Библиографическое описание:

Пухова Л. Р. Военно-патриотическое воспитание в Нартовском эпосе осетин [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы V междунар. науч. конф. (г. Уфа, май 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 8-10.

На своеобразие осетинского фольклора, на его богатство и разнообразие в значительной мере повлияли и природные особенности края. Суровые горы Кавказа, тяжелые условия жизни среди дикой природы, постоянная угроза извне сделали предков осетин «неустрашимыми и физически сильными». Все это обусловило героический характер нартовского эпоса. «Слушая их, мы и сегодня восхищаемся героизмом и самоотверженностью сильных и отважных сынов народа, переживаем их горе и страдания» [1, с.35].

К. Д. Ушинский считал, что в воспитании следует опираться на чувство патриотизма — природное, естественное чувство, которое, по его словам, умирает последним даже в преступнике [2, с.29]. Благодаря этому чувству легко и естественно обеспечивается согласованность личных и общественных интересов. Забота о безопасности и процветании родины приобретает для человека глубоко личный характер, затрагивающий основы его существа.

Военно-демократический строй составляет едва ли не наиболее яркий фон нартовских сказаний. Вероятно, именно в эту «героическую» эпоху завершается в основном оформление нартовского эпоса как единого фольклорного памятника. Однако нарты, очевидно, еще не представляли собой выделившегося из общества «военно-дружинного слоя». Нарты всегда выступают как единый род, единое племя или народ. Нартовское общество в основном сохраняет свое социально-экономическое и идеологическое единство. Но это — единство периода разложения первобытно-общинного строя. Уже наступил век «топора и меча», происходит интенсивный распад родового строя, и выражением его является нартовское военно-демократическое общество с его нескончаемыми походами как промыслом и военно-дружинным бытом.

«Нарты, как и герои гомеровского эпоса, — рыцари своего времени. Их прототипы, скифы и аланы, в известной мере были предтечей европейского рьщарства» [4, с.67].

Педагогические идеалы, разбросанные по всему нартовскому эпосу, особенно ярко прослеживаются в сказаниях, сюжетной линией которых является выявление и утверждение наиболее достойного члена общества, противоборство добра и зла или выполнение большого и важного дела, требующее от героев моральных и физических испытаний, что, кстати говоря, и является основной фабулой нартовского эпоса. Прежде всего, воины и охотники проводят все основное время в битвах и на охоте. Именно такой образ жизни и вели предки осетин. Это позволяло им идеализировать такие качества воина и охотника, как жажда сражений, воинская доблесть, отвага, храбрость, искусное владение оружием, выносливость, совершенное физическое развитие. «Ничего в мире не боятся нарты, и в жажде боя горят синим огнем,— так характеризует этих людей один из действующих лиц эпоса небожитель Сафа [5, с.231].

Я тот самый, который не может жить без пира или без войны,— говорит о себе другой герой эпоса нарт Сослан [5]. Одряхлевший старейшина нартов Урызмаг мечтает еще раз перед смертью принять участие в походе, вытереть свой меч кишками своих врагов и помочь соотечественникам в достижении победы. Любимец народа нарт Батрадз настолько метко стреляет из лука, что попадает в ушко иглы.

— Нет такого силача,— говорит великан Алаф,— у которого бы хватило сил одолеть нартов» [5, с.89].

Бегство с поля брани и трусость считаются у древних осетин величайшим позором. Вот почему убитая горем мать погибшего нарта говорит: «Если мой сын сражен ударом в грудь, то принесите его ко мне, чтобы насытилась я плачем на ним, и похороним мы его на родовом нашем кладбище. Если же в спину нанесен ему смертельный удар, то на свалку выкиньте его, недостоин он, чтобы с почетом похоронили его на кладбище. Не место там трусу, сраженному во время бегства»... [5, с. 367.

Существенное значение имеет описание военных походов. Весь быт нартов пронизан героикой боевой жизни. Геройство, признающееся наивысшей добродетелью, проявляется главным образом в походах. Нескончаемые походы «для добывания славы» образуют основные сюжетные линии эпоса. Всякий нарт, когда подрастет, должен был отправиться в поход — «на добывание славы». Нартовская конная дружина вооружена луком и стрелами, а также кольчугами, гигантскими мечами, плетьми и другими доспехами. В абхазских сказаниях упоминается боевое колесо под названием «аджинчархъ» (Адыгское «жан-шерх», осетинское «Балсагово колесо). Цель войны — добыча сокровищ, взятие неприступных крепостей, принадлежащих злым существам, защита людей от великанов и чудовищ, открытие новых земель и т. п.

В походах нарты постоянно сталкиваются с многочисленными опасностями, но нет такой трудности, которую не смогли бы преодолеть эти суровые и непобедимые богатыри. Рассказы об успешной борьбе с насильниками, злыми силами природы, дивами, драконами и особенно, с великанами-людоедами составляют содержание всех вариантов эпоса.

Нарты суровые воины, но им присущи глубинные свойства аристократизма, они виртуозно владеют как мечом, так и лирой. В образе нарта естественно сочетаются физическое совершенство и духовное величие. Воспитанию мужества и воли способствуют как спортивные игры, так и пляски, пронизанные духом состязания в силе и ловкости. В народном эпосе героизм является атрибутом патриотизма и служит утверждению добра и справедливости. Нартов отличает преданность данному слову, они высоко чтят святость долга, о котором не перестают думать даже в царстве мертвых.

Престиж нарта обусловлен не только героизмом, но всем образом жизни и поведения. Одеяние его — простое, но опрятное. Нартам чужда роскошь, красивое — это чистое, добротное, целесообразное. Очень живо, красочно, полно и широко рисуются более новые формы общества, относящиеся, по периодизации Энгельса, к высшей ступени варварства: родоплеменная организация и в особенности строй военной демократии. Отражая черты родового строя, нартовский эпос отражает в основном черты его разложения, переходный период, период военной демократии, когда «война и организация для войны становятся нормальными функциями народной жизни» [3, с.89].

Бесстрашие и дерзость ведут их от подвига к подвигу. Поиск сильного в утверждение своей силы — вот главная пружина действий нартовских героев. Именно это желание — «тых агур ацæуын» (пойти на поиск силы) поднимает их с нихаса и движет в дальний поход.

По колоссальному радиусу обойдены ими все земли кругом, и как будто нет силы, которую бы они не сломили. А тут, в небесах, где-то маячит тень бога. Тоже сила. Но сила невидимая и поэтому неведомая конкретно. Правда, она карает, милует, подчиняет. Подчиняет ли?! «Мы хотим видеть тебя, бог! Покажи нам свое лицо. Чья сила, чья слава выше?» Сила! Ее оказалось у нартов меньше. Но что стоит победа, если нет побежденных. Нартам изведана высшая грань героизма — презрение смерти во имя славы. Есть поразительный по краткости и содержательности вариант этого сказания, особо уточняющий главную идею героизма нартов — это безумство храбрых.

Сокрушив всех противников на земле, Нарты возгордились и решили померяться силами с самим богом. Но не видя его в лицо, они не находили способа вызвать его на бой. Тогда Сирдон им посоветовал: «Рассердите его и он сам явиться к вам». «Но как его рассердить?» — «Перестаньте ему поклоняться и приносить жертвы, не упоминайте его имени, и он рассердиться» [5, с.54]. Нарты так и поступили. Они перестали поклоняться и упоминать его имя. Переступая порог своих домов, они прежде вынуждены были по причине низких дверей, нагибаться. Но теперь они спохватились, что эти вынужденные «поклоны» бог может принять в свой адрес и немедленно перестроили свои дома, заменив низкие двери высокими…

Бог пытался образумить Нартов, посылая к ним своего вестника, ласточку. Но Нарты стояли на своем. Тогда бог предложил им на выбор: либо вечную жизнь, либо вечную славу; по другим вариантам — либо плохое потомство, либо отсутствие потомства. Нарты предпочли вечную славу вечной жизни, отсутствие потомства — дурному потомству. После этого, по одним вариантам, Бог поразил Нартов недородом, и они, примирившись, с судьбой, сами соорудили себе склепы и закончили в них свои дни. По другим вариантам — под ними разверзлась земля и поглотила их.

Нарты ушли из жизни, чтобы вечно жить в песнях.

Нарты — люди свободные и потому правдивые и честные, неподвластны року и божественной воле, поэтому предприимчивы, всегда в действии. В борьбе за жизнь и свободу они становятся богоравными. Эти качества дали нартам вечную жизнь и вечную славу. Отказ от вечной жизни во имя вечной славы — основная этическая идея нартовского эпоса. Этот же выбор между славой и долговечностью — стоял перед величайшим из гомеровских героем, Ахиллом. И подобно Нартам, Ахилл предпочел короткий, но блистательный путь долгому, но бесславному прозябанию

«Чтобы в песне стать бессмертным;

Надо в жизни смерть принять». [4, с.245].

Одной из важных особенностей эпоса осетинского народа является его животворный патриотизм. Патриотические традиции этноса уходят своими корнями в весьма отдаленные времена истории. Они начали формироваться еще задолго до того, как данный народ сложился в нацию. Он вынес из тяжелых испытаний на длительном историческом пути глубокие патриотические чувства. Беззаветная любовь к родной земле и лютая ненависть к ее внутренним и внешним врагам, готовность встать на защиту чести и достоинства, свободы и независимости своей родины — все это нашло широкое отражение и яркое воплощение в нартовском эпосе. «Нарты — это мир, где не признают над собой никакого господства и силы, где легче расстаются с жизнью, чем со свободой и привольем», — пишет В. И. Абаев [1, с.26].

Наглядной иллюстрацией этой мысли являются слова из самого же эпоса: -

Чем в рабстве жить нам и позор терпеть,

Уж лучше нам со славой умереть [2, с.143].

В нартовском эпосе создан незабываемый образ родины — непобедимой, непокоренной, за свободу которой борется весь народ, начиная от именитых богатырей и заканчивая нартовскими женщинами. Свобода ценится нартами превыше всего и ни за какие блага мира не может быть променяна.

Пусть золото останется на дне,

А нам свобода светит в вышине — говорят нарты [3, с.95].

Идея священного долга перед родиной, любовь к родной земле народа — автора эпоса — наиболее глубоко, ярко и сильно выражена в нескончаемой победной борьбе бесстрашных нартов с чудовищными циклопами-уаигами.

Честь и слава — вот два великих мотива, во имя которых нарты совершали подвиги, шли на самые невероятные безумства и гибли. У них в почете было достойное поведение в битве. Честь важнее славы и победы, достигнутой коварством или с использованием своего превосходства.

Беспримерный патриотизм древнего осетинского народа перекликается с чувством уважения к другим этносам. В своей беспокойной жизни нарты сталкиваются с различными иноплеменниками, имеют место и стычки, и открытая борьба между ними, но сильнее всегда оказываются традиции дружбы и взаимопонимания.

Жизнь, наполненная борьбой, опасностями и лишениями, породила тот героический дух в народе, который на протяжении столетий питал его эпическое творчество. Эти суровые условия наложили свой отпечаток и на нартовский эпос, сдержанный и строгий в выразительных средствах, но полный внутренней силы и динамичности.

Литература:

1.                       Абаев В. И. Нартовский эпос осетин [Текст] // Осетинский героический эпос. М Изд-во Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990. Кн.1.

2.                       Абаев В. И. Историческое в нартовском эпосе [Текст] // Сборник статей, Дзауджикау, 1949.

3.                       Абаев В. И., Калоев Б. А. Эпос осетинского народа [Текст] Издательство Академии наук СССР, М. 1957.

4.                       Джикаев Ш. Ф. Человек и нравственность в нартовском эпосе [Текст] //Сборник статей Проблемы осетинского нартовского эпоса Владикавказ, 2000.

5.                       Нарты. Осетинский героический эпос [Текст]: В 3-х кн. М.: Изд-во Наука, Главная редакция восточной лит-ры, 1990. Кн.1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle