого трибун, — а также и в наших секциях, — я неоднократно слышал, как провозглашалось: «Слова — ничто, дело — все!» А на самом деле все в мире рождается из слов! Для того, кто прозревает суть вещей, не существует таких дел, которые бы не были кем-то подготовлены в словах. … Надо уметь вписать мир ораторского искусства в мир практической жизни. Самое фальшивое изречение (ибо оно покоится на ложной сентиментальности, а все, что проистекает из ложной сентиментальности, по природе своей фальшиво), относящееся к искусству речи, звучит так: «Слова хорошо подобраны, посмотрим же, наконец, и на дела!» Конечно, может быть, такому изречению и место в каком-нибудь драматическом представлении, и там оно произносится по праву, но выдернутое из общего контекста, оно с одинаковой вероятностью может быть и правильным, и совершенно неправильным. И нам нужно учиться говорить не просто правильно, не просто красиво, — нам надлежит учиться благоречию, ибо в противном случае мы поведем людей к пропасти, не научившись говорить ни о чем перспективном, то есть несущем зародыши будущего». [7, с. 104–107].

Для подготовки данного исследования, нам удалось проанализировать лекции об ораторском искусстве 1921 года, прочитанные Рудольфом Штайнером в Дорнахе.

Ниже дана технология подготовки устного благоречивого выступления, составленная по лекциям Штайнера, собранным в мастер-класс и напечатанным в Ереване 90 лет спустя.

Первый и основополагающий тезис ораторского мастерства, выделенный Рудольфом Штайнером, гласит:

1.      Наши мысли никого не интересуют, а наша воля только раздражает других людей, и это нужно учитывать, готовясь к своему выступлению. Оратор должен учитывать, что он обращается к публике, которая могла бы потраченное на слушание время провести в более интересном месте — в концерном зале, кинотеатре, в кругу друзей или семьи.

Когда мы нападаем на других со своей речью, у них возникают симпатии или антипатии по отношению не только к сказанному, но и к самой персоне говорящего, т. е. оратора. Не подлежит сомнению, что с самого начала наши мысли не вызывают у слушателей абсолютно никаких симпатий, не вызывают одобрения и наши волевые устремления — то, чего мы от них хотим, к чему мы слушателей призываем. И только благодаря тому, что при подготовке к речи, мы продумываем заранее возможные симпатии и антипатии аудитории и вкладываем в наш текст еще на этапе продумывания определенные слова и обороты, мы можем добиться нужного нам эмоционального настроя. Поэтому в начале подготовки к речи необходимо произнести ее в своей голове в виде мыслительного монолога, выдвигая самому себе различные контраргументы и всевозможные возражения. Все сводится к эмоциям — для оратора важнее всего вызвать у слушателей определенное эмоциональное состояние, ведь даже слушая абстрактнейшую из речей, аудитория должна будет наполнять ее эмоциональным содержанием, то есть привносить в нее чувства. Это получится лишь тогда, когда речь оратора будет всецело исходить от своего сердца.

2.      Искусство речи зависит от того, насколько вы знакомы с предметом своего выступления. Рудольф Штайнер пишет, что «можно быть превосходным географом и при этом быть плохим преподавателем географии». Глубина нашей речи связана с тем чувством, которое оратор некогда пережил по отношению к предмету своей речи. Поэтому нельзя говорить о чем-то, с чем ты не имел личного контакта, не пережил определенных эмоций, к чему не выработал личного отношения.

3.      Начать свое выступление, особенно перед незнакомой аудиторией, нужно с заявления оратора о своей особе. Чтобы пробудить у слушателей эмоциональный настрой, начать можно с шутки, может быть, обращенной к самому себе, то есть с самоиронии. Юмор нравится публике, и после такой разрядки она будет вас с интересом слушать.

4.      Формулировать выступление на бумаге целиком не нужно. Достаточно определиться с первой, второй, третьей, четвертой, в крайнем случае, пятой фразами и точной и словесной формулировкой концовки речи, для которой настоящий оратор должен припасти что-то волнующее, чтобы завоевать сердца слушателей. В промежутке между первыми заготовленными фразами и эмоциональным окончанием речь должна течь совершенно свободно.

5.      Вносить в свою речь волевой компонент нужно на этапе подготовки к речи. Это можно сделать, вкладывая в нашу речь собственный энтузиазм, лично переживая все сказанное. Будем ли мы говорить с энтузиазмом или без него, страстно или безразлично — всецело зависит от того, сколько чувства и воли мы предварительно вложили в наше выступление на этапе подготовки.

Нужно уметь вносить в наше выступление все переживания, которые мы можем извлечь непосредственно из жизни. Материал речи нужно брать не из каких-либо теорий, а непосредственно из своего жизненного опыта. По возможности, надо вызвать в своей памяти все, что было пережито вами по отношению к теме сказанного, и постоянно включать свои переживания по ходу выступления — это дает речи полнокровность.

6.      Нужно учиться добро-речию и благо-речию.

Дар красивой речи человечество получило в Древнем Востоке, где прежде чем говорить, человеку следовало стать настоящим мастером слова. Лучшие ораторы Востока и Греции использовали в своих выступлениях элемент, придававший им облик словесного произведения искусства. Этого можно достичь, если рассматривать свою речь как некую ограниченную территорию, в которую должны проникать самые прекрасные лучи нашей духовной и душевной жизни.

Уже со времен Аристотеля речь начала меняться от красивой, опирающейся на риторику и красноречие, к логически правильной; правильная речь сделалась стандартной. Но в настоящее время мы выходим за существующие рамки, каноны построения текстов. Сейчас возникает острая необходимость ощущать язык исходя из нашего этического начала, практиковать моральность словесного выражения. Мы можем взять за основу каноны красоты древних, присовокупить соотносимый с моралью и истинными ценностями некий компонент, называемый «благо-речием» или «добро-речием», и развивать у наших современных слушателей к нему вкус. Это значит, нужно переходить от красоты речи и логически простроенных доказательных цепочек к ее этике, думая, стоит ли произносить что-то вслух или не стоит. И тогда становится возможным названное Штайнером благоречие, в противовес злоречию. Наряду с красивой и уродливой речью, правильной и неправильной, существует еще и третья категория — доброречие, означающая, что нам нужно привносить в свои слова нечто пережитое из сферы этики и морали. Наряду с красотой и правильностью нашей речи, нужно учиться ее благоречию, говорить о перспективных вещах, несущих в себе зародыши будущего.

7.      В процессе подготовки к выступлению нужно видеть свою речь целиком, исходя из какой-то одной всеобъемлющей мысли. Подготовленный материал нужно разделить на отдельные части, подчиненные этой всеобъемлющей идее, так, чтобы создать стройную композицию.

Нужно подготовить ряд хорошо сформулированных тезисов, которые:

-        не претендуют на дословное воспроизведение;

-        будут расположены в определенной последовательности;

-        каждый из этих тезисов может быть развернут в любое количество частных тезисов, (которые не следует фиксировать на бумаге).

8.      В заключении речи следует вернуться к ее началу, заключение должно быть подчинено тем же мотивам, что и начало речи. Это позволит слушателям лучше запомнить и понять сказанное.

9.      Чтобы быть понятым аудиторией, нужно несколько раз возвращаться к наиболее важным пунктам своего выступления, к ключевым тезисам. Эти повторы нужно давать в разных вариациях, чтобы слушателю не стало скучно, иными словами, нужно придерживаться художественного характера своего выступления, например:

-        задавать вопросы аудитории;

-        вместо логического построения всей речи использовать фигуральные выражения;

-        сказать противоположное истине, тому, что должно быть сказано;

-        придумать для своей речи какую-либо «крылатую фразу»;

-        озадачить слушателя чем-то неординарным.

10.   Нужно апеллировать к уху слушателей. Не стоит выдерживать свою речь в одном и том же тоне. Известно, что повышение голоса вызывает у слушателей едва заметное шоковое состояние, а понижение вообще усыпляет. Также нужно строить свои фразы таким образом, чтобы поддерживать интерес к своей речи на физическом уровне. Этого можно достичь, изменяя порядок слов в предложении, ставя глагол в начало, или изменяя привычный порядок нашей речи. Также нужно научиться грамотно использовать паузы, чтобы слушатель мог додумывать речь по ходу, как бы внося в общий процесс свою лепту.

Какие перспективы для нас, современных жителей 21 века несут в себе идеи Рудольфа Штайнера, других указанных здесь величайших ораторов начиная с 5 века до н. э., относящиеся к этим морально — этическим основам речи? Перспективы огромные, освященные великой и благородной целью лучшей жизни, более правильной и осмысленной. Отдавая себе отчет в своих мыслях и их выражении, заранее готовясь к разного рода выступлениям, вкладывая зерна истинных ценностей в каждое произнесенное свое слово, мы можем позитивно влиять на общество в целом, на его состояние.

 

Литература:

 

1.        HR Студент.ру — http://www.hrstudent.ru/none/iskusstvo_horosho_govorit.html (дата доступа 26 октября 2014 года).

2.        Академик, электронный словарь — http://middle_age_world.academic.ru/ (дата доступа 26 октября 2014 года).

3.        Великие исторические личности, интернет-сайт — http://history-persons.ru/2012/04/kvintilian-kak-prodolzhatel-ritoriki-cicerona/ (дата доступа 26 октября 2014 года).

4.        Риторика. Деловое общение: учебное пособие / В. Н. Руднев. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: КНОРУС, 2014. — 352 с.

5.        Риторика / отв. ред. С. И. Володина: учебное пособие для бакалавров. — Москва: Проспект, 2014. — 280 с.

6.        Феньвеш Т. А. Политическая риторика: учебно-методическое пособие/ Красноярск: Филиал НОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права» в г. Красноярске, 2010. — 32 с.

7.        Штайнер, Рудольф. Мастер-класс ораторского искусства / Перев. с нем. С. Шнитцера — Ереван: Лонгин, 2011. — 144 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle